Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ ПИТАНИЯ НА ПОКАЗАТЕЛИ ЭЯКУЛЯТА У МОЛОДЫХ МУЖЧИН

Барсуков А.А. 1 Щербаков Д.В. 2 Лыткина С.В. 1 Чурин А.С. 1
1 ООО «Омский центр репродуктивной медицины»
2 ФГБОУ ВО "Омский государственный медицинский университет"
Проведен анализ литературных данных о влиянии различных факторов на качество эякулята, а также региональных отличий показателей эякулята мужчин России. Согласно литературным данным на качество эякулята влияет множество факторов, среди которых – неблагоприятная экологическая ситуация, неполноценное и несбалансированное питание, курение, алкоголь, воспалительные заболевания органов мочеполовой системы, варикоцеле, а также некоторые продукты питания. Проведены социологическое исследование методом анкетирования и оценка результатов спермограммы 15 молодых мужчин, проживающих в Омске и проходивших обследование с целью отбора в число доноров спермы. Анкетирование включало паспортную часть, краткий анамнез жизни и информацию о питании. Исследование эякулята – спермограмма (согласно рекомендациям ВОЗ 2010 года) – включало в себя оценку объема, вязкости, концентрации сперматозоидов в 1 мл, доли прогрессивно-подвижных сперматозоидов, доли подвижных сперматозоидов, концентрации круглых клеток. В группе (n=15) возраст составил 23,7±1,1 года, объем эякулята составил 3,7±0,55 мл, концентрация сперматозоидов 39,5±3,5 млн/мл, доля прогрессивно-подвижных сперматозоидов 35,4±3,42%, концентрация круглых клеток 0,95±0,32 млн/мл. У 5 мужчин отмечалась астенозооспермия, у 2 мужчин – повышенная вязкость эякулята. В ходе статистической обработки выявлена корреляционная связь между объемом эякулята и концентрацией сперматозоидов в 1 мл (r=0,7, p≤0,01), употреблением молока (молочных продуктов) и долей подвижных сперматозоидов (PR+NP) (r=0,66, p ≤0,01), употреблением алкоголя и концентрацией круглых клеток в эякуляте (r=0,7, p ≤0,01).
спермограмма
мужская фертильность
региональные показатели
питание
1. Осадчук Л. В., Попова А. В., Клещев М. А., Осадчук А. В. Региональная изменчивость показателей сперматогенеза и уровня репродуктивных гормонов у молодых мужчин Западной Сибири // Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. 2017. № 8. С.940-950.
2. Радченко О.Р., Степанова Н. В., Титова А.А. Гигиеническая оценка воздействия химических веществ на показатели фертильности мужчин // Казанский медицинский журнал. 2009. № 4. С.500-502.
3. Хлякина О.В., Захряпина Л.В., Гулин А.В., Агаджанян Н.А. Особенности развития нарушений фертильности у мужчин репродуктивного возраста в зависимости от уровня антропотехногенной нагрузки региона проживания // Вестник Тамбовского университета. Серия: естественные и технические науки. 2010. № 5. С.1531-1534.
4. Осадчук Л.В., Клещев М.А., Гуторов Н.В., Петрова П.Г., Троев И.П., Остобунаев В.В., Осадчук А.В. Гормональный профиль и качество спермы у мужчин Восточной Сибири // Вестник РАМН. 2012. № 3. С.50-55.
5. Клещев М.А., Осадчук А.В., Гуторова Н.В., Типисова Е.В., Осадчук Л. В. Анализ сперматогенной функции у мужского населения г. Архангельска // Андрология и генитальная хирургия. 2011. № 2. С.56-60.
6. Радченко О.Р. Алиментарные и поведенческие стереотипы у мужчин с нарушением сперматогенеза // Казанский медицинский журнал. 2011. № 2. С.276-280.
7. Стусь В.П., Полион. Н.Ю., Полион. Ю.Н. Влияние тяжелых металлов на репродуктивные свойства эякулята // Украинский научно-практический журнал урологов, андрологов и нефрологов. 2016. № 4. С.91-99.
8. Полякова М.В. Высокоэнергетические рационы молодых мужчин: угроза для мужской фертильности и репродуктивных неудач в будущем? // Смоленский медицинский альманах. 2017. № 4. С.96-99
9. Осадчук Л.В., Попова А.В., Ворошилова Н.А. Влияние простатита и варикоцеле на репродуктивные показатели молодых мужчин // Экспериментальная и клиническая урология. 2014. № 2. С.77-80.
10. Никифоров О.А., Авраменко Н.В., Михайлов В.В. Антиспермальные антитела как фактор мужского бесплодия. Актуальность, современные подходы к диагностике и лечению // Актуальные вопросы фармацевтической и медицинской науки и практики. 2017. № 2. С.230-235. DOI: 10.14739/2409-2932.2017.2.103821.
11. Пугачев А.Г., Евдокимов В.В., Захариков С.В., Ерасова В.И. Варикоцеле у подростков: проблема мужской фертильности // Экспериментальная и клиническая урология. 2010. № 3. С.43-46.
12. Колесникова Л.И., Колесников С.И., Курашова Н.А., Баирова Т.А. Причины и факторы риска мужской инфертильности // Вестник РАМН. 2015. № 70 (5). С.579-584. DOI: 10.15690/vramn.v70.i5.1445.
13. Щелочков А. М., Нефедова И. Ф., Чернова С. Н., Вартанова О. В. Региональные показатели фертильности у мужчин Самарской области, а также факторы, являющиеся причинами их изменения // Клиническая лабораторная диагностика. 2012. № 8. С.25-29.
14. Курашова Н.А. Оценка репродуктивного потенциала мужского населения // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. 2014. № 2. С.104-109.
15. Хайруллин Р.М., Мирин А.А., Слесарева Е.В., Тихонов Д.А. Показатели спермограммы юношей с различной частотой употребления пива // Мужское здоровье. VII Российский конгресс с международным участием, сборник научных трудов. (Ростов на-Дону, 26-28 апреля 2011 г.). Москва, 2011. С. 292-293.
16. Садретдинов Р.А., Полунина О.С., Воронина Л.П. Влияние инфекций, передающихся половым путем, на показатели репродуктивного потенциала при хроническом простатите // Вестник новых медицинских технологий. 2016. № 4. С.105-111. DOI: 10.12737/23858.
17. Шантанова Л.Н., Осадчук Л.В., Дашиев Б.Г., Клещев М.А., Гуторова Н.В., Осадчук А.В., Башелханов И.С. Оценка репродуктивного здоровья у молодых мужчин республики Бурятия // Вестник ВСНЦ СО РАМН. 2012. № 6 (88) С.44-46.
18. Брагина Е.Е. Протокол проведения спермиологического исследования /// Андрология и генитальная хирургия. 2014. №1. С.15-24.

Актуальность вопроса мужского репродуктивного здоровья в свете множества публикаций очевидна [1–3]. Россия – большая и многонациональная страна с несколькими климатическими зонами и различной техногенной концентрацией в регионах, что не может не откладывать отпечаток на здоровье населения, в частности мужчин [1–3]. В отечественной научной литературе нам удалось найти не так много данных о региональных показателях фертильности мужчин [1, 4, 5].

Исследованиями, посвященными мужскому здоровью, установлено, что, помимо климата и неблагоприятных экологических факторов, на фертильность оказывают влияние потребляемые продукты питания, которые являются не только источником основных веществ, поддерживающих гомеостаз организма, но и таких веществ, как тяжелые металлы (свинец, мышьяк, кадмий, ртуть и др.), пестициды, гербициды [2, 6, 7]. При этом различные продукты питания по-разному влияют на репродуктивную систему мужчин [6]. Пищевые привычки, осведомленность и следование правилам правильного питания оказывают влияние не только на здоровье индивида, но и на здоровье потомства [8].

Велика роль в развитии патоспермии воспалительных заболеваний органов мочеполовой системы, в частности простатита, а также варикоцеле [9–11], это инициирует возникновение в репродуктивных органах окислительного стресса, что приводит к повреждению сперматозоидов. Нарушение целостности гематотестикулярного барьера при некоторых воспалительных заболеваниях мочеполовой системы, травмах яичек, оперативных вмешательствах в области гениталий может приводить к появлению в спермиоплазме и на поверхности сперматозоидов антиспермальных антител и являться причиной иммунологического бесплодия [10]. На мужскую фертильность оказывают влияние генетические изменения, весомо влияние ожирения, курения, употребления алкоголя, наркотических средств [12, 13], к развитию бесплодия могут приводить эндокринологические нарушения [14].

Стоит отметить, что для оформления результатов спермиологического исследования и интерпретации результатов до сих пор используются нормативные значения ранних изданий ВОЗ по исследованию эякулята человека, что затрудняет сравнение результатов исследований между лабораториями.

Цель исследования – выявить влияние региональных особенностей факторов питания на показатели эякулята молодых мужчин.

Материалы и методы исследования. Произведен поиск научных публикаций в научной электронной библиотеке elibrary.ru по тематике заявленного исследования, по ключевым словам: «фертильность» – найдено и проанализировано 109 статей, «спермограмма» – 38 статей, «сперма» – 68 статей, «репродуктивное здоровье мужчин» – 47 статей. Нами было отобрано 18 статей: 6 – посвященных региональным показателям эякулята мужчин, при этом 3 статьи отображали данные, достаточные для анализа; 11 статей – о факторах, влияющих на качество эякулята и фертильность мужчин, 1 статья – об особенностях анализа эякулята человека. Критерии отбора статей: научные статьи, посвященные факторам, влияющим на репродуктивное здоровье мужчин, региональным показателям фертильности мужчин в России.

В период с января по апрель 2018 г. в Омском центре репродуктивной медицины проведено анкетирование и исследование эякулята 15 молодых мужчин (возраст (M±SD) 23,7±1,1), проживающих в городе Омске. Мужчины, принимающие участие в исследовании, обратились в центр для включения в перечень доноров спермы.

В ходе исследования эякулята в спермограмме (ВОЗ 2010) нами были оценены следующие показатели: объем эякулята, вязкость (длина нити в сантиметрах), концентрация сперматозоидов в 1 мл, доля прогрессивно-подвижных сперматозоидов (PR, progressive motility), доля прогрессивно- и непрогессивно-подвижных (NP, non-progressive motility) сперматозоидов (PR+NP), концентрация круглых клеток (КК) в 1 мл, концентрация пероксидазаположительных лейкоцитов (ППЛ). Концентрацию ППЛ определяли с помощью коммерческого набора LeucoScreen (FertiPro N.V., Бельгия). Для определения живых и мертвых сперматозоидов, если доля PR+NP была менее 40%, использовался коммерческий набор VitalScreen (FertiPro N.V., Бельгия).

Анкета включала в себя паспортную часть, сведение о профессии, краткий анамнез жизни, информацию о питании.

Критерий включения: возраст 18–35 лет, отсутствие жалоб со стороны мочеполовой системы, период полового воздержания 2–7 дней, наличие подписанного информированного согласия.

Критерий исключения: возраст моложе 18 лет и старше 35 лет, период полового воздержания менее 2 дней и более 7 дней, анкета с неполными данными, не подписанное участником исследования информированное согласие.

Биометрический анализ осуществлялся с использованием пакетов STATISTICA 6.0 и программы Microsoft Excel. Во всех процедурах статистического анализа критический уровень значимости р принимался равным (менее) 0,01. В связи с тем, что в исследуемых статьях были приведены данные в формате M±m, без указания характера распределения признаков, нами для возможности сопоставления были рассчитаны средние (относительные) величины и ошибки средних (относительных) величин. Направление и силу связи между явлениями определяли с помощью коэффициента корреляции Спирмена. Для проверки статистических гипотез различий между независимыми выборками применяли непараметрический U-критерий Манна–Уитни.

Результаты исследования и их обсуждение. Анализ результатов спермограммы (n=15) показал, что средний объем эякулята составил 3,7±0,55 мл, концентрация сперматозоидов в 1 мл 39,5±3,5 млн/мл. Повышенная вязкость была выявлена у 2 мужчин. Доля прогрессивно-подвижных сперматозоидов составила 35,4±3,42%. У 5 мужчин отмечалась астенозооспермия (PR<32%), четверо из которых были старше 23 лет, при этом концентрация сперматозоидов в 1 мл и во всем эякуляте соответствовала нормальным значениям. При идентификации живых и мертвых сперматозоидов во всех 4 случаях некрозооспермии (живых сперматозоидов <58%) не выявлено. В 2 случаях концентрация круглых клеток превышала 1 млн/мл – 3 и 4,5 млн/мл, однако концентрация ППЛ не превышала 1 млн/мл. Остальные оцененные показатели были в пределах нормальных значений, рекомендованных ВОЗ 2010.

С целью выявления влияния возраста в соответствии с литературными данными группа была разделена нами на две подгруппы: 18–23 года и 24–31 год. В первую подгруппу вошли 8 и во вторую – 7 мужчин (табл. 1).

Таблица 1

Данные анализа эякулята молодых мужчин, принявших участие в исследовании

Возраст, лет

Объем эякулята, мл, М±m

Концентрация сперматозоидов, млн/мл, М±m

PR*, %, P±m

PR*, %, min-max

КК**, млн/мл, М±m

ППЛ***, млн/мл, М±m

18–23 (n=8)

3,7±0,9

37,5±4,4

40,9±4,0

42,2–72,9

0,7±0,3

0,06±0,03

24–31 (n=7)

3,8±0,6

41,9±5,8

29,0±5,0

13,8–52,9

1,23±0,6

0,24±0,1

Нормы ВОЗ 2010

≥1,5 мл

≥15 млн/мл

≥32%

≤1млн/мл

PR* – прогрессивно-подвижные сперматозоиды (progressive motility); КК** – круглые клетки; ППЛ*** – пероксидазаположительные лейкоциты.

При анализе профессионального статуса было выявлено, что 7 мужчин (46,6%) обучаются в высших и средне-профессиональных учебных заведениях, остальные работают. О том, что у них есть дети, сообщили 4 из 15 мужчин (26,6%). Все респонденты указали, что считают себя здоровыми, среди них только один отметил, что курит.

Между показателями эякулята у мужчин из 1-й и 2-й группы статистически значимых различий выявлено не было, хотя имелась тенденция к снижению доли PR у мужчин 2-й группы. В обеих группах обнаружена сильная прямая связь между объемом эякулята и общей концентрацией сперматозоидов в 1 мл (ρ = 0,7, p ≤0,01).

В результате анализа анкет нами была выявлена прямая положительная связь средней силы между мнением респондентов о правильности своего питания и образованием (ρ = 0,66, p ≤0,01). Из 15 анкетированных 11 питаются 4–5 раз в день (73,3%). Правильным свое питание считают 11 человек (73,3%). Регулярно принимают поливитаминные препараты 5 человек (33,3%).

Фрукты употребляют все респонденты, но лишь 4 из них каждый день (26,6%), 6 человек – менее 3 раз в неделю (40,0%). 7 человек употребляют менее 3 кг фруктов в месяц (46,6%). Овощи присутствуют в рационе всех мужчин, но лишь у 6 человек каждый день (40,0%), 4 человека употребляют их менее 3 раз в неделю (26,6%), 5 человек съедают менее 3 кг в месяц (33,3%).

Анализ меню и интервалов приема пищи показал, что на завтрак 8 респондентов употребляют овсяную кашу (53,3%). Мясные продукты на обед употребляют 9 респондентов (60,0%). Последний прием пищи у 10 мужчин в интервале между 18:00 и 21:00 (66,6%), у 5 в вечерний рацион входили молочные продукты – кефир, творог, молоко (33,3%).

При корреляционном анализе меню участников анкетирования и показателей их спермограмм нами была выявлена прямая положительная связь средней силы (ρ = 0,66, p≤0,01) между употреблением молока (молочных продуктов) и долей прогрессивно- и непрогрессивно-подвижных сперматозоидов, то есть долей подвижных сперматозоидов (PR+NP). По данным литературы молочные продукты (молоко, сыр) положительно влияют на общую концентрацию сперматозоидов [6]. Из 15 анкетированных молодых людей молочные продукты употребляли 12 человек (80,0%). В течение дня два и более раза молочные продукты употребляли 5 респондентов (33,3%).

При ходе корреляционного анализа нами было выявлена прямая положительная сильная связь (r=0,7, p≤0,01) между употреблением алкоголя и концентрацией круглых клеток, что подтверждается исследованиями некоторых авторов [15]. Пятеро респондентов указали, что употребляют алкоголь (вино, пиво) 1–3 раза в месяц (33,3%), причем трое респондентов оказались в возрасте 23 года и младше (20,0%).

Из 15 респондентов, принявших участие в исследовании, у 10 показатели эякулята соответствуют нормальным (66,6%). У 5 мужчин отмечается патоспермия в виде астенозооспермии (34,4%).

В ходе анализа анкетных данных мужчин с патоспермией выявлено следующее: четверо состоят в браке и имеют высшее образование, у двоих мужчин есть дети. Двое служили в армии и регулярно занимаются спортом. По отношению к вредным привычкам – все отрицают курение, двое употребляют алкоголь. По продолжительности сна все респонденты с патоспермией отметили, что спят по 8 и более часов в сутки. Двое назвали свое питание правильным, хотя ни один из них не употребляет фрукты более 3 раз в неделю, а у троих овощи в рационе менее 3 раз в неделю. Все респонденты регулярно потребляют молоко и молочные продукты. Режим у троих респондентов сбалансированный (3–4 приема пищи в день) и ужин в 22:00. Ни у одного из мужчин с патоспермией не было выявлено в анамнезе инфекций, передающихся половым путем.

Вероятной причиной астенозооспермии в исследуемой популяции мужчин по литературным данным может быть широкая распространенность у мужчин в России старше 25 лет простатита (35–60% мужчин) и варикоцеле (около 10% мужчин) [9, 11], в том числе простатита после перенесенных ИППП [16].

В ходе анализа литературных данных выявилось, что на показатели эякулята влияют географические, этнические и экологические факторы. Например, среди исследуемой популяции мужчин в городе Якутске большую часть составляли мужчины якутской этнической принадлежности, у которых согласно данным статьи меньше объем эякулята, чем у этнических славян [4]. При сравнении с другими регионами видно, что концентрация сперматозоидов и доля прогрессивно-подвижных сперматозоидов ниже, чем в других приведенных нами в настоящем исследовании регионах (табл. 2), что может быть связано с более суровым климатом. У жителей города Кемерово ниже концентрация сперматозоидов и доля прогрессивно-подвижных сперматозоидов по сравнению с жителями Архангельска и Новосибирска. Авторы статьи предположили, что это обусловлено неблагоприятной экологической ситуацией в этом регионе [1, 5]. В Республике Бурятия согласно данным статьи [17] при обследовании 86 соматически здоровых мужчин 61,6 % из них имеют разного рода патологии и аномалии органов репродуктивной системы.

Таблица 2

Сравнение региональных показателей отдельных показателей эякулята мужчин

№ пп.

Автор и год

Город

Средний возраст, лет (M±m)

Объем, мл (M±m)

Концентрация сперматозоидов, млн/мл (M±m)

Прогрессивно-подвижные сперматозоиды (А+В), % (M±m)

1.

Клещев М.А и др., 2011 [5]

Архангельск

(n=90)

37,8±1,1

(p≥0,05)

3,2±0,2

(p≥0,05)

55,45±4,83

(p≥0,05)

45,3±2,8

(p≥0,05)

2.

Осадчук Л. В. и др., 2012 [4]

Якутск

(n=145)

24,1±0,5

(p≥0,05)

3,3±0,1

(p≥0,05)

34,69±2,32

(p≥0,05)

39,6±2,2

(p≥0,05)

3.

Осадчук Л. В. и др., 2017 [1]

Кемерово

(n=109)

21,0±0,2

(p≥0,05)

3,6±0,2

(p≥0,05)

52,27±3,79

(p≥0,05)

42,7±1,4**

(p≥0,05)

4.

Осадчук Л. В. и др., 2017 [1]

Новосибирск

(n=130)

21,0±0,3

(p≥0,05)

4,0±0,2

(p≥0,05)

68,01±4,48

(p≥0,05)

45,6±1,2**

(p≥0,05)

5.

Собственные данные, 2018

Омск

(n=15)

23,7±1,1

(p≥0,05)

3,7±0,55

(p≥0,05)

39,5±3,5

(p≥0,05)

35,4±3,42*

(p≥0,05)

*PR – прогрессивно-подвижные сперматозоиды согласно ВОЗ 2010 (progressive motility).

**В статье имеются данные по подвижности категории А и В, в таблице данные суммированы.

Во многих публикациях, посвященных проблеме мужского репродуктивного здоровья, чаще всего речь идет о пациентах, обратившихся по поводу лечения бесплодия. Безусловно, проблема мужского бесплодия требует всестороннего рассмотрения, но при этом не так много популяционных исследований фертильности и качества эякулята, где объектом выступают не пациенты центров по лечению бесплодия, а мужчины, считающие себя практически здоровыми. В связи с этим изучение региональных показателей эякулята здоровых мужчин является актуальным и перспективным. Это позволит сделать выводы об истинном распространении бесплодия в мужской популяции регионов и по стране в целом, поможет выявить факторы, приводящие к бесплодию на конкретных территориях, разработать комплекс профилактических мер и сравнить рекомендованные ВОЗ референсные показатели качества эякулята с региональными значениями.

Для объективной оценки спермиологического исследования необходимо использовать актуальные нормативные значения, рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения [18], с учетом региональных особенностей.

Нами планируется продолжить изучение региональных показателей эякулята омских мужчин, их питания, а также расширить перечень обследования: включить определение половых гормонов в крови, антиспермальных антител класса A и G на сперматозоидах, оценку доли морфологически нормальных сперматозоидов по строгим критериям Крюгера, оценку антропометрических данных, расширить перечень вопросов в социологическом опросе. Следует увеличить возрастной интервал обследуемых, что позволит оценить региональные показатели эякулята у мужчин с доказанной фертильностью, то есть имеющих детей. Нужно оценить влияние антропотехногенной нагрузки в Омске на репродуктивное здоровье мужчин.

Выводы

В нашем исследовании было выявлено положительное влияние на качество эякулята употребления молока и сыра. Негативное влияние оказывает употребление алкоголя. Анализ спермограммы показал, что у мужчин старше 23 лет имеется тенденция к снижению доли прогрессивно-подвижных сперматозоидов при отсутствии каких-либо клинических проявлений патоспермии.


Библиографическая ссылка

Барсуков А.А., Щербаков Д.В., Лыткина С.В., Чурин А.С. ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ ПИТАНИЯ НА ПОКАЗАТЕЛИ ЭЯКУЛЯТА У МОЛОДЫХ МУЖЧИН // Современные проблемы науки и образования. – 2018. – № 6. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=28224 (дата обращения: 17.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074