Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

РЕЗУЛЬТАТЫ ЛОГИСТИЧЕСКОГО РЕГРЕССИОННОГО АНАЛИЗА ПЕНТРАКСИНА-3 С ПОТЕНЦИАЛЬНЫМИ ФАКТОРАМИ ДЕКОМПЕНСАЦИИ ХРОНИЧЕСКОЙ СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ У ПАЦИЕНТОВ С РЕВМАТОИДНЫМ АРТРИТОМ

Анкудинов А.С. 1 Калягин А.Н. 1 Варавко Ю.О. 1
1 Иркутский государственный медицинский университет Минздрава России
Цель исследования: изучить возможные ассоциации пентраксина-3 с потенциальными факторами декомпенсации хронической сердечной недостаточности (ХСН) у пациентов с ревматоидным артритом (РА). В исследование было включено 256 пациенток. Обследовано 134 пациенток с ХСН и РА, а также 122 пациентки с ХСН без РА. Функциональный класс ХСН ‒ I-II. Проведен сравнительный анализ стандартных клинико-лабораторных параметров (показатели общего анализа крови, липидограммы, креатинина, маркеров системного воспаления при РА) инструментальных исследований (эхокардиография), а также факторов декомпенсации ХСН. Оценен уровень пентраксина-3. Обработка проводилась с использованием программы Statistica 10.0; в работе представлены статистически достоверные результаты. Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез р <0,05. Обнаружены ассоциации пентраксина-3 с приемом нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) (r= 0,2; beta=0,8; p=0,04), со случаями недостигнутых целевых значений систолического артериального давления (САД) (≥140) и диастолического артериального давления (ДАД) (≥90 мм рт. ст.) (r=0,4; beta=0,1; p=0,001), снижением скорости клубочковой фильтрации (СКФ) < 90 мл/мин/1,73 м2 (r=0,24; beta=0,09; p=0,001) и нарушением липидного обмена (r=0,1; beta=0,005; p=0,004). Медиана уровня пентраксина-3 составила 2,5 нг/мл. В результате анализа получены данные, указывающие на возможность декомпенсации ХСН у пациентов с РА при концентрации пентраксина-3 со значением 2,5 и более нг/мл. Пациенты с ХСН с сохранённой и промежуточной фракцией выброса левого желудочка и РА имеют статистически значимо повышенное число встречаемости таких факторов декомпенсации сердечной недостаточности, как пожилой возраст, прием НПВП, дислипидемия, недостигнутые целевые уровни АД и снижение уровня СКФ по отношению к пациентам без РА в 58,4% случаев. В группе пациентов с ХСН и РА наблюдается статистически значимо повышенное значение пентраксина-3 по отношению к пациентам без РА, а также взаимосвязь данного маркера с данными факторами декомпенсации.
пентраксин-3
прогнозирование
декомпенсация
сердечная недостаточность
ревматоидный артрит
1. Nurmohamed M.T., Heslinga M. Cardiovascular comorbidity in rheumatic disease Cardiovascular comorbidity in rheumatic diseases. Nature Reviwes Rheumatology. 2015. № 11. Vol. 12. P. 693-704. DOI: 10.1038/nrrheum.2015.112.
2. Prasad M. Gabriel S.E. Cardiorheumatology: cardiac involvement in systemic rheumatic diseases. Nature Reviews Cardiology. 2015. № 12. Vol. 3. P. 168 176. DOI: 10.1038/nrcardio.201.206.
3. Попкова Т.В., Новикова Д.С. Сердечно-сосудистая патология при ревматических заболеваниях. Терапевтический архив. 2016. № 88. Т. 5. С. 4-12. DOI: 10.17116/terarkh20168854-12.
4. Peters M.J., McInnes I.B., Sattar N. Changes in lipid
levels with inflammation and therapy in RA: a maturing paradigm. Nature Reviews Rheumatology. 2013. № 9. Р. 513-523. DOI: 10.1038/nrrheum.2013.91.2011;70:482-487.
5. Reed G.W., Kremer J.M., Curtis J.R., Farkouh M.E.,
Harrold L.R. Hochberg M.C., Tsao P., Greenberg J.D. Disease activity in rheumatoid arthritis and the risk of cardiovascular events. Arthritis Rheumatology. 2015. № 67. Р. 1449-
1455. DOI: 10.1002/art.39098.
6. Giuseppe Ristagno, Francesca Fumagalli, Barbara Bottazzi, Alberto Mantovani, Davide Olivari, Deborah Novelli, Roberto Latini. Pentraxin-3 in Cardiovascular Disease. Front Immunol.2019;10:823-830. DOI: 10.3389/fimmu.2019.00823.
7. Carrizzo A., Forte M. The inflammatory protein Pentraxin-3 in cardiovascular disease. Immunity Ageing. 2016. № 13. Vol. 1. P. 25-29. DOI: 10.1186/s12979-016-0080-1.
8. Li Y., Ix J.H., Shlipak G.M. Whooley M., Peralta C.A. Associations of pentraxin-3 with cardiovascular events., incident heart failure, and mortality among persons with coronary heart disease: data from the Heart and Soul Study. American Heart Journal. 2012. № 163. Р. 274-279. DOI: 10.1016/j.ahj.2011.11.007.
9. Fumagalli F., Bottazzi B., Olivary D., Novelli D., Latini R. Pentraxin 3 in Cardiovascular Disease. Frontiers Immunology. 2019. № 10. Р. 823-829. DOI: 10.3389/fimmu.2019.00823.
10. Guo X., Yao K., Chunming W., Chen G., Gao W. Pentraxin-3 as predicts long-term cardiac events in patients with chronic heart failure. Biomed Research Internetional. 2015. № 8. Р. 815-819. DOI: 10.1155/2015/817615.
11. Клинические рекомендации: хроническая сердечная недостаточность. Российское кардиологическое общество. Национальное общество по изучению сердечной недостаточности и заболеваний миокарда – 2020. [Электронный ресурс]. URL: http://cr.rosminzdrav.ru/schema/156 (дата обращения: 14.08.2021).
12. Morisky D.E., Green L.W., Levine D.M. Concurrent and predictive validity of a self-reported measure of medication adherence. Med Care. 1986. Vol. 24 (1). P. 67-74.
13. Мареев В.Ю., Фомин И.В., Агеев Ф.Т. и др. Клинические рекомендации ОССН – РКО – РНМОТ. Сердечная недостаточность: хроническая и острая декомпенсированная. Диагностика, профилактика и лечение. Кардиология. 2018. № 58 (6s). С. 8-158. DOI: 10.18087/cardio.2475.
14. Насонов ЕЛ. Ревматология. Клинические рекомендации. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2017. 464 с.
15. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA. М.: МедиаСфера, 2002. 312 с.
16. Kruger K., Nublein H. Cardiovascular comorbidities in rheumatoid arthritis Z Rheumatol. 2019. Vol. 78 (3). P. 221-227. DOI: 10.1007/s00393-018-0584-5.
17. Glezeva N., Baugh J.A. Role of inflammation in the pathogenesis of heart failure with preserved ejection fraction and its potential as a therapeutic target. Heart Failure Reviews. 2014. Vol. 19 (5). P. 681–694. DOI: 10.1007/s10741-013-9405-8.
18. Hollan I., Ronda N., Dessein P. et al. Lipid management in rheumatoid arthritis: a position paper by the cardiovascular pharmacotherapy working group of European society of cardiology. Eur Heart J Cardiovascular Pharmacotherapy. 2019. pii: pvz033. DOI: 10.1093/ehjcvp/pvz033.
19. Prasad M., Hermann J., Gabriel S.E. et al. Cardiorheumatology: cardiac involvement in systemic rheumatic diseases. Nat Rev Cardiol. 2015. Vol. 12. P. 168-176. DOI: 10.1038/nrcardio.2014.206.
20. Raza S., Sun J.L. Pro-inflammatory biomarkers in stable versus acutely decompensated heart failure with preserved ejection fraction. Journal of the American Heart Association. 2018. №7. Vol. 8. P. e007385. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ahajournals.org. DOI/10.1161/JAHA.117.007385 (дата обращения: 17.08.2021).
21. Abernethy A., Raza S., Sun J.L., et al. Pro-inflammatory biomarkers in stable versus acutely decompensated heart failure with preserved ejection fraction. J. Am Heart Assoc. 2018. Vol. 7 (8). P. e007385. DOI: 10.1161/JAHA.117.007385.
22. Liu H., Guo X., Yao K., et al. Pentraxin-3 Predicts Long-Term Cardiac Events in Patients with Chronic Heart Failure. Biomed Res Int. 2015. 2015. 817615. DOI: 10.1155/2015/817615.

Изучение особенностей ХСН на фоне системных неинфекционных воспалительных патологий, в частности РА, является актуальной задачей. Актуальность вызвана, в первую очередь, широким распространением данных патологий. Однако указать точное значение данной ассоциации затруднительно ввиду отсутствия крупных исследований в этой области. По данным различных источников, частота встречаемости ассоциации ХСН и РА колеблется от 22,6 до 58% случаев [1; 2]. Чаще данная коморбидная ассоциация встречается среди женщин. Актуальность заявленной темы исследования обосновывается наличием целого ряда коморбидных патогенетических взаимодействий. Наличие хронического системного воспалительного процесса приводит к прогрессированию атеросклероза, дестабилизации течения ГБ, а также увеличению риска нежелательных сердечно-сосудистых событий [3]. В частности, для РА характерно увеличение случаев всех типов проявлений атеросклероза по сравнению с контролем, независимо от классических причин его развития [4; 5]. К сожалению, пациенты с ХСН, имеющие сохраненную и промежуточную фракцию выброса левого желудочка и РА, часто «ускользают» из поля внимания терапевтов и кардиологов ввиду необходимости обращения данной группы пациентов именно к ревматологу на фоне выраженного болевого синдрома, скованности в суставах и нарушения выполнения повседневных задач. Поэтому обращение к кардиологу или терапевту такого пациента происходит уже непосредственно в момент декомпенсирования течения сердечной недостаточности и утяжеления функционального класса сердечной недостаточности (ФК). Таким образом, одним из современных направлений в данной области является поиск и внедрение методов ранней диагностики риска декомпенсации ХСН на фоне РА. Специалисты считают необходимым использование биохимических маркеров. Одним из активно обсуждаемых является пентракин-3 [6]. Данный маркерявляетсякомпонентом неспецифического иммунитета и продуцируется в местах воспаления макрофагами, гладкомышечными клетками, адипоцитами и эндотелиальными клетками, вслед за стимуляцией интерлейкина-1 и фактора некроза опухоли - альфа. Пентракин-3являетсяболее чувствительным биомаркером сосудистого воспаления, чем, например,С-реактивныйбелок.Пентраксин-3 исследовался как потенциальный маркер индикации некоторых сердечно-сосудистых заболеваний, включая ХСН, стабильную и нестабильную ишемическую болезнь сердца, инфаркт миокарда, внезапную остановку сердца, гипертоническую болезнь [7; 8]. Результаты проспективных исследованийдемонстрируютположительную связь между пентраксином-3, риском, прогнозом и смертностью от кардиоваскулярных патологий [9; 10].

Цель исследования – изучить возможные ассоциации пентраксина-3 с потенциальными факторами декомпенсации хронической сердечной недостаточности у пациентов с ревматоидным артритом.

Материалы и методы исследования

Для проведения исследования было обследованы женщины, последовательно проходивших амбулаторное наблюдение в ОГАУЗ Иркутская городская клиническая больница № 1, поликлиника № 1 в период с марта по декабрь 2019 года.

Критерии включения в исследование:

1. Женщины в возрасте 50-70 лет.

2. ФВ ЛЖ более 40% (по Симпсону); уровень NT-proBNP> 125 пг/мл.

3. ФК ХСН по NYHA I-II.

4. ХСН, развившаяся в результате стабильной ишемической болезни сердца и / или артериальной гипертензии.

5. Наличие ревматоидного артрита, диагностированного по современным диагностическим критериям.

6. Высокая комплаентность пациента, подтвержденная анкетированием.

Критерии исключения.

1. Возраст менее 50 и более 70 лет.

2. ФВ ЛЖ менее 40% (по Симпсону).

3. ФК ХСН по NYHA III-IV.

4. СКФ <30 мл/мин.

5. Нарушения сердечного ритма.

6. Сахарный диабет.

7. Хронические болезни нижних дыхательных путей.

8. Онкологические и другие тяжелые заболевания.

В результате оценки соответствия критериям включения и исключения сформированы две группы: 1-я группа ‒ 134 пациентки с ХСН на фоне РА, и 2-я группа ‒ 122 пациентки с ХСН без РА. Большинство пациенток, включенных в исследование (85%), имели промежуточную фракцию выброса левого желудочка (ФВЛЖ). Возраст обследуемых больных составил 60,6±4,7 и 59,3±5,6 года соответственно (р=0,8).

Сформированы две группы: 1-я группа ‒ 134 пациентки с ХСН, развившейся на фоне стабильной ишемической болезни сердца (сИБС) и артериальной гипертензии с РА, 2-я группа – 122 пациентки с ХСН на фоне сИБС и артериальной гипертензии без РА. Диагноз ХСН был установлен на основании симптомов, данных эхокардиографии и уровня предсердного натрийуретического пептида (NT-proBNP) [11]. Продолжительность ХСН в сравниваемых группах составила 6±2,7 и 6,6±3,5 года соответственно (р=0,912).

Объем лечения в отношении ХСН проанализирован в таблице 1.

Таблица 1

Характеристика лекарственных препаратов, принимаемых больными 1-й и 2-й групп

 

 

Препарат

ХСН с РА

(n=134)

ХСН без РА

(n=122)

 

p=

n

%

n

%

Диуретики (антагонисты альдостерона)

25

19,1

26

21,3

0,814

Бета-блокаторы

127

95,4

115

94,5

0,715

Ингибиторы АПФ / AРА

130

97,3

117

96,7

0,887

Дезагреганты (ацетилсалициловая кислота/аналоги)

111

83,2

98

81,1

0,913

Статины

126

94,4

108

89,1

0,423

Нитраты

4

3,1

2

3,1

0,061

Примечание: р – достоверность различий между группами.

Оценка приверженности (комплаентности) пациентов к принимаемой терапии проводилась с помощью шкалы ММAS-8. Высококомплаентными считаются пациенты, набравшие по опроснику 8 баллов, среднеприверженными – 6-7 баллов, плохо приверженные – менее 6 баллов [12]. Пациенты, имевшие плохую приверженность к терапии, были исключены из исследования.

Оценка наличия факторов декомпенсации сердечной недостаточности между обследуемыми группами проводилась на основании данных, приведенных в рекомендациях общества специалистов по сердечно-сосудистой недостаточности (2018), включающих такие симптомы и показатели, как:

· пожилой возраст (60-74, лет);

· нарастание симптомов ХСН;

· появление или прогрессирование имеющегося нарушения ритма;

· прием лекарственных препаратов, ухудшающих течение ХСН (НПВП);

· достижение целевых уровней САД ≤ 140 и ДАД ≤ 90 мм рт. ст.;

· СКФ <90 мл/мин/1,73 м2;

· ФВЛЖ ≤ 49%;

· дислипидемия [13].

Диагноз РА установлен на основании наличия суставного синдрома и также рентгенологических признаков РА. Рентгенологическая стадия РА включенных в исследование пациентов - I-III по Штейнброкеру. Оценивались уровни ревматоидного фактора (РФ), антител к циклическому цитруллинированному пептиду (АЦЦП). Суммарные параметры выраженности воспалительного процесса оценивались с помощью индекса DAS28, где <2,6 – ремиссия РА, 2,6-3,2 – низкая активность РА, 3,2-5,1 – умеренная активность РА> 5,1 – высокая степень активности РА [14]. У пациентов с РА базисным противовоспалительным препаратом для лечения РА являлся метотрексат. Доля пациентов, принимавших метотрексат в группе с ХСН И РА, составила 101 пациент (75,2%). Использовалась фолиевая кислота в средней дозировке 5 мг в неделю. Пациенты, не принимавшие метотрексат по причине развития побочных эффектов и/или индивидуальной непереносимости – 33 пациента (24,8%), принимали лефлуномид в дозировке 20 мг в сутки. Дополнительно применялись НПВП (энтерально, парентерально, местно). Пациенты с РА, не имевшие базисной противовоспалительной терапии и/или принимавшие глюкокортикоидную терапию, были исключены из исследования.

Проводился сравнительный анализ общеклинических гематологических показателей, среднесуточных значений артериального давления (АД), уровней скорости клубочковой фильтрации (СКФ), показателей липидограммы и пентраксина-3. Также проведен сравнительный анализ факторов декомпенсации ХСН и их взаимосвязи с уровнем пентраксина-3.

Все пациенты, принявшие участие в исследовании, подписали индивидуальное соглашение, основанное на этических принципах. Пациенты, отказавшиеся подписывать соглашение, были исключены из исследования.

Статистическая обработка полученных данных выполнена с помощью программы Statistica 10.0. Тест на нормальность полученных данных выполнялся по методике Колмогорова – Смирнова. Показатели, соответствующие нормальному (Гауссово) распределению, представлены как среднее (М) и стандартная девиация (SD). Уровень статистической значимости между обследуемыми пациентами проанализирован с помощью t-критерия Стьюдента для независимых выборок. Параметры и показатели, не соответствующие нормальному (Гауссову), отображены в работе как медиана (Ме) с указанием первого (Q1) и третьего (Q3) квартиля. Уровень статистической значимости между изучаемыми группами в случае ненормального распределения оценен с помощью признака Манна – Уитни. Оценка достоверности отличий относительных величин производилась с помощью z-критерия в программе BioStat (AnalystSoft). Для установления наличия и силы взаимосвязи и ее характеристики двух и более признаков использовался метод логистического регрессионного анализа с оценкой таких параметров, как r – коэффициент корреляции, beta – сила корреляции [15]. Проверка статистической гипотезы и оценка уровня критической значимости определялась как р <0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

Сравнительный анализ клинико-лабораторных параметров представлен в таблице 2.

Таблица 2

Сравнительный анализ клинико-лабораторных параметров

Параметры

Группы

р=

ХСН с РА

(n=134)

ХСН без РА

(n=122)

СОЭ (мм/час), M±SD

34,7±14,8

9,1±3,3

0,001

Глюкоза (ммоль/л), M±SD

5,1±0,7

6±1,2

0,311

Общий белок (г/л), M±SD

69,6±11,1

67,6±6,1

0,061

ОХ, ммоль/л, M±SD

5,6±2,2

4,4±0,9

0,041

ТГ, ммоль/л, M±SD

4,04±0,01

1,5±0,7

0,001

ХС-ЛПНП, ммоль/л, M±SD

3,4±1,1

2,5±0,8

0,044

ХС-ЛПВП, ммоль/л, M±SD

2,4±0,1

1,3±0,2

0,033

Креатинин (мкмоль/л), M±SD

72,5±21,1

88,3±18,5

0,001

СКФ (мл/мин/1,73 м2), M±SD

73,1±14,2

80,6±14,5

0,001

САД, мм рт. ст., Me (Q1; Q3)

144 (115–169)

135 (114–145)

0,044

ДАД, мм рт. ст., Me (Q1; Q3)

68 (69–89)

80 (71–90)

0,029

СРБ, мг/л

56,1±14,4

2,1±0,3

0,001

Примечания: СОЭ – скорость оседания эритроцитов, СРБ – С-реактивный белок, ОХ – общий холестерин, ТГ – триглицериды, ХС ‒ ЛПНП – холестерин ‒ липопротеиды низкой плотности, ХС – ЛПВП – холестерин ‒ липопротеиды высокой плотности, КА – коэффициент атерогенности, СКФ – скорость оседания эритроцитов, САД – систолическое артериальное давление, ДАД – диастолическое артериальное давление.

В 1-й группе выявлено статистически значимое преобладание уровня СОЭ в 3,8 раза по отношению ко 2-й группе (р=0,001), уровня СРБ в 26,7 раза (р=0,001), что указывает на активность воспалительного процесса, обусловленным наличием РА. Также в 1-й группе обнаружено статистически значимое повышение среднесуточного уровня САД на 4 мм рт. ст. по отношению к рекомендуемым значениям и статистически значимая разница между уровнем САД во 2-й группе (р=0,044) и ДАД (р=0,001). Обнаружены статистически значимые различия в уровнях СКФ и параметрах липидограммы.

Серологическая характеристика РА у больных 1-й группы представлена в таблице 3. Медиана составила DAS28 5,1 (3;6). Медиана АЦЦП в группе ХСН и РА составила 172,9 (0;250,1) Ед/мл; РФ - 31,1 (0;192,2) МЕд/мл. Средняя дозировка метотрексата в неделю составила 12,5 мг/сутки.

Таблица 3

Серологическая характеристика ревматоидного артрита

Параметр

ХСН и РА

(n=134)

Позитивный (1A)

Негативный (1Б)

p=

АЦЦП, Ед/мл, Me (Q1; Q3)

81 (60%)

25 (40%)

0,013

РФ, МЕд/мл, Me (Q1;Q3)

68 (51%)

35 (49%)

0,027

Примечание: АЦЦП - антитела к циклическому цитруллинированному пептиду, РФ – ревматоидный фактор.

Сравнительный анализ уровня пентраксина-3 между обследуемыми группами пациентов представлен на рисунке 1.

 

Рис. 1. Сравнительный анализ пентраксина-3, нг/мл

Анализ выявил статистически значимые различия: в 1-й группе уровень пентраксина был выше в 3 раза по сравнению с пациентами 2-й группы и составил 4,5±1,9 пг/мл и 1,5±0,4 пг/мл соответственно (р=0,0001).

На следующем этапе работы в обеих группах проанализирована частота выявления факторов риска, которые, по данным современных клинических рекомендаций, могут привести к декомпенсации течения сердечной недостаточности. Результаты представлены в таблице 4.

Таблица 4

Анализ частоты встречаемости факторов декомпенсации ХСН

Факторы риска декомпенсации ХСН

ХСН

с РА (n=134)

ХСН без РА

(n=122)

 

р=

n

%

n

%

Пожилой возраст (60-74, лет)

34

25,1

21

17,8

0,044

Прием лекарственных препаратов, ухудшающих течение ХСН (НПВП)

127

95,4

0

0

<0,001

Достижение целевых уровней САД ≤ 140 и ДАД

≤ 90 мм рт. ст.

56

42,9

111

90,7

0,021

СКФ <90 мл/мин/1,73 м2

33

32,8

14

11,9

0,034

ФВЛЖ ≤ 49%

115

86,4

105

86,5

0,058

Дислипидемия

69

51,4

34

28,6

0,047

Примечания: НПВП – нестероидные противовоспалительные препараты, САД – систолическое артериальное давление, ДАД – диастолическое артериальное давление, СКФ – скорость клубочковой фильтрации, ФВЛЖ – фракция выброса левого желудочка, СД – сахарный диабет.

В группе ХСН и РА выявлено статистически значимое преобладание встречаемости таких факторов риска, как пожилой возраст, прием НПВП, дислипидемия, а также пациентов с недостигнутыми целевыми уровнями АД по отношению к пациентам без РА. В группе ХСН и РА обнаружено статистически значимо меньший уровень СКФ по отношению к пациентам без РА.

На заключительном этапе работы проведен логистический регрессионный анализ с ранее выявленными факторами риска декомпенсации ХСН с уровнем пентраксина-3 в группе с РА (табл. 5).

Таблица 5

Логистический регрессионный анализ факторов риска декомпенсации ХСН с уровнем пентраксина-3 в группе ХСН и РА

Зависимая переменная

n

r

Beta

p-уровень Beta

Стандартная ошибка оценки модели

Пожилой возраст

Пентраксин-3, нг/мл

34

0,2

0,16

0,067

0,4

 

Прием НПВП

Пентраксин-3, нг/мл

127

0,2

0,21

0,078

0,7

 

САД ≥140 и ДАД ≥ 90 мм рт. ст.

Пентраксин-3, нг/мл

56

0,3

0,45

0,04

0,09

 

СКФ мл/мин/1,73 м2

Пентраксин-3, нг/мл

33

0,4

0,23

0,001

0,07

 

Дислипидемия

Пентраксин-3, нг/мл

69

0,1

0,14

0,008

0,2

Примечания: НПВП – нестероидные противовоспалительные препараты, АД – артериальное давление, СКФ – скорость клубочковой фильтрации, n – количество наблюдений, r – коэффициент корреляции, beta – сила корреляции.

Таким образом, получены результаты, демонстрирующие ассоциации таких факторов риска, как прием НПВП, недостигнутые целевые значения САД и ДАД, снижение СКФ <90 мл/мин/1,73 м2 и нарушение липидного обмена. Коэффициенты r и beta указывают на наличие слабых и умеренных статистически значимых ассоциаций между исследуемыми параметрами.

Так как вышеуказанные факторы у определенной доли пациентов с ХСН и РА встречались одновременно (51,4%), проведен анализ таких ассоциаций с пентраксином-3, с целью определения среднего значения пентраксина-3 в регрессионной модели. Результат представлен на рисунке 2.

Рис. 2. Оценка взаимосвязи факторов риска и пентраксина-3

Между обследуемыми значениями выявлена статистически значимая ассоциация (r=0,31; r2=0,2; beta=0,004; стандартная ошибка оценки модели=0,008; р=0,03). Медиана уровня пентраксина-3 в данной модели составила 2,5±0,8 нг/мл.

Проведенное исследование продемонстрировало преобладание у пациентов с ХСН и РА таких факторов риска декомпенсации сердечной недостаточности, как пожилой возраст, прием НПВП, дислипидемия, недостигнутые целевые уровни АД и снижение уровня СКФ по отношению к пациентам без РА. Полученные результаты могут быть объяснены влиянием хронического системного воспалительного процесса, фармакологическим эффектом метотрексата, нарушением функции почек, в свою очередь вызванным как регулярным приемом нестероидных противовоспалительных препаратов, так и влиянием хронического воспаления. Эти результаты согласуются с данными других авторов [16; 17]. Стоит отметить, что перед началом исследования пациенты, имеющие низкую приверженность к терапии в обеих группах, были исключены.

У пациенток с ХСН и РА выявлены статистически значимо худшие показатели липидограммы в отличие от пациенток без РА. На сегодняшний день в литературных источниках присутствует достаточное количество исследований по изучению течения атеросклероза у пациентов с РА. По мнению исследователей, выраженные симптомы атеросклероза наблюдаются у трети больных с РА. Более чем в половине случаев с помощью дополнительных инструментальных исследований выявляются такие признаки, как нарушение эластичности сосудов разного калибра, прогрессирование жесткости артерий, накопление кальция в коронарных артериях и формирование атеросклеротических бляшек [18; 19]. Учитывая, что в проведенных исследованиях речь идет о разных сердечно-сосудистых заболеваниях, полученные данные у пациентов с ХСН с сохраненной и промежуточной фракцией выброса левого желудочка дополняют их.

Отдельного внимания, по нашему мнению, заслуживает пентраксин-3. В проведенном исследовании выявлена статистически значимая ассоциация пентраксина-3 с такими факторами риска, как дислипидемия, уровни АД и СКФ. Однако важно понимать, какое значение пентраксина-3 может быть использовано для указания его как диагностически значимого. В проведенных ранее исследованиях диагностический уровень пентраксина-3, при котором наблюдается развитие острых событий у больных с сердечно-сосудистой патологией, составляет ≥ 3,64 нг/мл [20-22]. Соответственно, в 1-й группе уровень пентраксина-3 повышен на 19,1% по отношению к значению обнаруженных в других исследованиях. Медиана пентраксина-3 в проведенном нами логистическом регрессионном анализе составила 2,5 нг/мл. Одновременно сочетание таких факторов риска, как недостигнутые целевые значения АД, дислипидемия и уровень СКФ, наблюдалось у 58,4% больных. Мы полагаем, что сочетание нескольких потенциальных факторов риска декомпенсации сердечной недостаточности у пациентов с РА, а также повышенные значения пентраксина-3 в соответствии с описанной моделью должны служить поводом для коррекции как противовоспалительной терапии РА, так и терапии ХСН, а также причин, ее вызвавших (в данном случае ИБС и ГБ), с целью улучшения прогноза больных.

Заключение

Пациентки с ХСН и РА в 58,4% случаев имеют статистически значимо повышенное число встречаемости таких факторов декомпенсации сердечной недостаточности, как пожилой возраст, прием НПВП, дислипидемия, недостигнутых целевых уровней АД и снижения уровня СКФ по сравнению с пациентками без РА. В данной группе, по результатам логистического регрессионного анализа, обнаружена статистически значимая ассоциация пентраксина-3 с вышеперечисленными факторами. Среднее значение пентраксина-3 в данной модели составило 2,5 нг/мл, что в 1,4 раза меньше значения пентраксина-3, указывающего на риск декомпенсации ХСН, по данным других исследований.


Библиографическая ссылка

Анкудинов А.С., Калягин А.Н., Варавко Ю.О. РЕЗУЛЬТАТЫ ЛОГИСТИЧЕСКОГО РЕГРЕССИОННОГО АНАЛИЗА ПЕНТРАКСИНА-3 С ПОТЕНЦИАЛЬНЫМИ ФАКТОРАМИ ДЕКОМПЕНСАЦИИ ХРОНИЧЕСКОЙ СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ У ПАЦИЕНТОВ С РЕВМАТОИДНЫМ АРТРИТОМ // Современные проблемы науки и образования. – 2021. – № 5. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=31085 (дата обращения: 21.05.2022).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074