Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ВЛИЯНИЕ ДЕПРЕССИИ НА ФОРМИРОВАНИЕ МЕТАБОЛИЧЕСКОГО СИНДРОМА И РАЗВИТИЕ ИБС У ПАЦИЕНТОВ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП

Прохоренко И.О. 1 Зарубина Е.Г. 1 Моисеева Т.В. 1
1 НОУ ВПО «Самарский медицинский институт «Реавиз», Самара, Россия
С целью изучения влияния уровня кортизола на фоне депрессии, выявленной на основании шкалы Цунга, на распространенность метаболического синдрома (МС) и скорость формирования ИБС у пациентов старших возрастных групп, проведено обследование больных с депрессией и без нее: определены уровни кортизола, липидный спектр, проведены суточное мониторирование ЭКГ по Холтеру, мультиспиральная компьютерная коронарография с определением индекса Агатсона и массы кальция в бляшках коронарных артерий по методу H. Yoon и соавт. (1996). У пациентов с депрессией, характеризующейся гиперкортизолемией (r=0,98), чаще встречаются сочетанные поражения ИБС+МС, сопровождающиеся более выраженными нарушениями липидного спектра. На фоне депрессии формирование кальциноза коронарных артерий происходит быстрее, что повышает риск развития сердечно-сосудистых осложнений в 2,5 раза по сравнению с группой без депрессии.
депрессия
кортизол
метаболический синдром
ИБС
1. Балаболкин М.И. Роль ИР в патогенезе сахарного диабета 2-го типа // Тер. Архив. – 2003. – № 1. – С. 72-77.
2. Благосклонная Я.В., Красильникова Е.И., Шляхто Е.В. Метаболический сердечно-сосудистый синдром // Русский медицинский журнал. – 2002. – Т. 9. – № 2. – С. 67-71.
3. Зимин Ю.В. Артериальная гипертония при сахарном диабете: особенности патогенеза и лечения (обзор) // Терапевтический архив. ‒ 1998. ‒ № 10. ‒ С. 15-20.
4. Котовская Ю.В. Метаболический синдром: прогностическое значение и современные подходы к комплексной терапии // Сердце. – 2005. – Т4. – № 5. – С. 236-241.
5. Agatston A.S., Janowitz W.R., Hildner F.J. et al. Quantification of coronary artery calcium using ultrafast computed tomography // J Am Coll Cardiol. – 1990. – № 15. – P. 827–858.
6. Ariyo A.A. еt al. Depressive Symptoms and Risks of Coronary Heart Disease and Mortality in Elderly Americans // Circulation. – 2000. – V. 102. – P. 1773–1779.
7. FIELD Study Investigators. – Lancet, 2005, e-publication November 14.
8. Glassman A.H., Shapiro P.A. Depression and the Course of Coronary Artery Disease // Am J Psy. – 1998. – V. 155. – P. 4-11.
9. Lesperance F., Frasure-Smith N., Talajic M., Bourassa M.G. Five-year risk of cardiac mortality in relation to initial severity and one-year changes in depression symptoms after myocardial infarction // Circulation. – 2002. – V. 105. – P. 1049–1102.
10. Yoon H.C., Goldin J.G., Greaser L.E. et al. Interscan variation in coronary artery calcium calcification in a large asymptomatic patient population // Am J Roengenol. – 2000. – № 174. – Р. 803–811.

Введение. Метаболический синдром (МС) – комплекс патогенетически взаимосвязанных метаболических и сердечно-сосудистых нарушений, включающих инсулинорезистентность (ИР), нарушение толерантности к глюкозе (НТГ), сахарный диабет (СД), артериальную гипертензию (АГ), сочетающихся с абдоминальным ожирением и атерогенной дислипидемией [1; 4; 7]. В настоящее время установлено, что через 10-20 лет после начала метаболического синдрома развивается и прогрессирует атеросклероз – в дальнейшем возможны такие осложнения, как инфаркт и инсульт. Согласно современным данным, коморбидность депрессии и тревоги с сердечно-сосудистой патологией составляет от 20 до 70% пациентов: у 17-27% пациентов с ишемической болезнью сердца (ИБС), проходящих процедуру коронарной ангиографии, выявляются депрессии, а у больных после инфаркта миокарда (ИМ) депрессии обнаруживаются в 16-45% случаев [9]. Депрессия является таким же важным фактором риска сердечно-сосудистых болезней и их осложнений, в т.ч. и смертности, как и курение, гипертензия, ожирение и гиперхолестеринемия [6; 8]. Смертность при депрессии выше в 2-3 раза. Таким образом, понимание патофизиологических механизмов, которые могут способствовать развитию метаболического синдрома, крайне важно для клинической медицины.

Цель исследования: изучение влияния уровня кортизола на фоне депрессий на распространенность МС и скорость формирования ИБС у пациентов старших возрастных групп.

Материал и методы исследования. Всего было обследовано 189 пациентов с депрессией (I группа) и 216 – без признаков депрессии (II группа) в возрасте от 56 до 79 лет, средний возраст 68,2±8,5 лет, среди них 188 женщин и 217 мужчин. Для выявления распространенности и глубины депрессивных расстройств среди пациентов старших возрастных групп использовалась шкала самооценки Цунга. Среди них были 48 пациентов с легкой формой депрессии (50-59 баллов), 76 человек с умеренной депрессией (60-69баллов), у 65 пациентов по шкале Цунга было 70 баллов и более, что соответствовало выраженной депрессии. Наличие депрессии подтверждалось врачами-специалистами по критериям МКБ10.

Метаболический синдром ставился на основании рабочих критериев экспертов ционального института здоровья США (Adult Treatment Panel III)., 2001 г.: АГ ≥ 130/85 мм рт. ст., объем талии >102 см для мужчин, >89 см для женщин, триглицериды ≥1,69 ммоль/л и/или ХС ЛПВП <1,04 ммоль/л для мужчин, и <1,29 ммоль/л для женщин, глюкоза натощак >6,1ммоль/л.

Уровень кортизола определялся с помощью электрохемилюминесцентного анализатора Elecsys (Hoffmann-La Roche, Швейцария, (норма: утро 171-536 нмоль/л, вечер 64-327 нмоль/л, чувствительность метода – 0,5 нмоль/л).

Основным методом обследования являлся метод клинического анализа. Все пациенты обследовались по методикам, предусмотренным стандартами обследования пациентов с ИБС и МС. При определении дислипидемических нарушений общий холестерин (ОХ), холестерин липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП), ТГ определяли на биохимическом анализаторе крови CardioChek P•A. Концентрация ХС ЛПНП рассчитывалась нами у пациентов по формуле Фридвальда (Fridwald W., 1972), при условии, что концентрация ТГ в крови не превышает 4,5 ммоль/л. Кроме этого, мы определяли индекс атерогенности, который рассчитывался по формуле: ИА= ОХС/ХС ЛПВП, при этом ИА>5 расценивался нами, согласно рекомендациям ВНОК, как дислипидемия.

Инструментальная диагностика сердечно-сосудистой патологии включала следующие методы исследования: суточное мониторирование ЭКГ по Холтеру, эхокардиографию, компьютерную коронарографию на 16-срезовом мультиспиральном компьютерном томографе (МСКТ) фирмы Siemens Somatom Emocion 16 (Германия) с определением кальциевого индекса по методу Agatson [5], для интерпретации содержания фосфата кальция в бляшках коронарных артерий использовался метод H. Yoon и соавт. (1996) [10].

Статистическая обработка данных проводилась с помощью пакета прикладных программ Statistica for Windous 7.0. Результаты изучения полученных вариационных рядов были представлены в виде средней арифметической величины (М) с учетом средней ошибки средней арифметической (m) – M±m. При определении достоверности полученных результатов использовался критерий Стъюдента. Статистические результаты считались достоверными при p<0,05.

Полученные результаты и их обсуждение. Анализ медицинских карт и данных анамнеза 405 больных позволил сделать вывод о том, что у пациентов на фоне депрессии как  МС, так и  ИБС прогрессируют значительно быстрее, чем в группе сравнения (рис. 1).

Рис. 1. Доля МС, ИБС и сочетанной патологии в структуре заболеваемости пациентов обследованных групп.

Развитию и прогрессированию МС у пациентов первой группы способствовал тот факт, что на фоне депрессии возникало повышение уровня кортизола, в среднем по группе до 769,5 ± 56,8 нмоль/л,. Известно, что кортизол стимулирует кортизолзависимую липопротеиновую липазу (ЛПЛ) на капиллярах жировых клеток верхней половины туловища, брюшной стенки и висцерального жира (кортизолзависимая жировая ткань). В результате увеличивается отложение жира, развивается гипертрофия жировых клеток и столь характерное абдоминальное ожирение [2], которое у пациентов первой группы наблюдалось у 85 человек (45,0% обследованных), в то время как среди пациентов группы сравнения МС лишь у 26,4% обследованных. Кроме этого, кортизол принимает непосредственное участие в развитии инсулинорезистентности, так как значительно уменьшает чувствительность тканей к действию инсулина. При этом уменьшается инсулинобусловленный транспорт глюкозы в клетки, тормозится пострецепторная утилизация глюкозы, что подавляет активность вторичных мессенджеров инсулина, усиливается распад гликогена в печени, в связи с чем у больных повышается уровень сахара в крови и еще больше усиливаются процессы формирования инсулинорезистентности [3]. По-видимому, эти процессы стали одним из факторов относительного роста диабета II типа по сравнению с нарушением толерантности к глюкозе в структуре МС у пациентов первой группы. Так, соотношение между пациентами с МС, страдающими сахарным диабетом II типа и нарушением толерантности к глюкозе, в первой группе составило 72,5 и 27,5%, а в группе сравнения 36,6 и 63,4% соответственно (р1,2<0,001). Кроме этого, в первой группе чаще встречались сочетанные поражения (МС + ИБС), чем у лиц II группы с нормальным содержанием кортизола (213,6 ± 26,9 нмоль/л) -38,1 и 13,9% (р<0,001), соответственно. Возможно, более частое развитие сочетанных нарушений (МС + ИБС) у лиц первой группы было связано с тем, что избыток инсулина не только усиливает синтез холестерина (ХС), липопротеинов низкой и очень низкой плотности (ЛПНП, ЛПОНП), но и существенно тормозит процессы липолиза. Вызывая существенные количественные и, что немаловажно, качественные изменения липопротеиновых молекул, гиперинсулинемия индуцирует атерогенные изменения липидного спектра крови [3]. Увеличивается количество и чувствительность рецепторов для ЛПНП на клеточных мембранах стенки артерии, что приводит к ускоренному транспорту избытка ХС в сосудистую стенку. Изменения в липидограмме были выявлены у всех пациентов как первой, так и второй групп, однако их выраженность была наибольшей при сочетании МС и ИБС, особенно у лиц на фоне депрессии (табл. 1).

Таблица 1 – Липидный спектр у пациентов (M±m)

 

ОХС, ммоль/л

ХС ЛПВП, ммоль/л

ХС ЛПНП, ммоль/л

ИА, ед

ТГ, ммоль/л

 

 

Муж

Жен

Муж

Жен

Муж

Жен

 

I  группа: ИБС, n=91

ИБС+МС, n=72

 

 

6,2±0,1

 

6,9±0,1

 

0,7±0,03

 

0,7±0,02

 

1,0±0,02

 

0,9±0,03

 

4,0±0,2

 

4,4±0,2

 

3,6±0,2

 

4,4±0,2

 

8,8±0,3

 

9,8±0,4

 

6,2±0,2

 

7,7±0,3

 

3,5±0,2

 

3,6±0,1

II группа,  ИБС, n=125

ИБС+МС,

n=30

 

 

5,6±0,1*

 

6,2±0,2**

 

0,9±0,04*

 

0,8±0,02**

 

1,15±0,03**

 

1,1±0,04**

 

3,2±0,1

 

3,9±0,2

 

3,0±0,2

 

3,6±0,3

 

6,2±0,3

 

7,6±0,3

 

4,9±0,2

 

5,6±0,2

 

3,2±0,2

 

3,3±0,1

*р<0,001, **р<0,05   по сравнению с показателями I группы.

Более выраженные изменения липидного спектра у пациентов первой группы привели у них к утяжелению течения ИБС. Структура стабильной стенокардии напряжения (ССТН) по степени тяжести функционального класса (ФК) приведена на рис. 2.

 

Рис. 2. Структура стабильной стенокардии напряжения у пациентов двух групп по степени тяжести.

Результаты Холтеровского мониторирования ЭКГ показали, что при наличии депрессии у пациентов с ИБС  на 15,7% чаще, чем в группе сравнения, в ночное время регистрируется выраженная синусовая аритмия, на 21,1% преходящие синоатриальные или атриовентрикулярные блокады, а также на 24,7% различные нарушения ритма на фоне длительных, до 77,3 + 2,4 мин/сут., периодов ишемии миокарда.

Было установлено, что у пациентов с высоким содержанием кортизола в крови происходит более быстрое формирование кальциноза коронарных артерий, о чем свидетельствовали более высокие показатели кальциевого индекса (КИ), определенные по методу Агатсона у 108 пациентов с ИБС (табл. 2).

Таблица 2 – Показатели индекса кальция по методу Агатсона

Количество баллов

I  группа, n=57

II группа, n=51

ИБС, n=28

ИБС+МС, n=29

ИБС, n=24

ИБС+МС, n=27

0

-

-

-

-

1-10

-

-

2 (8,3%)

2 (7,4%)

11-100

5 (17,9%)

3 (10,3%)

9 (37,5%)

8 (29,6%)

101-400

17 (60,7%)

18 (62,1 %)

11 (45,9%)

14 (51,9 %)

>400

6 (21,4%)

8 (27,6%)

2 (8,3%)

2 (11,1%)

В соответствии с рекомендациями по интерпретации показателей КИ (0 баллов – очень низкий, 1-10 – низкий, 11-100 – умеренный, 101-400 – умеренно высокий и > 400 баллов – высокий риски развития ИБС и сердечно-сосудистых заболеваний) нами  было установлено, что присоединение МС к ИБС повышает риск развития сердечно-сосудистых осложнений у пациентов с ИБС в среднем на 5-7%, а при наличии депрессии  высокий риск развития сердечно-сосудистых осложнений возрастает как при изолированной ИБС, так и при сочетании МС и ИБС – в 2,5 раза (р<0,001).

Относительный риск развития симптоматики сердечно-сосудистых заболеваний, рассчитанный по методу H. Yoon и соавт., подтвердил полученные ранее результаты (табл. 3).

Таблица 3 – Сравнительные показатели содержания кальция в бляшках коронарных артерий пациентов, включенных в обследование

Содержание кальция, мг

Пациенты с ИБС, %

Пациенты с ИБС+МС, %

Риск сердечно-сосудистой патологии (по сравнению с людьми с нулевым уровнем кальция)

I  группа, n=57

n=28

n=29

 

1-79

 21,4

10,3

3:1

80-399

 57,1

58,7

8:1

>400

21,5

31,0

25:1

II группа, n=51

n=24

n=27

 

1-79

37,5

17,2

3:1

80-399

62,5

69,0

8:1

>400

-

13,8

25:1

Полученные факты подтверждались данными анамнеза обследованных пациентов. Среди больных первой группы инфаркт миокарда (ИМ) перенесли 12,7% обследованных. Из них ИМ с зубцом Q был выявлен более чем у 70% из них. Еще у 6,3% в анамнезе были острые нарушения мозгового кровообращения. В группе сравнения эти показатели составляли  6,0; 46,2 и 2,3% соответстенно (р1,2.3<0,05).

Выводы

1. При наличии депрессии, которая коррелирует (r+0,98) с высоким уровнем кортизола, у лиц старших возрастных групп повышается риск развития сочетанной патологии: ИБС и МС.

2. Гиперкортизолемия приводит к быстрому прогрессированию как МС, так и ИБС и повышает риск развития осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы.

Рецензенты:

Сергеев Олег Степанович, доктор биологических наук, профессор, кафедра общей и клинической патологии: патологическая анатомия и патологическая физиология, Самарский государственный медицинский университет, г. Самара.

Лебедева Елена Алексеевна, доктор медицинских наук, профессор, кафедра госпитальной терапии с курсом трансфузиологии, Самарский государственный медицинский университет, г. Самара.


Библиографическая ссылка

Прохоренко И.О., Зарубина Е.Г., Моисеева Т.В. ВЛИЯНИЕ ДЕПРЕССИИ НА ФОРМИРОВАНИЕ МЕТАБОЛИЧЕСКОГО СИНДРОМА И РАЗВИТИЕ ИБС У ПАЦИЕНТОВ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=7569 (дата обращения: 24.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252