Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

FORMATION OF THE SCIENTIFIC AND TECHNICAL STAFF FOR MECHANICAL ENGINEERING AND INSTRUMENT MAKING КУБАНИ AND DON IN 1970TH

Ulezko B.V. 1
1 Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education “The Kuban state technological university of the Ministry of Education and science of Russia”
Дана характеристика кадровой политики, проводимой органами управления и партийными структура-ми в машиностроительной и приборостроительной отраслях промышленности в Краснодарском крае и Ростовской области в 1970-е гг. Рассмотрена степень разработки темы в исторической литературе, обо-значены имеющиеся пробелы в ее изучении. На базе научной литературы и архивных материалов изуче-ны мероприятия, проводившиеся структурами КПСС в течение 1970-х гг. в сфере кадровой политики, способствовавшие подготовке научных кадров высшей квалификации, эффективному внедрению науч-ных достижений в промышленное производство Кубани и Дона. Раскрыты недостатки и просчеты, до-пущенные партийным и государственным руководством при работе с научно-техническими кадрами, повлекшие за собой падение социального статуса инженерно-технических работников, престижности и перспектив их труда в советском обществе.
The characteristic of the personnel selection spent by controls and party structures in machine-building and in-strument-making industries in Krasnodar territory is given and the Rostov area in 1970th the degree of devel-opment of a theme in the historical literature Is considered, available blanks in its studying are designated. On the basis of the scientific literature and archival materials the actions, spent structures of the CPSU within 1970th in sphere of the personnel selection, promoted preparation of the scientific staff of the top skills, effective introduction of scientific achievements in industrial production of Kuban and Don are studied. Lacks and the miscalculations admitted by a party and state management at work with the scientific and technical staff, caused falling of the social status of technical officers, prestigiousnesses and prospects of their work in the Soviet society are opened.
1970th
scientific and technical workers
personnel selection
instrument making
mechanical engineering
scientific and technical progress
the Rostov area
Kuban

Перед современной Россией стоит актуальная задача восстановления и развития высокотехнологичных отраслей про­мышленности и обслуживающей ее инте­ресы научно-технической сферы. Решать задачу реиндустриализации предстоит в условиях системного кризиса либе­рально-рыночной социально-экономической модели. В этой связи становится востребованным анализ опыта проводившейся в СССР по­литики развития научно-технического потенциала и ее кадрового обеспечения. В 1970-е гг. структуры КПСС выполняли не только функции политико-идеоло­гического руководства, но и являлись органами реальной власти. ЦК КПСС совместно с Советом Министров СССР вырабатывал экономическую стратегию и политику, а территориальные партийные комитеты, по сути, выполняли функции опера­тивного хозяйственного управления. Разработка и реализация научно-технической по­литики также являлась прерогативой партийных структур. В еще большей мере это относится к практике подготовки, переподготовки, подбора и расстановки кадров, в том числе и научно-технических. Поэтому в предлагаемой статье партийные комитеты разных уровней рассматриваются в качестве органов власти и управле­ния, что отражало реально сложившуюся в СССР практику. В советский период интересующая нас проблема освещалась в монографической литературе и диссертационных исследованиях [7; 12; 17; 61]. В постсоветский период, в связи с деиндустриализацией, обвальным разрушением высокотехнологичных отраслей отечественной индустрии, произошла деактуализация указанной темы, а новых монографий стало меньше [4;5;10]. Однако ряд авторов диссертационных исследований, посвященных научно-технической политике в СССР и ее реализации в регионах, сохранил интерес к теме [1; 22]. Автором данной статьи был опубликован ряд работ, частично или полностью посвященных формированию кадрового потенциала научно-технического прогресса (НТП) в территориальных рамках Краснодарского края и Ростовской области [18; 19; 20; 21]. Целью данной работы является рассмотрение некоторых малоизученных аспектов деятельности органов управления Кубани и Дона по организации подготовки, повышения квалификации, подбора и расстановки кадров научно-исследовательских и проектно-конструкторских организаций машиностроения и приборостроения. В 1970-х гг. эти отрасли справедливо относились к «определяющим научно-технический прогресс».

Стратегические установки на интенсификацию научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в условиях научно-технической революции (НТР), на скорейшее внедре­ние их результатов в производство декларировали в 1970-е гг. XXIV и XXV съезды КПСС. Их решения ориентировали на развитие научно-производственной интеграции, концентрацию внимания ученых на исследованиях, нацеленных на созда­ние техники и технологий будущего. Для этого требовалось совершенствовать органи­зацию труда на­учных работников, систему управления НИОКР, координацию, плани­рование и финансирование исследований и разработок, а также улучшить подготовку кадров, укреплять материальную базу научных и проектно-конструкторских учрежде­ний [8, С. 213-214; 9, С. 57].

Свой вклад в решение перечисленных задач внесла научно-техническая интеллигенция Краснодарского края и Ростовской области - крупных экономических центров страны, располагавших зна­чительным научным потенциалом. Так, в Ростовской области во вто­рой половине 1970-х гг. работало 117 научно-исследователь­ских и проектно-конст­рукторских организаций, 17 вузов, дейст­вовал Северо-Кавказский научный центр высшей школы (СКНЦ ВШ). В 1972 г. число сотрудников в этих научных учреждениях составляло 31727 чел., в том числе - 301 доктор наук и 3432 кандидата наук [11, С. 28; 13, С. 4]. На Кубани функционировали 50 научно-исследо­вательских учреждений, 9 вузов, в которых было занято 8600 научных сотрудников, в том числе 214 докторов и около 3 тыс. кандида­тов наук [6, С. 4]. В рассматриваемый период про­блемы повышения эффектив­ности НИОКР и ук­репления связи науки с производством систе­матически рассматривались на партий­ных конферен­циях, соб­раниях партийно-хозяйственного актива, на пленумах, заседа­ниях бюро и в отделах краевого и областного, Краснодар­ского, Ростовского и Ново­черкасского городских, Ленинского г. Краснодара и Первомайского г. Ростова-на-Дону районных и других партийных комитетов [23, Л. 153; 24, Л. 6-9; 25, Л. 103,104; 26, Л. 114,115; 27, Л. 142,143; 28, Л. 4-8; 29, Л. 98,99; 30, Л. 3-34; 31, Л. 103-105; 32, Л. 195-198; 33, Л. 79; 34, Л. 13,14; 35, Л. 14,34,49; 36, Л. 1-97; 37, Л. 25; 38, Л. 41,42; 39, Л. 48-61; 40, Л. 116-125; 41, Л. 27,88; 42, Л. 27,28,52-56; 43, Л. 18,19;44, Л. 9,10; 45, Л. 2-68; 48, Л. 9-76; 49, Л. 7-10; 50, Л. 2-72; 52, Л. 229,230; 53, Л. 145; 54, Л. 142; 55, Л. 10; 56, Л. 83,84; 57, Л. 171; 58, Л. 55; 59, Л. 75-79].

Партийные комитеты проанали­зировали выполнение первичными парторганиза­циями и руково­дством научно-исследовательских, проектно-конструкторских учреж­дений и вузов постановлений ЦК КПСС и Совета Минист­ров СССР «О мероприятиях по повышению эффективности ра­боты научных организаций и ускорению использова­ния в народ­ном хозяйстве достижений науки и техники» от 24 сентября 1968 г. и «О повышении эффективности научно-исследовательской работы в высших учебных заведениях» от 6 апреля 1978 г. [14, С. 111-136; 15, С. 244-251]. Ими был обобщен опыт работы коллективов и парторганиза­ций научных учреждений, добившихся наилучших результатов в деле повышения эффективности НИОКР, создавших надежно функ­ционировавшие системы связей с производством. Назовем, пре­жде всего, ростовские Научно-исследовательский институт тех­нологии машиностроения (НИИТМ), Всесоюзный проектно-кон­структорский технологический институт (ВПКТИ) «Атомкотло­маш», краснодарские Специальное проектно-конструкторское бюро (СПКБ) «Промавтоматика» и политехнический институт. Однако, наряду с очевидными достижениями коллективов научных и проектных учреждений, имелись и существенные недостатки. В первую очередь, наличие в пла­нах работ большого количества незначительных тем, не нацеленных на решение крупных проблем и не суливших ощутимой экономической отдачи; затягивание сроков проведе­ния НИОКР и внедрения их результатов в производство; непол­ное вне­дрение законченных разработок и недостаточное количе­ство разработок, выполненных на уровне изобретений; отсутст­вие или несовершенство перспективных планов ра­боты; слабая мотивация работников в целях ускоренного внедрения научно-технических достижений в производство и т. д. Причи­нами указанных недостатков назы­вались: слабая работа по подбору, расстановке и переподготовке руководящих и на­учно-техниче­ских кадров; недостаточность мер по развитию у них инициа­тивы и твор­ческой активности.

В эпоху НТР одной из актуальных проблем стала подготовка для промышленности специалистов, освоивших язык современной науки. Для ее решения в конце 1960-х гг. парторганизация и научно-педагогический коллектив Таганрогского радиотехнического института (ТРТИ) выдвинули идею создания учебно-научно-технического комплекса (УНТК). Ректорат и партком вуза придали этой идее первостепенное значение и приняли меры к ее реализации. Инициатива была поддержана Ростовским ОК и Таганрогском ГК КПСС, которые оказывали содействие созданию комплекса и повседневную помощь в совершенствовании его деятельности. В результате интенсивной работы в течение 10 лет были сформированы крупные научные, опытно-конструкторские и экспериментально-производственные подразделения комплекса. Его основу составили вуз, НИИ однородных микроэлектронных вычислительных структур, конструкторские бюро и опытно-производственная база. К созданию и совершенствованию УНТК были привлечены парторганизация, профессорско-преподавательский, научный и инженерно-технический состав [3, С. 18; 46, Л. 128; 47, Л. 66].

В рамках УНТК удалось развить ряд крупных научных направлений, сконцентрировав на них усилия больших коллективов ученых, инженерно-технических работников (ИТР) и студентов. Причем общий годовой объем НИОКР в ТРТИ к концу исследуемого периода достиг 7 млн руб. 70 % исследований выполнялись по постановлениям и заказам Советского правительства, Госкомитета СССР по науке и технике, Академии наук СССР. Большую часть из них составляли крупные долгосрочные работы объемом в сотни тысяч рублей. В течение 1970-х гг. объем выполненных в ТРТИ исследований увеличился в 3 раза, в том числе важнейших - в 6 раз. Экономическая эффективность от внедренных работ возросла за этот период в 3 раза и достигла 18 млн руб. в год [47, Л. 68]. С образованием УНТК более успешно велась подготовка научных кадров высшей квалификации - докторов и кандидатов наук. В исследуемый период общее количество преподавателей и научных работников возросло на 25 %, а докторов и кандидатов наук соответственно в 4,5 и 4 раза, что составило более 300 чел. Комплекс дал возможность максимально использовать творческий потенциал ученых, которые в конце 1970-х гг. ежегодно представляли в 5 раз больше изобретений, чем в начале функционирования УНТК. Сотрудники ТРТИ ежегодно получали более 100 авторских свидетельств на изобретения, что составило четверть всех авторских свидетельств, полученных в вузах Северо-Кавказского региона [46, Л. 129; 47, Л. 68]. Учебно-научно-технический комплекс позволил обеспечить и массовое вовлечение студентов в научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую работу. Все, без исключения, студенты в плановом порядке участвовали в работе НИИ, КБ и других исследовательских подразделений комплекса. Тематика курсовых и дипломных проектов в значительной мере определялась нуждами предприятий. В результате, каждые четыре из пяти дипломных проектов, защищенных весной 1981 г. в ТРТИ, имели практическую направленность. Значительная их часть была рекомендована для внедрения в производство [3, С. 19]. Таким образом, УНТК обеспечил прямой путь от фундаментальных научных исследований к опытно-конструкторским разработкам и их внедрению в производственную практику. Учитывая положительные результаты функционирования УНТК, областное партийное руководство приняло меры к распространению опыта ТРТИ на другие вузы области. К концу исследуемого периода было создано еще два аналогичных комплекса - Ростовский институт инженеров железнодорожного транспорта - Северо-Кавказская железная дорога, Ростовский институт сельскохозяйственного машиностроения - завод «Ростсельмаш». Началось создание УНТК с участием Ростовского государственного университета и Новочеркасского политехнического института [2, С. 8; 46, Л. 129].

В изучаемый период первичные парторганизации научно-исследовательских и проектно-конструкторских учреждений стали уделять значительно больше внимания созданию опти­мальных условий для повышения эффективности работы, сокраще­ния сро­ков внедрения в производство законченных разработок. Повысилась требовательность и к под­бору и расстановке научно-техниче­ских кадров, повышению их профессиональной квалификации. Важное место занимало создание и поддержание на должном уровне резерва кадров на выдвижение. В Ростовском ВПКТИ «Атомкотломаш» такой кадровый резерв был сформирован еще в 1967 г. Список резерва охватывал должности руководителей института, заведующих секторами и отделами. Ежегодно этот список пере­сматривался на заседании парткома, в него вносились необходи­мые уточнения и изменения. На­званный документ стал решаю­щим для выдвижения работников на руко­водящие должности. В 1973 г. из резерва были выдвинуты все замести­тели директора и 64 заведующих отделами и секторами [14, С. 111-136]. Зачисление работников в резерв кадров на выдвижение про­водилось, как пра­вило, на основании регулярных аттестаций. Так, в Ростовском НИИТМе подобные ат­тестации стали прово­диться с 1969 г. Например, по итогам аттестации за 1972 г. 83 работника повысили в должности [15, С. 244-251].

Во всех научно-исследовательских и проектно-конструктор­ских учреждениях исследуемых регионов велась целенаправлен­ная работа по повышению квалификации кадров путем их обучения в институтах повышения квалификации, вузах и техникумах без отрыва от производства. Например, в Краснодаре в специальном конструк­торском бюро автома­тических линий и металлорежущих станков (СКБАЛ) работа по повы­шению квалификации сотрудников строилась на основе годовых и пятилетних планов. Ежегодно около 50 чел. повышали свою квалификацию с час­тичным и 4-5 чел. с пол­ным отрывом от производства в Воро­нежском институте повышения квалификации. Они изучали та­кие дисциплины, как основы экономики и управления производ­ством, патентоведение, проектирование металлорежущих станков и др. Ряд сотрудников обу­чался в аспирантуре. С учетом возросшей квалификации ежегодно 15-25 сотрудников СКБАЛ продвинулись по служебной лестнице на более высокие должности. Учитывая, что общая чис­ленность персонала этой организации составляла в 1970-х гг. примерно 200 чел., можно сделать вывод, что в течение каждой пятилетки все научные и инженерно-тех­нические работники успевали пройти переподготовку [39, Л. 60].

Партийные организации и руководство научных и проектных учреждений забо­тились и о подготовке научных кадров высшей квалификации путем их обучения в аспи­рантуре или на основе соискательства. При этом обращалось внимание на актуальность тем дис­сертационных исследований и внедрение их результатов в производство. В Ростовском НИИТМе, как правило, результаты диссертационных исследований сотрудников вне­дрялись в производство еще до их защиты. Примером может служить кандидатская диссертация Ю. Л. Перевозкина, посвященная исследованию и созданию модельных составов для литья по выплавляемым моделям. В начале 1970-х гг. такие составы при­менялись более чем на 80 заводах страны. Наличие в НИИТМе научных работников высокой квалификации позволило организовать аспирантуру, осуществлять научное руководство аспирантами и соискателями собственными силами. В результате, в течение 1969-1973 гг. 25 сотрудников института защитили кандидатские диссертации [51, Л. 27]. Итогом целенаправленной работы региональных парторганизаций в первой поло­вине 1970-х гг. стало значительное улучшение качественного состава научных кадров края и области, возрастание доли дипломированных специалистов. Так, в НИИТМе к концу 1972 г. она составила 91% от общего числа научных и инженерно-технических работников, а в научно-исследовательском институте постоянных магнитов (НИИПМ, г. Новочеркасск) - 96,7 %. Произошло также увеличение численности докторов и кандидатов наук [40, Л. 118; 51, Л. 27; 60, Л. 275].

Таким образом, рост квалификации ученых, проектировщи­ков и конструкторов повысил способность коллективов научно-исследовательских и проектно-конструк­торских учреждений справляться с решением задач ускорения НТП. Возросшие возможности научно-технической интелли­генции можно было теперь ис­пользовать с должным эффектом. Тем не менее даже к середине 1980-х гг. не удалось до­биться формирования в регионах такого отряда ученых, конструкторов, руково­дителей НИИ и КБ, кото­рый бы полностью соответствовал требованиям НТР. Наиболее крупные просчеты в работе с кадрами, с нашей точки зрения, состояли в пренебрежитель­ном отно­шении партийных комитетов к демократизации процесса подбо­ра руководи­телей всех звеньев. Осуществленный нами анализ документов партийных комитетов свидетельствует о том, что при ротации кадров, обсуждении кадровых про­блем не было гласности, поскольку вопросы открытого подбора руко­водителей, а также согласования их кандидатур с мнением трудовых коллективов даже не затрагива­лись. В документах отсутствуют упомина­ния о необ­ходимости или желательности конкурсного избрания директоров учреждений и их заместителей, заведующих отделами и т. п. Партийные ко­ми­теты предпочитали выдвигать на ключевые посты в промышленности преимущественно членов КПСС, руководствуясь упрощенно понимаемым принципом «партийности в кадровой политике».

Важно учитывать и такой фактор, как система оплаты труда ученых и ИТР. С 1940 г. по 1980 г. уровень зарплаты ИТР, по сравнению со средней зарплатой рабочих в промышленности, уменьшился с 210 % до 110 %, а в науке и научном обслуживании - со 145 % до 92 %. Это серьезно сказалось на социальном статусе ИТР, престижности и перспектив их труда в советском обществе [16]. Такие негативные перемены наглядно демонстрировали, что партийно-государственное руководство СССР не до конца осоз­нало, что в условиях НТР роль и значение интеллектуального труда резко возросли. Поэтому уже не классический рабочий класс, а научные, инженерно-технические и управленче­ские работники, так называемые «белые и синие воротнички», стали главной движущей силой экономического и научно-техниче­ского прогресса. Вместе с тем не вызывает сомнения достаточно высокий профессиональный уро­вень советских ученых, проек­тировщиков и конструкторов. Иначе, чем тогда объяснить, что в 1990-х гг., когда в РФ резко снизилась инновационная активность, распалась отраслевая наука, закрылось большинство научно-иссле­довательских и проектно- конструкторских организаций, сотни тысяч уче­ных и специалистов, покинув страну, тем не менее, нашли работу по специально­сти за рубежом, в том числе и в США.

Рецензенты:

Куценко И.Я., д.и.н., профессор кафедры истории, политологии и социальных коммуникаций, Кубанский государственный технологический университет, г. Краснодар.

Кулаков В.В., д.и.н., профессор, заместитель директора Ставропольского президентского кадетского училища по учебной работе, г. Ставрополь.