Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ОСОБЕННОСТИ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ ПЕРВОГО ГОДА ЖИЗНИ, РОДИВШИХСЯ ПОСЛЕ ЭКСТРАКОРПОРАЛЬНОГО ОПЛОДОТВОРЕНИЯ ОТ ОДНОПЛОДНОЙ БЕРЕМЕННОСТИ

Гаджимурадова Н.Д. 1 Пыхтина Л.А. 1 Филькина О.М. 1 Шанина Т.Г. 1 Назаров С.Б. 1 Писарева С.Е. 1
1 ФГБУ «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства имени В. Н. Городкова» Минздрава России
Проведено нерандомизированное, когортное, проспективное исследование детей первого года жизни, родившихся после ЭКО и зачатые естественным путем от одноплодной беременности. Выявили, что у детей, родившихся после ЭКО от одноплодной беременности, достоверно чаще, по сравнению с детьми, зачатыми естественным путем, встречались болезни органов дыхания, эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ, крови и кроветворных органов, кожи и подкожной клетчатки, пищеварения, мочеполовой системы, некоторые инфекционные и паразитарные болезни, врожденные аномалии, деформации и хромосомные нарушения преимущественно в виде «малых аномалий развития», что свидетельствует о более неблагоприятном соматическом здоровье этих детей и указывает на необходимость выявления факторов риска формирования данных нарушений здоровья, оказывающих влияние как на этапе экстракорпорального оплодотворения, так и в анте-, интра- и постнатальном периодах.
соматическое здоровье
экстракорпоральное оплодотворение
дети первого года жизни
1. Баранов А. А., Альбицкий А. Ю., Иванова А. А., Терлецкая Р. Н., Косова С. А. Тенденции заболеваемости и состояния здоровья детского населения Российской Федерации // Рос. педиатрический журнал. – 2012. – № 6. – С. 4–6.
2. Баранов А. А. Справка о состоянии здоровья детей, родившихся в результате использо-вания вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе ЭКО. – 2012. –(URL: http://www.pediatr–russia.ru/node/124).
3. Башмакова Н. В., Трапезникова Ю. М., Чистякова Г. Н. К обоснованию профилактики плацентарной недостаточности при беременности, наступившей в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий //УРМЖ. – 2008. – № 12(52). – С.49–54.
4. Глинкина Ж. И. Комплексное генетическое обследование мужчин: программы ИКСИ // Гинекология. – 2006. – № 4. – Т.8. – С.60–63.
5. Кузнецова, В. С Состояние здоровья детей от матерей, лечившихся по поводу бесплодия: автореф. дис. … канд. мед. наук. – Воронеж, 2005. – 23 с.
6. Мансимова В. О. Состояние здоровья и качество жизни недоношенных детей грудного возраста, родившихся после экстракорпорального оплодотворения: автореф. дис. … канд. мед. наук. – СПб., 2005. – 23 с.
7. Маслянюк Н. А. Состояние новорожденных детей и их дальнейшее развитие при многоплодной беременности после экстракорпорального оплодотворения: автореф. дис. … канд. мед. наук. – СПб., 2005. – 22 с.
8. Пивнева Н. Д., Радциг Е. Ю. Заболеваемость и состояние ЛОР-органов у детей, рожденных после применения вспомогательных репродуктивных технологий // Педиатрия. – 2012. – Т. 91. – № 1. – С.150–151.
9. Birth defects, medical outcome and somatic development in children conceived after intracytoplasmic sperm injection (ICSI) / M. Snajderova, D. Zemkova, T. Mardesic [et al.] // CeskaGynekol. – 2008. – Vol.73. – P.22–31.
10. IFFS Surveillance 07 // Fertility and Sterility. – 2007. – Vol. 76, Suppl 2. – P. 15.

Здоровье детей – важнейший критерий оценки благополучия общества, основа его устойчивого развития и национальной безопасности [1]. В последние годы в литературе все чаще дискутируется вопрос о состоянии здоровья детей, появившихся на свет в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). В своих выступлениях академик РАМН А. А. Баранов (2012) акцентирует внимание на то, что дети, родившиеся с помощью ВРТ, резко отличаются от своих сверстников, зачатых естественным путем, 75 % из них имеют те или иные нарушения здоровья [2]. Оценивая состояние здоровья детей из группы ВРТ, B. C. Кузнецова (2006) отмечает, что в структуре заболеваемости у этих детей в раннем возрасте доминируют болезни органов дыхания (90,6 %), пищеварения (50,1 %), кожи и подкожной клетчатки (49,2 %), крови (35 %) [5]. При сравнительной характеристике патологии ЛОР органов у детей, родившихся от беременности, индуцированной ВРТ, и их сверстников, зачатых естественным путем, подчеркивается более высокий уровень рецидивирующего среднего отита (23,9 % и 10,57 % соответственно), аллергического ринита (7,1 % и 1,8 % соответственно), аденоидных вегетаций второй степени (17,7 % и 12,5 % соответственно) [8]. Согласно результатам исследования Н. А. Маслянюк (2005), недоношенные дети, родившиеся после ВРТ от многоплодной беременности, на первом году жизни характеризуются отставанием физического и задержкой психомотор­ного развития, высокой частотой рахита, анемии, ОРВИ, патологии ЖКТ и орга­нов дыхания, что обуславливает у каждого второго такого ребенка III–IV группу здоровья [7].

Большой интерес представляют работы по изучению врожденных пороков развития (ВПР) у детей, зачатых с помощью ВРТ, по сравнению с аналогичными показателями в популяции [4, 5, 6, 7]. При этом приводимые данные о частоте встречаемости ВПР разнообразны и неоднозначны, что может быть связано с различными возможностями диагностики и пониманием этого термина [6]. В научной литературе под пониманием «врожденные пороки развития» используются термины – «большие аномалии развития», характеризующиеся как стойкие морфологические изменения органа или системы организма, приводящие к расстройству функции, и «малые аномалии развития», проявляющиеся незначительными дефектами, функция организма при которых не страдает. В то же время Международная классификация болезней Десятого пересмотра (МКБ 10), рубрика Q00–Q99 объединяет врожденные аномалии, деформации и хромосомные аномалии. Поэтому количественные и качественные показатели данных нарушений здоровья у данной категории детей в интерпретации различных авторов не дают полной картины их распространенности. Так, по данным некоторых исследователей, у детей из группы ВРТ, отмечается высокая частота ВПР (8,6–37,3 %) в сравнении с популяционными данными (1,7–3,6 %) [4, 5, 6, 14]. В работе американских и чешских исследователей уровень встречаемости данных нарушений здоровья у изучаемой группы детей соответствует 13,3 %, преимущественно за счет врожденной челюстно-лицевой патологии [9]. В многочисленных работах подчеркивается высокая частота встречаемости у детей, родившихся после ВРТ, малых аномалий развития (до 86 %), включающих открытое овальное окно, пиелоэктазии, пахово-мошоночные грыжи, гемангиомы, синдактилию, эпикантус, гипертелоризм и др. [14]. B. C. Кузнецова (2006) выявила у детей из группы ВРТ высокую частоту «малых аномалий развития» (34,4 %). При этом автор констатирует, что встречаемость «больших аномалий развития» (2,4 %) не отличается от аналогичных показателей в популяции [5].

В то же время некоторые отечественные исследователи, изучавшие состояние здоровья детей от беременности, индуцированной ВРТ, в отличие от сверстников, зачатых в естественном цикле, подчеркивают отсутствие значимых различий в показателях заболеваемости и развитии таких детей [3].

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что дети, родившиеся после применения репродуктивных методов, имеют более высокую частоту различных патологических состояний, чем их сверстники, зачатые в естественном цикле. Однако сведения по этой проблеме достаточно противоречивы и разрознены, что может объясняться различным числом детей, включенных в исследование; подбором контрольной группы; односторонностью проведенных исследований; сложностью доступа к имеющейся информации; объединением в одну группу детей как от одно–, так и многоплодной беременности. Остается малоизученным состояние здоровья детей из группы ЭКО, родившихся от одноплодной беременности. Появление новых современных методов ВРТ, улучшение качества оплодотворения и облегчение течения беременности способствует повышению уровня здоровья таких детей, что требует их дальнейшего изучения.

Цель исследования – изучить особенности соматического здоровья у детей первого года жизни, родившихся после ЭКО от одноплодной беременности.

Материалы и методы. Проведено нерандомизированное, когортное, проспективное исследование детей первого года жизни, родившихся после ЭКО и зачатые естественным путем от одноплодной беременности. Все дети рождены в ФГБУ «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства имени В. Н. Городкова» МЗ РФ по программе ЭКО в 2012-2013 гг.

Были выделены 2 группы: основная – дети, родившиеся после ЭКО от одноплодной беременности (n=121); контрольная – дети, зачатые естественным путем от одноплодной беременности (n=121). Основная и контрольная группы детй были подобраны парно-сопряженным методом и сопоставимы по полу ребенка, гестационному возрасту, шкале Апгар, антропометрическим показателям при рождении.

Заболеваемость детей оценивалась по обращаемости в поликлинику, данным выкопировки из медицинских карт ребенка и путем динамического наблюдения за детьми в эпикризные сроки.

Статистическая обработка результатов проводилась в операционной среде Windows XP с использованием статистической программы «Statistica 6.0». Достоверность различий количественных показателей между двумя группами оценивалась по критерию Манна – Уитни, между тремя группами – по критерию Крускала – Уоллиса. Различия относительных показателей изучались по χ2-критерию Пирсона с поправкой Йетса. Результаты рассматривали как статистически значимые при р<0,05.

Результаты и их обсуждение

Проведен анализ частоты встречаемости соматической патологии у детей первого года жизни, родившихся после ЭКО от одноплодной беременности и зачатых естественным путем (табл. 1).

Таблица 1

Частота встречаемости соматических заболеваний у детей первого года жизни, родившихся после ЭКО (в %)

 

Классы болезней и нозологические формы

Шифр по МКБ–10

Основная группа

n=121

Контрольнаягруппа

n=121

 

Статистика

абс.

%

абс.

%

p

Некоторые инфекционные и паразитарные болезни (А 00–В 99)

Коклюш

А37

1

0,8

0

0

1,00

0,3163

Кандидоз

В37

3

2,5

0

0

3,04

0,0814

Общий уровень патологии

 

4

3,3

0

0

4,07

0,0437

Доброкачественные новообразования (D 10– D 36)

Гемангиома и лимфангиома любой локализации

D 18

6

5,0

3

2,5

1,04

0,3081

Общий уровень патологии

 

6

5,0

3

2,5

1,04

0,3081

Болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунные механизмы (D 50–D 89)

Дефицитные анемии

D 50

17

14,0

12

9,9

0,98

0,3223

Общий уровень патологии

 

17

14,0

12

9,9

0,98

0,3223

Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ

(Е 00–Е 90)

Тимомегалия

Е 32.0

9

7,4

2

1,7

4,67

0,0308

Рахит

Е 55.0

6

5,0

4

3,3

0,42

0,5183

Общий уровень патологии

 

15

12,4

6

5,0

4,22

0,0399

Болезни глаза и его придаточного аппарата (H 00–H 59)

Стеноз носослезного канала

H 04.5

2

1,7

0

0

2,02

0,1556

Острый конъюнктивит

H 10.3

1

0,8

0

0

1,00

0,3163

Гиперметропия

H 52.0

1

0,8

1

0,8

0,0

1,0000

Общий уровень патологии

 

4

3,3

1

0,8

1,84

0,1752

Болезни уха и сосцевидного отростка (H 60–H 95)

Острый отит

H 66

1

0,8

1

0,8

0,0

1,0000

Общий уровень патологии

 

1

0,8

1

0,8

0,0

1,0000

Болезни органов дыхания (J 00–J 99)

Острый назофарингит

J 00

49

40,5

34

28,1

4,13

0,0422

Острый фарингит

J 02

15

12,4

14

11,6

0,04

0,8431

Острый трахеит

J 04.1

2

1,7

4

3,3

0,68

0,4084

Острый ларинготрахеит

J 04.2

1

0,8

0

0

1,0

0,3163

Острый бронхит

J 20

4

3,3

1

0,8

1,84

0,2752

Аллергический ринит

J 30

1

0,8

0

0

1,0

0,3163

Общий уровень патологии

 

72

59,5

53

43,8

5,97

0,0145

Болезни органов пищеварения (К 00–К 93)

Киста области рта

К 09

1

0,8

0

0

1,0

0,3163

Паховая грыжа

К 40

1

0,8

0

0

1,0

0,3163

Пупочная грыжа

К 42

6

5,0

2

1,7

2,07

0,1504

Парапроктит

К 61

1

0,8

0

0

1,0

0,3163

Дисбактериоз кишечника

К 68.3

8

6,6

3

2,5

2,38

0,1228

Общий уровень патологии

 

17

14,0

5

4,1

7,20

0,0073

Болезни кожи и подкожной клетчатки (L 00–L 99)

Стрептодермия

L 08.8

1

0,8

0

0

1,00

0,3163

Атопический дерматит

L 20

10

7,4

3

2,5

3,16

0,0460

Общий уровень патологии

 

11

8,3

3

2,5

3,98

0,0276

Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани (М 00–М 99)

Тугоподвижность тазобедренных суставов

М25.6

3

2,5

1

0,8

1,02

0,3133

Кривошея

М43.6

11

9,1

7

5,8

0,96

0,3271

Общий уровень патологии

 

14

11,6

8

6,6

1,80

0,1797

Болезни мочеполовой системы (N 00–N 99)

Острый пиелонефрит

N 10

1

0,8

0

0

1,00

0,3163

Парауретральная киста

N 36.8

1

0,8

0

0

1,00

0,3163

Инфекция мочевыводящих путей

N 39.0

2

1,7

1

0,8

0,34

0,5613

Водянка яичек (гидроцеле)

N43

3

2,5

1

0,8

1,02

0,3133

Острый вульвит

N 76.2

3

2,5

1

0,8

1,02

0,3133

Общий уровень патологии

 

10

8,3

3

2,5

3,98

0,0460

Врожденные аномалии, деформации и хромосомные нарушения (Q 00–Q 99)

Врожденные аномалии (пороки развития) системы кровообращения:

Q 20–Q28

33

27,3

18

14,9

5,59

0,0181

Врожденная аномалия сердечных камер и соединений неуточненная (МАРС – ООО, ДХЛЖ)

Q 20.9

30

24,8

17

14,0

4,46

0,0347

Дефект межжелудочковой перегородки

Q 21.0

1

0,8

1

0,8

0,0

1,0000

Дефект предсердной перегородки

Q 21.1

2

1,7

0

0

2,02

0,1556

Врожденные аномалии (пороки развития) мочевой системы:

Q 60– Q 64

1

0,8

1

0,8

0,0

1,0000

Пиелоэктазия

Q 63

1

0,8

1

0,8

0,0

1,0000

Врожденные аномалии (пороки развития) и деформации костно-мышечной системы:

Q 65–Q 79

6

5,0

2

1,7

2,07

0,1504

Врожденные деформации бедра (дисплазия тазобедренных суставов)

Q 65.8

3

2,5

0

0

3,04

0,0814

Врожденные деформации стопы (варусная стопа, вальгусная деформация)

Q 66.2

Q 66.4

3

2,5

2

1,6

0,34

0,5613

Общий уровень патологии

 

40

33,1

21

17,4

7,91

0,0049

 

У большей половины детей основной группы диагностировались болезни органов дыхания (59,5 %) преимущественно в виде острого назофарингита (40,5 %). У каждого третьего ребенка отмечались врожденные аномалии, деформации и хромосомные нарушения (33,1 %), представленные врожденными аномалиями системы кровообращения (27,3 %), деформациями костно-мышечной системы (5,0 %) и мочевой системы (0,8 %). При этом «большие аномалии развития» определялись у 5,0 % детей в виде ДМЖП, ДМПП, дисплазии тазобедренных суставов; «малые аномалии развития» имели место у 28,1 % детей в виде МАРС, пиелоэктазии, установочной деформации стопы. Болезни органов пищеварения диагностировались у 14,0 % детей преимущественно в виде дисбактериоза кишечника (6,6 %) и пупочной грыжи (5,0 %). С такой же частотой определялись болезни крови и кроветворных органов (дефицитные анемии) (14,0 %). Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ имели место у 12,4 % детей из них тимомегалия определялась у 7,4 % детей, рахит – у 5,0 %. Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани выявлялись у 11,6 % младенцев в виде кривошеи (9,1 %) и тугоподвижности тазобедренных суставов (2,5 %). Болезни мочеполовой системы отмечались у 8,3 % детей и были представлены преимущественно острым вульвитом, водянкой яичек (по 2,5 %) и инфекцией мочевыводящих путей – у 1,7 % детей. У такого же числа обследованных выявлялись болезни кожи и подкожной клетчатки (8,3 %) в виде атопического дерматита (7,4 %) и стрептодермии (0,8 %). Доброкачественные новообразования (гемангиомы) встречались в 5,0 % случаев. Инфекционные и паразитарные болезни (коклюш, кандидоз) определялись у 3,3 % детей. Болезни глаза и его придаточного аппарата регистрировались у 2,5 % детей в виде стеноза носослезного аппарата (1,7 %), гиперметропии и острого конъюктивита (по 0,8 %).

Установили, что у детей основной группы, по сравнению с контрольной группой, достоверно чаще выявлялись болезни органов дыхания (59,5 % и 43,8 %, соответственно χ2=5,97, р=0,0145) за счет острого назофарингита (40,5 % и 28,1 %, соответственно χ2=4,13, р=0,0422); болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ (12,4 % и 5,0 %, соответственно χ2=4,22, р=0,0399) за счет тимомегалии (7,4 % и 1,7 %, соответственно χ2=4,67, р=0,0308); болезни кожи и подкожной клетчатки (8,3 % и 2,5 %, соответственно χ2=4,85, р=0,0276) за счет атопического дерматита (7,4 % и 2,5 %, соответственно χ2=3,98, р=0,0276); болезни мочеполовой системы (8,3 % и 2,5 %, соответственно χ2=3,98, р=0,0460); врожденные аномалии, деформации и хромосомные нарушения (33,1 % и 17,4 %, соответственно =7,91, р=0,0049) преимущественно за счет малых аномалий развития (28,1 % и 16,5 %, соответственно χ2=4,67, р=0,0307). Только в основной группе детей на первом году жизни имели место некоторые инфекционные и паразитарные болезни (χ2=4,07, р=0,0437).

Заключение. У детей, родившихся после ЭКО от одноплодной беременности, на первом году жизни достоверно чаще, по сравнению с детьми, зачатыми естественным путем, диагностировались болезни органов дыхания, эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ, крови и кроветворных органов, кожи и подкожной клетчатки, пищеварения, мочеполовой системы, некоторые инфекционные и паразитарные болезни, врожденные аномалии, деформации и хромосомные нарушения преимущественно в виде «малых аномалий развития», что свидетельствует о более неблагоприятном соматическом здоровье этих детей и указывает на необходимость выявления факторов риска формирования данных нарушений здоровья, оказывающих влияние как на этапе экстракорпорального оплодотворения, так и в анте-, интра- и постнатальном периодах.


Библиографическая ссылка

Гаджимурадова Н.Д., Пыхтина Л.А., Филькина О.М., Шанина Т.Г., Назаров С.Б., Писарева С.Е. ОСОБЕННОСТИ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ ПЕРВОГО ГОДА ЖИЗНИ, РОДИВШИХСЯ ПОСЛЕ ЭКСТРАКОРПОРАЛЬНОГО ОПЛОДОТВОРЕНИЯ ОТ ОДНОПЛОДНОЙ БЕРЕМЕННОСТИ // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 2. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=24320 (дата обращения: 06.12.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074