Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

ОСОБЕННОСТИ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ ЖЕНЩИН ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА

Армашевская О.В. 1 Чучалина Л.Ю. 2
1 ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России
2 БУ «Нижневартовская городская больница»
Освещены современные представления об особенностях состояния здоровья женщин зрелого возраста. Проведен поиск научных литературных источников, описывающих особенности состояния здоровья женщин зрелого возраста. В обзор включены 42 источника. Установлено, что проблемы здоровья женщин зрелого возраста активно изучаются в разных странах. Отмечены различия выраженности климактерического синдрома среди этнических групп женщин. Возникающие в перименопаузальном периоде состояния и заболевания требуют ранней диагностики и профилактических мероприятий, особенное внимание уделяется заболеваниям сердечно-сосудистой системы, остеопорозу и когнитивным расстройствам. Подводя итог, следует отметить, что проблема здоровья женщин зрелого возраста продолжает интересовать широкие научные круги, многие аспекты патогенеза, диагностики и лечения состояний и заболеваний, характерных для этого возрастного периода, оцениваются авторами с различных позиций, что требует дальнейшего исследования, оценки обобщенных данных и междисциплинарного подхода при разработке организационных мероприятий для оптимизации специализированной медицинской помощи женскому населению зрелого возраста.
климактерический синдром
перименопауза
менопауза
1. Беркетова Т.Ю., Хорошева Г.А., Кулыгина М.А. // Лечащий врач. – 2002. – № 5. http://www.lvrach.ru/2002/05/4529438/ (дата обращения 16.12.2016).
2. Василенко Т.И., Ольховская К.Б. Терапия хронического аногенитального зуда // Вестник последипломного медицинского образования. – 2016. – № 3. – С.81.
3. Гинекология по Эмилю Новаку [Текст] / под ред. Дж. Берека, И. Анаши, П. Хиллард; пер. с англ. – Москва: Практика, 2002. – 892 с.
4. Давидян О.В., Давидян К.В. Репродуктивное здоровье женского населения как медико-социальная проблема // Молодой ученый. – 2011. – № 2 (2). – С.152 –153.
5. Девид В., Демпстер Р. Патогенез остеопороза // Настоящее и будущее костной патологии. – 1997. – № 3. – С.797-802.
6. Зайдиева Я.З. Гормонопрофилактика и коррекция системных нарушений у женщин в перименопаузе: автореф. дис. ... д-ра мед. наук. – М., 1997. – 28 c.
7. Зайдиева Я.З. Гормонотерапия в перименопаузе //Акушерство и гинекология. – 2015. – № 3. – С.28-30.
8. Здоровье женщин и менопауза (Пер. с англ.) [Текст]. – Москва: ГЭОТАР-МЕД, 2004. – 528 с.
9. Кулаков В.И., Сметник В.П. Руководство по климактерию [Текст]. – Москва: МИА, 2001. – 685 с.
10. Максимова Т.М., Белов В.Б., Лушкина Н.П. Особенности состава поликлинических посещений больных с патологией системы кровообращения, в различные сезоны года // Бюллетень Национального НИИ общественного здоровья. – 2013. – № 1. – С.20–24.
11. Манухин И.Б., Тумилович Л.Г., Геворкян М.А. Гинекологическая эндокринология. Клинические лекции [Текст]. – Москва: ГЭОТАР-МЕДИА, 2013. – 280 с.
12. Марова Е.И. Классификация остеопороза // Остеопороз и остеопатии. – 1998. – № 1. –С.8-12.
13. Медицина климактерия [Текст] /под ред. В.П. Сметник. – Ярославль: Литера, 2006. –848 с.
14. Менопаузальная гормональная терапия и сохранение здоровья женщин в зрелом возрасте. Клинические рекомендации. – Москва, 2015. – С.7.
15. Набугорнова Т.В. Лечение климактерического синдрома у женщин с остеохондрозом шейного отдела позвоночника в перименопаузе: автореф. дис. … канд. мед. наук. – Омск, 2008. – С.3.
16. Попкова А.С. Оптимизация тактики ведения женщин с коморбидной патологией в климактерии // Вестник последипломного медицинского образования. – 2016. – № 3. – С. 93-95.
17. Радзинский В.Е., Хамошина М.Б., Невмержицкая И.Ю., Мельникова Г.Г. Три вопроса об остеопорозе в пери- и постменопаузе: где истина? // Фарматека. – 2009. – № 14. – С. 16-20.
18. Рожинская Л.Я. Системный остеопороз [Текст]. – Москва: Издатель Мокеев, 2000. –196 с.
19. Сметник В.П. Климактерические расстройства и методы их коррекции // Consiliummedicum. Гинекологическая эндокринология. – 2007. – № 6. – С.65-70.
20. Сметник В.П. Постменопаузальный остеопороз: принципы заместительной гормональной терапии // Остеопороз и остеопатии. – 1998. – № 2. – С. 44-49.
21. Сухих Г.Т., Адамян Л.В. Охрана репродуктивного здоровья – приоритетная проблема здравоохранения // Проблема репродуктивного здоровья. – 2011. – Специальный выпуск. – С.5-8.
22. Теппеева Т.Х. Клиническое течение климактерия у женщин Кыргызстана // Universum: Медицина и фармакология: электрон. научн. журн. – 2016. – № 7(29); URL:http://7universum.com/ru/med/archive/item/3367(дата обращения 16.12.2016).
23. Шарафутдинова Н.Х., Мустафина Г.Т. Результаты анализа заболеваемости городского женского населения по данным обращаемости в медицинскую организацию // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. – 2015. – Т. 23. – № 6. – С. 27-31.
24. Щепин О.П., Коротких Р.В. Перспективы развития здравоохранения Российской Федерации // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. – 2015. – Т. 23, № 6. – С.6-9.
25. Щепин В.О., Молчанова Л.Ф., Калининская А.А. Качество жизни как критерий состояния здоровья и эффективности лечебно-профилактической помощи [Текст]. – Ижевск: ИГМА, 2011. – 127 с.
26. Aydin Z.D., Erbas В., Karakusn. et al.Sun exposure and age at natural menopause: a cross-sectional study in Turkishwomen // Maturitas. 2005. Vol. 52(3-4). Р.235-248.PMID:16257612.DOI:10.1016/j.maturitas.2005.02.023 (дата обращения 16.12.2016).
27. Blumel J.E., Castelo-Branco C., Rocangliolo M.E. et al. // Menopause 2001. Vol. 8. № 4. Р.239-244.
28. Consensus Development Conference: Diagnosis, profylaxys and treatment of osteoporosis // Am j Med 1993. № 94(6). P.646-650.PMID:8506892 (дата обращения 16.12.2016).
29. Di Donato P., Giulini N.A., Bacchi Modena A. et al. Factors associated with climacteric symptoms in women around menopause attending menopause clinics in Italy // Maturitas. 2005. Vol.52 (3-4). Р.181-189. PMID:16257609.DOI:10.1016/j.maturitas.2005.01.008 (дата обращения 16.12.2016).
30. Gambacciani М., Spinetti A. et al. Effect of new estrogen/ progestin combination in postmenopausal syndrome // Maturitas. 1995. Sep. № 22(2). P.115-120. PMID: 8538479 (дата обращения 16.12.2016).
31. Gerson,Weiss. Clinical implications of perimenopausal steroid changes // Climacteric. – 2001. – № 4. – Р.93-94.
32. Grodstein F., et al. Postmenopausal hormone therapy and cognitive function in healthy older women // Journal of the American Geriatrics Society. 2000. Jul. № 48(7). P.746-752.PMID:10894312 (дата обращения 16.12.2016).
33. Kamali P., Müller T., Lang U., Clapp J.F. 3rd. Cardiovascular responses of perimenopausal women to hormonal replacement therapy //Am J Obstet Gynec. 2000. Jan. № 182(1 Pt 1). P.17-22.PMID:10649151 (дата обращения 16.12.2016).
34. Kriplani A., Banerjee K. An overview of age of onset of menopause in northern India // Maturitas. 2005. Vol. 52(3-4). Р.199-204. PMID: 16257611. DOI: 10. 1016/j. maturitas. 2005. 02. 001 (дата обращения 16.12.2016).
35. Loh F.H., Khin L.W., Saw S.M., Leej J., Gu K. The age of menopause and the menopause transition in a multiracial population: a nation-wide Singapore study // Maturitas. 2005. Vol. 52(3-4). Р.169-180. PMID:16257608. DOI:10.1016/j.maturitas.2004.11.004 (дата обращения 16.12.2016).
36. Metthews K.A., Kuller L.H., Sutton-Tyrrell K., Chang Y.F. Changes in cardiovascular risk factors during the perimenopause and postmenopause and carotid artery atherosclerosis in healthy women //Stroke. 2001. Vol.32. № 5. P.1104-1111.PMID:11340217 (дата обращения 16.12.2016).
37. Obermeyer С.М., Reher D., Alcala L.C., Price K. The menopause in Spain: results of the DAMES study // Maturitas. 2005. Vol. 52(3-4). Р.190-198. PMID:16257610/DOI:10.1016/j.maturitas.2005.01.011 (дата обращения 16.12.2016).
38. Osteoporosis: Etiology, Diagnosis and Management by Lawrence Riggs (Editor), L. Joseph Melton (Editor), L. Joseph Melton III (Editor) Lippincott Williams and Wilkins; 2nd Revised edition (1 Aug. 1995) Hardcover – 1 Aug 1995. – 544 p.
39. Roussow J.E., Anderson G.L., Prentice R.L., et al. Writing group for the women’s health initiative investigators. Risk and benefits of estrogen+progestin in healthy postmenopausal women // JAMA.2002. Jul. Vol.17. № 288(3). P.321-33.PMID:12117397 (дата обращения 16.12.2016).
40. Sinaki M., Itoi E., Wahner H.W., et al. Stronger back masclereduse the incidence of vertebral fractures: a prospective 10 year follow-up of postmenopausal women // Bone. 2002. № 30(6). P.836-841. PMID:12052450 (дата обращения 16.12.2016).
41. Soules M.R., Sherman S., Parrot E. et al. Executive summary: Stages of Reproductive Aging Workshop (STRAW) // Climacteric. – 2001. – № 4. – Р.267–272.
42. Thunell L., Stadberg E., Milsom I., Mattsson L.A. A longitudinal population study of climacteric symptoms and their treatment in a random sample of Swedish women // Climacteric. 2004. № 7(4). Р.357-365. PMID:15799607 (дата обращения 16.12.2016).

Во всем мире отмечается рост интереса к изучению особенностей здоровья женщин зрелого возраста. В развитых странах доля женщин старше 50 лет за последние 100 лет увеличилась втрое. Сегодня ожидаемая продолжительность жизни у женщин в этих странах возросла с 50 лет до 81,5 лет [8]. Несомненно, в первой половине 21 века средний возраст населения на планете будет расти значительно быстрее, предсказывают, что количество людей старшего возраста к 2050 г. будет составлять почти 2 млрд. человек (1970 млн), по сравнению с 580 млн в 1998 г. [8].

Целью данной обзорной статьи является освещение особенностей состояния здоровья женщин зрелого возраста.

Материал и методы исследования. В обзор включены 42 источника российской и зарубежной медицинской литературы. Использовались как напечатанные, так и электронные публикации.

Результаты исследования и их обсуждение

Интерес к проблемам здоровья женщин зрелого возраста вызван тем, что, являясь хранительницами традиционных семейных ценностей, обладая огромным опытом в трудовой деятельности, творческим и интеллектуальным потенциалом, они вносят весомый вклад в жизнь семьи, общества, государства. Таким образом, сохранение здоровья женщины в зрелом возрасте, предупреждение и компенсация последствий эстрогенного дефицита, системных метаболических и сосудистых нарушений, возникающих с наступлением менопаузы, являются актуальными и экономически значимыми задачами здравоохранения [15].

Впервые описание климактерических симптомов относится к 1776 году (Fothergill L. Of the management proper at the cessation of the menses // Medical Observations and Inquiries. 1776. 5. 160-186), термин же «менопауза» появился во Франции. В медицинской литературе он был использован в 1821 году впервые (Gardanne C. P. L. De la menopause, oudel' age critique des femmes. EdMequignon-Marvis. Paris, 1821. Seconde edition) [1]. В 2001 году была разработана клинико-гормональная характеристика этапов старения репродуктивной системы (Stages of Reproductive Aging Workshop – STRAW), в дальнейшем пересмотренная в 2011 году с учетом результатов когортных исследований, проведенных в течение последующих 10-ти лет (STRAW + 10), определены периоды климактерия: менопаузальный переход, менопауза, перименопауза, постменопауза [14].

Период менопаузального перехода характеризуется вариабельностью менструального цикла, начинается в 40–45 лет и заканчивается с наступлением менопаузы. Отмечаются различные уровни ФСГ, Е2 и снижение ингибина В и антимюллерового гормона (АМГ). На фоне задержек менструации могут появляться вазомоторные, психологические и урогенитальные симптомы дефицита эстрогенов [14]. Менопауза – стойкое прекращение менструаций, это последняя самостоятельная менструация, обусловленная возрастным снижением гормональной и «выключением» репродуктивной функции яичников. Оценивается ретроспективно, спустя 12 месяцев отсутствия менструации. Выделяют преждевременную менопаузу (до 40 лет), раннюю (40–45 лет), своевременную (46–54 года) и позднюю (старше 55 лет) [14]. Перименопауза включает период менопаузального перехода плюс 12 месяцев после последней самостоятельной менструации [14]. Постменопауза – период после наступления менопаузы. Различают фазы раннего посменопаузального периода: +1a,+1b,+1c. Для постменопаузы характерно прогрессирующее повышение уровней ФСГ, снижение Е2, АМГ и ингибина В. Продолжительность этой фазы от 5 до 8 лет, характеризуется персистирующими симптомами климактерического синдрома [14]. На протяжении жизни женщины имеются два особенных периода: пубертат и перименопауза, которые являются динамическими фазами, в течение которых изменения гормонального статуса происходит в очень быстром темпе [41]. Механизмы развития вышеназванных изменений и наступления менопаузы изучены недостаточно. Одна из наиболее очевидных гипотез – истощение фолликулярного резерва яичников [31], другая теория – эпизоды выключения регулирующего действия гипоталамуса на репродуктивную систему (Weiss G. J). Известно, что именно в этот период женщины чаще всего обращаются за медицинской помощью, при этом наблюдается увеличение частоты депрессивных состояний, приступов агрессивности, случаев сексуальной неудовлетворенности, что в значительной степени обусловлено изменением гормонального статуса [3]. Масса тела в этот период возрастает в среднем на 4,3–4,6 кг [27].

Согласно классификации климактерических расстройств выделяют 3 группы.

 I группа – ранние симптомы: вазомоторные (приливы жара, ознобы, повышенная потливость, головные боли, гипотония или гипертензия, учащенное сердцебиение); эмоционально-вегетативные (раздражительность, сонливость, слабость, беспокойство, депрессия, забывчивость, невнимательность, снижение либидо).

II группа – средневременные: урогенитальные (сухость во влагалище, боль при половом сношении, зуд и жжение, уретральный синдром, цисталгия, недержание мочи); кожа и ее придатки (сухость, ломкость ногтей, морщины, сухость кожи, выпадение волос); сексуальная дисфункция.   

III группа – поздние обменные нарушения: сердечно-сосудистые заболевания (атеросклероз), постменопаузальный остеопороз, остеоартриты, болезнь Альцгеймера [19].

Средний возраст наступления менопаузы во всем мире варьирует от 45 до 55 лет [11]. В России средний возраст менопаузы 50–51 год [9]. Факторы, влияющие на наступление менопаузы, не вполне ясны. Предполагают, что семейные или наследственные факторы имеют наибольшую прогностическую ценность. На возраст наступления менопаузы влияют: курение, прием КОК, голодание, стресс, ряд лекарственных препаратов, проживание над уровнем моря выше 3500 метров [41].

Многочисленные исследования особенностей климактерического периода проводятся в разных странах Мира. При анализе данных репрезентативной выборки 300 женщин в возрасте 45–55 лет, жительниц Мадрида (Испания) установлено, что у 83 % респондентов было 5 и более симптомов. Самыми частыми проявлениями были: боли в суставах, увеличение массы тела, изменения настроения, нервозность. Половину женщин беспокоили приливы, у 4/5 зарегистрированы эмоциональные и ментальные симптомы. Частота некоторых симптомов варьировала в зависимости от социоэкономического статуса. Две трети участниц исследования получили консультации психиатров. Половина опрошенных женщин заявили, что с наступлением менопаузы появились определенные проблемы [37].

В Италии с 1997 года проводилось огромное перекрестное исследование по характеристике женщин в перименопаузе, являющихся пациентками амбулаторных учреждений страны. Получены данные о 66 501 женщине (средний возраст 54,4 года). Установлено, что такие проявления, как приливы и потливость, были ниже у образованных женщин и у пациенток, с активным образом жизни. Также реже встречались депрессия, бессонница, нарушение памяти и раздражительность у образованных и активных женщин. У рожавших женщин климактерические проявления регистрировались чаще [29].

Проведенное частное исследование 157 женщин (возраст 45–60 лет), обратившихся в амбулаторию университетской клиники с апреля по май 2003 года, установило, что средний возраст наступления естественной менопаузы в Турции 52 года. Было показано, что раннее наступление менопаузы взаимосвязано с низким уровнем инсоляции, тяжелым физическим трудом, приемом препаратов кальция, наличием артериальной гипертензии, отсутствием собственного дома. Прослеживалось влияние занятий сельским хозяйством, роста женщины и потребления рыбы. У 109 женщин, указавших, что у их матерей менопауза наступала около 50 лет, основным предикторным фактором служило время солнечной экспозиции по сравнению с возрастом наступления менопаузы у матери [26].

Средний возраст наступления естественной менопаузы в Северной Индии, по данным исследования, в котором приняли участие 201 женщина с отсутствием менструации в течение 1 года, составляет 48 лет, что на 3 года раньше, чем у западных женщин. Показано, что социодемографические и репродуктивные факторы не оказывали влияния на возраст наступления менопаузы [34].

В исследовании среднего возраста наступления менопаузы у жительниц Сингапура, в котором приняло участие 1000 женщин в возрасте 45–60 лет, установлено, что средний возраст наступления естественной менопаузы составил 49,0 лет. Среди трех изучаемых этнических групп именно китаянки наиболее часто предъявляли климактерические жалобы. В целом распространенность климактерических симптомов была ниже, чем у женщин западных популяций [35].

Из 1465 обследованных женщин в пери- и постменопаузе, проживающих в различных районах Кыргызской Республики, климактерический синдром диагностирован у 988 (67.4 %), у 477 (32.6 %) обследованных зарегистрировано физиологическое течение климактерия. У большинства женщин с климактерическим синдромом выявлена различная степень психовегетативных расстройств с преобладанием гипертензивных нарушений, нарушений сна, социального функционирования и обменно-эндокринных нарушений [22].

В продолжительном исследовании, проведенном в Швеции, начатом в 1992 году, принимали участие 3816 женщин в возрасте 46, 50, 54, 58 и 62 лет, длительность наблюдения составила 6 лет. Распространенность климактерических симптомов была следующей (1992/1998): вазомоторные симптомы 52 %/62 %, депрессия/раздражительность 57 %/70 %, потеря либидо 38 %/57 %. В сравнении с 1992 женщины всех возрастных когорт считали себя менее здоровыми, во всех группах отмечено снижение качества жизни и увеличение массы тела [42].

Состоянию здоровья женского населения посвящено множество исследований, позволяющих выявить динамику показателей репродуктивного здоровья и эффективность проводимых профилактических и лечебно-оздоровительных мероприятий [21;4], однако, следует отметить, что заболеваемость со стороны других органов у женщин изучена недостаточно. Отсутствует в отчетах медицинских организаций информация о зарегистрированных заболеваниях по гендерному различию, данную информацию можно получить только по обращаемости, при этом результаты ряда клинических исследований свидетельствуют о повышенной регистрации некоторых заболеваний среди женщин и выявлена взаимосвязь с возрастным периодом [23]. В литературе имеются сообщения о появлении таких метаболических нарушений, как остеопороз, дислипидемии, ожирение, нарушение толерантности к углеводам за несколько лет до менопаузы, т.е. в перименопаузальном периоде [33,36]. По данным Я.З. Зайдиевой, системные метаболические нарушения, являющиеся факторами риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и остеопороза, часто встречаются у женщин в период перименопаузы. Проведенные ею исследования в Российской Федерации показали, что у 32,3 % женщин были отмечены нарушения жирового обмена, у 18,7 % имелись различной степени выраженности нарушения липидного спектра крови, у 19,1 % – клинические признаки гиперандрогении. При проведении остеоденситометрии патологическое снижение минеральной плотности костной ткани было установлено у 21,1 % обследованных женщин [6].

В результате исследования (n=378), целью которого было установление риска развития сердечно-сосудистых расстройств в пре- и постменопаузальном периоде, проведенного в 2001 г. в США, было показано, что уровень ЛПНП был выше в течение пременопаузы, чем в постменопаузе, в то время как повышение АД и уровня глюкозы крови были выше в течение постменопаузы. В результате определения содержания ЛПНП, ЛПВП, ХС, ТГ и ИМТ был сделан вывод о том, что абсолютный риск развития ССЗ значительно повышается в период пременопаузы, а в постменопаузе метаболизм липидов изменяется в неблагоприятную сторону лишь частично. На основании полученных данных авторы утверждают, что женщины в период пременопаузы должны быть тщательно обследованы с применением скрининговых методов [36]. Климактерическая миокардиодистрофия, проявляющаяся кардиалгией вкупе с такими проявлениями климактерического синдрома, как приливы, потливость, раздражительность, свидетельствует о дисфункции вегетативной нервной системы, вызванной повышенной активностью гипоталамуса и ретикулярной формации мозга, при этом у большинства пациенток наблюдается обилие жалоб при отсутствии объективных клинических признаков коронарной или сердечной недостаточности [7,30,32]. Показано, что МГТ и поливитаминотерапия при миокардиодистрофии у женщин в постменопаузе более 1 года приводит к повышению физической выносливости пациенток, улучшая хронотропную, инотропную состоятельность и аэробную способность системы кровообращения [16].

Вступление в перименопаузальный период, знаменующее начало прогрессивного выключения функции яичников, способствует резкому увеличению скорости резорбции костной ткани, тем самым вызывает падение МПКТ, что усугубляет патофизиологическую ситуацию [17;5;20]. Обзор современных публикаций подтверждает внимание исследователей к проблеме предупреждения снижения МПКТ или его торможения в группах закономерного риска, к которым относятся женщины в пре- и постменопаузальном периоде [20;28]. Остеопороз традиционно называют «типично женской болезнью», обладая мощным анаболическим эффектом, половые гормоны играют важную роль в формировании скелета и поддержании костной массы на протяжении всей жизни женщины [12;13]. Преобладание остеопороза среди женщин было доказано более 100 лет назад F. Albright, который в серии клинических очерков, среди разных причин остеопороза, на первый план выдвигал недостаточность половых гормонов [38]. Большинство авторов считает, что своевременное выделение контингента риска и проведение активных профилактических мер в социальном масштабе позволяет существенно снизить частоту развития остеопороза и его осложнений, прежде всего патологических переломов [18;39;40].

Характерное снижение психосоциальной адаптации женщин в зрелом возрасте, сопровождающееся нарушением сна, аппетита, возбудимостью или апатией, аногенитальным зудом, а иногда и суицидальными мыслями и канцерофобией, все это провоцируется психоэмоциональным напряжением [2]. На самочувствие женщины в период климактерия оказывают влияние состояние ее здоровья, экономические, социокультурные аспекты, личностные психологические особенности. Все эти факторы могут либо способствовать адаптации женщины в переходном периоде, либо затруднять ее. В перименопаузе у большинства женщин уже имеется одно или несколько соматических заболеваний, которые могут существенно влиять на качество женщин, обуславливая более тяжелое, осложненное течение климактерия [15]. В России здоровье населения и система здравоохранения находятся под давлением противоречивых социальных, политических и экономических изменений, и важным компонентом стратегии здравоохранения является профилактика, эпидемиологический контроль и укрепление здоровья, основанное на совокупном воздействии с улучшением социально-экономической сферы [24].

Заболеваемость – важнейшая составляющая комплексной оценки здоровья населения, ее учет и анализ необходим для выработки управленческих решений на федеральном, региональном и муниципальном уровнях управления системой здравоохранения, на этом возможна оценка потребности населения в различных видах медицинской помощи прогнозирование развития сети медицинских организаций [10;25].

Заключение

Подводя итог, следует отметить, что проблема здоровья женщин зрелого возраста продолжает интересовать широкие научные круги, многие аспекты патогенеза, диагностики и лечения состояний и заболеваний, характерных для этого возрастного периода, оцениваются авторами с различных позиций, что требует дальнейшего исследования, оценки обобщенных данных и междисциплинарного подхода при разработке организационных мероприятий для оптимизации специализированной медицинской помощи женскому населению зрелого возраста.


Библиографическая ссылка

Армашевская О.В., Чучалина Л.Ю. ОСОБЕННОСТИ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ ЖЕНЩИН ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 1.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=26127 (дата обращения: 20.11.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074