Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ЛИЧНЫХ ИМЕН НОГАЙЦЕВ

Сагиндикова З.М. 1
1 ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет»
В именнике ногайцев выделяются простые и сложные личные имена, имеющие прозрачную мотивировку. Простые имена состоят из одной основы и делятся на непроизводные, состоящие из одного корня и производные, образованные аффиксальным способом. Простые имена восходят к именам существительным. Других частей речи среди простых антропонимов немного – это в основном имена прилагательные и глаголы. Сложные имена представлены двумя основами. Среди них выделяются имена, состоящие из производных и непроизводных основ. Не каждое простое имя может участвовать в образовании сложных имен. Некоторые простые имена вообще не используются в составе сложных имен. Сложные имена, образованные соединением двух простых личных имен, представлены только в мужском именнике. Личных имен, состоящих из трех основ, в ногайском именнике нет. Немного имен, имеющих структуру предложения. Среди них больше всего имен, в которых предикат имеет форму индикатива. Сокращенные имена встречаются часто. По месту сокращения опорных единиц эти имена делятся на инициальные, финальные и медиальные.
ногайские личные имена
структура личных имен
морфология собственных имен
простые и сложные имена
1. Гаджиахмедов Н.Э. К семантической характеристике кумыкских антропонимов // Современные проблемы кавказского языкознания и тюркологии. Вып.2. − Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2000.
2. Гаджиахмедов Н.Э. Личные имена кумыков: традиции имянаречения, происхождение, семантика и грамматика. – Махачкала: ООО Дагпресс Медиа, 2008.
3. Гаджиахмедов Н.Э. Структурно-семантическая характеристика кумыкских антропонимов // Дагестанская ономастика. Материалы и исследования. Вып. 2. – Махачкала: ДНЦ РАН,1996.
4. Гаджиахмедов Н.Э. Структурно-словообразовательная классификация кумыкских антропонимов // Проблемы региональной ономастики. Материалы 4-ой всероссийской научной конференции. – Майкоп‚ 2004.
5. Гаджиахмедов Н.Э., Гусейнов Г.-Р.А.-К. Кумыкские личные имена: происхождение и значение. Введение в кумыкскую антропонимику. Словарь. – Махачкала: Изд-во Дагестанского государственного университета, 2004.
6. Джуртубаев Х. Ч. Лексический состав и семантические типы карачаево-балкарских антропонимов: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.02: Нальчик, 2004.
7. Исхакова Х.Ф.Грамматика собственных имен (на материале тюркских языков). – М., 2006.
8. Мусаев К.М. Лексикология тюркских языков. – М., 1984.
9. Степанова М.Д. Словообразование современного немецкого языка / М.Д. Степанова. – М.: Изд-во лит-ры на ин. яз., 1953.
10. Юлдашев А.А. Принципы составления тюркско-русских словарей. М.: Наука, 1972.
Актуальность исследования определяется тем, что для объективного описания личных имен генетически родственных народов нужны эмпирические исследования структурно-семантических и этнолингвистических особенностей каждого отдельно взятого языка. Однако в ногайском языкознании пока еще нет специальных исследований, посвященных изучению закономерностей становления и развития ногайского антропонимикона.

Целью статьи является научное описание структурных и грамматических особенностей ногайских личных имен.

Научная новизна работы заключается в том, что она представляет собой первый опыт изучения структурно-грамматических особенностей личных имен ногайцев. Структурный состав ногайского антропонимикона впервые подвергается системному описанию.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы в сравнительных исследованиях тюркских личных имен, при составлении словаря личных имен ногайцев, сравнительного словаря личных имен тюркских народов, организации работы по краеведению.

В работе использованы описательный, структурный и количественный методы исследования.

Результаты исследования и их обсуждение.

Структура ногайских личных имен отличается многообразием моделей. Прежде всего, в мужском и женском именниках ногайцев выделяются мотивированные простые и сложные личные имена. Простые имена состоят из одной основы и делятся на непроизводные, состоящие из одного корня (Алтын «золото», Арслан «лев», Кумис «серебро», Тансык «желанный, долгожданный») и производные одноосновные имена, образованные аффиксальным способом (Янгурчи «приносящий дождь», Язув «предписание», Бидайши «хлебороб», Шашлы «с косой», Насипли «счастливая»). Простые имена восходят главным образом к именам существительным. Других частей речи среди простых антропонимов немного - это имена прилагательные (Асыл «благородная», Татли «сладкая») и несколько глаголов: Кувандык «(мы) обрадовались», Сагендык «(мы) соскучились», Болды «достаточно, хватит».

Сложные имена состоят в основном из двух основ. Среди них выделяются имена, состоящие из чистых основ (Арувзат от арув «красивая» + зат «вещь», Кызбике от кыз «девушка» + бике «госпожа», Будайхан от будай «пшеница» + хан «князь») и производных имен (Атлигиши от атлы «всадник» + гиши «человек», Сыйлыхан от сыйлы «уважаемый» + хан, Маллыбике от маллы «имеющая скот» + бике «госпожа».

Не каждое простое имя может участвовать в образовании сложных имен. Некоторые простые имена вообще не употребляются в составе сложных имен. Так, одноосновные имена Баалы «ценная», Кайтув «возвращение», Шашлы «с косой», Язув «предписание» вообще не участвуют в структуре сложных имен.

В составе сложных имен встречаются компоненты, которые не могут употребляться как простые личные имена. В двухосновных именах Юмагиси от юма «пятница» + гиши «мужчина», то есть «родившийся в пятницу», Уллубий от уллу «великий» + бий «князь», Сарыбас от сары «желтый» + бас «голова», Кунтувган от кун «солнце» + тувган «взошло», Нурлыбай от нурлы «светлый» + бай «князь» ни один из компонентов не может употребляться как самостоятельное личное имя. В женских и мужских сложных именах Алтынай «золотая Луна», Асылбийке «благородная госпожа», Балбийке «медовая госпожа», Тавсолтан «султан гор», Дертлихан «печальный хан» компоненты Ай «Луна», асыл «добро», бал «мед», тав «гора» в роли самостоятельных имен не могут быть использованы.

Еще один структурный тип ногайских антропонимов - это сложные имена, образованные соединением двух простых личных имен: Абдулкерим, Аджиманбет, Алиахмет, Солтанмурат, Ажактемир и др. Мужских имен, относящихся к этой структурной группе, немного, а женских имен вообще нет.

Личных имен, состоящих из трех основ, в ногайском именнике мы не обнаружили.

В ногайском антропонимиконе мы обнаружили несколько имен, имеющих структуру предложения: Язболган (букв. яз «весна» + болган «наступила») «рожденная весной», Янболган (букв. ян «сторона» + болган «стал») «родился защитник», Ханболган (букв. хан + болган «стал») «родился ханом», Худаберди (букв. Худа «Бог» + берди «дал») «Богом данный». Личные имена, имеющие структуру предложения, встречаются не только в тюркских языках, но и в разных других языках, в частности, германских. Исследователи германских языков называют их императивными антропонимами. Так, М.Д. Степанова отмечает личные имена, представляющие собой застывшие повелительные предложения [9, с. 111].

В ногайском антропонимиконе мы обнаружили только одно имя, имеющее структуру простого именного предложения. Это антропоним Омурзак от Омуру узак (букв. омуру «(его) жизнь» + узак «долгий», что означает «долгожитель».

Сложных имен, имеющих императивную структуру, в ногайском антропонимиконе немного: Куруптурсун «пусть строит», Картбол (букв. карт «старый» + бол «быть», Койбак (букв. кой «баран» + бак «смотри», Юмадуьв (букв. юма «пятница» + дуьв «родиться», Сагынбек (букв. сагын «скучай» + бек «князь»).

Больше всего представлены имена, имеющие форму индикатива. В форме прошедшего категорического времени индикатива используются как простые, так и сложные имена: а) простые имена: Исиндик букв. «(мы) согрелись», Кувандык букв. «(мы) обрадовались», Сагендык букв. «(мы) соскучились», Суюндик букв. «(мы) обрадовались», Ульмес букв. «не умрет», Таймас букв. «не отойдет»; б) сложные имена: Болдибийке букв. болди «достаточно» + бийке «госпожа», Байрамберди букв. байрам «праздник» + берди «дал, устроил», Болдихан букв. болди «достаточно» + хан «князь», Келдимурат букв. келди «пришел, настало» + мурат «цель, желание», Эсенгелди букв. эсен «добро» + гелди «пришло». Как видно из приведенных примеров, в сложных именах глагольный компонент в форме прошедшего категорического времени употребляется как в препозиции, так и в постпозиции.

В структуре сложных ногайских имен часто встречается глагольный компонент, имеющий форму прошедшего перфективного времени индикатива. Таких имен в антропонимиконе ногайцев мы обнаружили всего 8: Барболган от бар «есть» + болган «было», Кунтувган от кун «солнце» + тувган «взошло», Моллаболган от молла «мулла» + болган «стал, быть», Ханболган от хан + болган «стал»,  Эртувган «букв. «мужчина родился», Эсберген букв. «пришел в сознание», Эстувган от эс «сознание» + тувган «родиться». Глагольный компонент в форме прошедшего перфективного времени занимает всегда постпозицию.

Форма будущего некатегорического (предположительного) времени встречается в следующих именах: Елкайтар (ел «ветер» + кайтар «перестанет», Кайтарбий (кайтар «вернется» + бий «князь», Кайтархан (кайтар «вернется» + бий «князь»), Койбагар (букв. кой «баран» + багар «пасти»), Тангатар (букв. тан «заря» + гатар «наступит», т.е. «рожденный на заре»). Глагольные компоненты кайтар «вернется», багар «посмотрит», гатар «наступит», гайтар «вернется» и др. употребляются как в препозиции, так и в постпозиции.

Глагол в отрицательной форме будущего некатегорического времени встречается только в нескольких именах-дезидеративах: Олмесхан от ольмес «не умрет» + хан, Таймасхан от таймас «не уйдет» + хан.

По Н.Э. Гаджиахмедова, в близкородственном ногайскому «кумыкском антропонимиконе также представлен глагольный компонент в разных грамматических формах» [2, с. с.157-158]. Однако сравнительный анализ показал, что такого многообразия грамматических форм и семантических разрядов глаголов [см.: 1, с. 42-49] в кумыкских именах нет [1].

Сокращенные имена главным образом образуются от сложносоставных основ, но сокращению могут подвергаться и простые имена: Патима от Патимат, Сейпув от Сейпулла, Мамет от Магомет.  «Сложносокращенные» имена делятся на два типа: а) с усеченной инициальной основой (Абдурагьим от Абдулрагьим); б) с усеченной финальной основой (Сыйлыхан от Сыйлыханым‚ Сюйдимхан от Сюйдимханым).

Сложные имена представлены в самых разнообразных структурных типах. Рассмотрим основные из этих структур.

1. «Существительное + существительное». В ногайском языке в позиции определения может выступать «далеко не всякое существительное, а лишь те из них, которые могут быть осмыслены как прилагательные, в частности имена, обозначающие материал (типа алтын «золото», гюмюш «серебро»), названия свойства, названия живых существ по свойству и т.п.» [10, с. 250; 2 с. 153]. Например: Алтынкыз (алтын «золото» + кыз «девушка»), Алтынчач (алтын «золото» + чач «волосы»), Балкыз (бал «мед» + кыз «девушка»), Тавбий (тав «гора» + бий «князь»); Кизлархан «князь Кизлара», Айбике (ай + бике «госпожа»).

2. Модель «существительное с аффиксом принадлежности 3 л. ед.ч. -ы/-и + существительное без аффикса посессивности» представлен немногими примерами: Жанибек (жани «(его) душа» + бек «крепкая, вечная», Динибек (дини «(его) вера» + бек «крепкая», Канибек (кани «(его) кровь» + бек «крепкая».

Модель «существительное + глагол», встречается в древних и современных тюркских именниках. «Она представлена в раннетюркских антропонимах предикативным сочетанием «существительное + глагол в форме прошедшего перфективного времени безаффиксального 3-го лица ед. числа» [7, с.14; 6, с. 73]. Данная модель первым компонентом имеет существительные из антропоцентрической сферы, а вторым компонентом - словоформы тув- («родить», «родиться»), таман «хватит, достаточно» и др.: Айтувган от Ай «Луна» + тувган «взошла», Къызтаман от къыз «девушка» + таман «достаточно, хватит», Улантай от улан «мальчик» + тай «уйди».

3. «Существительное + прилагательное»: Гюлсары от гюл «цветок» + сары «желтый», Кюндарув от кюн «солнце» + арув «красивая», Агабатыр от ага «господин» + батыр «мужественный».

4. «Существительное + прилагательное с аффиксом -лы/-ли». По мнению Х.Ф. Исхаковой, данная модель представлена только в туркменских именах [7, с. 18]. Однако в ногайском антропонимиконе мы обнаружили несколько имен, соответствующих данной модели: Жанатлы от жан «душа» + атлы «всадник», Бийатлы от бий «князь» + атлы «всадник».

5. Модель «прилагательное + существительное» довольно часто встречается в ногайском именнике: Улубий (улу «большой, известный» + бий «князь»), Карагул (кара «черный» + гул «раб»), Арувбике (арув «красивая» + бике «госпожа»), Арувзат (арув «красивый» + зат «вещь»). Среди сложных существительных, образованных по этой модели, наиболее многочисленны те композиты, в которых первым компонентом выступают качественные прилагательные.

6. Модель «прилагательное с аффиксом -лы, -ли, -лу, -лю + существительное» представлена лишь в нескольких именах: Назлы (наз «ласка» + -лы + ханум «госпожа») «нежная, ласковая; грациозная, изящная», Майлыбаш (майлы «имеющий масло, жир», + баш «голова») «богатый, состоятельный».

В ногайском именнике встречаются следующие модели сложносоставных имен с глагольным компонентом:

1. «Форма 3 л. ед.ч. повелительного наклонения + существительное»: Сагынбек (сагын «скучай» + бек), Турсунай (турсун «пусть сохранится» + ай «луна»).

2. «Существительное + форма 3 л. ед.ч. прошедшего категорического (неочевидного) времени на -ды, -ди, -ду, -дю. Данная модель одинаково представлена в ногайском и «кумыкском языках следующими именами: Агъаверди от aгъа «старший брат, старший родственник, дядя; господин» + верди «дал», Алаверди от Алав «высота, вершина» + верди «дал», Худайберди основа тюрк. берди- «богом данный», Аллахверди от Аллах «Аллах» + верди «дал» [2, с. 157; 5, с. 134].

3. «Деепричастие на -п + форма 2 л. ед.ч. повелительного наклонения». По этой модели образовано имя Сатыбал «купленный [ребенок]» (букв. «купи» от сатып «купив» + ал «возьми»), которое встречается не только в ногайском, но и в некоторых других тюркских языках.

В простых и сложных личных именах содержатся наиболее распространенные аффиксы именного словообразования, именного и глагольного формообразования и некоторые аффиксы словоизменения. Как справедливо отмечает Н.Э. Гаджиахмедов, «в сложных антропонимах в той или иной мере отразилось образное и поэтическое начало, запечатлевшее в себе определенные отношения человека к действительности на различных ступенях общественного развития» [3, с. 110]. Собранный нами материал ногайского языка также свидетельствует об этом.

Мы полностью солидарны с тем, что «каждая из задействованных частей речи в пределах антропонимической системы обнаруживает неодинаковое отношение к словообразовательным и словоизменительным средствам языка» [2, с. 36; 4, с. 38].

Заключение.

В антропонимиконе ногайцев выделяются мотивированные простые и сложные личные имена. Простые имена состоят из одной основы и делятся на непроизводные, состоящие из одного корня и производные одноосновные имена, образованные аффиксальным способом. Простые имена восходят к именам существительным. Других частей речи среди простых антропонимов немного - это в основном имена прилагательные. Сложные имена состоят из двух основ. Среди них выделяются имена, состоящие из чистых основ и производных имен.  Не каждое простое имя может участвовать в образовании сложных имен. Некоторые простые имена вообще не употребляются в составе сложных имен. Сложные имена, образованные соединением двух простых личных имен, представлены в мужском антропонимиконе. Личных имен, состоящих из трех основ, мы не обнаружили. В ногайском антропонимиконе представлены имена, имеющие структуру предложения. Больше всего представлены имена, имеющие форму индикатива. Сокращенные имена, которые по своему словообразовательному типу являются простыми или производными, употребляются нередко. По месту сокращения опорных единиц среди производных личных имен выделяются имена инициальные, финальные и медиальные. В простых и сложных личных именах содержатся наиболее распространенные аффиксы именного словообразования, именного и глагольного формообразования и некоторые аффиксы словоизменения.

Рецензенты:

Гаджиахмедов Н.Э., д.фил.н., профессор, заведующий кафедрой теоретической и прикладной лингвистики ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет», г. Махачкала;

Кадыров Р.С., д.фил.н., заведующий кафедрой турецкого и персидского языков ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет», г. Махачкала.


Библиографическая ссылка

Сагиндикова З.М. МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ЛИЧНЫХ ИМЕН НОГАЙЦЕВ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=23251 (дата обращения: 23.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074