Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

ROLE OF ADIPOKINES AND GHRELIN IN THE FORMATION OF INSULIN RESISTANCE IN THE PATIENTS WITH CHRONIC HEPATITIS C

Tkachenko L.I. 1 Sarieva D.M. 2
1 GBOU VPO «Stavropol state medical university» Health Ministry of Russian Federation, Stavropol, (355017, Stavropol, Russia, Mira street.,310)
2 GBOU VPO «Stavropol state medical university» Health Ministry of Russian Federation
Настоящая статья посвящена исследованию адипокинов (лептин, резистин, фактор некроза опухоли , адипонектин) и грелина у больных хроническим вирусным гепатитом С на фоне инсулинорезистентности. Установлены факторы, сопряженные с развитием инсулинорезистентности. Активация системы адипоцитокинов проявлялась в увеличении секреции ФНО- α,лептина, резистина, уровень которых был достоверно связан с инсулинорезистентностью, даже у пациентов с нормальным весом. Наиболее информативным показателем в прогнозировании инсулинорезистентности было снижение секреции грелина. Выявленные корреляционные взаимосвязи с ИМТ, отношением ОТ/ОБ; стеатозом печени , инсулином и НОМА-индексом позволяют расценивать снижение уровня грелина и активацию адипокиновой системы как компонент, участвующий в формировании инсулинорезистентности и метаболического синдрома у больных хроническим гепатитом С.
Present article is dedicated to the study of the influence of adipokines (leptin, resistin, the tumor necrosis factor-α , adiponektin) and ghrelin in the patients with chronic hepatitis C with insulin resistance. The factors, combined with the development of insulin resistance, were established. The activation of the adipokines system was manifested in an increase in the secretion of FNO- α, leptin, resistin, whose level was reliably connected with insulin resistance , even in patients with the normal weight. The most informative indicator in predicting insulin resistance was reduced secretion of ghrelin. Revealed correlation interrelations with BMI, waist-to-hip ratio; liver steatosis, by insulin and by HOMA- index allows to regard decrease in ghrelin and activation adipokines system as a component involved in the formation of insulin resistance and metabolic syndrome in patients with chronic hepatitis C.
chronic hepatitis C
insulin resistance
leptin
resistin
tumor necrosis factor-α
adiponektin
ghrelin

В настоящее время отмечается тенденция к увеличению числа больных с инсулинорезистентностью (ИР), а соответственно и с сердечно-сосудистыми заболеваниями, артериальной гипертензией (АГ), ожирением, развитием сахарного диабета типа 2(СД2типа) и бесплодием [4]. Резистентность к инсулину лежит в основе формирования метаболического синдрома (МС) и его проявлений (включая неалкогольную жировую дистрофию печени).

К настоящему времени получены данные о наличии метаболической связи между ИР и абдоминальным ожирением: показано, что висцеральная жировая ткань обладает эндокринной и паракринной активностью. При ожирении увеличенные адипоциты продуцируют как  неэстерифицированные  (свободные) жирные кислоты,  так и адипоцитокины. Адипокины, в том числе лептин, резистин, фактор некроза опухоли α (ФНО-α) вызывают повреждение печени связанное с жировой инфильтрацией, вызывая стеатоз, воспаление и фиброз.  Все эти вещества влияют на чувствительность тканей к инсулину:  активация системы ФНО-α вызывает ИР, повышенный уровень лептина, который также способен снижать действие инсулина в печени выявляют  при ожирении. Как ФНО-α, так и лептин, обладают аутокринным эффектом и угнетают антилиполитическое действие инсулина в самих адипоцитах [ 8]. Получены данные о роли грелина в формировании инсулинорезистентности. Более 80% циркулирующего грелина синтезируется и секретируется в кровь эндокринными клетками желудочно-кишечного тракта [11] . Выявлено, что грелин снижает утилизацию жира и способствует развитию ожирения (стимулирует липогенез и тормозит липолиз), активирует синтез липидов печенью. Гиперсекреция грелина вызывает развитие ожирения. Однако с развитием тучности уровень грелина в крови снижается и возникает стойкая гипогрелинемия [2]

Определена обратная зависимость грелинемии и инсулинорезистентности как у взрослых, так и у детей: чем ниже его уровень, тем более выражена инсулинорезистентность [3].

В настоящее время доказана связь резистентности к инсулину с хроническим вирусным гепатитом С (ХГС). От  30 до 70 % больных ХГС  имеют ту  или  иную степень резистентности к инсулину и СД2типа  (14,5 vs 7,8 %; p = 0,0008) [4,15],  что гораздо выше, чем в популяции  [5, 7,12] .

При вирусном гепатите  С адипокины  и грелин могут представлять связующее звено между вирусной инфекцией, стеатозом и метаболическими нарушениями [9].

У большинства пациентов хронический гепатит С (ХГС) протекает доброкачественно на протяжении длительного времени  и только у 20-30% прогрессирует с формированием цирроза, печеночной недостаточности, портальной гипертензии и гепатоцеллюлярной карциномы. Результаты исследований показывают, что инсулинорезистентность и стеатоз способствует прогрессированию ХГС и ухудшает результаты противовирусного лечения. [1], поэтому необходимо своевременное  выявление и коррекция данной патологии.

Цель исследования. Установить наиболее информативные показатели адипокинового статуса  для оценки инсулинорезистентности у больных ХГС.

Материалы и методы. Были обследованы 205   больных  ХГС с 1 и 3 генотипом вируса С (HCV) в возрасте 44,2±10,3 лет. Преобладали  мужчины -62,4% (128 человек) и больные с 1 генотипом вируса -60,0% (123человека). Проведен сравнительный  анализ лабораторных показателей  в группе больных с инсулинорезистентностью (n=110) и без инсулинорезистентности (n=95); выделена группа больных с нормальным индексом массы тела (ИМТ <25кг/м2) (n=74), в которой также проведен сравнительный анализ в зависимости от наличия инсулинорезистентности.

 Все пациенты подписали информированное согласие  на участие в исследовании.

Наблюдение проводилось в течение 2011-2014гг. в условиях кабинета амбулаторного приёма Ставропольского краевого клинического консультативно-диагностического центра. Обследование проводилось  в соответствии с национальными рекомендациями по диагностике и лечению взрослых больных гепатитом С (2012-2013). Проведены клинические, антропометрические, биохимические, гормональные исследования. Концентрации общего холестерина (ХС), триглицеридов  (ТГ), холестерина липопротеидов низкой (ЛПНП), очень низкой (ЛПОНП) и высокой плотности (ЛПВП)  оценивали с помощью тест-систем фирмы «Thermo Fisher Sientific» (Финляндия) на автоматическом биохимическом анализаторе «Konelab 30i» (Финляндия). Концентрация инсулина (в мкЕД /мл) устанавливалась при помощи «сэндвич»-варианта иммуноферментного анализа (ИФА) с использованием наборов фирмы «DRG» (Германия) на микропланшетном ридере «Elx800» фирмы «ФинБио» (Финляндия). Для более точной оценки степени инсулинорезистентности использовался индекс HOMA (Homeostasis model assessment), определявшийся по уравнению: НОМА = инсулин (мкЕД /мл) х глюкоза (ммоль/л) / 22,5,  (на наличие инсулинорезистентности указывают величины ≥ 2,77).

Содержание адипокинов (лептина, адипонектина, резистина,ФНО-α  и грелина) определяли с использованием тест-систем фирмы «Bachem Group» (США) и «Immundiagnostik AG» (Германия) на микропланшетном ридере «Elx800» фирмы «ФинБио» (Финляндия).

Диагностику и оценку степени фиброза осуществляли методами пункционной биопсии, эластометрии печени и выполнением расчетного теста ФиброТест (ВioPredective, Франция). Оценка стадии фиброза печени проводилась с использованием системы полуколичественной оценки фиброза печени METAVIR (1994). Наличие жировой дистрофии печени определяли с помощью ультрасонографического исследования.

Метаболический синдром определяли по критериям Международной федерации диабета 2005г. (IDF -2005). Согласно критериям IDF - 2005 , абдоминальное ожирение определяли при окружность талии (ОТ) у мужчин > 94см и > 80 см у женщин .

  • Критериями исключения были: противовирусная терапия до проведения биопсии печени, регулярное употребление алкоголя (более 30г/день для мужчин и 20г/день для женщин в пересчете на этанол), а также коинфекция с другими вирусами (HВV, HАV, HDV, HIV), лекарственные и аутоиммунные гепатиты.

Группу сравнения по определению уровня липидного профиля , адипоцитокинов и грелина составили 35 практически здоровых добровольцев с отсутствием маркеров вирусных гепатитов и нормальными показателями биохимических тестов, сопоставимых по полу , возрасту и ИМТ с пациентами ХГС.

Для статистического анализа данных использовали пакет программ «Primer of Biostat 4,0»,«STATISTICA 7». Для оценки межгрупповых различий применяли однофакторный дисперсионный анализ. Достоверными считали различия при p < 0,05. При отсутствии нормального распределения совокупности использовали непараметрические аналоги критерия Стьюдента: критерий Манна-Уитни (при сравнении двух выборок). Данные количественных признаков представлены в виде средней величины и  стандартного отклонения (М±SD). Для оценки достоверности различий качественных показателей использовались таблицы сопряженности с расчетом показателей χ2 с поправкой Йейтса с вычислением  отношения шансов (ОШ) с определением 95 % доверительного интервала. Корреляционный анализ осуществляли с вычислением коэффициента ранговой корреляции Спирмэна. Диагностическую ценность признаков определяли их чувствительностью, специфичностью, положительной и отрицательной предсказательной ценностью, точностью.

Результаты и обсуждение. Инсулинорезистентность (НОМА-ИР ≥2,77) была выявлена у 110человек (53,7%), стеатоз печени - у 81 человек (39,5%), фиброз печени ≥3баллов по шкале  METAVIR - у 87 человек (42,4%), из них цирроз печени - у 54(62,1%).

Установлено, что больные ХГС  с инсулинорезистентностью  были старше, у них была большая продолжительность заболевания, более высокий ИМТ и признаки абдоминального ожирения  по сравнению с больными с НОМА- индексом<2,77 (табл. 1).

Таблица 1. Лабораторные показатели больных ХГС на фоне инсулинорезистентности

Факторы (М±SD)

НОМА-ИР≥ 2,77 (n=110/25)

НОМА-ИР< 2,77 (n=95/22)

р

Возраст (лет)

46,0±8,5

40,8±11,1

0,0003

Длительность болезни (лет)

13,3 ±7,8

10,2±6,6

0,003

ИМТ (кг/м2)

28,8±5,2

25,6±4,6

<0,0001

ОТ (см) 

94,1±18,5

82,0±14,3

<0,0001

ОТ/ОБ

0,92±0,14

0,8±0,1

<0,0001

Общий билирубин мкмоль/л

22,9±16,4

16,4±8,2

0,0003

Конъюгированный билирубин

мкмоль/л

7,7±5,5

4,9±2,6

<0,001

АЛТ  (N)

3,1±2,6

2,5±2,0

0,05

АСТ (N)

2,4±1,9

1,6±1,2

>0,05

ГГТ (N)

1,9±1,6

1,9±2,1

>0,05

ЩФ (N)

1,3±0,9

1,0±0,7

0,01

Глюкоза крови ммоль/л

6,0±1,3

4,9±1,4

<0,0001

Инсулин 

19,2±9,7

6,8±3,4

<0,0001

НОМА  (глюкоза х инсулин)/22,5

5,1±2,7

1,5±0,7

<0,0001

ИГА Knodell баллы

11,2±2,6

8,9±3,0

<0,0001

Фиброз баллы METAVIR

2,8±1,0

1,9±1,2

<0,0001

Вирусная нагрузка log10 МЕ/мл

5,2±1,3

5,2±1,4

>0,05

Примечания: в числителе- количество пациентов в группах, в знаменателе- число больных с биопсией печени; АЛТ и АСТ- норма 30 ЕД/л; ГГТ - норма 50 ЕД/л; ЩФ- норма - 127 ЕД/л

Несмотря на то, что показатели АЛТ и АСТ на фоне ИР были выше, достоверных различий не получено, вместе с тем в этой группе пациентов формировался холестатический синдром, что видно по достоверно более высоким показателям общего и конъюгированного билирубина ,  а также щелочной фосфатазы. Для пациентов с ИР была характерна более высокая гистологическая активность и индекс фиброза печени , что совпадает с данными  Hui JM и соавт. 2003[6].

При анализе липидного профиля пациентов ХГС отмечены более высокие значения ХС в обеих группах больных по сравнению с контролем, но не выходящие за переделы референтных значений(5,2ммоль/л). Снижение ЛПВП на фоне повышения ЛПНП и ЛПОНП у больных с инсулинорезистентностью способствовало формированию вторичной  дислипидемиии IVтипа  по D. Fredrikson ,1970 ( таблица 2).

Таблица 2. Показатели липидного профиля, адипокинов и грелина у больных

хроническим гепатитом в зависимости от наличия инсулинорезистентности

Факторы (М±SD)

Контрольная группа (n=35)

НОМА-ИР≥ 2,77 (n=110)

НОМА-ИР< 2,77 (n=95)

р

Холестерин ммоль\л 

4,14±0,6

4,9±1,5*

4,7±1,2*

>0,05

Триглицериды ммоль/л

1,36±0,34

1,4±0,6

1,1±0,5*

 

<0,0001

ЛПВП ммоль/л

1,3±0,32

0,9±0,3*

1,2±0,4

<0,0001

ЛПНП ммоль/л

1,7±0,66

3,3±1,3*

3,1±0,9*

>0,05

ЛПОНП ммоль/л

0,49±0,14

0,6±0,3*

0,5±0,2

<0,0001

Резистин нг/мл

8,2±1,4

15,7±9,1*

10,4±5,9*

<0,0001

Лептин нг/мл

5,8±1,1

23,0±16,2*

13,6±14,0*

<0,0001

Адипонектин мкг/мл

11,5±1,3

20,9±18,5*

22,4±13,5*

>0,05

Грелин нг/мл

0,4±0,1

0,3±0,2*

0,8±0,5*

<0,0001

ФНО-α пг/мл

0,6±0,2

4,3±4,8*

2,4±2,6*

0,0005

Примечание: *- р <0,05 сравнению с контрольной группой.

В группе больных с ИР выявлено достоверное увеличение показателей как провоспалительных адипоцитокинов (резистина, ФНО-α, лептина) , так и противовоспалительного гормона адипонектина на фоне снижения грелина. Более высокое значение лептина  по данным Tsochatzis, E. может усиливать инсулинорезистентность и увеличивать клеточный пул жирных кислот, и приводить к  формированию жировой инфильтрации печени. [14]. В этой же группе пациентов отмечались достоверно более высокие значения ФНО-α. В исследовании  Mattioli, B. показано, что лептин может  усиливать продукцию провоспалительных цитокинов, в частности фактора некроза опухоли-α [10]. Активация системы ФНО-α вызывает ИР. Помимо этого, ФНО-α подавляет экспрессию белка, регулирующего захват жирных кислот и липогенез, вызывает повышение уровня свободных жирных кислот, что сопряжено с нарастанием выраженности жирового гепатоза [13].

 В группе больных ХГС с инсулинорезистентностью резистин был выше, чем в контрольной группе и  в группе пациентов с НОМА- индексом <2,77. Есть данные о возможном участии этого гормона в формировании ожирения и инсулинорезистентности. [6] Уровень адипонектина не зависел от наличия инсулинорезистентности, но был выше показателей контрольной группы.

При анализе шансов развития ИР в зависимости от показателей липидного профиля, наибольшее значение имело снижение ЛПВП< 1 ммоль/л при чувствительности 70,0% и специфичности 61,9%.   Наибольшие показатели отрицательной предсказательной ценности выявлены  для   повышения уровня ТГ>1,7ммоль/л- 83,2% и повышения  уровня глюкозы >6,1 ммоль/л - 92,6%. (таблица 3).

 Таблица 3. Вероятность диагноза и диагностическая значимость лабораторных показателей  в верификации инсулинорезистентности у больных хроническим гепатитом

Факторы

 

ИР(+)%

 PPV

ИР(-)%

NPV

ОШ(95%ДИ)

Se %

Sp%

Ас%

Холестерин> 5,2ммоль/л

40,1

70,5

1,6(0,9-2,8)

57,1

53,8

59,0

Триглицериды  >1,7 ммоль/л

33,6

83,2

2,5(1,3-4,9)

66,7

55,7

56,6

ЛПВП <1ммоль/л

51,8

77,9

3,8(2,1-7,1)

70,0

61,9

63,9

Глюкоза крови> 6,1 ммоль/л

35,5

92,6

7,5(3,1-17,8)

83,7

59,2

62,0

Грелин <N

77,3

72,6

9,1(4,8-17,2)

74,0

76,0

75,1

Резистин >N

75,5

49,5

3(1,7-5,6)

59,8

67,1

63,4

Лептин >N

85,5

33,7     

3,2(1,6-6,4)

56,6

70,8

61,5

Адипонектин <N

40,0

77,9

2,4(1,3-4,4)

64,5

56,2

57,6

Примечания: Se - чувствительность, Sp - специфичность, Ас- точность; PPV - положительная предсказательная ценность, NPV - отрицательная предсказательная ценность.

АГ- артериальная гипертензия; АО- абдоминальное ожирение; МС- метаболический синдром

Наиболее значимыми маркерами инсулинорезистентности было снижение грелина ниже нормы. Тест обладал  высокой точностью, специфичностью , положительной и отрицательной предсказательной ценностью.

Выявлена умеренная отрицательная корреляционная связь грелина с ИМТ(rs= - 0,651),  отношением ОТ/ОБ (rs=- 0,611),с наличием стеатоза печени (rs=- 0,505), метаболическим синдромом (rs=-0,-384), лептином (rs= -0,538) и резистином (rs= - 0,419), (р<0,05 по каждому показателю). Положительная корреляционная связь средней силы выявлена между лептином  и ИМТ (rs=0,656), отношением ОТ/ОБ (rs=0,607), резистином (rs= 0,689) и отрицательная корреляционная связь средней силы с адипонектином (rs=- 0,405), (р<0,05 по каждому показателю). Положительная корреляционная связь зафиксирована между ФНО-α и стеатозом (rs=0,412) с ИМТ(rs=0,307), холестерином  (rs=0,346) и отрицательная связь с адипонектином  (rs=0,-305), (р<0,05 по каждому показателю). В подтверждение имеющихся данных Hivert M.F. об участии резистина в метаболических процессах на фоне инсулинорезистентности, у резистина, как  и у лептина, была положительная корреляционная связь с ИМТ(rs=0,479) и отношением ОТ/ОБ (rs=0,516) (р<0,01 по каждому показателю). Адипонектин отрицательно коррелировал с ИМТ(rs=-0,425) , отношением ОТ/ОБ(rs=-0,412), холестерином  (rs= - 0,341) и ЛПНП (rs=- 0,352)   (р<0,05 по каждому показателю).

До настоящего времени мало изучена взаимосвязь ИР с секрецией адипокинов  и грелина у больных ХГС  без ожирения.  Проведено исследование в группе пациентов с ИМТ <25кг/м2 (n=74) в зависимости от наличия инсулинорезистентности ( таблица 4).

Таблица 4.Лабораторные показатели больных хроническим гепатитом С с ИМТ <25кг/м2

Факторы (М±SD)

ИР(+) n= 28

ИР(-)n= 46

р

Билирубин мкмоль/л

28,1±6,9

15,8±7,2

0,02

Конъюгированный билирубин

мкмоль/л

10,1±5,8

4,8±2,1

<0,0001

Триглицериды ммоль/л

1,2±0,6

0,9±0,4

0,009

ЛПВП ммоль/л

1,0±0,3

1,2±0,4

0,04

ЛПНП ммоль/л

2,7±1,1

2,8±0,8

>0,05

ЛПОНП ммоль/л

0,6±0,3

0,4±0,2

0,009

Глюкоза крови ммоль/л

5,8±0,9

4,9±1,6

<0,0001

Инсулин  мкЕД/мл

15,7±6,3

6,3±3,5

<0,0001

ИГА Knodell баллы

10,5±2,5

9,0±3,3

0,03

Вирусная нагрузка log10  МЕ/мл

5,8±1,1

5,4±1,1

>0,05

Резистин нг/мл

9,4±5,9

8,3±3,9

>0,05

Лептин нг/мл

9,1±6,1

7,7±5.3

>0,05

Адипонектин мкг/мл

36,3±25,6

29,6±15, 3

>0,05

Грелин нг/мл

0,7±0,4

1,1±0.4

<0,0001

ФНО-α пг/мл

2,3±2,0

2,2±1,8

>0,05

Примечания: ИГА- индекс гистологической активности

У больных ХГС с нормальным весом также было наличие холестаза ( общий и конъюгированный билирубин были повышены),  при этом активность печеночных энзимов (АЛТ, АСТ, ГГТ, ЩФ) превышала нормальные значения в 2-3 раза и не зависела от наличия инсулинорезистентности. У больных с инсулинорезистентностью отмечена тенденция к формированию дислипидемиии IV типа по D. Fredrikson ,1970 в виде более высоких значений ТГ, ЛПОНП и более низких показателей  ЛПВП, хотя данные значения были в пределах нормы. Индекс  фиброза также не зависел от наличия ИР, а индекс гистологической активности был достоверно выше. Несмотря на то, что показатели лептина, ФНО- α и адипонектина достоверно превышали показатели контрольной группы, соответственно (р=0,003 и р=0,043 для лептина), (р=0,0001и р=0,0001 для ФНО-α и адипонектина) , их секреция не зависела от наличия инсулинорезистентности. Показатели грелина были также выше контрольной группы (р=0,0001), но на фоне инсулинорезистентности уровень гормона был достоверно ниже.

При анализе шансов развития инсулинорезистентности у больных с нормальным весом наибольший риск был связан с повышением глюкозы выше 6,1 ммоль/л, снижением грелина ниже нормы и наличием сахарного диабета (таблица 5).

Таблица 5 Вероятность диагноза и значимость лабораторных показателей  в верификации инсулинорезистентности у больных ХГС с нормальным весом

Факторы

ИР(+) 2

 PVP%

ИР(-)

PVN%

ОШ(95%ДИ)

Se%

Sp%

Ас%

ГБ n (%)    

35,7

80,4

2,3(1,2-4,3)

64,3

55,5

63,5

СД2

21,4

97,8

13(2,9-57,2)

91,3

55,4

68,9

Триглицериды  >1,7 ммоль/л

17,9

95,3

4,2(1,5-11,7)

78,3

53,7

64,9

ЛПВП <N

32,1

89,1

3,8(1,8-8,1)

74,4

56,7

64,9

Глюкоза крови> 6,1 ммоль/л

28,6

97,8

20,0(4,6-86,6)

93,5

58

71,6

ВН≥6log10

53,6

63

2,0(1,1-3,5)

59,3

57,8

59,5

Грелин <N

25

97,8

16,3(3,8-71,1)

92,6

56,6

70,3

Лептин>N

67,9

52,2

2,3(1,3-4,1)

58,6

61,9

58,1

Примечания: PVP- положительная предсказательная ценность; PVN- отрицательная предсказательная ценность; Se-чувствительность метода; Sр- специфичность метода; Ас- точность метода.

Положительная предсказательная ценность была относительно невысокой по всем параметрам. Отрицательная предсказательная ценность, напротив, была высокой с наибольшими значениями на фоне СД2 типа, повышения глюкозы >6,1 ммоль/л и снижением грелина ниже нормальных значений. Для этих же параметров была характерна наибольшая чувствительность метода, а точность - для глюкозы и грелина.

У больных с ИМТ<25кг/м2  выявлена положительная корреляционная связь между ФНО-α и СД2типа (rs=0,494)(р=0,03); уровень резистина положительно коррелировал с АГ(rs=0,493)(р=0,04); лептином (rs=0,573)(р=0,02) и фиброзом печени (rs=0,576)(р=0,01). У адипонектина установлена отрицательная корреляционная связь с уровнем холестерина (rs=- 0,371)(р=0,01). В подтверждении профиброгенных свойств лептина была установлена положительная корреляционная связь с фиброзом печени (rs=0,514)(р=0,01),  инсулином (rs=0,370)(р=0,03) и индексом инсулинорезистентности НОМА (rs=0,397)(р=0,003). Наибольшее количество отрицательных корреляционных связей выявлено для грелина: со стеатозом печени (rs=0,-392)(р=0,03), с отношением ОТ/ОБ- (rs=- 0,381)(р=0,01); с инсулином и НОМА-ИР , соответственно (rs=-0,441)(р=0,002) и (rs=- 0,519)(р=0,03). Кроме того, отмечалась отрицательная корреляционная связь между грелином и активностью печеночных ферментов АЛТ (rs=- 0,305)(р=0,04) и АСТ (rs=-0,359)(р=0,02)

Заключение. У больных ХГС была активирована система адипоцитокинов. Ее дисфункция сопровождалась  повышенной продукцией  провоспалительных цитокинов (ФНО-α,лептин, резистин), уровень которых в сыворотке крови достоверно был  связан с инсулинорезистентностью. Наиболее информативным показателем в прогнозировании инсулинорезистентности было снижение секреции грелина. Полученные результаты могут свидетельствовать о том, что цитокиновая система вовлечена в патогенез инсулинорезистентности и стеатоза у больных ХГС. Выявленные корреляционные взаимосвязи с ИМТ, отношением ОТ/ОБ; стеатозом печени , инсулином и НОМА-индексом позволяют расценивать снижение секреции грелина и повышение продукции лептина, резистина и ФНО-α  как компонент, участвующий в формировании инсулинорезистентности и метаболического синдрома у больных хроническим гепатитом С.