Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

CONCEPTUAL FUNDAMENTALS OF COMPULSORY SOCIAL INSURANCE AGAINST ACCIDENTS AT WORK AND OCCUPATIONAL ILLNESSES: RUSSIAN NATIONAL EXPERIENCE, MODIFICATION

Ilin S.M. 1
1 CONCEPTUAL FUNDAMENTALS OF COMPULSORY SOCIAL INSURANCE AGAINST ACCIDENTS AT WORK AND OCCUPATIONAL ILLNESSES: RUSSIAN NATIONAL EXPERIENCE, MODIFICATION
On the basis of analysis of the federal law “On compulsory social insurance against accidents at work and occu-pational illnesses” and other regulatory legal acts, data of the Social Insurance Fund of Russia, carried out in the Ural Interregional Branch of the All-Russian Scientific-Research Institute for Labor Safety and Economics, factors exerting negative influence upon development of social and labor relations in this significant field are considered. Measures for improvement of regulatory legal acts establishing legal relations among parties of the labor contract in the sphere of compulsory social insurance against occupational risks are suggested. Ground for necessity to develop the mechanism of compulsory personal insurance of employees is given. Suggestions into the mechanisms of compensation for injury to employees and increase in the effectiveness of the system of occupa-tional risk management are put forward. Suggestions into improvement of preceding measures in the system of occupational risk management are made.
safe labor conditions
deed of inquest
degree of occupational risk
occurrence insured
social insurance
compensation for harm done to health
Порядок возмещения работодателем вреда, причиненного работникам, определен Федеральным законом от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» [5], пришедшим на смену «Правилам возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессио­нальным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей» от 24.12.1992 г. № 4214-1. Это преобразование обусловлено совершенствованием механизма социальной защиты работающих.

Институциональное содержание социального страхования профессиональных рисков заключается в одновременном решении трех важных социально-экономических проблем, возникающих при причинении вреда жизни, здоровью и трудоспособности работника в процессе его трудовой деятельности у работодателя.

В первоочередном порядке необходимо возместить причиненный вред, т.е. обеспечить пострадавшему (членам его семьи) достаточный уровень и качество жизни.

Последовательно  необходимо защитить интересы общества от последствий такого вреда как в виде государственного регулирования профилактики производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, так и возложения  расходов на профилактику и на возмещение вреда на работодателя - организатора производства.

Востребована защита интересов работодателя от крупных платежей, направленных на возмещение последствий несчастного случая и профессионального заболевания. Выплата этих сумм оказывает существенное воздействие на финансовое состояние экономического субъекта.

Действующим механизмом обязательного социального страхования от риска производственных травм и профессиональных заболеваний все эти проблемы решаются одновременно. В целях развития установленного порядка в направлении повышения эффективности и взаимодействия необходимо  всемерное совершенствование обязательной формы данного вида социального страхования.

Разнообразен опыт функционирования механизма социального страхования за рубежом. В России за основу взята немецкая модель страховой защиты как наиболее удобная для начального периода развития  социального страхования.

При этом законодатель стремился, с одной стороны, безусловно, обеспечить высокую степень социальной защищенности пострадавших на производстве, законные интересы и естественные права которых зачастую  нарушаются, а с другой стороны, надежно обеспечить высокую степень экономической заинтересованности работодателя в обеспечении безопасных условий труда работников.

Первая задача решена введением обязательной формы страхования работодателем своих работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, гарантированности возмещения вреда работнику, либо членам его семьи страховщиком вне зависимости от воли и финансового положения работодателя, достаточности уровней страховых тарифов. Решение второй задачи возложено на предусмотренный федеральным законодательством порядок двухэтапного дифференцирования страховых тарифов.

Первый этап разграничения заключается в установлении страховых тарифов для различных классов профессионального риска. Базовой установкой является  различный уровень риска в конкретных отраслях реального производства и коллективной ответственности всех предприятий отрасли. При этом первоначально осуществляется отнесение отраслей (подотраслей) экономики к установленным классам профессионального риска, а затем организаций-страхователей - к этим отраслям (подотраслям).

Второй этап дифференцирования страховых тарифов заключается в установлении страховщиком ежегодной скидки или надбавки к страховому тарифу. Их размер устанавливается страхователю с учетом состояния охраны труда и расходов на обеспечение по страхованию. При этом размер скидок и надбавок не может превышать 40 процентов страхового тарифа, установленного для соответствующей отрасли (подотрасли) экономики.

Обобщение практического опыта обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний показало, что классы профессионального риска, дифференцируя страховые взносы (соответствующие тарифу) по отраслевому (подотраслевому) принципу и обобщая в этих границах экономические показатели производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, не учитывают многие важные характеристики организации охраны труда у конкретных страхователей.

Кроме того, каждый из участников обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний имеет собственную трактовку законодательных положений и делает попытку  решения этих задач.

Один из ключевых моментов, который требует единого понимания, - это  предмет страхования.  Двойственная позиция: или страхование жизни и здоровья работников или возмещение вреда гражданам, пострадавшим при исполнении трудо­вых обязанностей. В рамках теоретико-практического подхода предлагает­ся рассмотреть важнейшее понятие законодательства  - «страховой случай».

На основании законодательных положений  Фонд социального страхования Российской Федерации вправе про­изводить страховые выплаты только по стра­ховым случаям. У работодателя, работника, профсоюзных органов, государственной инс­пекции труда может быть собственное мне­ние о наличии или отсутствии страхового слу­чая.  Как документально подтверждается наступление стра­хового случая? В федеральном законе «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» данное положение не регламентируется.

В Фе­деральном законе от 16.07.1999 г. № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» в ст. 11 определяется право страховщика назначать и проводить экспертизу наступле­ния страхового случая [1]. Соответственно, ре­шение о признании происшествия страховым случаем обязан оформить страховщик на ос­новании полученных от страхователя (ра­ботодателя) документов. При этом доку­мент, оформленный и утвержденный работо­дателем, в том числе и акт по форме Н-1, не может быть определяющим  при признании случая страховым. ФСС РФ принимает решение о признании или непризнании случая страховым и несет ответ­ственность за целевое использование средств обязательного социального страхо­вания от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Значима разработка рационального алгоритма принятия решения о на­ступлении страхового случая.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ страховой случай - это подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производ­стве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию. Указанное понятие склады­вается из двух составляющих:

- подтвержденный в установленном поряд­ке факт повреждения здоровья на производ­стве;

- возникновение обязательств по страховому обеспе­чению.

Материалы экспертиз наступления страхового случая, а также наличие обязательств по возмещению вреда, выполняемых исполнительными органами Свердловского регионального отделения  Фонда социального страхования РФ, свидетельствуют о  следующих нарушениях: работодатели скрывают факты несчаст­ных случаев и свою ответственность за проис­шествия; работодатели выдают за несчастный слу­чай на производстве событие, не связанное с исполнением работником трудовых обязан­ностей или работы по заданию работодателя.

Не единичны случаи, когда работодатели оформляют акт о несчастном случае на произ­водстве по форме Н-1 независимо от обстоя­тельств происшествия только потому, что со­бытие произошло на территории работодате­ля. Трудовое законодательство требует  расследо­вать и учесть несчастные случаи на производ­стве, произошедшие с работниками и другими лицами, в том числе подлежащими обязатель­ному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, при исполнении ими трудовых обязанностей и работы по заданию работода­теля. По каждому случаю травмы, острого от­равления, теплового удара, ожога, обмороже­ния и пр., произошедшему в рабочее время на территории работодателя, а также при других обстоятельствах, указанных в ст. 227 ТК РФ, назначается комиссия по расследованию [3]. Главная задача комиссии состоит в том, чтобы установить, пострадал ли застрахованный при исполнении трудовых обязанностей. С этой целью комиссия обязана:

  • выявить причины и обстоятельства несча­стного случая;
  • квалифицировать несчастный случай;
  • определить меры по устранению причин и предупреждению несчастных случаев на про­изводстве.

Общие основания ответ­ственности за вред, причи­ненный жизни и здоровью гражданина, заключающейся в возмещении в полном объеме лицом, причинившим вред, устанавливает ст. 1064 Гражданского кодекса РФ [1]. Трудовой  кодекс РФ в статьях 232, 233 определяет: сторона трудового до­говора, причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в полном объеме и при условии противо­правного поведения (действия или бездей­ствия) причинителя вреда. О противоправном поведении (действии или бездействии) сторон трудового договора  можно судить по содержанию акта по форме  Н-1. Таким образом, акт по форме Н-1, составленный в со­ответствии с законодательными требованиями, является одним из оснований для признания несчаст­ного случая страховым. Вторым условием для признания происшествия страховым случаем является наличие обязательств возмещать причиненный вред [2]. 

Как показывает анализ документации, характерной ошибкой многих комиссий по расследованию несчастных слу­чаев является то, что события, опи­санные комиссией как не связанные с произ­водством, оформляются актом по форме Н-1. Например, в  графе 7 не указываются вредные и опасные производ­ственные факторы, приведшие к несчастью; в графе 9 нет ссылки на нарушенные требова­ния законодательных и иных нормативных правовых актов, локальных нормативных ак­тов; в графе 10 не указывается на наличие от­ветственности работодателя за причиненный вред (на возникновение обязательств по воз­мещению вреда), либо указывается, что вина пострадавшего составляет 100 %; в графе 11 не предусматриваются меры по предотвраще­нию подобных случаев. Иными словами, в до­кументе сказано, что вред гражданину причи­нен не работодателем и по причине, не связан­ной с организацией производства (случай не связан с производством), но этот текст изло­жен на бланке по форме Н-1, т.е. содержание акта не соответствует его форме. Такие акты не могут служить основанием для признания происшествия страховым случаем. В некоторых актах не ука­зываются истинные причины несчастного слу­чая, недостатки в организа­ции производства, лица, ви­новные в произошедших несчастных случаях, с целью избежать ответственности.

Вот уже более десяти лет действует феде­ральный закон «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на произ­водстве и профессиональных заболеваний». Граждане, пострадавшие при исполнении тру­довых обязанностей, получают возмещение вреда страховым способом, независимо от наличия денежных средств на счетах работо­дателя. С помощью учреждений медико-соци­альной экспертизы и лечебно-профилактических учреждений осуществляются медицин­ская, социальная и профессиональная ре­абилитации пострадавших.

Приоритетной, на наш взгляд, в настоящее время является работа по предупреждению производствен­ного травматизма и профзаболеваемости. Необходимо создать такие условия, чтобы ра­ботодателю было выгодно снижать профес­сиональный риск, а работнику было выгодно быть здоровым. Если несчастный случай (профзаболевание) все-таки произошел при исполнении работником обязанностей по трудовому договору или ра­боты по заданию работодателя, то расследо­вание следует провести не ради соблюдения формальностей (оформления документов и подшивки их в дело). Комиссия с участием всех заинтересованных сторон обязана выя­вить причины несчастного случая (проблемы некачественной организации производства и охраны труда) и предусмотреть меры для того, чтобы подоб­ные случаи не повторились, либо максималь­но снизить вероятность их повторения. Полно и качественно оформленные до­кументы по несчастному случаю позволят быстро принять обоснованное экспертное заключение и назначить страховые  выплаты.

Что касается экономической заинтересован­ности работников в снижении профессионального риска, то действующие законодательные положения, на наш взгляд, не обеспечивают стимулирования добро­совестного труда, поддержания высокой трудовой дисциплины и охраны труда. По данным Свердловского регионального отделения ФСС РФ, ни один из по­лучателей страховых выплат, имеющих различную степень утраты про­фессиональной трудоспособности, не обратился в исполнительные органы с просьбой о профессиональной реабилитации. Наоборот, многие застрахо­ванные различными способами стремятся увели­чить степень утраты трудоспособности путем си­муляции или умышленного ухудшения своего здо­ровья. Единицы застрахованных исполняют реко­мендации по профессиональной реабилитации, т.к. не хотят возвращаться на производ­ство.  

Все это является стимулом для более глубокой проработки принимаемых нормативных правовых актов в интересах развития трудовых отношений, так как неоднозначная трак­товка нормативных актов и позволяет полу­чать не компенсацию материального ущерба в свя­зи с несчастным случаем на производстве, а возможность застрахованным необоснованно обогащаться. Так, работник, утративший 20 % профессиональной трудоспособ­ности, продолжает трудиться на своем рабочем месте, повышает свою квалификацию и заработок, а ФСС вынужден выпла­чивать этому работнику значительные суммы яко­бы за утраченный заработок. Многие граждане, достигшие  пенсионного возраста, не утрачивали своего заработка, а, выйдя на пенсию, требуют компенсировать утраченный зара­боток, считая утрату трудоспособности наградой за долголетний труд. И в то же время работник, который по последствиям произошед­шего несчастного случая (случай признан страхо­вым), нуждается в дополнительных видах помощи, тратит личные средства на лекарства, нуждается, по заключению медико-социальной экспертизы, в са­наторно-курортном лечении. Но Фондом социального страхования не оплачиваются эти расходы потому, что отсутствует стойкая утрата профес­сиональной трудоспособности.

Федеральный закон № 125-ФЗ, как и действовав­шие до 2000 года «Правила возмещения работода­телями вреда, причи­ненного работникам увечьем, профессио­нальным заболеванием либо иным поврежде­нием здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей», регулирует порядок возмещения вреда. При этом многими спе­циалистами представляется то, что указанный закон регу­лирует порядок личного страхования работников, т.е. страхование жизни и здоровья. Это совершен­но разные механизмы, от правильного понимания кото­рых зависит порядок экспертизы наступления страхового случая. Это перспективы законодательных новаций по личному страхованию. Работодатель, уплачи­вая страховые взносы на страхование от несчаст­ных случаев на производстве и профзаболеваний, вправе рассчитывать на то, что вред, причиненный работнику, будет возмещен за счет средств, пе­реданных Фонду социального страхования, а не за счет средств предприятия. Таким образом, стра­хованию подлежит риск ответственности работо­дателя за причиненный его работникам вред. Толь­ко при наличии обязательств по возмещению вре­да можно признавать происшествие страховым случаем. В ранее действовавших нормативных положениях основания ответ­ственности работодателя были зафиксированы как основания ответственности работодателя за вред, причиненный здоровью работника трудовым увечьем. При этом работодатель обязан возместить в полном объе­ме вред, причиненный здоровью работника при ис­полнении им трудовых обязанностей источником повышенной опасности. Если вред причинен здо­ровью работника не источником повышенной опас­ности, то работодатель освобождается от его воз­мещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. В настоящее время в Федеральном законе № 125-ФЗ отсут­ствует подобная статья. При этом общие основания ответ­ственности за причинение вреда изложены в ст. 1064 ГК РФ: вред, причинен­ный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Одновременно ст. 1079 ГК РФ говорит об от­ветственности за вред, причиненный деятель­ностью, создающей повышенную опасность для ок­ружающих.

Страхование ответственности работодателя предполагает возможность назначения страховых выплат работнику, пострадавшему только в ре­зультате виновного поведения работодателя (действия или бездействия), приведшего к по­вреждению здоровья. Если вред работнику при­чинен источником повышенной опасности, то от­ветственность работодателя наступает независи­мо от наличия вины. Тот факт, что работодатель за­частую уклоняется от ответственности за вред, причиненный работнику, и не указывает в актах расследования истинные причины происшествия, не добивается устранения этих причин и пре­дупреждения подобных случаев, говорит только о качестве расследования и добросовестности чле­нов комиссии. Это обстоятельство можно считать недостатком установленного порядка рас­следования, а не системы страхования ответ­ственности страхователя. В целом имеют место случаи, когда действительно работник пострадал не по ви­не работодателя. К примеру, выполняя служебное задание и передвигаясь по городу пешком, работ­ник попал в дорожно-транспортное происшествие (ДТП). Практика сложилась так, что при отсутствии вины работодателя расходы в связи с утратой тру­доспособности работника относятся на работода­теля, мало того, не в пользу работодателя решает­ся вопрос о предоставлении скидки или установ­лении надбавки к страховому тарифу, уменьшает­ся размер финансирования предупредительных мер по сокращению производственного травма­тизма (20 % страховых взносов) и пр.

Если работ­ник сам является виновником ДТП, то почему рас­ходы по этому случаю должен нести работодатель, а точнее, другие работники этого предприятия? Ес­ли виновником ДТП является третье лицо, то поче­му бы не возместить ущерб за счет самого винов­ника. Тем не менее, практика, в том числе и судеб­ная, освобождает истинного виновника происше­ствия от ответственности за возмещение вреда, а расходы относятся на работодателя. Для крупных страхователей такие случаи, возможно, необременительны, однако для малого бизнеса (а таких предприятий становится все больше и больше) - могут нанести существенный финансовый урон. При страховании ответствен­ности работодателя работник, пострадавший по вине третьих лиц, не получит страховых выплат по нормам федерального закона № 125-ФЗ. Однако  это не означает, что суммы возмещения вреда нельзя полу­чить с причинителя вреда. Если Федеральный за­кон № 125-ФЗ не обязывает погашать задолжен­ность третьих лиц за счет страховых взносов, то вправе ли Фонд социального страхования произво­дить выплаты сумм возмещения вреда пострадав­шему вместо фактического причинителя вреда? Кроме того, необходимо учитывать систему обяза­тельного социального страхования, сложившуюся в Российской Федерации, если происшествие не признано страховым случаем по нормам феде­рального закона, то это не лишает пост­радавшего выплат за счет других видов соци­ального страхования (средств Пенсионного фонда, обязательного медицинского страхования, госуда­рственного социального страхования).

На наш взгляд, никакая, даже самая профессиональная, служба по охране труда не добьется снижения уровня про­изводственного травматизма и профзаболеваемости, если мы исключим из этой работы самих работников - самого многочисленного субъекта этих отношений. Без повышения ответственности самого работника, без его экономического стиму­лирования мы не создадим здоровое и трудо­способное общество.

Создание механизма обязательного личного страхования ра­ботников повлечет коренное изменение законода­тельства в этой области. Если заниматься страхова­нием жизни и здоровья работников независимо от наличия ответственности работодателя, то существенно изменится воздействие Фонда соци­ального страхования на снижение уровня производ­ственного травматизма и профзаболеваемости, так как страховые выплаты будут назначаться незави­симо от качества работы страхователя по охране труда. В таком случае должна быть пересмотрена политика в области тарификации страховых взно­сов (возможны одинаковые страховые тарифы для всех страхователей, личное участие работников в формировании страхового фонда и др.). Утратит свое стимулирующее значение существующая сис­тема скидок-надбавок к страховым тарифам на обя­зательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний. Стра­ховым случаем будет признаваться любое повреж­дение здоровья работника, это, несомненно, благо для работающего гражданина. На наш взгляд, личное страхование работников должно быть добровольным, а не обязательным, и зани­маться им должно не государство, а частные стра­ховые компании.

Федеральный закон от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страхо­вании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» сыграл свою по­ложительную роль, обеспечил социальную защиту работников, пострадавших на ликвидированных, обанкротившихся предприятиях. В настоящее время законодательные положения тормозят развитие социаль­но-трудовых отношений, что порождает безответ­ственность и иждивенческие настроения среди значительной части граждан как работающих, так и находящихся на заслуженном отдыхе. Законодательные положения должны гарантировать воз­мещение материального ущерба работникам, пострадавшим из-за некачественной органи­зации производства, вредных и опасных условий труда, что требует коренных изменений действующего механизма.

Рецензенты:

Князева Елена Геннадьевна, доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой страхования ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина» Министерства образования и науки Российской Федерации, г. Екатеринбург.

Юзвович Лариса Ивановна, доктор экономических наук, доцент, начальник учебного отдела Института «Высшая школа экономики и менеджмента» ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина» Министерства образования и науки Российской Федерации, г. Екатеринбург.