Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ТЕНДЕНЦИИ ОРГАНИЗАЦИИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНОЙ ДЕТЕРМИНИРОВАННОСТИ ХРОНИЧЕСКИХ НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Жужлова Н.Ю. 1, 2 Кром И.Л. 1, 2 Сазанова Г.Ю. 1, 2 Раздевилова О.П. 1, 2
1 ГБОУ ВПО «Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского» Министерства здравоохранения РФ
2 Центр медико-социологических исследований
В современном мире бремя социально-детерминированных хронических неинфекционных заболеваний, определяющих высокие показатели заболеваемости, инвалидизации и смертности населения, продолжает возрастать. Три главных составляющих социально-экономического статуса: образование, род занятий и уровень доходов — оказывают влияние на здоровье, определяя образ и условия жизни разных слоев населения. В многочисленных исследованиях отмечается, что представители нижних социальных слоев имеют худший доступ к ресурсам медицинского обеспечения. Различия в доступности медицинского обслуживания и его качестве являются фактором усиления неравенства в здоровье и продолжительности жизни. Реформы, направленные на обеспечение общей доступности медико-социальной помощи, являются обязательным условием повышения равенства в уровне здоровья.
доступность медицинской помощи
реформы здравоохранения
хронические неинфекционные заболевания
социальные факторы здоровья
1. Белов В.Б. Социально-гигиеническое обоснование выявления детерминант общественного здоровья. Автореф. дис. докт. мед. наук. – М., 2014. – 28 с.
2. Бокерия Л.А. Сердечно-сосудистые заболевания в поликлинической практике врачей терапевтов и кардиологов / Л.А. Бокерия, И.Н. Ступаков, И.В. Самородская, Е.Н. Фуфаев Е.В. Болотова от имени участников исследования СТЕРХ // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2008. – Т. 7. – № 5. – С. 4–10.
3. ВОЗ: Социальный фактор для здоровья важнее генетики [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://top.rbc.ru/society/30/08/2008/232833.shtml (дата обращения 03.05.2015).
4. Доклад о состоянии здравоохранения в Европе 2002 г. на 52-й сессии Европейского регионального Комитета ВОЗ, сентябрь 2002 г. // Пресс-релиз ЕРБ ВОЗ/15/02. Копенгаген, 17 сентября 2002.
5. Кислицына О.Я. Социально-экономические детерминанты здоровья россиян // Народонаселение. – 2007. – № 2. – С. 24–37.
6. Кром И.Л., Еругина М.В., Сазанова Г.Ю. Оценка медицинской помощи в контексте качества жизни больных ишемической болезнью сердца // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 1. – С. 1174–1177.
7. Панова Л.В., Русинова Н.Л. Механизмы формирования социальных неравенств в здоровье (на примере Санкт-Петербурга) [Электронный ресурс] // Материалы Интернет-конференции «Охрана здоровья: проблемы организации, управления и уровни ответственности» с 16.04.07 по 15.06.07. – Режим доступа: http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/308468.html (дата обращения 15.05.2015).
8. Паутов Л.С. Риски ухудшения здоровья и их социальные детерминанаты // Веcтник Санкт-Петербургского университета. – 2009. – Сер. 12. – Вып. 2.4.1. – С. 151–157.
9. Петров А.В., Седова Н.Н. Национальные особенности этико-правового регулирования в российской медицине // Медицинское право. – 2004. – № 2. – С. 6–8.
10. Петрухин И.С., Лунина Е.Ю. Актуальные проблемы профилактики сердечно-сосудистых заболеваний в России // Верхневолжский медицинский журнал. – 2012. – Т. 10. – № 1. – С. 3–8.
11. Профилактика неинфекционных заболеваний и борьба с ними: осуществление глобальной стратегии (ВОЗ, 61 сессия Всемирной Ассамблеи Здравоохранения, 18 апреля 2008). – Режим доступа: http://apps.who.int/gb/ebwha/pdf_files/A61/A61_8-ru.pdf (дата обращения 17.05.2015).
12. Сазанова Г.Ю. Особенности заболеваемости, инвалидности и смертности населения Саратовской области // Кубанский научный медицинский вестник. – 2012. – № 1. — С. 144–146.
13. Фуфаев Е.Н. Научное обоснование совершенствования медицинской помощи пациентам с сердечно-сосудистыми заболеваниями: автореф. дис. … д-ра мед. наук. – М. – 2008. – 48 с.
14. Цыцорина И.А. Влияние системы охраны здоровья населения на уровень и причины смертности / И.А. Цыцорина, Е.А. Финченко, Д.А. Хоптян, О.Б. Левин // Сб. науч. тр. Всероссийской научно-практической конференции 30—31 мая 2006 г. М.: РИО ЦНИИОИЗ, 2006. – С. 122–124.
15. Штайнкамп Г. Смерть, болезнь и социальное неравенство // Журнал социологии и социальной антропологии. – 1999. — Т. 2. – № 1(5). – С. 115–148.
16. Blendon R. J. Inequities in health care: a five-country survey // Health Affairs, 2002. — № 21. — P. 182–191.
17. Dans A. Assessing equity in clinical practice guidelines // Journal of Clinical Epidemiology. — 2007. — Vol. 60. — P. 540–546.
18. Inequalities in Health. The Black Report. The Health Divide / Ed. by P. Townsend, N. Davidson, M. Whitehead. -London: Penguin, 1990. — P. 81.
19. Four-year mortality by some socioeconomic indicators: the Oslo Study / I. Holme et al. // Journal of Epidemiology and Community Health. — 1980. — № 34. — P. 48–52.
20. Fries J. F Reducing health care costs by reducing the need and demand for medicalservices // New England Journal of Medicine. – 1993. — Vol. 329. — P. 321–325.
21. Haan M. N. Socio-Economy Position and Health // A Review. Human Population Laboratory. - California State Dept. of Health, hektogr. Manuskript, 1985. — P. 13.
22. Hart T. The inverse care law // Lancet. — 1971. — № 1. — P. 405–412.
23. Helmert U., Maschewsky-Schneider U., Mielck A. Soziale Ungleichheit bei Herzinfarkt und Schlaganfall in West-Deutschland // Sozial- und Praventivmedizin. — 1993. — Vol. 38, — № 3. — S. 123–132.
24. Marmot M. G., Kogevinas M., Elston M. A. Socioeconomic status and disease // Health promotion research: Towards a new social epidemiology / Ed. by B. Badura, J. Kickbusch //WHO Regional Publications, European Series. — 1991. — № 37. — P. 118.
25. Moore G, Showstack J. Primary care medicine in crisis: towards reconstruction andrenewal // Annals of Internal Medicine. — 2003. – Vol. 138. – P. 244–247.
26. Poverty, health and the human future. Address by Dr Jim Yong Kim, World Bank Group President, to the Sixty-sixth World Health Assembly. Geneva, 21 May 2013. Режим доступа URL: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/149685/1/A66_DIV7-en.pdf?ua=1 (дата обращения 30.04.2015).
27. Syme S. L., Berkman L. F. Social class, susceptibility and sickness // American Journal of Epidemiology. — 1976. — Vol. 104, № 1. — P. 3.
Продолжительность жизни людей и здоровье обусловлены не столько генетикой, сколько социальными факторами. Такой вывод содержится в докладе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) [3]. ВОЗ на протяжении трех лет анализировала роль «общественной детерминанты» в здравоохранении. «Социальная несправедливость убивает людей в огромных масштабах. Отравляющая комбинация неразумной политики и слабой экономики в значительной мере является причиной того, что большинство людей в мире не могут похвастаться хорошим здоровьем, хотя биологически это возможно», - говорится в докладе.

Возрастание роли социальных факторов в жизнедеятельности человека, в его здоровье, в возникновении заболеваний отмечено с середины ХХ в. «Все основные детерминанты здоровья связаны с социально-экономическими факторами... Связь между состоянием здоровья и занятостью, уровнем доходов, социальной защитой, жилищными условиями и образованием четко прослеживается во всех европейских государствах» [4].

Под воздействием тех или иных факторов, большинство из которых являются социально детерминированными, может повышаться (понижаться) вероятность наступления определенного патологического состояния. Значительно меньшую роль играет биологическая детерминация заболеваний. В широком смысле «различные типы обществ формируют различную структуру заболеваемости и смертности, состояние здоровья его членов» [8].

Классификация Л. Пановой и Н. Русиновой включает три категории социальных детерминант здоровья: социально-структурные, социально-психологические, поведенческие. Социально-структурные детерминанты: пол, возраст, образование, материальное положение, семейное положение, наличие детей в семье. Группа социально-психологических факторов включает стрессовые события жизни, хронические стрессоры, связанные с различными жизненными обстоятельствами, личностные психологические ресурсы. Среди поведенческих факторов называются превентивная физическая активность, курение, потребление алкоголя, правильность питания [7].

О.Я. Кислицына в качестве социально-экономических детерминант здоровья рассматривает бедность, социально-экономические условия в раннем детстве, жилищные условия, безработицу и условия работы, социальный капитал (семья, друзья, соседи - «социальные сети»), образ жизни (питание, вредные привычки, двигательная активность) [5].

В.Б. Белов определил следующие детерминанты здоровья: социально-экономическая (уровень социального благополучия и материального достатка, образования), политическая (государственная власть, политические силы), экологическая (окружающая физическая среда), демографическая (наследственность, пол, возраст, этническая принадлежность), ценностно-нравственная (культура, религия), медицинская (доступность и качество медицинской помощи, медицинская активность) [1].

По данным Whitehall-исследования [18], исследований Хольма [19] и иных социально-экономические показатели точнее объясняют динамику смертности от хронических неинфекционных заболеваний, чем персональные модифицируемые факторы риска [21, 23].

По данным ВОЗ [11] глобальное бремя неинфекционных заболеваний, которое определяется высокими показателями заболеваемости, инвалидизации и смертности населения, продолжает возрастать. При высоком уровне заболеваемости инвалидизация и смертность в России при неинфекционных заболеваниях значительно превосходят аналогичные показатели в развитых странах.

Детерминанты неинфекционных заболеваний обобщены в обзоре по эпидемиологии хронических заболеваний, опубликованном Американской Ассоциацией общественного здравоохранения (American Public Health Association). Низкий социально-экономический статус приведен в качестве фактора риска практически во всех исследованных группах заболеваний.

Несмотря на прогресс медицинской науки в XX в., возросшие расходы на здравоохранение, снижение темпов смертности, различия в состоянии здоровья между социальными слоями остаются или усиливаются [24]. По мнению Г. Штайнкампа, «влияние пространственно-временных характеристик социального слоя на здоровье и продолжительность жизни служит... доказательством значения социальной окружающей среды» [15]. Три главных составляющих социально-экономического статуса: образование, род занятий и уровень доходов - оказывают влияние на здоровье, определяя образ и условия жизни разных слоев населения.

В многочисленных зарубежных исследованиях отмечается, что представители нижних социальных слоев имеют худший доступ к ресурсам медицинского обеспечения [27]. Различия в доступности медицинского обслуживания и его качестве, по мнению авторов, являются фактором усиления неравенства в здоровье и продолжительности жизни [9].

Наиболее обеспеченные люди, имеющие сравнительно меньше потребностей в медицинской помощи, потребляют большую часть этой помощи, тогда как люди, располагающие самыми скудными средствами и имеющие серьезные проблемы со здоровьем, потребляют наименьшую ее часть [22]. Медицинские услуги, предоставляемые малоимущим и маргинализированным группам населения, нередко в высшей степени фрагментированы и в значительной степени не обеспечены ресурсами, причем помощь, предоставляемая на цели развития, нередко лишь усиливает эту фрагментацию [25].

Выделяемые системами здравоохранения ресурсы концентрируются вокруг дорогостоящих медицинских услуг, при этом игнорируются потенциальные возможности первичной профилактики, которая может путем предупреждения почти на 70% сократить бремя болезни [20]. В то же время сектору здравоохранения не хватает специальных знаний и квалифицированных кадров, необходимых для того, чтобы смягчить неблагоприятное воздействие на здоровье, оказываемое современным миром.

По мере модернизации обществ люди предъявляют все больше требований к системам здравоохранения в интересах их самих, их семей, а также общества, в котором живут. Так, люди все чаще выступают за равенство в уровне здоровья и против социальной изоляции; за медицинское обслуживание, ориентированное на удовлетворение потребностей и ожиданий населения; за безопасные для здоровья условия проживания и за участие в решении вопросов, которые затрагивают их здоровье и здоровье их обществ [16].

Для того чтобы системы здравоохранения смогли сократить неравенство в уровне здоровья, необходимо выполнить одно непременное условие - обеспечить доступность медико-социальной помощи для всех. Проблемы в обеспечении медицинскими услугами все еще остаются реальностью во многих странах. По мере увеличения общего объема предоставляемой медико-социальной помощи становится все более очевидным, что барьеры, препятствующие доступу к ней, являются важным фактором неравенства. Реформы, направленные на обеспечение общей доступности медицинской помощи в сочетании с социальной защитой здоровья, являются обязательным условием повышения равенства в уровне здоровья.

В 2013 г. на 66-й сессии Всемирной Ассамблеи здравоохранения ВОЗ было отмечено, что повышение доступности качественной и недорогой медико-санитарной помощи «бедным» слоям населения любой страны является залогом развития их способностей и позволяет им найти хорошую работу, которая изменит их жизнь. А для этого необходим прежде всего доступ к качественным и недорогим медицинским услугам [26].

Исследование структуры уровня смертности взрослого населения в современной России показало, что первое ранговое место в РФ, в Поволжском Федеральном округе и Саратовской области занимают показатели смертности при болезнях системы кровообращения [12]. Следует отметить, что в России от болезней системы кровообращения умирает преимущественно население трудоспособного возраста [10].

Согласно Концепции развития здравоохранения в Российской Федерации до 2020 г. в целях обеспечения устойчивого социально-экономического развития Российской Федерации одной из основных задач системы здравоохранения в современных условиях является достижение высокого уровня качества медицинской помощи в соответствии с утвержденными порядками и стандартами ее оказания. В Государственной программе РФ «Развитие здравоохранения», утвержденной Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 294, одним из целевых индикаторов является снижение смертности от болезней системы кровообращения к 2020 г. до 622,4 случая на 100 тыс. населения [6].

Оптимальные результаты по предотвращению потерь населения от болезней системы кровообращения возможны при эффективной работе каждого уровня организации медицинской помощи (первичная, специализированная, высокотехнологичная и комплекс своевременных этапных реабилитационных мероприятий) при координации оперативного межуровневого взаимодействия [14]. В связи с тем, что среди амбулаторных пациентов, страдающих болезнями системы кровообращения, зарегистрирован высокий удельный вес пациентов, основным источником дохода у которых являются социальные пособия (71,7 %), бюджетные источники финансирования и в дальнейшем будут играть существенную роль в оплате высокотехнологичной медицинской помощи [2].

Во всем мире будет расти социальная и экономическая нагрузка на общество, создаваемая болезнями системы кровообращения при увеличении продолжительности жизни населения без улучшения медицинской помощи, условий жизни и изменения образа жизни. Для решения данных проблем необходимо создание системы оценки потребности, удовлетворенности и доступности медицинской помощи при болезнях системы кровообращения на всех этапах ее оказания [13].

ВОЗ предполагает необходимость реформ в современной системе здравоохранения, способствующих достижению равенства в отношении здоровья, социальной справедливости и ликвидации социальной изоляции, обеспечения всеобщего доступа и социальной защиты здоровья; обеспечивающих реорганизацию медицинской помощи в медико-социальную помощь, учитывающую потребности и ожидания людей, повышение социальной значимости этой помощи; повышению уровня здоровья путем интеграции деятельности в области общественного здравоохранения с медико-социальной помощью. Предполагаемые реформы призваны заменить чрезмерное использование административно-командных методов управления, с одной стороны, и политику невмешательства со стороны государства - с другой, социально интегрированным, репрезентативным управлением современных систем здравоохранения [17].

Рецензенты:

Еругина М.В., д.м.н., зав. кафедрой организации здравоохранения, общественного здоровья и медицинского права ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского» Министерства здравоохранения РФ, г. Саратов;

Новичкова И.Ю., д.соц.н., профессор, директор Института социального образования (филиал) РГСУ в г. Саратове,  г. Саратов.


Библиографическая ссылка

Жужлова Н.Ю., Жужлова Н.Ю., Кром И.Л., Сазанова Г.Ю., Раздевилова О.П., Кром И.Л., Сазанова Г.Ю., Раздевилова О.П. ТЕНДЕНЦИИ ОРГАНИЗАЦИИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНОЙ ДЕТЕРМИНИРОВАННОСТИ ХРОНИЧЕСКИХ НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 5. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=22307 (дата обращения: 22.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074