Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

INTERFERENCE IN SPEECH ACTS OF AGREEMENT AND DISAGREEMENT IN SPEECH OF ENGLISH-SPEAKING RUSSIAN BILINGUALS

Demushkina T.N. 1
1 ChSU “Cherepovets State University”
In this article the main interpretations of interference in conceptions of Russian and foreign scientists are studied. The author analyzes the peculiarities of verbal (grammar) and non-verbal interference from Russian into English in the speech of Russian-English bilinguals. It was found out that interference in the speech of English-speaking Russian bilinguals can be verbal and non-verbal. This process is direct at grammatical level, i.e. there is a transference of grammar rules from Russian into English. Non-verbal interference is associated with cultures and mentality of interlocutors and can be revealed at kinesic and paralinguistic levels. Non-verbal interference correlates with cultural peculiarities of analyzed languages.
verbal and non-verbal communication
speech acts of agreement and disagreement
English-speaking Russian bilinguals
interference
Двуязычная, или билингвальная, коммуникация в настоящее время представляет собой очень распространенное явление, что связано с необходимостью всеобщей глобализации культурных и научных знаний. Отдельно взятый индивид вынужден усваивать более одного языка для того, чтобы успевать за современным течением жизни. Одной из основных форм билингвальной коммуникации является интерференция. Явление интерференции начинает активно изучаться, начиная с середины XX века после публикации книги У. Вайнрайха «Языковые контакты» [1].

Цель данной работы - рассмотреть основные трактовки понятия интерференции в концепциях отечественных и зарубежных ученых и выявить некоторые особенности интерференции русского языка в английский язык в речи англоговорящих русских билингвов в сопоставлении с речью носителей американского варианта английского языка методом сплошной выборки.

Материал исследования представлен 75 диалогическими единствами, изъятыми из живой речи англоязычных русских билингвов и носителей американского варианта английского языка. Эти диалогические единства состоят из реплик, содержащих средства выражения согласия и несогласия.

Лингвистическая трактовка понятия интерференции имеет разнообразные варианты, но основной концепт данных трактовок практически совпадает. Так, согласно М. Вайнрайху, интерференция - это «случаи отклонения от норм каждого языка, происходящие в речи билингвов в результате их знакомства с более чем одним языком» [1].

Э. Хауген также связывает данный термин с понятием языкового контакта.  «Языковой контакт определяется как поочередное использование двух или более языков одними и теми же лицами, которых называют носителями двух (или более) языков, или двуязычными носителями». Использование двух и более языков и, как следствие, наложение двух систем в процессе речи и приводит к интерференции, которая определяется как «случаи отклонения от норм данного языка, появляющиеся в речи двуязычных носителей в результате их знакомства с двумя или несколькими языками» [4].  Интерференция - это прямое следствие и основное явление языковых контактов. Чем больше различие между системами (языками), тем заметнее увеличивается потенциальная область интерференции. Исходя из данного понятия, интерференцию следует анализировать, сопоставляя системы языков, задействованных в процессе речевой коммуникации.

По определению Г.М. Вишневской, интерференция - это процесс и результат контакта языковых систем в речи билингва, при котором одна система является доминирующей, порождающей эффект воздействия во вторичной, приобретенной языковой системе [2].

Таким образом, в истории лингвистики существовало множество определений, объединенных понятием интерференция, но мы остановимся на определении данного понятия, выведенного Г.Н. Чиршевой: «При неполной деактивации одного из языков наблюдается его интерференция в речи на другом языке, что происходит и в монолингвальном типе общения, если компетенция недостаточно высокая» [5].

Помимо языкового характера интерференции, Э. Хауген говорит и о неязыковом характере: «Поскольку самый момент заимствования лишь в редких случаях поддается непосредственному наблюдению, то большинство утверждений относительно интерференции основывается на умозаключениях и выводах, в которых охотно используются и данные внеязыкового характера» [4]. Таким образом, неязыковые средства, относящиеся к процессу коммуникации и являющиеся невербальными элементами, также могут быть проанализированы в контексте интерференции. Внеязыковой характер интерференции может быть определен лингвокультурологическими особенностями задействованных актов коммуникации. Невербальные элементы, закрепленные в сознании носителей одной культуры, могут быть перенесены в общении на неродном языке в рамках другой культуры, в результате чего наблюдается внеязыковая интерференция.

Для выявления языковой и внеязыковой интерференции нами была сопоставлена речь англоязычных русских билингвов и носителей американского варианта английского языка, содержащая разнообразные средства выражения согласия и несогласия.

Останавливаясь на языковой интерференции, необходимо отметить, что нами были проанализированы случаи грамматической интерференции без учета индивидуальных особенностей произношения коммуникантов. Изучая грамматическую интерференцию, В.Ю. Розенцвейг подразделяет ее на прямую и косвенную [3]. Рассмотрим пример способа выражения согласия в речи англоязычного русского билингва:

- Let's choose an umbrella for a present.

- You right.

В ответной реплике не носитель английского языка не использовал глагол-связку to be, имеющий в данном предложении форму are. В русском языке не существует подобного грамматического явления, вследствие чего билингв, обладающий недостаточной компетенцией в английском языке, совершает ошибку, руководствуясь правилами построения предложения на русском языке. В таких случаях происходит прямая грамматическая интерференция.

Еще один пример грамматической интерференции с русского языка на английский язык - изменение порядка слов согласно русской языковой традиции. Так, носители английского языка предпочитают выражать свое несогласие конструкциями - I don't think it's good (true, right), имплицируя в эту фразу вежливость и толерантное отношение к мнению собеседника. Англоязычные русские билингвы часто используют конструкцию - I think it's not good (true, right). Таким образом, отрицательная частица no, выражающая несогласие, переносится в придаточную часть сложноподчиненного предложения, делая его более категоричным. Английской языковой традиции не характерно такое категоричное выражение своего мнения.

Внеязыковая интерференция, проявляющаяся в невербальных элементах коммуникации, может быть проанализирована в перенесении кинесических и паралингвистических средств из одного языка на другой. Но причиной данных перенесений, как правило, является не недостаточная компетенция в одном из языков, а влияние менталитета, специфики психологической жизни людей, раскрывающейся через систему взглядов и оценок, основывающуюся на имеющихся в данном обществе знаниях и верованиях, а также через язык. Невербальная коммуникация как наиболее эмоциональная и не поддающаяся контролю обнаруживает признаки внеязыковой интерференции как на уровне жестов, так и на уровне паралингвистических средств.

Примером может служить речь русско-английского билингва, содержащая типичные русские междометия и заполнители пауз - ага, эээ и др. вместо их английских эквивалентов и синонимов - well, er, like  и др. В речи англоязычных русских билингвов типичных английских междометий и эмоционально-экспрессивных фраз, таких как oh, oh my God (Gosh), wow использовано практически не было. Такие результаты можно объяснить тем фактом, что изначально междометия - категория, использующаяся для выражения чувств и эмоций, а они, как правило, носят непроизвольный, спонтанный характер, а потому тяготеют к выражению на родном языке.

Внеязыковая интерференция наблюдается также на просодическом уровне, что проявляется в различиях интонационных контуров на двух языках. Так, произнесенный англоговорящим русским билингвом разделительный вопрос с нисходящей интонацией - you're mistaken, aren't you? звучит более категорично, чем тот же вопрос но с восходящей интонацией для убеждения собеседника в своем мнении.

Кинесическая коммуникация в английском и русском языках во многом схожи при выражении согласия и несогласия. Но, тем не менее, в речи англоязычных русских билингвов можно проследить и некоторые особенности. В частотности, это касается улыбки как одного из основных элементов мимики. Носители американского варианта английского языка значительно чаще используют улыбку при выражении своего одобрения и согласия с мнением собеседника, следуя распространенной американской тактике разговора - keep smiling, в то время,  как англоговорящие русские билингвы улыбаются лишь в тех случаях, когда считают это уместным и тактичным.

Таким образом, можно сделать вывод, что с лингвистической точки зрения интерференция имеет несколько трактовок и может проявляться как на языковом, так и на внеязыковом уровне. Грамматическая интерференция в речи англоязычных русских билингвов может проявляться на синтаксическом уровне и, как правило, является прямой, т.е. наблюдается перенос синтаксических правил с доминирующего (русского) языка  на изучаемый (английский язык): порядок слов, пропуск глагола-связки, русифицированные синтаксические конструкции. Внеязыковая интерференция проявляется как на кинесическом (типичные русские жесты и мимика), так и на паралингвистическом уровне (типичные русские междометия, интонация). Причины ее возникновения связаны с мало поддающейся контролю невербальной коммуникацией, тяготеющей к средствам родного языка.

Рецензенты:

Чиршева Г.Н., д.фил.н., профессор, заведующая кафедрой германской филологии и межкультурной коммуникации, Гуманитарного института ФГБОУ ВПО ЧГУ, г. Череповец;

Коровушкин В.П., д.фил.н., профессор, кафедра германской филологии и межкультурной коммуникации  Гуманитарного института ФГБОУ ВПО ЧГУ, г. Череповец.