Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,120

ИЗМЕНЕНИЕ СЫВОРОТОЧНОЙ КОНЦЕНТРАЦИИ ХЕМОКИНА RANTES/ССL5 В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СТАДИИ ТЕЧЕНИЯ АТОПИЧЕСКОГО ДЕРМАТИТА

Кибалина И.В. 1 Фефелова Е.В. 2 Цыбиков Н.Н. 2
1 ФГБОУ ВО "Читинская государственная медицинская академия" Минздрава России
2 ФГБОУ ВО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России
Атопический дерматит – хронический дерматоз мультифакторной природы с доминирующим значением иммунных нарушений и генетических факторов. На сегодняшний день по данным современных литературных источников имеется мало информации о роли хемокина RANTES/ССL5 в патогенезе заболевания. Нами исследован уровень данного хемокина в сыворотке крови у подростков и взрослых, страдающих атопическим дерматитом. Забор крови у пациентов осуществлялся в периоды обострения и ремиссии. Исследование проводилось методом проточной цитофлюориметрии с применением панели The LEGEND plex TM Human Proinflammatory Chemokine Panel (13-plex) в соответствии с протоколом производителя. У пациентов с атопическим дерматитом концентрация RANTES/ССL5 превышает показатели здоровых добровольцев. Выявлена взаимосвязь между распространенностью кожного процесса и концентрацией хемокина RANTES/ССL5 в сыворотке крови. При распространенной форме атопического дерматита уровень RANTES/ССL5 больше, чем при ограниченном кожном процессе. В исследовании показано, что у подростков концентрация хемокина RANTES/ССL5 в сыворотке крови превышает данные, полученные у взрослых, страдающих атопическим дерматитом. В патогенезе атопического дерматита хемокин RANTES/CCL5 является ключевым цитокином, отвечающим за интенсивность воспалительного процесса, возникновение кожного зуда и формирование клинических проявлений дерматоза.
атопический дерматит
хемокин
rantes/ссl5
патогенез
атопический марш
1. Кубанов А.А., Богданова Е.В. Организация и результаты оказания медицинской помощи по профилю дерматовенерология в Российской Федерации. Итоги 2018 года // Вестник дерматологии и венерологии. 2019. № 4. С. 8–23.
2. Wollenberg A., Barbarot S., Bieber T., Christen-Zaech S., Deleuran M., Fink-Wagner A., Gieler U., Girolomoni G., Lau S., Muraro A., Czarnecka-Operacz M., Schäfer T., Schmid-Grendelmeier P., Simon D., Szalai Z., Szepietowski J.C., Torrelo A., Werfel T., Ring J. Consensus-based European guidelines for treatment of atopic eczema (atopic dermatitis) in adults and children: part I.J Eur Acad Dermatol Venereol. 2018. vol. 32 no. 5. P. 657–682. DOI: 10.1111/jdv.14891.
3. Schneider L., Hanifin J., Boguniewicz M., Lawrence F., Spergel J.M., Dakovic R., Paller A.S. Study of the atopic march: development of atopic comorbidities. Pediatr Dermatol. 2016. vol. 33 no. 4. Р. 388–398.
4. Aw M., Penn J., Gauvreau G.M., Lima H., Sehmi R. Atopic March: Collegium Internationale Allergologicum Update 2020. Int Arch Allergy Immunol. 2020. vol. 181 no. 1. Р. 1-10. DOI: 10.1159/000502958.
5. Hill D.A., Spergel J.M. The atopic march: Critical evidence and clinical relevance. Ann Allergy Asthma Immunol. 2018. vol. 120 no. 2. Р. 131-137. DOI: 10.1016/j.anai.2017.10.037
6. Friedlander S.F., Simpson E.L., Irvine A.D., Eichenfield L.F. The Changing Paradigm of Atopic Dermatitis Therapy. Seminars in Cutaneous Medicine and Surgery. 2016. vol. 35 no. 5. P. 97-99.
7. Kathuria P., Silverberg J.I. Association of pollution and climate with atopic eczema in US children. Pediatr Allergy Immunol. 2016. vol. 27. Р. 478–485.
8. Hidaka T., Ogawa E., Kobayashi E.H., Suzuki T., Funayama R., Nagashima T., Fujimura T., Aiba S., Nakayama K., Okuyama R., Yamamoto M. The aryl hydrocarbon receptor AhR links atopic dermatitis and air pollution via induction of the neurotrophic factor artemin. Nat Immunol. 2017. vol. 18. Р. 64–73.
9. Москалёв А.В., Рудой А.С., Апчел В.Я. Роль хемокинов в развитии противовирусного иммунного ответа // Вестник Российской военно-медицинской академии. 2017. № 3. С. 183-188.
10. Ярилин А.А. Иммунология. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. 752 с.
11. Кибалина И.В., Цыбиков Н.Н. Роль эндотелина-1 и аутоантител к нему в патогенезе атопического дерматита: исследование случай-контроль // Вестник дерматологии и венерологии. 2021. № 1. С. 34-40. DOI: 10.25208/vdv478.

Атопический дерматит – мультифакторный хронический генетически детерминированный дерматоз, проявляющийся характерной возрастной клинической симптоматикой, типичной локализацией и кожным зудом. Согласно статистическим данным, атопический дерматит составляет до 40% случаев среди всех дерматозов [1, 2]. В 2018 г. в России заболеваемость данной патологией составила 188,2 случая, распространенность – 426,3 случая на 100 000 всего населения [1, 2]. Во всем мире ежегодно регистрируются новые случаи заболеваемости как у детей, так и у взрослых независимо от страны проживания [3–5].

Согласно современным научным данным, в патогенезе атопического дерматита остается много неизученных звеньев, что непосредственно сказывается не только на терапевтической тактике ведения пациентов с данным дерматозом, но и на социальной адаптации и качестве жизни [6]. Заболевание является генетически детерминированным, к основным генетическим дефектам при атопическом дерматите относят мутации гена филаггрина, принимающего участие в барьерной функции кожного покрова. Предрасполагающими триггерами в развитии дерматоза служат многочисленные факторы окружающей среды – алиментарные, пылевые, пыльцевые, бактериальные [7, 8]. В патогенезе заболевания в качестве ведущего звена определены иммунные нарушения в виде дисбаланса между Т-хелперами 1-го типа и Т-хелперами 2-го типа с синтезом характерного цитокинового профиля [3, 5].

Одним из малоизученных хемокинов в патогенезе атопического дерматита является RANTES/CCL5. Известно, что он принимает участие в воспалительных процессах как регулятор функции нормальных Т-лимфоцитов и проангиогенный хемокин. RANTES/CCL5 считается медиатором аллергических и клеточно-опосредованных реакций [9]. Он синтезируется эндотелиальными клетками, моноцитами, Т-клетками и фибробластами. Является хемотаксическим цитокином для Т-лимфоцитов, эозинофилов, моноцитов, базофилов и В-лимфоцитов [10]. Учитывая, что в развитии данного дерматоза присутствует дисбаланс между Т-хелперами 1-го типа и Т-хелперами 2-го типа, то не исключено, что хемокин RANTES/CCL5 может быть ключевым веществом, участвующим в инициации иммунных нарушений при данном заболевании.

Хемокин RANTES/CCL5 способен стимулировать синтез гистамина базофилами и связываться как с G-белком, так и с протеогликанами через рецепторы синдекан-1 и синдекан-4. Известно, что мутации рецепторов синдекан-4 могут приводить к функциональным изменениям и биологической активности RANTES/CCL5, включая прогрессию опухоли и ангиогенез [10]. RANTES/CCL5 влияет на миграцию лейкоцитов в очаге воспаления с помощью IL-2 и IFN-γ, а также активирует и индуцирует пролиферацию Т-киллеров, что важно в острую стадию воспалительного процесса [10]. Известна способность RANTES/CCL5 препятствовать заражению ВИЧ. Однако в патогенезе атопического дерматита основная патофизиологическая роль RANTES/CCL5 не определена.

Цель исследования. Изучить концентрацию хемокина RANTES/CCL5 в сыворотке крови в стадию обострения и ремиссии у больных с распространенной и ограниченной формами атопического дерматита, а также определить его возможную роль в патогенезе заболевания.

Материал и методы исследования. Настоящее исследование проводилось на базе Краевого кожно-венерологического диспансера в городе Чите, где были сформированы согласно распространенности кожного процесса, возрасту пациентов и индексу SCORAD группы пациентов для исследования хемокина RANTES/CCL5 в сыворотке крови, осуществлялся забор биологического материала и назначалась терапия дерматоза. Исследование биологического материала было выполнено в лаборатории Читинской государственной медицинской академии.

Данная научная работа основывалась на постулатах Хельсинской декларации и одобрена на заседании локального этического комитета Читинской государственной медицинской академии.

В настоящем исследовании участвовали 80 пациентов в возрасте от 13 до 44 лет: 48,75% пациентов женского и 51,25% мужского пола. В ходе исследования все пациенты были разделены на две группы согласно возрасту (подростки (n=40) от 13 до 18 лет и взрослые (n=40) от 18 до 44 лет) и на две подгруппы согласно объему поражения кожи (площадь поражения кожи ≤10% – ограниченная форма (n=20); 10–50% – распространенная форма атопического дерматита (n=20)). Диагностику заболевания проводили согласно клиническим рекомендациям РОДВК [11].

Включение пациентов в исследование проводилось при наличии диагноза «атопический дерматит» со стажем заболевания более 2 лет, при этом критериями исключения являлись сопутствующие патологии, проведение медикаментозной и физиотерапии в течение 2 месяцев до обострения кожного процесса, беременность и лактация, ремиссия дерматоза длительностью менее 2 месяцев после купирования обострения в рамках исследования.

В контрольную группу были включены практически здоровые добровольцы соответствующего пола и возраста – подростки (n=15) и взрослые (n=15).

Исследование хемокина RANTES/CCL5 в сыворотке крови проводили методом проточной цитофлюориметрии с применением панели The LEGEND plex TM Human Proinflammatory Chemokine Panel (13-plex) в соответствии с протоколом исследования в аннотации производителя.

Полученные лабораторные данные статистически обрабатывали с использованием программы для ПК STATISTICA 6.1. Статистическая проверка на нормальность распределения количественных показателей осуществлялась с использованием критерия Шапиро–Уилка. Кроме того, применяли U-критерий Манна–Уитни и Вилкоксона для парных признаков. Уровень достоверности различий подтверждался при р<0,05.

Результаты исследования и их обсуждение. В результате исследования мы определили, что у здоровых добровольцев независимо от их возраста уровень концентрации RANTES/CCL5 был меньше, чем у больных атопическим дерматитом. Таким образом, концентрация RANTES/CCL5 в сыворотке крови у добровольцев от 13 до 18 лет составила 3295,68 (2991,23; 3600,13) пг/мл, у здоровых взрослых – 3921,94 (3671,46; 4632,15) пг/мл (таблица).

Изменение концентрации RANTES/CCL5 в сыворотке крови (пг/мл) в зависимости от формы и стадии атопического дерматита, Ме (25%; 75%)

 

 

Форма

дерматоза

 

 

Стадия

дерматоза

 

Участники исследования

 

Подростки

 

 

Взрослые

 

 

Контроль

(n=15)

 

3295,68

(2991,23; 3600,13)

 

3921,94

(3671,46; 4632,15)

 

 

 

Ограниченная форма

(n=20)

 

 

Обострение

 

6261,83

(5509,93; 6533,07)

р1<0,0001

 

5959,08

(5029,23; 6430,87)

р1<0,0001

р3=0,09

 

Ремиссия

 

5867,41

(5827,13; 5978,86)

р1=0,00001

р2=0,000089

 

4864,46

(3791,93; 5904,87)

р1=0,037

р2=0,017

р3=0,00019

 

 

 

Распространенная форма

(n=20)

 

 

Обострение

 

6991,49

(6470,52; 7279,16)

р1=0,00001

 

6464,85

(6007,77; 7029,01)

р1<0,00001

р3=0,11

 

Ремиссия

 

6089,83

(5536,82; 6810,98)

р1=0,00001

р2=0,015

 

5892,28

(5544,59; 6216,57)

р1=0,0001

р2=0,079

р3=0,19

Примечание: р1 – уровень достоверности при сравнении с контрольной группой; р2 – уровень достоверности при сравнении показателей в стадии обострения и ремиссии в одной возрастной группе; р3 – уровень достоверности показателей при сравнении в стадии обострения и ремиссии в разных возрастных группах.

Согласно таблице у подростков с ограниченной формой заболевания концентрация RANTES/CCL5 в сыворотке крови составляет 6261,83 (5509,93; 6533,07) пг/мл (р1<0,0001), что превышает показатель контрольной группы в 1,9 раза. Данное превышение концентрации хемокина связано с развитием воспалительного процесса в коже при атопическом дерматите. У взрослых с ограниченным атопическим дерматитом уровень RANTES/CCL5 в сыворотке крови ниже, чем у подростков, что составляет 5959,08 (5029,23; 6430,87) пг/мл (р1<0,0001) и превышает показатель в контрольной группе. Мы считаем, что отличающуюся концентрацию хемокина в сыворотке крови обусловливают клинические проявления заболевания в разных возрастных группах.

У подростков с ограниченным кожным процессом в ремиссию заболевания концентрация хемокина снижается, что составляет 5867,41 (5827,13; 5978,86) пг/мл (р1=0,00001; р2=0,000089) (таблица, рис. 1).

Рис. 1. Концентрация хемокина RANTES/CCL5 в сыворотке крови (пг/мл) у подростков с ограниченной формой атопического дерматита в стадии обострения и ремиссии

При регрессе клинических проявлений ограниченного атопического дерматита концентрация RANTES/CCL5 в сыворотке крови достоверно уменьшается, однако остается выше показателей здоровых добровольцев. У взрослых с аналогичной формой при разрешении клинических симптомов показатель составляет 4864,46 (3791,93; 5904,87) пг/мл (р1=0,037; р2=0,017; р3=0,00019). Возможно, такая динамика связана с уменьшением площади пораженной кожи, регрессом морфологических кожных элементов и снижением воспалительных реакций в дерме.

При распространенном кожном процессе в стадию обострения уровень RANTES/CCL5 в сыворотке крови у подростков равен 6991,49 (6470,52; 7279,16) пг/мл (р1=0,00001), что больше показателя контрольной группы в 2,1 раза. Увеличение концентрации хемокина RANTES/CCL5 при распространенной форме дерматоза обусловлено большой площадью поражения кожного покрова и выраженными клиническими симптомами заболевания. При клинических проявлениях распространенной формы атопического дерматита у взрослых уровень RANTES/CCL5 в сыворотке крови составляет 6464,85 (6007,77; 7029,01) пг/мл (р1<0,00001) (таблица, рис. 2).

Рис. 2. Концентрация хемокина RANTES/CCL5 в сыворотке крови (пг/мл) у взрослых с распространенной формой атопического дерматита в стадии обострения и ремиссии

В стадию ремиссии при распространенной форме заболевания независимо от возраста пациентов концентрация RANTES/CCL5 достоверно снижается, составляя у подростков 6089,83 (5536,82; 6810,98) пг/мл (р1=0,00001; р2=0,015), у взрослых – 5892,28 (5544,59; 6216,57) пг/мл (р1=0,0001; р2=0,079), что обусловлено регрессом патологических изменений кожи, уменьшением воспалительных проявлений в дерме и разрешением клинических симптомов атопического дерматита.

Отличающаяся динамика концентрации хемокина RANTES/CCL5 в сыворотке крови у подростков и взрослых независимо от распространенности кожного патологического процесса связана с особенностями клинических проявлений атопического дерматита в разных возрастных группах.

Заключение. Мы выявили, что концентрация хемокина RANTES/CCL5 у пациентов в динамике атопического дерматита превышает показатели здоровых добровольцев. Как у подростков, так и у взрослых с данным дерматозом концентрация RANTES/CCL5 увеличивается при появлении клинических симптомов заболевания и уменьшается при регрессе морфологических элементов, однако уровень остается выше показателя в контрольной группе. Такая динамика обусловлена воспалительными реакциями в дерме, хемотаксисом иммунных клеток в очаг повреждения кожи и образованием пролиферативных морфологических элементов в острую стадию. Уменьшение концентрации хемокина RANTES/CCL5 в ремиссию атопического дерматита связано с регрессом кожных морфологических элементов, уменьшением площади патологического очага и признаков воспаления.

Учитывая, что в механизме возникновения кожного зуда ведущее значение принадлежит гистамину, то хемокин RANTES/CCL5, регулируя синтез гистамина базофилами, является маркером кожного зуда при атопическом дерматите и усугубляет его проявления.

В патогенезе атопического дерматита хемокин RANTES/CCL5 является одним из ключевых цитокинов, отвечающих за интенсивность воспалительного процесса, возникновение кожного зуда и формирование клинических проявлений дерматоза.


Библиографическая ссылка

Кибалина И.В., Фефелова Е.В., Цыбиков Н.Н. ИЗМЕНЕНИЕ СЫВОРОТОЧНОЙ КОНЦЕНТРАЦИИ ХЕМОКИНА RANTES/ССL5 В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СТАДИИ ТЕЧЕНИЯ АТОПИЧЕСКОГО ДЕРМАТИТА // Современные проблемы науки и образования. – 2021. – № 6. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=31182 (дата обращения: 03.02.2023).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.685