Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ЧЕРКЕССКИЕ (АДЫГСКИЕ) ТАНЦЫ-СОСТЯЗАНИЯ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Кешева З.М. 1 Варивода Н.В. 2
1 ФГБНУ «Кабардино-Балкарский институт гуманитарных исследований»
2 ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова»
В статье представлен этнографический анализ черкесских (адыгских) танцев-состязаний. Отмечено, что наряду с индивидуальными и парными танцами выделялись танцы–состязания, которые авторы XIX в. называли лезгинкой или исламеем. Суровые условия существования наложили отпечаток на танцевальную и тесно переплетенную с ней музыкальную культуру адыгов, их песни и танцы исключали открытые эмоциональные проявления, были строги и сдержанны. При исполнении лезгинки также проявлялась строгость и сдержанность. Танцы–состязания были очень популярны и выполняли ряд функций: они являлись средством физической закалки, воспитывали выносливость, были средством самовыражения, учили молодежь проявлять волю и характер. Сделан вывод о том, что танцевальная и музыкальная культура черкесов (адыгов), являвшихся одним из самых многочисленных и доминирующих в регионе этносов, оказала значительное влияние на аналогичные области гуманитарной культуры соседних народов, в частности казаков.
черкесы (адыги)
танцевальная культура
танцы-состязания
этнокультурное взаимодействие
имитация
лезгинка
нартский эпос
казачья пляска
1. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. / Составление, редакция переводов, введение и вступительные статьи к текстам В.К. Гарданова. – Нальчик : Эльбрус, 1974. – 636 с.
2. Бюхер К. Работа и ритм: роль музыки в синхронизации усилий участников трудового процесса. - М. : Стереотип, 2014. – 344 с.
3. Дубровин Н. Черкесы (адыге). Материалы для истории черкесского народа. Вып. 1. – Нальчик : Эльбрус, 1992. – 416 с.
4. Кешева З.М. Танцевальная и музыкальная культура кабардинцев во второй половине ХХ века. – Нальчик : Изд-во М. и В. Котляровых (Полиграфсервис и Т), 2005. – 168 с.
5. Кузнецов Ю. Танцевать Шамиля // Газета Юга. – 2012. – 11 октября.
6. Нарты: адыгский героический эпос. – М. : Главная редакция научной литературы, 1974. – 368 с.
7. Туганов М.С. Литературное наследие. – Орджоникидзе : Ир, 1977. – 267 с.
8. Хавпачев Х.Х. Профессиональная музыка Кабардино-Балкарии. – Нальчик : Эльбрус, 1999. – 224 с.
9. Хан-Гирей С. Черкесские предания. Избранные произведения. – Нальчик : Эльбрус, 1989. – 288 с.
10. Шу Ш.С. Народные танцы адыгов. – Нальчик : Эльбрус, 1992. – 140 с.
Культура черкесов (адыгов) формировалась, как и другие национальные культуры, в соответствии с географическими условиями данного народа. Территория черкесов (адыгов) всегда была стратегически значимым объектом, поэтому их история - это фактически беспрерывная серия войн против захватчиков. Жизнь в условиях перманентной войны привела к формированию особых принципов воспитания. Суровые условия существования наложили отпечаток на танцевальную и тесно переплетенную с ней музыкальную культуру адыгов, их песни и танцы исключали открытые эмоциональные проявления, были строги и сдержанны.

Танцы-состязания занимали значимое место в танцевальной культуре черкесов (адыгов), поэтому в данной статье мы попытаемся рассмотреть их влияние на развитие танцевальной культуры в целом, а также то, как в них отражались реалии этнокультурного бытия черкесского (адыгского) социума.

Немецкий экономист К. Бюхер отмечал, что находясь в центре общественной жизни, танец не мог не зафиксировать определенным образом материальные и духовные достижения той или иной формации [2, с. 19]. Следовательно, каждая эпоха приспосабливала хореографию сообразно своим потребностям, своему уровню духовного развития. Танец и музыкальное искусство отбирали и закрепляли жизненные ситуации, взаимоотношения между обществом и окружающим миром. Но хореографическое и музыкальное искусство не могли не подвергаться влиянию извне.

С течением времени, под воздействием различных внешних и внутренних факторов, содержание и формы многих магических песнеплясок, танцев, рожденных во время выполнения различных работ, изменились и потеряли свое функциональное значение, превратились в традиционные народные пляски. Наряду с индивидуальными и парными танцами стали выделяться танцы-состязания. Эти танцы авторы XIX в. называли лезгинкой. Адыгский просветитель XIX в. Хан-Гирей так описывал лезгинку: «Всегда находился смельчак, который выскакивал в центр круга, за ним второй, третий - так начинались пляски-состязания. После своеобразного представления - ритуала, означающего начало состязания в танцах, начинался танец, в котором танцовщик демонстрировал свою ловкость и грацию. Такие танцы способствовали разработке техники танца. Что касается до другого рода пляски, она состоит в том, что один, выступая на середину зрителей, пляшет, выделывая весьма проворно разные трудные движения ногами. Он подходит к одному из присутствующих, прикасается к его одежде рукой, и тогда тот заменяет его, и так далее. В этой пляске участвуют и девицы, но как они, так и мужчины не делают неблагопристойных телодвижений, что бывает у других азиатских народов. Впрочем, такая пляска не в уважении» [9, с. 169].

Следует отметить, что в XIX в. «азиатами» называли все северокавказские народы. По понятиям черкесов (адыгов), «неблагопристойные движения» включали в себя резкие перемены положения верхней части корпуса, глубокие наклоны в стороны, выбросы рук с растопыренными пальцами, оскал зубов и т.д. Такие телодвижения противоречили строгости и сдержанности, характерной для черкесской (адыгской) хореографии. При виртуозных движениях ног в лезгинке верхняя часть корпуса обычно держится прямо и строго, без резких движений, руки с полусогнутыми пальцами всегда находятся в строго определенном положении. Известный адыгский органолог и этнолог Ш. Шу отмечает: «Возможно, что эти традиции вырабатывались еще в те далекие времена, когда нарты танцевали, удерживая на голове ане - круглый столик с яствами, вырабатывая устойчивое равновесие корпуса и плавное его перемещение» [10, с. 36].

В адыгском эпосе «Нарты» можно обнаружить множество примеров танцевального мастерства, демонстрируемого богатырями, и это мастерство ценилось не меньше их воинской удали, так как являлось свидетельством их отличного физического состояния и выносливости. Наиболее красноречиво об этом говорится в отрывке «Как Сосруко впервые появился на Хассе нартов»:

«Позабыл он тревоги,

В пляс веселый пустился,

Закрутился он вихрем,

Блюд и чаш не касался!

Столик слишком широким

Плясуну показался -

По краям закружился

Чаши с острой приправой.

Пляшет он величавый

Танец битвы и славы,

Не колебля приправы,

Не пролив даже капли,

Но от буйного пляса

Ходуном ходит Хаса!» [6, с. 19].

В отрывке «Тлепш и Худим» также отмечено искусное исполнение танца кузнецом Худимом. Это свидетельствует о его отличном физическом состоянии, способности не только виртуозно танцевать, но и выдерживать все тяготы военного похода. Здесь прослеживается прямая взаимосвязь танцевального мастерства и военной подготовки исполнителя, ведь в обоих случаях решающую роль играет его физическая форма, стойкость, неутомимость.

Возвратясь на круг веселый,

В буйный пляс пустился с ходу.

Всех проворней, всех искусней

Пляшет с кузней на плече.

Поднебесье пыль закрыла,

Ходуном земля ходила,

Люди падали вповалку,

А Худим все пуще пляшет                             

И, с плеча стряхнувши кузню,

То за облако закинет,

То подхватит на лету.

И волы от пляски лютой,

Не выдерживая встряски,

Об углы толкаясь в кузне,

Ввосьмером сшибаясь насмерть,

С хриплым ревом погибали.

Круг широкий места пляски,

Словно ток утоптан ровно:

Так Худим неукротимый

Семь ночей и дней у нартов

Без устатку, в одиночку

Веселится на кругу» [6, с. 203].

О лезгинке упоминали Н. Дубровин, Дж. Белл, Дж.А. Лонгворт и другие. Дубровин называл этот танец «кафеныр» - род лезгинки, в которой сольную партию исполняет один мужчина. «На середину площадки выходил обыкновенно молодой шестнадцатилетний юноша, раздавались звуки лезгинки, и юный танцор открывал начало народного танца. Танцующий то становился на острые носки своих чевяк, то совершенно выворачивал ноги, то описывал быстрый круг, изгибаясь на одну сторону и делая рукою жест, похожий на то, как всадник на всем скаку поднимает с земли какую-нибудь вещь» [3, с. 116].

Танцы-состязания выполняли ряд функций: они являлись средством физической закалки, воспитывали выносливость, были средством самовыражения, учили молодежь проявлять волю и характер и т.д. И.Ф. Бларамберг, генерал-лейтенант русской службы, в 1830 г. был причислен к Генеральному штабу и назначен офицером в штаб Отдельного Кавказского корпуса, что дало ему возможность основательно ознакомиться с народами Кавказа. Он несколько раз побывал на Северном Кавказе (1830, 1835, 1837, 1840 гг.) и отмечал, что танец-состязание был чрезвычайно популярен у адыгов (черкесов) и производил на наблюдавших его путешественников неизгладимое впечатление: «...па состоят из маленьких прыжков, но надо сказать, что положение ног, почти всегда повернутых внутрь, делает их очень трудными... Два танцора становятся лицом друг к другу с оттянутыми назад руками и выделывают прыжки и различные движения ногами с удивительной ловкостью и легкостью» [1, с. 377-378].

Вершиной исполнительского искусства считался «Танец на носках» (или танец на пальцах). «Танец на пальцах» известен у ряда народов Кавказа. Лезгины используют этот технологический прием в «Хкердаймакъам» (лезгинка), чеченцы и ингуши - в «Нухчи», «Калчай», грузины - в «Церуми», осетины - в «Рог-кафте», «Зилга-кафте». «Танец-соревнование на носках между парнями и девицами бытовал до 1900-х годов. Танец начинался с "Зилга-кафта". Закончив его, девица слегка поднимала платье и начинала "Танец на носках". Парень выделывал то же, но по-мужски, более энергично... Этот танец, требовавший от исполнителей особой выдержки и умения держаться на носках до конца, продолжался минут 30» [7, с. 91-92].

Кабардинцы использовали «танец на пальцах» чаще всего в «Исламее», аналоге лезгинки. Исламей отличался от других черкесских танцев темпом и характером исполнения, внутренней энергией, развитой техникой. По поводу возникновения названия танца существует несколько версий. По мнению Ш.С. Шу, оно возводится к адыгскому языку и состоит из слов «ис» - «Втыкай», «лъэ» (тле) - нога, в данном случае «пальцы ног» и «мий» или «мис» - «здесь» или «сюда», а в целом переводится: «втыкай пальцы ног здесь» или «танцуй на носках» [10, с. 37]. Такое название вполне соответствует манере исполнения танца.

Расцвет исламея приходится на середину XIX в., так как именно в этот период была создана знаменитая Восточная фантазия «Исламей» - вершина композиторского творчества М.А. Балакирева. Русский композитор, организатор «Могучей кучки» М.А. Балакирев (1836-1910), несколько раз приезжал на Кавказ. Композитор любил слушать горских музыкантов, неоднократно бывал в кабардинских и черкесских (адыгских) аулах, знакомился с песнями и наигрышами горцев [8, с. 4]. Одна из мелодий, сопровождавшая искрометный танец, вдохновила композитора на написание Восточной фантазии «Исламей» (1869) для фортепиано. После издания в 1870 году произведение получило быстрое распространение по всему миру. Знаменитый венгерский композитор Ф. Лист часто играл его на своих концертах. Уже многие десятилетия не проходит в мире ни один крупный конкурс пианистов, в обязательную программу которого не был бы включен «Исламей» М.А. Балакирева [4, с. 18].

Лезгинка (исламей), являясь общекавказским танцем, отражала свободолюбивый дух кавказских народов. Казаки, причем не только терские, перенимали у кавказских народов, в частности черкесов, костюм и танцевальные движения. Известный французский ученый-геолог, натуралист и археолог Фредерик Дюбуа в 1833 г. совершил путешествие в Крым и вдоль Черноморского побережья Кавказа. Он подробно ознакомился с жизнью адыгов (черкесов) и абхазов и отмечал: «...танцоры перенимают друг у друга всевозможные па и антраша, как и казаки, которые, не исключено, позаимствовали свои излюбленные танцы именно у черкесов» [1, с. 416].

Среди терских казаков с давних времен сохранился термин «танцевать Шамиля», что значит - танцевать лезгинку. В настоящее время в некоторых казачьих станицах на свадьбах и торжествах можно услышать: «А теперь давай Шамиля!». Казаки позаимствовали узнаваемые движения, то есть форму, но по сравнению с черкесами, в их лезгинке движения более свободные, широкие, темп более медленный. Это было продиктовано иной психофизикой народа. Важным стилеобразующим моментом являлась обувь. Черкесы (адыги) танцевали в ноговицах - отсюда отмечалась активная работа голеностопа. Все шаги производились либо на пальцах, либо на носках, что придавало легкость и проворность технического исполнения. Много движений базировалось именно на демонстрации искусства танца на пальцах. Казаки танцевали в сапогах, отсюда и иная техника.

Хореограф Кабардино-Балкарского музыкального театра Ю. Кузнецов отмечает: «В черкесском исламее четко наблюдается интерпретация воинственных движений. Например, "закладка" - уход от удара саблей или шашкой, движения руками, копирующие движения холодным оружием. Имитируется вольтижировка, движения кнута, нагайки, и, конечно, движения, имитирующие движения лошади и полет орла. Исторически это в большей степени мужской танец. В казачьей лезгинке, вследствие длительного исторического и культурного взаимодействия народов, нашли свое отражение воинственные движения, перенятые у кавказского исламея» [5].

Таким образом, техническая сложность танцев-состязаний требовала от исполнителя значительных способностей и навыков, а эти умения приобретались на основе устойчивых традиций, выработанных веками. Танцы-состязания бытовали у черкесов (адыгов) на протяжении длительного времени, и исполнительское искусство народа достигло высокого результата. Черкесы (адыги) являлись одним из самых крупных и преобладающих в регионе этносов, поэтому их танцевальная культура, и в частности танцы-состязания, оказала значительное влияние на аналогичные области гуманитарной культуры соседних народов.

Рецензенты:

Дзамихов К.Ф., д.и.н., профессор, и.о. директора Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Институт гуманитарных исследований Кабардино-Балкарского научного центра РАН», г. Нальчик;

Апажева Е.Х., д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова», г. Нальчик.


Библиографическая ссылка

Кешева З.М., Варивода Н.В. ЧЕРКЕССКИЕ (АДЫГСКИЕ) ТАНЦЫ-СОСТЯЗАНИЯ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=22443 (дата обращения: 27.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074