Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

ВЛИЯНИЕ КОРРЕКЦИИ МАГНИЕВОГО ГИПОМИКРОЭЛЕМЕНТОЗА НА ПОКАЗАТЕЛИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ПАНКРЕАТИТОМ В СОЧЕТАНИИ С ХРОНИЧЕСКИМ БРОНХИТОМ

Ярошенко Л.А. 1
1 Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
Изучено содержание волосяной концентрации магния и оценено влияние его экзогенной коррекции на показатели качества жизни у больных хроническим панкреатитом и хроническим бронхитом. Установлена исходная низкая концентрация магния в волосах и нарушенные показатели качества жизни, характеризующие физическое и психическое здоровье. Пациенты основной группы, кроме стандартной терапии получали магне В6 по 1 ампуле per os трижды в сутки 3 недели (содержимое ампулы смешивали с половиной стакана кипяченой воды комнатной температуры). Пациенты группы сравнения получали только базисную терапию. Тканевую концентрацию магния сравнивали с аналогичным уровнем у 30 практически здоровых людей аналогичного пола и возраста. Показано, что экзогенное восполнение дефицита магния способствует частичному или полному восстановлению утраченного уровня показателя боли, общего здоровья и психоэмоциональной сферы.
хронический бронхит
хронический панкреатит
качество жизни
магниевый гипоэлементоз
1. Агафонова Н. А. Патология билиарного тракта как причина внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы и развития билиарного панкреатита / Н. А. Агафонова // Consilium Medicum. Гастроэнтерология. — 2012. — № 2 — С. 26–30.
2. Григорьева И. Н. Физические и психические аспекты качества жизни у больных острым и хроническим панкреатитом / И. Н. Григорьева // Вестник клуба панкреатологов. — 2010. — № 3. — С. 54–56.
3. Громова О. А. Значение магния в патогенезе заболеваний нервной системы / О. А. Громова, А. Н. Никонов // Журн. неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 2002. — Т. 102, № 12. — С. 62 67.
4. Губергриц Н. Б. Клиническая панкреатология / Н. Б. Губергриц, Т. Н. Христич. — Донецк : Лебедь, 2000. — 416 с.
5. Христич Т. М. Хронічний панкреатит: що в імені твоєму / Т. М. Христич. — Чернівці : Книги-ХХІ, 2013. — 320 с.
6. Afghani E. An overview of the diagnosis and management of nutrition in chronic pancreatitis / E. Afghani, A. Sinha, V. K. Singh // Nutr. Clin. Pract. — 2014. — Vol. 29, No 3. — P. 295–311.
7. Chronic pancreatitis, a comprehensive review and update. Part I: epidemiology, etiology, risk factors, genetics, pathophysiology, and clinical features / T. Muniraj, H. R. Aslanian, J. Farrell, P. A. Jamidar // Dis. Mon. — 2014. — Vol. 60, No 12. — P. 530–550.
8. Clinical pancreatology for practicing gastroenterologists and surgeons / ed. J. E. Dominguez-Munoz. — Oxford [et al.] : A Blackwell Publ. Co., 2005. — 535 р.
9. Diagnosis of autoimmune pancreatitis / H. Matsubayashi, N. Kakushima, K. Takizawa [et al.] // World J. Gastroenterol. — 2014. — Vol. 20, No 44. — P. 16559–16569.

Хронический панкреатит (ХП) наряду с неопухолевой патологией желудка и болезнями гепатобилиарной системы является одним из наиболее частых и наименее изученных гастроэнтерологических заболеваний [1, 8]. Хронический необструктивный (простой) бронхит (ХБ) представляется одним из наиболее частых заболеваний у лиц старше 40 лет. Механизмы формирования такой сочетанной патологии остаются недостаточно исследованными, а лечение мало разработанным и не всегда эффективным [7, 9].

В последнее время в патогенезе синтропии обсуждается роль магниевого гипомикроэлементоза [3]. Установлено, что коррекция магниевого дефицита при ХП способствует снижению активности иммуновоспалительного синдрома и ускорению наступления ремиссии [4, 5]. Вместе с тем, сывороточная концентрация магния далеко не всегда эквивалентна его тканевому уровню. Установлена также взаимосвязь нарушений магниевого обмена с параметрами, отражающими качество жизни и эмоциональной сферой [2].

Цель исследования

Анализ влияния коррекции тканевого магниевого дефицита на показатели качества жизни у больных ХП с сопутствующим ХБ.

Материал и методы исследования

Под наблюдением находились 128 больных ХП в стадии обострения на фоне ХБ в стадии нерезкого обострения. Преобладали женщины. Их было 72 (56,2%), тогда как мужчин - 56 (43,8%). Возраст пациентов колебался от 32 до 68 лет, но с преобладанием лиц старше 40 лет. Пациенты методом случайной выборки были распределены в две однотипные группы наблюдения - основную и группу сравнения. В каждую из них вошли по 64 пациента. Группы были сопоставимы по полу, возрасту, длительности, тяжести и форме ХП и ХБ. Базовое лечение проводили согласно унифицированного клинического протокола первичной, вторичной (специализированной) медицинской помощи и медицинской реабилитации при ХП. Пациенты основной группы, кроме стандартной терапии получали магне В6 по 1 ампуле per os трижды в сутки 3 недели (содержимое ампулы смешивали с половиной стакана кипяченой воды комнатной температуры). Пациенты группы сравнения получали только базисную терапию. Тканевую концентрацию магния сравнивали с аналогичным уровнем у 30 практически здоровых людей аналогичного пола и возраста.

Для верификации ХП изучали уровень альфа-амилазы крови и мочи, панкреатической изоамилазы (Р-изоамилазы) крови и мочи, липазы крови, оценивали дебиты уроамилазы - D1 (базальный), D2 (через 30 минут после приема стандартного завтрака), D3 (через 60 минут после приема того же завтрака), рассчитывали коэффициенты индукции эндогенного панкреозимина - К1 (через 30 минут после приема стандартного завтрака) и К2 (через 60 минут после приема того же завтрака). Для оценки внешнесекреторной функции поджелудочной железы и определения типов панкреатической секреции выполняли прямое зондовое исследование этой функции. При этом применяли эуфиллин-кальциевый тест с использованием специального двухканального гастродуоденального зонда [6, 7].

Все биохимические исследования проводили на анализаторе Vitalab Flexor - 2000 (Нидерланды). Активность альфа-амилазы, Р-изоамилазы в крови, моче, дуоденальном содержимом исследовали на том же анализаторе с использованием наборов фирмы Lachema (Чехия). Активность липазы в крови определяли на том же анализаторе, но с использованием наборов фирмы Sentinell (Италия). Дебит-час бикарбонатов, липазы и трипсина в дуоденальном содержимом оценивали ручными методами. Показатели бикарбонатов определяли методом обратного титрования, показатели трипсина - методом Гросса, а липазы – методом Титца. Содержимое панкреатической эластазы-1 в кале изучали на иммуноферментном анализаторе Sanofi (Франция) с использованием наборов фирмы Schebo (Германия). Эндокринную функцию поджелудочной железы оценивали с помощью определения уровня глюкозы и иммунореактивного инсулина в крови с использованием наборов производства "ІБОХ" (Беларусь) и счетчика гамма-импульсов "Гамма-800" («Медапаратура», Украина). Сонографию брюшной полости выполняли с помощью аппарата ALOKA SSD - 630 (Япония). 36 (28,1%) больным выполнена компьютерная томография органов брюшной полости и забрюшинного пространства.

Концентрацию магния изучали в волосах при помощи атомно-адсорбционной фотометрии на анализаторе «THERMO ELECTRON» (США).

Результаты и их обсуждения

Исходные значения концентрации мания в волосах у больных были сниженными - 218,7±20,9 мкг/г - по сравнению с группой здоровых - 310,1±5,47 мкг/г (p<0,05). Содержание магния в основной группе на фоне традиционного лечения с добавлением препарата магния увеличилось достоверно - до 285,6±17,5 мкг/г (p<0,05). В группе сравнения на фоне стандартной терапии имела место только тенденция к росту величины этого показателя до 227,5±20,7 мкг/г (рис.1).

Рис.1. Динамика волосяной концентрация магния (мкг/г) у больных

ХП и ХБ на фоне двух режимов лечения.

* - различия между показателями до и после лечение лечения статистически достоверны (p<0,05).

Содержание магния в тканях зависело от степени панкреатической недостаточности (корреляция с уровнем фекальной эластазы-1 - η=+0,47). При дефиците магния в большей степени отмечалось «уклонение» ферментов в кровь (корреляция между уровнем магния в волосах и активностью Р-изоамилазы мочи r=-0,35). При снижении содержания магния в волосах увеличивалась интенсивность болевого синдрома (r=-0,38), диспепсии (r=-0,40) и астении (r=-0,51).

Известно, что дефицит магния вызывает разнообразные расстройства эмоциональной и неврологической сферы, такие как бессонница, кошмарные сновидения, ночное потоотделение, тяжелое утреннее пробуждение, плаксивость, приступы гнева, тревогу, возбуждение, гиперестезию, головную боль, нарушение концентрации и внимания, быстрое утомление, метеозависимость [2]. В этой связи мы провели анализ параметров качества жизни, используя русскоязычную версию общего опросника SF-36, который отражает многие стороны жизни человека.

Как оказалось, до и после лечения у больных основной группы показатель боли (ПБ) составил 68,4±2,1 балла, в группе сравнения - 56,8±2,4 балла (p<0,05). Показатель общего здоровья (ПОЗ) составил соответственно 70,6±1,4 и 57,3±1,8 баллов (p<0,05) (рис. 2).

Рис.2. Показатели качества жизни больных ХП с сопутствующим ХБ.

Примечания:

1. * - различия между основной группой и группой сравнения статистически достоверны (р<0,05);

2. ПРФФ – показатель ролевого физического функционирования; ПФФ - показатель физического функционирования; ПБ – показатель боли; ПОЗ - показатель общего здоровья; ПЖ – показатель жизнеспособности; ПСФ – показатель социального функционирования; ПРЭФ – показатель ролевого эмоционального функционирования; ППЗ – показатель психологического здоровья.

Показатель физического функционирования (ПФФ) после предложенного нами варианта лечения повысился до 64,6±1,4, а после традиционной терапии – только до 48,7±1,6 баллов (p<0,05). Показатель ролевого физического функционирования (ПРФФ) после лечения в основной группе составил 63,4±1,7, а в группе сравнения лишь 44,8±1,9 баллов (p<0,05). Показатель жизнеспособности (ПЖ) после лечения в основной группе повысился до 60,3±2,1, а в группе сравнения - 51,7±1,9 баллов (p<0,05). Показатель психологического здоровья (ППЗ) после основного варианта лечения составил 71,6±2,4 баллов, после традиционной терапии - 53,8±2,7 баллов (p<0,05). Показатели социального функционирования (ПСФ) и ролевого эмоционального функционирования (ПРЭФ) повысились в основной группе до 68,3±1,9 баллов и до 66,8±1,3 баллов. В группе сравнения эти показатели после лечения составили 51,4±2,1 и 50,7±0,7 соответственно (p<0,05).

Выводы:

1. У больных ХП и ХБ установлена сниженная тканевая концентрация магния.

2. При экзогенном введении магния отмечено увеличение его содержание в волосах пациентов.

3. При ХП на фоне ХБ существенно снижены все показатели качества жизни, характеризующие как физическое, так и психическое здоровье, а восполнение дефицита магния способствовало частичному, а в ряде случаев и полному восстановлению утраченных параметров, в частности ПБ, общего здоровья и психо-эмоциональной сферы.

Рецензенты:

Синяченко О.В., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой внутренней медицины №1 Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького, г. Донецк;

Ермолаева М.В., д.м.н., профессор, профессор кафедры внутренней медицины №1 Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького, г. Донецк.


Библиографическая ссылка

Ярошенко Л.А. ВЛИЯНИЕ КОРРЕКЦИИ МАГНИЕВОГО ГИПОМИКРОЭЛЕМЕНТОЗА НА ПОКАЗАТЕЛИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ПАНКРЕАТИТОМ В СОЧЕТАНИИ С ХРОНИЧЕСКИМ БРОНХИТОМ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=24003 (дата обращения: 06.08.2020).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074