Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

К ВОПРОСУ О ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ОСВОЕНИЯ БУДУЩИМИ МУЗЫКАНТАМИ-ПЕДАГОГАМИ ЗАРУБЕЖНОГО ФОЛЬКЛОРА

Икэму А.-. 1
1 ФГБОУ ВО «Московский государственный институт культуры»
В настоящее время, время глобализации, крайне актуальным становится изучение культуры представителей тех этносов, которые принимают активное участие в интеграционных процессах в различных сферах жизнедеятельности общества. В первую очередь, внимание должно уделяться тем народам, с которыми на государственном уровне устанавливаются тесные межкультурные и социальные взаимосвязи. На примере взаимодействия России и Китая в сфере образования и культуры показана целесообразность освоения специалистами данных сфер национального наследия партнеров. Углубленное изучение китайского (уйгурского) музыкального фольклора позволит российским будущим педагогам-музыкантам сформировать профессиональную готовность к популяризации культурных традиций потенциальных участников межкультурного диалога, обеспечит расширенный спектр приобретаемых в процессе подготовки в вузе компетенций, трудовую мобильность на международном рынке образовательных и социокультурных услуг.
глобализация
международное взаимодействие
социально-культурное сотрудничество россии и китая
этнокультурная толерантность
массовое музыкальное образование
подготовка музыкантов-педагогов
уйгурская и русская народная культура
инструментальный фольклор
1. Асафьев Б.В. Избранные статьи о музыкальном просвещении и образовании /Б.В. Асафьев. – М.; Л.: Музыка, 1965. – 149 с.
2. Майковская Л.С. Художественная направленность коммуникативной деятельности педагога-музыканта как необходимое условие формирования этнокультурной толерантности школьников / Л.С. Майковская // Вестник МГУКИ. – 2008. – № 6. – С. 184–188.
3. Мансурова А.П. Базовые векторы формирования общей культуры школьников и современная модель учителя музыки /А.П. Мансурова // Вестник МГУКИ. – 2008. – № 2. – С. 178–180.
4. Мансурова А.П. К вопросу содержания модели профессионального музыканта широкого профиля /А.П. Мансурова // Вестник МГУКИ. – 2013. – № 1 (51). – С. 191–196.
5. Черватюк П.А. Качество профессиональной подготовки в вузе: проблемы диагностики и перспективы оптимизации / П.А. Черватюк // Вестник МГУКИ. – 2016. – № 3 (71). – С. 190–196.

В настоящее время, время глобализации, крайне актуальным становится изучение культуры представителей тех этносов, которые принимают активное участие в интеграционных процессах в различных сферах и отраслях жизнедеятельности общества. В последние десятилетия ключевой тенденцией в социальных сферах – культуры, искусства, образования, досуга, рекреации – на международном уровне можно назвать интенсивное развитие социальных взаимоотношений между Россией и Китаем. Обмен организационным, педагогическим, исполнительским опытом, методическими и кадровыми ресурсами между образовательными учреждениями и социально-культурными организациями, зарубежные стажировки студентов и аспирантов в высших учебных заведениях требуют от представителей обеих сторон глубоких знаний о культуре своих партнеров. Также актуальным становится вопрос подготовки подрастающих поколений к успешному и толерантному взаимодействию с представителями других наций в личном, социальном и профессиональном плане.

В структуре национальной культуры представителей Китая и России первостепенное место и наибольшее значение отводится музыкальному фольклору. Однако, решая вопрос межкультурного взаимопонимания, следует уделить особое внимание инструментальному народному творчеству. Музыкальные инструменты составляют неотъемлемую часть повседневной жизни китайского и российского народов. Освоению и пониманию инструментального фольклора не препятствует языковой барьер, а знакомство с неизвестными музыкальными инструментами может быть облегчено при опоре на синтезированный опыт ведущих представителей музыкознания, музыкальной этнографии, инструментоведения, в частности, систему классификации Хорнбостеля – Закса и компаративный подход в обучении.

Всемирно известный музыковед, российский композитор Б.В. Асафьев, в качестве одной из основных задач музыкального просвещения и образования выдвигал введение в общеобразовательную школу великих традиций народной музыки [1]. С тех пор образовательные системы многих государств прошли долгий путь от осознания социокультурной, педагогической, психологической ценности своих национальных традиций до появления педагогических моделей межкультурной, интер-фольклорной направленности, понимания интегративного потенциала народных традиций, представляющих действенное средство ментального, культурного, социального сближения наций через осознанную толерантность и лояльность поколений, получающих массовое образование в новых условиях, с расширенным художественно-культурологическим контекстом.

Исследователь педагогического процесса формирования этнокультурной толерантности личности посредством музыкального искусства Л.С. Майковская определила в результате своей научно-экспериментальной деятельности, что «особая роль музыки в направленности художественно-коммуникативной деятельности на воспитание у учащихся этнокультурной толерантности заключается в ярко выраженной способности музыки самых разных стран … вызывать положительную эмоциональную реакцию, эмпатию, готовность к диалогу, рефлексии, то есть ко всем тем показателям, которые в первую очередь характеризуют благоприятную основу для развития этнокультурной толерантности [2, с. 185]. Необходимость формирования у школьников чувства толерантности имеет, по мнению ученых, более глубокий, общеэтический, общепедагогический смысл: «В духовно-нравственном плане понятие толерантности выводит на проблему регуляции субъектом своих личностных психоэмоциональных проявлений с целью избежания выражения суждений, излишне эмоциональных, однако противоречащих нормам этического социального взаимодействия, нравственного отношения к людям, к оппонентам, в частности. В данном мировоззренческом срезе понятие толерантности становится идентификатором воспитанности индивида, показателем уровня его общей, а также духовно-нравственной культуры» [5, с. 195]. В связи с тем, что именно фольклор несет на себе наибольшую ментально-мировоззренческую и социально-культурную нагрузку, народная музыка становится ключевым средством знакомства и формирования доброжелательного отношения к представителям различных национальных групп.

Глубокое изучение истории становления музыкального фольклора различных этносов позволяет будущим педагогам – студентам музыкальных направлений подготовки – сформировать профессиональную готовность к применению на теоретическом, методическом, технологическом и практическом исполнительском уровнях всего богатства народной музыкальной культуры, внедрять в широкие массы учащихся традиции народного музыкального творчества, формируя тем самым целые поколения граждан, готовых к паритетному взаимодействию на международном уровне.

Подобный подход к профессиональной подготовке будущих музыкантов-педагогов обеспечивает реализацию большинства современных целей и задач образования, а также обусловливает успешное социокультурное взаимодействие новых поколений на международном уровне в различных сферах жизнедеятельности общества. «Ключевые слагаемые модели современного учителя музыки – качества, способности, знания, умения, навыки, способствующие осуществлению обучающей, воспитывающей, гуманной, духовно и нравственно развивающей миссии, которую заключает в себе данная профессия. Содержание большинства этих слагаемых практически неизменно веками, так как неизменными остаются истинные человеческие ценности, информация о которых передается от поколения к поколению, от учителя – ученику. В то же время содержание таких компонентов, как знания, умения и навыки, динамично развивается и совершенствуется, откликаясь на происходящие изменения в социуме» [3, с. 179].

Анализ программно-методического содержания профессиональной подготовки музыкантов-педагогов в европейских высших учебных заведениях показывает, что факультативные курсы по изучению музыкального искусства различных регионов, культур, этносов занимают весомую долю в образовательных программах, что объясняется заинтересованностью студентов, осознающих профессиональную перспективность подобных знаний в контексте современных тенденций глобализации, мобильности кадров, развития дистантного образования. В противовес данной современной тенденции, в китайских и российских вузах, ориентированных на подготовку музыкантов-педагогов, подобные факультативы не отражены в учебных планах несмотря на то, что контент-анализ научно-исследовательских трудов демонстрирует наличие узконаправленных авторских методик и технологий освоения музыки представителей различных регионов мира (А. Бельферруни, Г.А. Гвоздевская, Ю.С. Овчинникова и др.). Однако, несмотря на отсутствие соответствующей широкой практики, к настоящему времени в России на достаточно хорошем уровне разработаны методология сравнительного исторического исследования фольклора, системное изучение и выявление механизмов, процессов и результатов интеграции и дифференциации этнокультурных традиций (Е.А. Дорохова, А.И. Кирпичников, Г.В. Лобкова, Б.Н. Путилов, Т.С. Рудиченко и др.).

Рассмотрим наиболее яркие изменения в данных сферах, характерные для Китайской Народной Республики. В сфере образования наметились новые тенденции – смена приоритетных дисциплин, учебных областей, направлений интеллектуальной деятельности и творчества. Это касается выбора школьниками и студентами изучаемого иностранного языка, перечня востребованных профессий, а также зарубежных рынков труда, на которые ориентируются сегодняшние студенты китайских вузов. С каждым годом в Китае растет потребность в изучении русского языка, русской культуры и искусства, в освоении видов профессиональной деятельности, позволяющих налаживать и укреплять культурные и экономические связи между Китаем и Россией. В сфере высшего музыкального образования, в вузах, готовящих музыкантов исполнительских, теоретических, педагогических специальностей, возрастает потребность в педагогических кадрах, способных познакомить студентов с культурой и искусством России.

В российских образовательных учреждениях наблюдается тенденция к интенсивному расширению контингента китайских обучающихся, что также формирует у принимающей стороны потребность в изучении китайской культуры – языка, искусства, традиций. Российские преподаватели и студенты, обучающиеся вместе с китайскими, осознают интенсивность формирующихся профессиональных и культурных взаимосвязей между нациями, приходя к выводу о возможности повышения своей социальной и профессиональной мобильности путем формирования дополнительных этнокультурных компетенций профессионального характера. Так, «в процессе лингвистической подготовки музыкантов, с учетом содержания курса, по нарастающей степени сложности, студентам предлагаются специальные тесты профессиональной направленности — … по темам международного музыкального искусства и музыкального образования, а также песни для изучения и последующего вокального, хорового, вокально-инструментального исполнения, организации музыкальной работы в различных возрастных, социальных, профессиональных группах (с дошкольниками, младшими, средними, старшими школьниками, студентами, профессиональными исполнителями)» [4, c. 193].

В связи с тем, что и в российской, и в китайской музыкальной культуре базовым элементом является фольклор, очевидна актуальность изучения будущими музыкантами-педагогами народной музыки для дальнейшей успешной профессиональной самореализации на международном рынке образовательных и социально-культурных услуг. Так как Россия и Китай являются многонациональными странами, изучение народной музыки целесообразно рассматривать на примерах фольклора отдельных этносов, например, изучения российскими студентами музыкальной культуры тех регионов Китая, с которыми в настоящее время установлено интенсивное социокультурное и экономическое взаимодействие. В то же время для китайских студентов, наряду с национальными традициями дальневосточных этносов, значимо изучение русского фольклора как ключевого элемента в народной культуре всех этносов Российской Федерации, имеющего всемирное распространение и признание.

В результате пристального изучения динамики, содержания и результатов взаимодействия представителей китайского и российского обществ с учетом их региональных этнокультурных особенностей, характеризующих данные поликультурные социумы, анализа существующих междисциплинарных связей в содержании профессиональной подготовки квалифицированных кадров для сфер музыкального образования, проявляющихся на теоретическом и практическом уровнях взаимосвязей в музыкальном и других видах искусства, гуманитарных науках, социально-культурной и досуговой деятельности, нами были установлены очевидные ценность и востребованность обоюдного изучения народной музыкальной культуры педагогами-музыкантами России и Китая – специалистами, ответственными за укрепление межкультурных связей, популяризацию художественных традиций представителей стран, активно сотрудничающих в сфере образования и культуры.

Учитывая полиэтничность китайской культуры, целесообразно сосредоточить исследовательское внимание на проблеме овладения российскими студентами – будущими педагогами-музыкантами - уйгурской музыкальной культурой, носителями которой является не только существенная часть населения Китайской Народной Республики, но и значительное число этносов, входящих в состав самой Российской Федерации, а также соседних стран, имеющих интенсивные социокультурные и трудовые взаимоотношения с Россией.

Какие характеристики сближают уйгурскую и русскую культуру? В первую очередь, следует отметить коллективность как ключевую характеристику, отличающую все общественные процессы и явления, развивающиеся в китайском и российском социумах. Коллективность характерна также для многих других азиатских народов, их жизненного уклада, родовых, семейных, деловых отношений. В качестве антагониста коллективистских культур выступают индивидуалистические культуры, характерные, в первую очередь, для западных стран. Эти отличия связаны с историческим развитием этносов на протяжении многих тысячелетий, влиянием природно-климатических, геополитических, социально-экономических объективных факторов, под воздействием которых и формируются, с одной стороны, неповторимые, а с другой – сходные культурные традиции, взгляды, закономерности развития, элементы культуры различных этносов. Коллективность явственно отражается в музыкальной культуре и образовании как китайского, так и российского общества. Подобная склонность к коллективным видам художественного творчества и коллективным формам образовательной деятельности исторически обусловлена.

Вторая характеристика – готовность к интеграции культурных инновационных элементов, освоению прогрессивного опыта – является отличительной чертой как российского общества, так и китайского. Не являясь изолированными, закрытыми странами, и Китай, и Россия принимали новые тенденции Запада и Востока и в культуре, и в технологиях, совершенствуя, таким образом, национальные институты, системы, процессы, повышая их международный статус. Следует отметить, что данная тенденция в разные исторические периоды параллельно вызывала укрепление национальных интересов, национального духа, кристаллизацию национальной специфики функционирования общественных сфер и институтов. Так было в России в XIX в., когда окрепшее национальное научное сообщество и российская культурная элита смогли противопоставить Западу обновленную самобытную культуру, искусство, образование, науку. Так было и в Китае во второй половине ХХ в., когда параллельно с интеграцией западного опыта в области технологий, интеллектуальных продуктов, искусства, в китайском обществе началось формирование национальной системы образования (высшего профессионального), интенсифицировались процессы сохранения и популяризации народной китайской культуры.

И сегодня в рассматриваемых двух странах изучение и освоение лучших моделей в области образования и культуры происходит сквозь призму национальных интересов, национальной ценности и пользы.

Сходство заключается в одновременном стремлении перенимать прогрессивный опыт по организации образовательной деятельности в соответствии с современными международными нормами и стандартами, следование которым позволяет странам выходить на уровень международных партнерских отношений, а с другой стороны – стремление к сохранению самобытных элементов культуры, национального мировоззрения, менталитета, духовных ценностей. Сказанное в равной мере касается как образовательных систем, наиболее подверженных кардинальному реформированию, так и музыкальной культуры, обладающей незыблемым фундаментом, имеющей древние исторические корни и менявшей свой облик и содержание постепенно, на протяжении веков, под воздействием различных экзогенных и эндогенных факторов как естественного, природного, так и антропогенного, а также техногенного характера. Выявление их основных элементов, а также их освоение методом сравнительного анализа является одной из приоритетных задач современных музыкантов, условием повышения их конкурентоспособности и трудовой мобильности, формирования профессиональной компетентности.

В контексте проблемы нами разработана и экспериментально апробирована модель формирования профессиональной готовности студентов-музыкантов к освоению китайского и российского фольклора (на примере компаративного изучения уйгурской и русской инструментальной народной культуры). Основными компонентами, формирующими структуру модели, являются: личностно-мотивационный, научно-исследовательский, операционно-технологический, деятельностный, реализуемые последовательно в процессе педагогического взаимодействия преподавателя и студента. Ниже представлен алгоритм реализации каждого компонента в процессе педагогического взаимодействия (преподаватель – студент) в рамках профессиональной подготовки:

  • личностно-мотивационный: 1) обоснование профессиональной и социальной значимости изучения (преподаватель); 2) осознание социально-экономической актуальности и профессиональной значимости, субъективная заинтересованность (студент);
  • научно-исследовательский: 1) объяснение путей и методов сбора и обработки информации (преподаватель); 2) осуществление самостоятельной (индивидуальной или групповой) научно-исследовательской работы, освоение теоретических, исторических, энциклопедических, методических материалов (студент);
  • операционально-технологический: 1) объяснение путей и методов сбора, обработки, адаптации и формирования авторских учебно-методических и дидактических материалов (преподаватель); 2) личная исследовательская и проектная деятельность по составлению программных, учебно-методических, дидактических материалов для профессиональной деятельности (студент);
  • деятельностный: 1) апробация личных результатов (проектов, разработок и т.д.) в квазипрофессиональных условиях (аудиторный практикум, презентация, ролевая игра) и на практике (в образовательных и социально-культурных учреждениях) (студент); 2) обсуждение результатов комплексной научно-практической исследовательской, проектной, методической и практической учебно-воспитательной деятельности студентов, проведение конференций, бесед, дебатов рефлексивно-акмеологического характера (преподаватель).

Реализация модели в условиях экспериментальной апробации – в практике подготовки кадров для сферы музыкального образования, искусства и культуры – осуществлялась в соответствии с авторской методикой, в рамках преподавания факультативного курса «Уйгурские и русские народные инструменты в музыкальном образовании» будущим музыкантам-педагогам. Контрольная проверка сформированных дополнительных профессиональных компетенций осуществлялась в квазипрофессиональных (лабораторных) условиях и в процессе прохождения студентами производственной педагогической практики. Результаты проверки продемонстрировали валидность авторской методики и диагностики, профессиональную эффективность курса и, как итог, целесообразность освоения музыкантами-педагогами музыкального фольклора инокультур представителей глобального международного сообщества – потенциальных участников межкультурного диалога и профессионального взаимодействия.


Библиографическая ссылка

Икэму А.-. К ВОПРОСУ О ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ОСВОЕНИЯ БУДУЩИМИ МУЗЫКАНТАМИ-ПЕДАГОГАМИ ЗАРУБЕЖНОГО ФОЛЬКЛОРА // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 3. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=26484 (дата обращения: 21.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074