Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

РАЗВИТИЕ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОГО КОМПОНЕНТА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ У СТАРШИХ ПОДРОСТКОВ

Басалаева Н.В. 1 Артюхова Т.Ю. 1 Захарова Т.В. 1 Казакова Т.В. 1 Свиридова А.Н. 1 Гордиенко Е.В. 2
1 Лесосибирский педагогический институт - филиал ФГАОУ ВПО "Сибирский федеральный университет"
2 Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева
Проведен анализ подходов отечественных психологов к проблеме структурных составляющих психологического здоровья. Выделяя аксиологический, инструментальный и потребностно-мотивационный компоненты психологического здоровья подростков, авторы отмечают, что существует взаимосвязь между данными составляющими. Анализируя результаты, полученные по методике самоотношения, авторы делают вывод, что в целом для данной выборки подростков характерно чувство симпатии к себе, ощущение ценности собственной личности. Характеризуя результаты изучения индивидуальной меры рефлексивности, отмечено, что большинство испытуемых обладают средним и низким уровнем развития рефлексии, что свидетельствует о недостаточной сформированности инструментального компонента психологического здоровья старших подростков. Показано, что для развития инструментального компонента психологического здоровья старших подростков эффективным методом является тренинг личностного роста.
инструментальный и потребностно-мотивационный компоненты
аксиологический компонент
психологическое здоровье
психическое здоровье
здоровье
1. Басалаева Н.В. Проблема психического и психологического здоровья в отечественной психологии // Успехи современного естествознания. – 2013. – № 4. – С.169-170.
2. Баякина О.А. Соотношение понятий психического и психологического здоровья личности // Известия Самарского научного центра РАН. – 2009. - № 5. – С. 95–99.
3. Братусь Б.С. Аномалии личности. – М.: Мысль, 2012. – 304 с.
4. Колкова С.М. Психологическая безопасность как условие сохранения и укрепления психологического здоровья / Психологическое здоровье человека: жизненный ресурс и жизненный потенциал: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Красноярск: Версо, 2012. – С. 140-146.
5. Пахальян В.Э. Психопрофилактика и безопасность психологического здоровья детей // Прикладная психология. – 2002. - № 5. – С. 83 – 94.
6. Психологическое здоровье детей и подростков в контексте психологической службы / под ред. И. В. Дубровиной. – Екатеринбург: Деловая книга, 2000. – 176 с.
7. Слободчиков В.И., Шувалов А.В. Антропологический подход к решению проблемы психологического здоровья детей // Вопросы психологии. – 2001. – № 4. – С. 96.
8. Хухлаева О.В. Основы психологического консультирования и психологической коррекции. – М.: Академия, 2011. – 208 с.
Длительное время проблема здоровья не являлась приоритетом психологической науки. Психология 20 столетия по большей части была сосредоточена на аномалиях человеческой природы, в то время как здоровье личности реже становилось предметом основательного изучения. Если обратиться к истории ее становления, то можно обнаружить, что психика и личность как автономные, целостные системы стали предметом научного исследования, преимущественно из-за своих аномальных проявлений. Именно врачи психотерапевты (Адлер А., Юнг К.Г. и др.), которые стремились раскрыть причины психических нарушений, выдвинули первые теории, призванные научно истолковать разнообразие психических явлений. Неудивительно поэтому, что понятие «психическое здоровье» и его норма имеют выраженный медицинский контекст. Только во второй половине прошлого века, когда в сферу научного интереса был включен здоровый человек, стало ясно, что применять к личности только медицинские критерии психического здоровья недостаточно. Переосмысление проблем здоровья и патологии обозначилось в переходе от свойственного психиатрии и психопатологии жесткого фиксирования нормальных и болезненных состояний к исследованию процесса становления личности, ее свободного самораскрытия. Главным образом в рамках гуманистической и трансперсональной психологии (Гроф С., Маслоу А., Олпорт Г., и др.) началась систематизированная разработка психологических концепций здоровья [2]. Одним из первых, кто указал на необходимость пересмотреть подходы к пониманию психического здоровья личности, был именно Б.С. Братусь. Он предложил рассматривать психическое здоровье не как однородное образование, а как образование, имеющее сложное, поуровневое строение. Высший уровень психического здоровья - личностно-смысловой, или уровень личностного здоровья. Он определяется качеством смысловых отношений человека. Следующий уровень - уровень индивидуально-психологического здоровья. Его оценка зависит от способностей человека построить адекватные способы реализации смысловых устремлений. И последний уровень - уровень психофизиологического здоровья, который определяется особенностями внутренней, мозговой, нейрофизиологической организации актов психической деятельности. Каждый из данных уровней, имея свои критерии, имеет и свои особые закономерности протекания. Несмотря на взаимосвязь и взаимообусловленность уровней, возможны самые различные варианты их развитости, степени и качества их здоровья. По предположению Б.С. Братуся, психическое здоровье, будучи многоуровневым, может страдать на одних уровнях при относительной сохранности других [3].

Предлагая поуровневый подход к рассмотрению психического здоровья, Б.С. Братусь, между тем отмечает, что применение термина «уровень» является условным. В строгом значении об уровнях уместнее говорить при изменении какого-либо свойства, когда каждая новая ступень вбирает в себя пройденные уровни. В данном случае речь идет скорее о составляющих психического здоровья, существующих одновременно. Именно два уровня - личностно-смысловой и индивидуально-психологический Б.С. Братусь называет собственно психологическими уровнями [3].

Однако существует и другой подход, основанный не просто на необходимости поуровневого деления «психического здоровья», но на принципиальном разделении понятий психического и психологического здоровья. Б.С. Братусь, размышляя о тенденциях современного общества, признает, что для многих людей становится характерным именно такой диагноз: «психически здоров, но личностно болен» [3]. Очевидно, что такого же мнения придерживается И.В. Дубровина. Она одна из первых современных отечественных психологов предприняла попытку разграничить понятия психического и психологического здоровья. И.В. Дубровина пришла к выводу о необходимости введения в научный психологический лексикон нового термина - «психологическое здоровье». Определяя психическое здоровье в рамках традиционно сложившегося медицинского подхода и психотерапевтического направления, И.В. Дубровина объединяет остальные характеристики здоровой личности новым понятием «психологическое здоровье». Если термин «психическое здоровье» имеет отношение прежде всего к отдельным психическим процессам и механизмам, то термин «психологическое здоровье» относится к личности в целом, находится в тесной связи с высшими проявлениями человеческого духа [6]. В.И. Слободчиков и А.В. Шувалов в работе «Антропологический подход к решению проблемы психологического здоровья детей» отмечают, что до недавнего времени проблема психологического здоровья была на периферии терапии выраженных психических расстройств. В теоретическом аспекте психологическое здоровье не имело определенного научного содержания, а в практическом плане оставалось вне поля видения и позитивного вмешательства врачей и психологов [7]. Результаты исследования проблемы психологического здоровья детей в рамках антропологического подхода позволили авторам сделать вывод о том, что термин «психическое здоровье» чаще и по праву используется врачами в связи с отдельными психическими процессами и механизмами. Психическое здоровье традиционно интерпретируется как собственная жизнеспособность индивида, обеспеченная полноценным развитием и функционированием психического аппарата. Оно является предпосылкой здоровья психологического. Состояние психологического здоровья характеризует индивида как субъекта жизнедеятельности, распорядителя душевных сил и способностей. О состоянии психологического здоровья свидетельствует личностная устремленность человека. Такого же мнения придерживается В.Э. Пахальян, который отмечает, что психическое здоровье - это, прежде всего, баланс различных психических свойств и процессов. Тогда как психологическое здоровье - это состояние субъективного, внутреннего благополучия личности, обеспечивающее оптимальный выбор действий, поступков и поведения в ситуациях ее взаимодействия с окружающими объективными условиями, другими людьми и позволяющее ей свободно актуализировать свои индивидуальные и возрастно-психологические возможности [5].

О.В. Хухлаева в качестве «ключевого» слова для описания психологического здоровья использует слово «гармония», или «баланс». Это гармония между различными составляющими самого человека: эмоциональными и интеллектуальными, телесными и психическими и также гармония между человеком и окружающими людьми, природой, космосом. При этом гармония рассматривается не как статическое состояние, а как процесс. Соответственно, О.В. Хухлаева говорит о том, что психологическое здоровье представляет собой динамическую совокупность психических свойств человека, обеспечивающих гармонию между потребностями индивида и общества, являющихся предпосылкой ориентации личности на выполнение своей жизненной задачи [8].

Н.В. Басалаева отмечает, что психическое здоровье традиционно интерпретируется как собственная жизнеспособность индивида, как жизненная сила, обеспеченная полноценным развитием, как умение приспосабливаться и расти в изменяющихся, не всегда благоприятных условиях, что является предпосылкой психологического здоровья [1].

Психологическое здоровье, в свою очередь, - основа жизнеспособности ребенка, которому необходимо решать важные задачи своей жизни: овладевать собственным поведением, осваивать систему научных знаний и социальных навыков, развивать свои способности, строить образ «Я» и образ мира. Показателями психологического здоровья подростка является стремление к самопониманию, самовыражению и самоутверждению [4].

О.В. Хухлаева описывает психологическое здоровье как систему, включающую аксиологический, инструментальный и потребностно-мотивационный компоненты.

Аксиологический компонент содержательно представлен ценностями собственного «Я» человека и ценностями «Я» других людей. Ему соответствует как абсолютное принятие самого себя при достаточно полном знании себя, так и принятие других людей вне зависимости от пола, возраста, культурных особенностей и т. п. Безусловной предпосылкой этого является личностная целостность, а также умение принять свое «темное начало» и вступить с ним в диалог. Кроме того, необходимыми качествами являются умение разглядеть в каждом из окружающих «светлое начало», даже если оно не сразу заметно, по возможности взаимодействовать именно с этим «светлым началом» и дать право на существование «темному началу» в другом индивидууме так же, как и в себе.

Инструментальный компонент предполагает владение человеком рефлексией как средством самопознания, способностью концентрировать свое сознание на себе, своем внутреннем мире и своем месте во взаимоотношениях с другими. Ему соответствует умение человека понимать и описывать свои эмоциональные состояния и состояния других людей, возможность свободного и открытого проявления чувств без причинения вреда другим, осознание причин и последствий как своего поведения, так и поведения окружающих.

Потребностно-мотивационный компонент определяет наличие у человека потребности в саморазвитии. Это означает, что человек становится субъектом своей жизнедеятельности, имеет внутренний источник активности, выступающей двигателем его развития. Он полностью принимает ответственность за свое развитие и становится «автором собственной биографии» [8].

По мнению О.В. Хухлаевой, программа групповых занятий для подростков должна, с одной стороны, обеспечить формирование психологического здоровья подростков в соответствии с его трёхкомпонентной структурой, с другой стороны, обеспечить выполнение возрастных задач развития. В работе с подростками можно рассматривать такие основные направления: аксиологическое, инструментальное, потребностно-мотивационное и развивающее. Аксиологическое направление предполагает формирование умения принимать самого себя и других людей, при этом адекватно осознавая свои и чужие достоинства и недостатки. Инструментальное направление требует формирования умения осознавать свои чувства, причины поведения, последствия поступков, строить жизненные планы, т.е. формирование личностной рефлексии. Потребностно-мотивационное направление для подростков предполагает прежде всего умение сделать выбор, принять ответственность за свои выборы, а также формирование потребности в самоизменении и личностном росте. Развивающее направление будет отличаться своим наполнением для учеников разных классов [8].

Цель исследования

Целью исследования является развитие инструментального компонента психологического здоровья старших подростков.

Материал и методы исследования

Экспериментальная база исследования представлена средней общеобразовательной школой Красноярского края. Выборка - старшими подростками в количестве 25 человек в возрасте 14 лет.

Опираясь на теоретические положения о структурных составляющих психологического здоровья старших подростков, мы использовали следующий диагностический инструментарий: «Методика исследования самоотношения» (МИС) С.Р. Пантилеева, «Методика диагностики индивидуальной меры выраженности рефлексивности» А.В. Карпова и «Методика диагностики готовности к саморазвитию» А.М. Прихожан.

Результаты исследования и их обсуждение

Анализируя результаты, полученные по методике самоотношения С.Р. Пантилеева, мы получили следующие данные в процентном выражении. Наиболее высокие результаты старшие подростки показали по шкалам «открытость», «саморуководство», «самопринятие» и «самопривязанность», из чего можно сделать вывод, что в целом для данной выборки подростков характерно чувство симпатии к себе, ощущение ценности собственной личности. Следует отметить, что по результатам диагностики по «Методике определения индивидуальной меры рефлексивности» А.В. Карпова большинство испытуемых (60 %) обладают средним уровнем развития рефлексии. Данный результат означает, что большинство продиагностированных подростков не испытывают явных проблем в оценке своих действий и поступков, а также действий и поступков других людей. В то же время у 40 % испытуемых отмечается низкий уровень развития рефлексии. Вероятно, что этим школьникам в меньшей степени свойственно задумываться над причинами своих действий и поступков других людей, над их последствиями. Они не всегда планируют свою деятельность, бывают импульсивны. У них возможно возникновение трудностей в общении с другими людьми. Таким образом, на основе показателя рефлексивности мы выделили уровни сформированности инструментального компонента психологического здоровья старших подростков: средний - у 60 % подростков, низкий - у 40 % подростков.

Анализируя готовность старших подростков к саморазвитию, мы отмечаем, что в группе испытуемых преобладает средний уровень данной готовности - у 40 % испытуемых. Тем не менее, у 30 % подростков отмечается высокий уровень готовности к саморазвитию, что свидетельствует о соответствии норме развития психологического здоровья подростков. Таким образом, по результатам, полученным в ходе диагностического исследования, нами были выделены две группы испытуемых: со средним уровнем развития рефлексии - 15 человек (60 %) и с низким уровнем развития рефлексии - 10 человек (40 % подростков). Подростки с несформированным инструментальным компонентом вошли в экспериментальную группу исследования.

По результатам первичной диагностики мы выделили две группы подростков - контрольную группу (А) и экспериментальную группу (В). Группу В составили подростки с несформированным инструментальным компонентом. Количество испытуемых в контрольной группе - 15 человек, в экспериментальной группе - 10 человек. Учащиеся экспериментальной группы приняли участие в тренинге, целью которого явилось развитие компонентов психологического здоровья подростков посредством создания условий для их личностного роста [38]. В тренинге были использованы такие методы, как: игровые методы, методы арт-терапии, групповая дискуссия. После реализации системы тренинговых занятий мы провели повторную диагностику компонентов психологического здоровья старших подростков. Сравнивая результаты первичной и повторной диагностики в экспериментальной группе, мы наблюдаем рост показателей самоотношения подростков этой группы, что может свидетельствовать о развитии навыков рефлексии и понимания себя, принятие своей личности. Кроме того, уровень рефлексии в экспериментальной группе вырос на 40 %. Сопоставляя показатели первичной и повторной диагностики по «Методике диагностики готовности к саморазвитию» А.М. Прихожан, мы отмечаем, что средние показатели в контрольной группе по данной методике остались на прежнем уровне, а в экспериментальной группе средние показатели готовности к саморазвитию выросли на 10 %.

Заключение

Таким образом, сопоставив данные первичной и повторной диагностики, мы пришли к заключению, что тренинг личностного роста является наиболее эффективным методом развития психологического здоровья старших подростков с несформированным инструментальным компонентом, позволяющим в значительной степени повысить уровень развития рефлексии старших подростков.

Рецензенты:

Чижакова Г.И., д.п.н., профессор, профессор кафедры психологии и педагогики начального образования КГПУ им. В.П. Астафьева, г. Москва;

Логинова И.О., д.псх.н., профессор, зав. каф. психологии и педагогики с курсом медицины, психологии, психотерапии и педагогики ПО, декан факультета клинической психологии ГБОУ ВПО КрасГМУ им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава России, г.Красноярск.


Библиографическая ссылка

Басалаева Н.В., Артюхова Т.Ю., Захарова Т.В., Казакова Т.В., Свиридова А.Н., Гордиенко Е.В. РАЗВИТИЕ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОГО КОМПОНЕНТА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ У СТАРШИХ ПОДРОСТКОВ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=23022 (дата обращения: 20.02.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074