Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ACTUALITY OF CADET’S FOREIGN LANGUAGE IDEPENDENCE DEVELOPMENT IN THE CASE OF FOREIGN LANGUAGE LEARNING

Moskotina O.V. 1, 1
1 The Perm Military Institute of Internal Troops of the Ministry of Internal Affairs of Russia
The article is devoted to actual problems of military education in the context of its reforming. The specific role of foreign language as a way of officer adapting in the modern social and professional multicultural sphere of communication is mentioned. It is suggested that cadet’s foreign language training will comply with the time requirements, if it is supported by the development of foreign language independence. The author considers that cadet’s foreign language independence is a guarantee of successful bilingual and bicultural personality formation of a future officer as a purpose of foreign language training at the military institute. Development of foreign language independence in the process of foreign language training at the military institute gains great importance and becomes its regular component. In the work scientifical literature on the theme of research is analyzed. Definition of the concept “cadet’s foreign language independence” is suggested.
military education
foreign language
foreign language training
bilingual and bicultural personality of an officer
foreign language independence
В настоящее время формирование иноязычной самостоятельности в процессе обучения иностранному языку в военном вузе приобретает все большее значение и становится его закономерным компонентом. В целом формирование иноязычной самостоятельности курсанта является способом интенсификации обучения и умножения эффективности учебного процесса по иностранному языку. Это повышает качество преподавания иностранного языка, расширяет возможности практического использования языка курсантами, стимулирует их интерес к занятиям, что в результате должно обеспечить курсантам более высокий уровень владения иностранным языком, необходимый для их интеграции в международную профессиональную, научную и социальную среды.

В исследованиях такой специфической группы, как военные, недостаточно обращается внимания на роль самостоятельности. В условиях стремительного нарастания объема информации, изменения характера несения службы формирование самостоятельности будущего военного становится залогом его успешной реализации как личности, так и в профессиональной деятельности.

Специфика военной службы, которая характеризуется высоким уровнем ответственности, ограниченным временем для принятия решения, ее динамичность, использование новейших информационных технологий, эксплуатация новых образцов вооружения и техники, применение современных форм и методов ведения боевых действий предъявляют особые требования к профессиональной компетентности военных и обуславливают необходимость совершенствования сложившейся системы их подготовки.

Реформирование военного образования с опорой на государственную политику в области обороны и образования, соответствующий Государственный образовательный стандарт в стремлении преодолеть имеющиеся недостатки требует создания антропологической детерминированности парадигмы подготовки будущего офицера, готового к самоактуализации своей деятельности, саморазвитию, личностному самоопределению. Образовательная стратегия делает упор на подготовку разносторонне развитых, идейно убежденных, морально и психологически устойчивых офицерских кадров, способных творчески и эффективно выполнять возложенные на них задачи, грамотно принимать решения в нестандартных ситуациях, постоянно совершенствовать свои компетенции [2].

В соответствии с новыми требованиями к подготовке офицеров в новых учебных планах по лицензированным специальностям предусмотрена организация сквозной гуманитарной и информационной подготовки. Такое сочетание разностороннего гуманитарного образования с профессиональной подготовкой способствует ускоренной социально-психологической и профессиональной адаптации будущих офицеров в различных сферах своей деятельности, более раннему профессиональному самоопределению и успешной карьере. Тогда как недостаток гуманитарных знаний и соответствующих коммуникативных и перцептивных умений и навыков подчас ограничивает свободу деятельности военного, становится тормозом в решении его профессиональных задач [2].

Однако говоря о самостоятельности будущих офицеров, не стоит умалять роли и иноязычной самостоятельности, которая в настоящее время «становится одним из критериев профессионализма» [7] военнослужащего.

Потребность в военных, владеющих как минимум одним иностранным языком - это одна из сложившихся реакций современного общества, которая меняет понимание конечного результата обучения иностранному языку в военном вузе. В современном обществе иностранный язык представляет собой средство общения, познания, получения и накопления информации. Уровень владения будущего офицера иностранным языком определяется практикой иноязычного общения, при чтении литературы по специальности, при обмене письменной информацией, такой как статьи и аннотации к ним, тезисы для международных конференций, деловые бумаги. В современных условиях прохождения службы, сложившихся в результате возникновения инновационной быстро развивающейся поликультурной среды деятельности, офицеру приходится использовать иностранный язык, самостоятельно получать необходимую иноязычную информацию, пользоваться ею, самостоятельно решать проблемы дальнейшего развития языковой компетенции. В этой ситуации особый смысл приобретает повышение качества языковой подготовки будущего офицера с ориентацией на практическую ее реализацию в повседневной профессиональной деятельности, в армейской службе. Иноязычная подготовка курсантов отвечает требованиям времени, если будет опираться на формирование иноязычной самостоятельности, что является залогом успешного и результативного билингвального и бикультурного становления личности будущего офицера как цели обучения иностранным языкам в военном вузе.

Актуальность постановки в качестве новой цели обучения иностранному языку в военных образовательных организациях высшего образования становление билингвальной бикультурной личности будущего офицера вызвана следующим.

Увеличение межнациональных и международных контактов, как одна из отличительных черт современного информационного общества, способствует изменению представления и о подготовке будущего военного, «который не может рассматриваться изолированно от быстро развивающегося информационного пространства» [1]. «Лингвоинформационное образовательное пространство в этой связи представляется как новейшая и быстро распространяющаяся информационная среда современной поликультурной языковой действительности, как новый тип технологического, психофизического и социокультурного бытия полилингвальной и поликультурной личности вообще» [1].

Информационная среда содействует становлению будущего офицера как билингвальной и бикультурной личности через «перенос в реальную действительность приобретенных в лингвоинформационной среде компетенций» [1].

Н.Д. Гальскова также полагает, что языковая подготовка на принципах межкультурности обеспечивает социальную мобильность и является инструментом творческого развития активной самостоятельной личности, осознающей себя гражданином собственной страны, а также субъектом динамичной и поликультурной среды современной цивилизации [3].

Приоритетным направлением для существующей российской армии является организация партнерских отношений и стратегических взаимодействий с армиями нового типа других стран путем общения. Строительство отношений и связей между армиями стран союзников и противников требует от военных готовности и способности вести профессиональную коммуникацию с представителями других культур как полноценный член данного полилингвального поликультурного профессионального объединения.

Процесс значительных изменений в доктрине военной безопасности, постоянного роста инвестиций в армии, стремительного обновления вооружения стран союзников и противников делает актуальным в процессе подготовки военного специалиста в рамках дисциплины «Иностранный язык» вопрос о формировании его готовности и способности самостоятельно получать иноязычную информацию о характеристиках нового военного оборудования, методиках тренировок и других важных факторах из «лингвоинформационнрой среды» [1].

Совместные учения требуют от военных способности обмениваться опытом с представителями других культур, что обеспечит долговременную готовность к профессиональной деятельности в условиях продолжающей глобализации.

Именно в процессе формирования иноязычной самостоятельности будущий военный приобретает умения и навыки, необходимые для осуществления самостоятельной, как учебной, так и профессиональной, деятельности независимо от условий ее осуществления; личностно значимые качества, которые будут являться «необходимым условием развития его потенциальных возможностей» [7]; приобретает опыт решения учебных задач и творческой деятельности, рефлексии результатов.

Таким образом, особый интерес представляет иноязычная самостоятельность курсантов, которая в современных условиях является одним из факторов, влияющих на готовность выпускника военного вуза выдержать конкуренцию и занять достойное место не только в профессиональной среде, но и в международном сообществе.

Прежде чем приступить к определению иноязычной самостоятельности курсанта, следует провести различие между часто отождествляемыми понятиями «самостоятельность» и «автономность».

Сравнивая и сопоставляя взгляды исследователей на трактовку этих понятий, можно сделать вывод, что автономность не может быть приравнена к самостоятельности. Данная точка зрения подтверждается И.Л. Колесниковой и О.А. Долгиной, которые разграничивают понятия learner autonomy (автономность) и learner independence (самостоятельность) [4], Е.Н. Солововой, которая считает, что обучающийся, обладающий самостоятельностью, знает как выполнять те или иные задания, но не знает, что и когда следует учить для выполнения поставленных им учебных задач, что становится возможным тогда, когда ученик обладает образовательной автономностью [8].

Вслед за Е.Н. Солововой и А.В. Матиенко, которая включает самостоятельность в структуру психологических характеристик обучающегося, обладающего сформированной автономностью [5], мы полагаем, что понятие «автономность» существенно шире, чем самостоятельность, и связано с необходимостью ее формирования.

По мнению Е.А. Насочевой, сущность автономности в контексте овладения иностранным языком может быть охарактеризована следующими процессами: самостоятельное осуществление своей учебной деятельности, активное и осознанное управление ею, способность принимать компетентные решения, касающиеся процесса учения, принятие на себя ответственности за результат учебной деятельности [6].

Следовательно, автономность возникает в тот момент, когда обучающийся осознает себя полноценным субъектом учебной деятельности, готов действовать активно, осознанно и самостоятельно.

Точку зрения Е.А. Насочевой разделяет Д.А. Ходяков, который отмечает, что формирование образовательной автономности представляет собой специфический процесс, предполагающий нарастающую активность, самостоятельность, ответственность обучающихся и принятие некоторых функций учителя или преподавателя [9].

На основании анализа и обобщения определений понятия «самостоятельность», предлагаемых различными авторами, и с учетом его непосредственной связи с процессом изучения иностранных языков в военном вузе иноязычная самостоятельность трактуется нами следующим образом.

Иноязычная самостоятельность курсанта представляется нам как интегральное качество, как профессиональное качество, предъявляемое к военному специалисту, которое проявляется в его способности и готовности к постоянному использованию иностранного языка для профессионального роста, профессиональной и социальной мобильности, работы по специальности на уровне мировых стандартов, самообразования в сфере иностранных языков, что гарантирует успех профессиональной деятельности будущего офицера в новой, изменяющейся обстановке, когда приоритетным становится умение самостоятельно разбираться во множестве иноязычной профессионально ориентированной информации, умение извлекать нужную и адекватно оценивать, определяя области ее применения.

Рецензенты:

Косолапова Л.А., д.п.н., доцент, заведующая кафедрой педагогики ПГГПУ, г. Пермь;

Безукладников К.Э., д.п.н., профессор, заведующий кафедрой методики преподавания иностранных языков ПГГПУ, г. Пермь.