Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

HIGHER ASPIRATIONS AND PROFESSIONAL DEVELOPMENT SELF-DETERMINATION

Molokostova A.M. 1 Molokostova A.A. 2
1 Oreburg State University
2 National Research University "Higher School of Economics"
В статье рассмотрены подходы, посвященные рассмотрению высших потребностей и самодетерминации человека. Показана определяющая роль высших устремлений в формировании субъективного благополучия в развитии личности. Аргументируется идея, что высшая автономия связана с осуществлением конструктивной деятельности, наполненной социально значимым смыслом. Высшие потребности определяются как часть когнитивного потенциала, действующие в качестве самого общего регулятора деятельности. высшие потребности включены в когнитивный потенциал и согласованно действуют в качестве самого общего регулятора деятельности. Приобретение знаний приводит личность к пониманию самых высоких смыслов человеческой деятельности, дающих новые возможности для конструктивной деятельности. Представлено авторское понимание сложной связи периода профессионального становления и принятия предназначения – стремления к совершенной реальности, где субъект есть часть развивающегося сообщества.
The article discusses approaches which consider higher needs and self-determination rights. The determining role of higher aspirations in the formation of subjective well-being in the development of personality. Argues the idea that the ultimate autonomy related to the implementation of constructive activity, filled with socially significant meaning. Higher needs are identified as part of the cognitive potential of acting as a regulator of the most common. higher needs are included in the cognitive potential and consistently act as a regulator of the most common. The acquisition of knowledge leads to understanding the personality of the highest meaning of human activity, giving new opportunities for constructive activities. Presented by the author´s understanding of the complex relationship period of professional development and adoption of purpose - the desire for a perfect reality, where the subject is part of the development community.
higher aspirations
professional development
Self-determination
cognitive potential
self-positing
subjective well-being
autonomy
В настоящее время человек поставлен в условия бесконечных выборов собственных действий и способов поведения. Следование существующим нормам и приверженность актуальным ценностям современного общества не гарантирует того, что личность станет субъективно успешной. Ровно так же индивидуализм и стремление к личному успеху, связанное с конкуренцией в профессиональной сфере, не всегда способствует достижению удовлетворенности собственной деятельностью. В данной работе мы обратились к тем подходам, которые проясняют связь личных и общественных потребностей личности. Мы считаем, что в процессе профессионального обучения возможно направленное осознание собственных мотивов и ценностей, а соотнесение их с высшими смыслами и устремлениями позволяет направлять активность таким образом, чтобы деятельность приносила удовлетворение, радость и ощущение свободы. Высшие устремления как психологическая категория достаточна спорна.

Мы попытались в своей статье связать развитие и формирование высших устремлений с не менее спорными данными о процессах самодерменации. Отечественные исследователи заложили основы для изучения индивидуального выбора или самодетерминации, наделяя личность свободой и способностью выбирать направления собственного развития. Мы обнаружили во всех работах определяющую роль высших смыслов и устремлений, когда следование конструктивным целям и ценностям дает чувство независимости и субъективного благополучия [1]. Но мы не обнаружили исчерпывающих эмпирических исследований процесса принятия ценностей и устремлений. Отдельные исследования дают представления лишь о некоторых особенностях процесса самодетерминации.

Итак, начало исследований индивидуального выбора берет начало в психологическом осмыслении философской категории самополагания. В немецкой классической философии размышления о проблемах свободы и воли наиболее ярко отразились в идее И. Канта о свободной причинности, когда разум и стремления находятся в зависимых отношениях. Осмысление этой взаимосвязи привело к подробному психологическому анализу самополагания, был выделен как самостоятельный процесс выбора цели. (А.Н. Леонтьев, В.М. Ломов, О.К. Тихомиров и др.). Рассмотрение выборов и человека привело к тому, что причинность действий исследовалась на различных уровнях психики - от психофизиологического функционирования до принятия высших смыслов. Но цели человека выходят за рамки биологической обусловленности за счет стремления к освоению новых способов действий, что требует ориентировки в меняющихся и неопределенных условиях, прямо не связанных с выживанием [2, 3, 4].

Мы считаем, что первым процессом, конкретизирующим развитие и его направления, в психологической науке стал процесс сознательного выбора цели - целеполагание. Это понятие расширяет понимание самодетерминации индивида. Цели отводится системообразующее значение, а волевые действия являются средствами, обеспечивающими автономию личности (И.А. Васильев, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, В.Е. Клочко, В.А. Моросанова, О.К. Тихомиров и др.).

Петровский В.А. показывает, что самодетерминация определяется внутренними условиями, которые задают направление решения задач интеллектуального и профессионального саморазвития. Рефлексия снимает неопределенность и сомнения по поводу направления развития, позволяет понять внутренние причины своего выбора и активности. Личность встречается с собой для развития своих профессиональных позиций, открытия новых возможностей своего «внутреннего консультанта» и усовершенствования «практики себя» в повседневной жизни. Человек персонифицируется - становится носителем уникального, но в тоже время, культурного и общественно полезного опыта жизни в мире людей. Причинность обнаруживается в понимании человеком своей уникальности и причастности своего пути к окружающему миру людей [5].

Попробуем описать сложную связь между тем, как формируется приверженность высшим устремлениям в профессиональном развитии личности с процессами самодетерминации.

Итак, в зарубежной психологии исследование высших ценностей, выбора и мотивации традиционно опирается на идеи гуманистического направления. Понятийный аппарат теории самоактуализации А. Маслоу, на наш взгляд, удобен в изучении высших устремлений личности. Поддерживаем идею, что удовлетворение базовых потребностей не приводит к осознанию неких высших мотивов и потребностей, самоактуализирующаяся личность идентифицирует свое «Я» с любимой работой [3, 4].

Использование понятия работа, на наш взгляд, акцентирует внимание на социальной полезности того дела, которым занят человек. Увлеченность и преданность своему делу придает работе смысл, понятный окружающим людям. Работа удовлетворяет неэгоистические потребности, при этом высшие ценности имеют инстинктоподобную природу и соотносятся со стремлением быть здоровым и быть принятым человеческим обществом. Депривация высших потребностей со стороны ближайшего окружения и общества снижают потенциальные возможности человека. Этап получения профессии имеет фатальное значение, побуждая к развитию и проявлению человеческих качеств или, напротив, ограничивая свободу проявления духовных устремлений.

Мы присоединяемся к позиции А. Маслоу, утверждавшего биологическое происхождение высших потребностей, связывая его с видовой особенностью человека - жить в совершенной реальности и быть частью принимающего и доброжелательного сообщества. При этом принудительное осознание высших ценностей не приносит человеку радости, так как они требовательны и вызывают переживание чувства долга. Высшие ценности познаются, а не навязываются, они внеисторичны и присутствуют в любой профессии.

Роберт Эммонс провел исследование, подтвердившее, что целевые основания деятельности связаны с субъективным благополучием. Автор обнаружил корреляцию стремлений, связанных с близостью к людям и позитивным субъективным благополучием. Властные и деструктивные устремления больше связаны с низким субъективным благополучием. Так вновь подтверждается идея о том, что высшие личностные устремления дают человеку духовность и целостность избавляют от внутреннего беспорядка и конфликта [6]. Цели деятельности, создающие позитивное субъективное благополучие проявляются в стремлении к созданию теплых отношений с окружающими, созиданием и достижением. Приверженность нравственным целям, в том числе духовным и религиозным, приносит радость и удовольствие в деятельности.

Интересен, но требует пояснения факт, что Р. Эммонс отнес цели, связанные с низким уровнем притязаний, также к стремлениям, дающим эмоционально благополучное состояние. Мы считаем, что информированность и образование повышают планку желаемых достижений. Возможно, принятие легкодостижимых целей следует отнести к тем ситуациям, когда личность сознательно принимает деятельность или решает задачи поэтапно, выбрав постепенное продвижение как способ достижения. Цели деятельности, связанные с негативным субъективным благополучием, относятся к достижению властных и силовых позиций, разрушительной и деструктивной деятельности. Понижают субъективное благополучие внешние, навязанные организацией или семьей, амбивалентность и противоречивость поставленных задач, конфликтные и жесткие отношения. Полное отсутствие целей и смыслов деятельности также проявляется в негативном отношении к себе и жизни в целом. Согласно представлениям автора, цели высокого уровня притязаний также не приносят радости. Скорее всего, легко достижимые цели приносят радость в том случае, если они связаны с везением, если среда предоставила возможности, не потребовавшие усилий. Оптимум мотивации, когда развитие приносит радость и удовлетворение, приходится на осуществление сложных, но достижимых целей.

Следующая теория, заслужившая достойное внимание, на первый взгляд, не выделяет в качестве самостоятельного предмета изучения высшие ценности и устремления, она претендует на обобщение различных факторов, определяющих независимое поведение личности. Теория самодетерминации Эдварда Деси и Ричарда Райана в зарубежной психологии получила значительное признание и продолжает развиваться, дав начало новым исследованиям особенностей и причин личностного выбора. Особое значение отведено потребности в автономии, разработка этого конструкта является оригинальным и чрезвычайно важным вкладом авторов в понимание самополагания [7]. С введением конструкта каузальных ориентаций стало возможным эмпирическое исследование столь сложного явления как самодетерминация. Был создан инструмент измерения - опросник каузальных ориентаций, позволяющий дифференцировать три типа каузальных ориентаций: внутреннюю или интернальную, внешнюю или экстернальную и безличную. Показано, что люди проявляют устойчивую склонность интерпретировать события, происходящие в их жизни, по-разному: как информационные, как контролирующие или как демотивирующие. Эти типы ориентаций проявляются в поведении, когнитивной и эмоциональной сферах. Преобладание одного из трех типов ориентаций запускает соответствующий процесс самодетерминации, который реализует три базовых потребности: в компетентности, связанности с людьми и автономности.

Если аналоги потребностей в компетентности и связанности можно легко найти в других теориях мотивации, например, теории компетентности Р. Уайта, то потребность в автономии была впервые тщательно изучена в рамках данной концепции. Скорее всего, подлинная потребность человека быть в ладу с миром проявляется в автономии самого высокого уровня - приверженности совершенной реальности, основанной на ценности каждого человека. Поскольку эти потребности полагаются врожденными, изначально заданными, вопрос ставится обычно не о степени выраженности каждой потребности, а о мере ее фрустрации или удовлетворенности со стороны окружения. Период профессионального становления связан с принятием или отвержением высших потребностей, в случае сознательного принятия высших смыслов личность приходит к пониманию возможности действовать автономно и конструктивно.

Мы считаем, что потребность в компетентности проявляет стремление быть принятым и успешным в обществе, так как знания и обладание авторитетным мнением позволяет пользоваться уважением, а также осуществлять положительные изменения в социуме. То же действие оказывает и потребность в связанности с другими людьми, что дает возможность оказывать влияние на окружающих людей. Знание о нормах, законах и закономерностях общества обнаруживается в умении налаживать и удерживать связи, при этом действовать автономно, вне зависимости от настроения окружающих людей. Увеличение когнитивного потенциала личности происходит за счет включения в картину миру знаний об устройстве человека и общества в самых широких системах и смыслах.

Потребность в автономии проявляется с раннего возраста, весь процесс развития и воспитания происходит в условиях, поддерживающих возможности самостоятельных выборов или ограничивающих инициативу. Границы автономии определяются требованиями и нормами общества. Автономия выражается в способности принимать решения и целенаправленно действовать с учетом неопределенности и рисков. Важно, что автономия не включает деструктивное и изолированное поведение, ее проявление согласуется с нравственными нормами социума. Действие потребности в компетентности и потребности в связанности с людьми проявляется в том, что личность стремится не только быть компетентной в работе, но и в контактах с окружающими людьми. Следует говорить о психологической, а не о профессиональной компетентности, хотя профессиональные знания и умения, безусловно, дают преимущества в карьере, материальном вознаграждении и статусе [4].

Каузальная ориентация имеет следующую логику формирования. Наличие выраженной автономной ориентации имеет место в случае постоянного удовлетворения всех трех базовых психологических потребностей. Развитие контролируемой личностной ориентации происходит в случае частичного удовлетворения потребностей в компетентности и связанности при фрустрации потребности в автономии. Безличная ориентация развивается в случае фрустрации всех трех базовых потребностей. Каждый человек имеет все три ориентации, но их степень выраженности различается, что можно использовать в качестве предикторов различных психологических и поведенческих результатов и, как мы считаем, психологического благополучия личности.

В современном обществе опасности подвергается не само физическое и материальное существование, а эмоциональное благополучие и самооценка личности. Среда и окружение обеспечивают усвоение конструктивных или защитных форм поведения, во взрослой жизни возрастает роль сознательного выбора целей и средств достижения. Высшая автономия связана с осуществлением продуктивной деятельности, наполненной социально значимым смыслом, реализуемым в профессии. Мы утверждаем, что автономия субъекта определяется высшими ценностями человеческого рода в большей мере, чем психофизиологической предопределенностью индивида. Достижение низшей автономии достигается конфликтным поведением и негативно выраженной эмоциональностью, конкретные трудности социальной среды преодолеваются посредством борьбы и уничтожения помех [3, 8].

Мы считаем, что чем выше степень осознанности потребностей в компетентности, связанности и автономии, тем больше личность привержена высшим устремлениям. Уровень осознания определяется когнитивным потенциалом личности.

Когнитивный потенциал - понятие, относящееся к тому, как личность применяет полученные знания о профессии, о мире и о людях, это понятие соотносится с так называемыми когнитивными структурами, описанными Нэнси Кантор [8]. В основе лежит идея о том, что личные особенности интерпретации, основанные на сложившихся преставлениях о ценности человека и общества, образуют когнитивную структуру личности. Знания расширяют поведенческий репертуар, давая возможность оценить эффект приложенного способа действий, что, в свою очередь, определяет принятие или отказ от понимания социального смысла работы. В повседневной жизни личность не обращается к трансцендентальным уровням осмысления, удовлетворение базовых потребностей связано с преодолением трудностей реальной социальной, экономической и др. среды. Качественное образование дает ориентиры, наполняющие картину мира общечеловеческими смыслами деятельности. Те, кто ограничивают свой когнитивный багаж полученными знаниями в образовательном учреждении, приходят к пониманию невозможности достижения благополучия и несправедливости устройства, как общества, так и всего мира.

Можно заключить, что теоретические исследования автономии личности позволяют достаточно полно смыслить процессы детерминации. Автономия субъекта определяется высшими ценностями человеческого рода в большей мере, чем психофизиологической предопределенностью индивида. Мы делаем вывод, что высшие потребности включены в когнитивный потенциал и согласованно действуют в качестве самого общего регулятора деятельности. Приобретение знаний приводит личность к пониманию самых высоких смыслов человеческой деятельности, дающих новые возможности для конструктивной деятельности. Самодерминация личности проявляется, прежде всего, в осознанном отношении к собственному развитию.

Рецензенты:

Епанчинцева Г.А., д.псх.н., профессор кафедры общей психологии и психологии личности Оренбургского государственного университета, г. Оренбург;

Вишняков А.И., д.б.н., профессор кафедры социальной психологии Оренбургского государственного университета, г. Оренбург.