Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

ЕВРЕЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ АВТОНОМИИ В КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ

Аккиева С.И. 1 Сампиев И.М. 2
1 ФБГУН «Институт гуманитарных исследований КБНЦ РАН»
2 ФГБОУ ВПО «Ингушский государственный университет» (Инггу)
Национально-культурная автономия (НКА) – одна из форм этнонациональной консолидации этнических меньшинств или диаспоральных групп. Она дает возможность обеспечения специфических запросов этнической группы по сохранению культуры, традиций, языка, религии. В статье рассмотрена история возникновения еврейской национально-культурной автономии в Кабардино-Балкарской республике, показана роль властных структур в ее организационном становлении и материальной поддержке ее развития. Исследована деятельность еврейской НКА по консолидации еврейской общины, по сохранению языка, культуры, традиций, религии еврейского населения республики. Отмечено, что диалог с властными структурами республики, с федеральными и зарубежными еврейскими общественными организациями стали одним из основных факторов эффективности этой общественной организации в обеспечении культурных запросов своей этнической группы, так и в сохранении толерантности и межнациональной стабильности в полиэтничной Кабардино-Балкарии.
Кабардино-Балкарская Республика
традиционная культура
язык
евреи
Национально-культурная автономия
1.Аккиева С.И. КБР. Модель этнического мониторинга. – М.: Наука, 1998. – 132 с.
2. Аккиева С.И., Щербина Е.А. Роль общественных объединений Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии в сохранении этнической идентичности населения региона// Известия Кабардино-Балкарского научного центра РАН. – 2015. – № 4 – С.121-128.
3.Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. – М., 2007. 6-ое издание. Исп. И доп. – М.: Норма, 2007. – 790 с.
4.Кутафин О.Е. Российская автономия. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – С. 536 с.
5. Сампиев И.М. Институционализация самоопределения народов в политических процессах на постсоветском Северном Кавказе. – Магас: ООО «Пилигрим». 2010. – 452 с.
6.Смирнова Т.М. Национально-культурная автономия: теория, практика и тенденции // Социальные проблемы: научно-практический журнал. – 2008. – № 2. – С. 25-34.
7.Осипов А.Г. Национально-культурная автономия. Идеи, решения, институты. – СПб.: ЦНСИ,, 2004. – 508 с.
8. Трофимов Е.Н. Национально-культурная автономия: от идеи к ее реализации / Социологические исследования. – 2008. – № 5. – С. 95.
9.Федеральный закон от 17.06.1996 г. №74-ФЗ «О национально-культурной автономии» // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996 – № 25. – C. 2965.
10. Хабриева Т.А. Современные проблемы самоопределения этносов: сравнительно-правовое исследование. – М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2010. – 288 с.
Термин "национально-культурная автономия" появился в конце XIX в. в Австро-Венгерской империи, в которой наиболее остро стояли этнические вопросы. Идея была разработана социал-демократами О. Бауером, Р. Шпринглером, К. Реннером и др. Идеи о национально-культурной автономии О. Бауэра и К. Реннера нашли своих сторонников и в Российской империи. Эти идеи поддерживал Еврейский рабочий союз «Бунд», некоторые другие социалистические и либеральные еврейские партии и большинство организаций левого толках[7].

Идеи национально-культурной автономии не поддерживались российскими марксистами, резко отрицательно о НКА высказывался В.И. Ульянов (Ленин) и И.В. Джугуашвили (Сталин). Причина такого отношения состояла в том, что  НКА  вела к разделению пролетариата по национальному признаку, разрушала его единство в борьбе против капитала. Несмотря на негативное отношение к НКА, в СССР в 20-30-ые годы на практике существовали национально-культурные автономии для национальных меньшинств. На языках национальных меньшинств было организовано обучение в школах и даже в вузах, печатались газеты и книги, действовали клубы и театры, но все это к концу 30-х годов фактически прекратило свое существование.

Вплоть до конца 80-х годов ХХ в. вопрос о НКА в советской историографии упоминался в негативном ключе. И только на исходе перестроечной эпохи в СССР, когда в стране начались этнические трения и конфликты, пробудился интерес к этнической проблематике и в том числе и к проблеме национальных меньшинств, федерализму, автономиям, национальным меньшинствам и НКА. В постсоветской России необходимость эффективного решение проблем межэтнического взаимодействия, задачи сохранения и развития этнических групп, сохранение территориальной целостности и стабильного развития государства  потребовали многообразия и гибкости в вопросах национальной политики. 

В этой связи для постсоветской РФ особое значение приобретала  идея национально-культурной автономии, т.к. ее развитие и реализация в государственной национальной политике  позволяет сделать ее объектами многочисленные диаспоральные группы, способствуя усилению устойчивости многонационального общества. Институт национально-культурной автономии появился в Российской федерации 17 июня 1996 г. В этот день вступил в силу Федеральный закон № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии»[9], в котором  было дано следующее определение понятия НКА: «Национально-культурная автономия в РФ - это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой объединение граждан Российской федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящегося в ситуации этнического меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры»[9].

Закон впервые создавал правовую базу для экстерриториального самоопределения этнических общностей России, право добровольного объединения последних для решения вопросов культуры. Закон касался только национальных меньшинств, но из-за ряда противоречий  в законе на практике не учел реальную политическую и межэтническую ситуацию в стране. На пути реализации Закона было немало преград в силу ряда причин. Первая из них - неоднозначность толкования и понимания самого термина. Вторая - юридическая нечеткость ряда положений закона. Третья - сопротивление реализации Закона об НКА, возникшее в ряде республик и территориально-национальных образований в России [8].

В Закон о НКА  вносились поправки -  в 2003, 2004, 2005  и 2014 гг.  Эти поправки сняли ряд противоречий, но говорить о том, что в Законе все теперь ясно и четко, преждевременно. Одной из важнейших проблем, стоящих перед НКА, является проблема верификации феномена этнического и феномена этнического меньшинства[5] . По сути, неясность в терминологии   затрудняло  правовое регулирование этнических вопросов.  В связи с этим,  О.Е. Кутафин указывал,  что одной из практических проблем  стало  создание нескольких конкурирующих НКА, состоящих из представителей одного этноса, что нередко приводит к конфликтам. Далее он указывал,  что правоприменительная практика идет по пути признания возможности создания на каждом из территориальных уровней только одной  одноименной автономии, представляющей одну этническую общность[4].   Хабриева Т. А.  считает,  что « Порядок учреждения национально-культурной автономии и сам ее характер создают большие возможности для тесной взаимосвязи индивидуальных   прав человека и  прав коллектива людей,  по каким - либо причинам не имеющего условия для создания территориальных форм национальной автономии. Это ... позитивный прием соединения коллективного и индивидуального. Через индивидуальные права реализуется этническая свобода личности. Посредством прав коллектива обеспечиваются  специфические интересы этнических общностей. Особая форма комбинаторики индивидуальных прав и прав коллектива в этой области отношений - важный (если не главный) элемент в понятии национально-культурной автономии» [10]. 

НКА  имеют и  существенное  политическое значение как элемент гражданского общества, играют важную роль в диалоге власти и общества по национальным вопросам, в межнациональном диалоге под эгидой органов власти и управления, где требуются участники, имеющие  четко определенный статус, выраженную внутреннюю структуру. Особенно актуально это на местном уровне, в том числе для снятия взаимных претензий представителей этнических групп, для проведения мероприятий по профилактике межэтнических противоречий. Однако сохранение иерархии автономий  местная - региональная - федеральная, причем  по одной на каждом уровне, противоречит принципам общественных организаций и не предусматривает горизонтальные (равноправные) связи между ними [6].  Территориальный статус определяет и специфику  функционирования НКА.  Так,  местные и региональные занимаются проблемами своих регионов, а федеральные НКА  в той или иной степени  координируют активность региональных организаций и занимаются проблемами своей этнической группы в масштабах страны.

На практике НКА не могут эффективно решать декларируемые цели и задачи. Будучи общественными организациями, даже при наиболее благоприятных условиях своей деятельности не в состоянии сами решить вопросы сохранения национальной самобытности. Одной из наиболее острых и сложных проблем остается проблема финансовой поддержки НКА, которая может осуществляться за счет самих НКА, их учреждений и организаций, частных лиц, а также бюджетов РФ. Закон декларирует финансовую поддержку национально-культурным автономиям на федеральном, региональном и местном уровнях. Однако не в каждом субъекте, регионе и муниципалитете есть возможность оказать эту поддержку и в большинстве случаев финансовая поддержка остается декларацией.

Несмотря на все трудности, число НКА в РФ растет. К настоящему времени в РФ имеются более 20 федеральных НКА, которые различаются по статусу и имеют свои особенности. Наибольшее количество НКА создано на региональном и местном уровне. Процесс образования НКА в республиках Северного Кавказа начался со второй половины 1990-х годов и имеет свою специфику.   Первой  НКА на Северном Кавказе  стала еврейская, которая была образована   в 1997 г.  в Кабардино-Балкарии и объединила евреев, (горских и европейских, проживающих в Кабардино-Балкарии).   Следует отметить, что горско-еврейская община существует в Кабардино-Балкарии с 30 годов XIX века, когда недалеко от крепости Нальчик поселились несколько семей горских евреев, переселившихся из Дагестана. Позднее к ним присоединились еще несколько десятков семей, а место проживания евреев получило название еврейская колонка. В начале  ХХ века   колонка  вошла в состав слободы, а позднее  стала частью г. Нальчика. До  настоящего времени этот район  города сохраняет  название еврейская колонка.  В конце 19 века в горской колонке  функционировала синагога, в советские годы она официально не действовала.  В конце 1980-х годов в период роста национального самосознания  институционально оформилась   еврейская  этнокультурная  общественная  организации «Товуши» (позднее национально-культурный центр).  В начале 1990-х годов  среди представителей  горско-еврейская общины  активизировались иммиграционные настроения, вызванные  ухудшением экономической,  этнополитической и криминогенной  ситуации в Кабардино-Балкарии. В этот период по отношению  к  евреям возросли угроз и шантаж со стороны   различного рода преступных группировок  с целью   экономического вытеснения  евреев  из их сфер деятельности [1] , а также  с целью отъема  их жилья (находящегося в центральной части столицы КБР) и накоплений.  Не менее важную роль в отъезде евреев занимала политика Израиля и желание евреев  Кабардино-Балкарии жить на земле обетованной. К концу  ХХ века  из 12 тысяч евреев в республике осталось около 2 тыс. человек, что  было обусловлено их эмиграцией за пределы страны в Израиль, Канаду и США.  Оставшаяся часть  общины консолидировалась вокруг культурного центра «Товуши».  Центр активно занимался этнокультурными проблемами, поддержкой языка, традиций, религиозных обрядов и вопросами социальной поддержки еврейского населения Кабардино-Балкарии. При культурном центре «Товуши» был создан детский творческий коллектив, в котором принимали участие дети разных национальностей, а сам творческий коллектив активно выступает на международных и всероссийских фестивалях, пропагандируя культуру не только еврейского, но и  других народов КБР [2].  На протяжении 1990-х годов  еврейская община республики  получала существенную  поддержку от  государства Израиль.   При финансовом содействии Израиля было организовано преподавание в школе № 10 г.  столицы КБР  языка иврит, учитель языка  был прислан из Иерусалима.  Кроме того по соглашению  между государством Израиль и Кабардино-Балкарской республикой начали работать    различные программы, которые давали еврейским детям возможность получить  образование  сопоставимое с израильскими стандартами.   В  1997 г.   институционально была оформлена национально-культурная автономия  (Еврейская НКА).  В 1999 г. она была зарегистрирована,  а в 2003 году  прошла  перерегистрацию  и в ее состав вошли    культурный центр «Товуши» и  еврейский благотворительный фонд милосердия «Хэсэд Имид».  ЕНКА КБР входит в Федеральную  Еврейскую  Национально-Культурную  Автономию (ФЕНКА).   Неформально входит в ЕНКА КБР и религиозная организация «Горско-еврейская религиозная община города Нальчика» (официально она входит в ФЕОР). В еврейской общине КБР религиозная жизнь никогда не прерывалась.  В конце 1980-х годов власти столицы республики выделили под строительство молитвенного дома (синагоги) земельный участок и в 1993 г. в Нальчике состоялось открытие нового здания синагоги, который был построен по проекту архитектора А. Ноткина. Средства  для строительства  собрали сами члены общины,  определенные финансовые средства выделили и власти республики.  Так как прежний раввин синагоги  Мардахай Гилядова эмигрировал в Израиль, община одно время осталась без раввина, но вскоре из Израиля прибыл   новый раввин Шабаев Леви. Исполнительным директором НКА с 1999 до 2006 г.  работал Абрамов Михаил Борисович. С. 2006 г. НКА возглавляет Шаулова Софья Владимировна.  

Цель еврейской национально-культурной автономии - возрождение еврейской общины, развитие культуры, образования, истории, традиций. Среди задач автономии: удовлетворение национальных и культурных потребностей, возрождение и развитие национальных традиций, культуры, развитие и укрепление межнациональных связей.  Еврейская НКА  КБР  самостоятельно определяет свою деятельность -  в их числе проведение национальных праздников Рош-а-Шана, Ханука, Пурим, Песах, чтение лекций по истории и традициям  еврейского народа. При ЕНКА собирается семейный клуб, объединяющий  более 70 человек всех возрастов. При ЕНКА существует и молодежный клуб «Имид» («Надежда»),  где дети проводят шабаты, изучают традиции.  При ЕНКА КБР  есть библиотека, работает воскресная школа для интенсивного обучения иврита.

ЕНКА КБР входит в совет Федеральная еврейская национально-культурная автономия (ФЕНКА), которая финансирует некоторые  культурные мероприятия  ЕНКА КБР.  Еврейская национально-культурная автономия в  1999-2007 г.  издавала газету  «ЕСК»- евреи Северного Кавказа, с  2008 г.  она выходит под названием «Шори» (Радость - на горско-еврейском языке). Газета печатает новости о событиях, происходящих в общине, статьи об истории евреев, их культуре и религии, в газете также есть колонка для поздравлений членов общины с радостными и важными событиями в жизни. 

С момента возникновения  еврейская национально-культурная автономия  играла ключевую роль   в сохранении  культуры и языка, формировании этнической идентичности, сохранении межэтнического мира в   КБР. 

В  настоящее время Кабардино-Балкарии зарегистрированы 19 общественных организаций и культурных центров. И то обстоятельство,  что  в республике есть только одна  национально-культурная  автономия, свидетельствует о том, что  есть  определенные сложности  и препятствия в этом деле.  Как показывает опыт КБР, для создания национально-культурной автономии необходимо организационная и финансовая поддержка. Эта поддержка может быть внешней (как с еврейской НКА), или же поддержка может исходить от региональных органов власти или федеральных структур. Опыт становления и функционирования Еврейской НКА  Кабардино-Балкарии   может  быть применен  при выработке управленческих решений в сфере национальной политики и  развития институтов гражданского общества.

Рецензенты:

Сабанчиев Х.-М. А. д.и.н., профессор кафедры культурологи, этнологии  и истории народов КБР, ФГБОУ ВПО Кабардино-Балкарский  государственный университет им. Х.М. Бербекова,  г. Нальчик;

Кушхабиев А.В. д.и.н., ведущий научный сотрудник Центра социально-политических исследований  ФГБУН Кабардино-Балкарский научный центр РАН, г. Нальчик.


Библиографическая ссылка

Аккиева С.И., Сампиев И.М. ЕВРЕЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ АВТОНОМИИ В КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=23227 (дата обращения: 23.02.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074