Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ ФЕНОМЕНА «НОВОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ ДВИЖЕНИЕ»

Гладышев С.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева»
Статья посвящена обзору основных подходов к исследованию феномена «новое религиозное движение». На примере мировых религий, представленных в общественно-политической жизни современной России, а также законодательной базы делается вывод о традиционном характере христианства, ислама, буддизма и иудаизма для многонационального российского общества. Обосновывается отличие новых религиозных движений от традиционных и нетрадиционных религиозных аналогов. Систематизированы существующие концептуальные подходы к исследованию новых религиозных движений, предложена их классификация, в рамках которой обоснована актуальность и самостоятельность теологического, религиоведческого (богословского), социально-психологического, нормативно-правового (юридического) и политологического подходов. Учитывая активное вовлечение новых религиозных движений в процессы общественно-политических коммуникаций современного российского общества, представлен и обоснован интегральный подход к определению рассматриваемого феномена.
Россия
общественно-политическое развитие
нетрадиционное религиозное движение
традиционная религия
мировая религия
новое религиозное движение (НРД)
1. Аронсон Э., Пратканис Э. Эпоха пропаганды. Механизмы убеждения. Повседневное использование и злоупотребление. Перераб. изд. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2003. – 384 с.
2. Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. Репринтное воспроизведение издания YMCA-PRESS, 1955 г. – М.: Наука, 1990. – 224 с.
3. Бердяев Н. Русская идея. – СПб.: Азбука-Аттикус, 2012. – 320 с.
4. Вера. Этнос. Нация. Религиозный компонент этнического сознания / Ред. кол.: М.П. Мчедлов (отв. ред.), Ю.А. Гаврилов, В.В. Горбунов и др. – М.: Культурная революция, 2009. – 400 с.
5. Верховный суд запретил хиджабы в мордовских школах. [Электронный ресурс]. URL: http://www.sclj.ru/news/detail.php?SECTION_ID=416&ELEMENT_ID=6048. (дата обращения: 20.09.2015 г.).
6. Верховный суд запретил хиджабы в школах Мордовии. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mhg.ru/news/17C32714 (дата обращения: 20.09.2015 г.).
7. В Москве прошел семинар, посвященный проблемам религиозных меньшинств. [Электронный ресурс]. URL: http://www.sclj.ru/news/detail.php?SECTION_ID=240&ELEMENT_ID=3582&print=Y (дата обращения: 20.09.2015 г.).
8. Волков Е.Н. Верования и сомнения: светские и религиозные (по мотивам К. Поппера) // Конфессии и межконфессиональные отношения в истории и традиции: Материалы Всероссийской научной конференции (Самара, 12-13 декабря 2008 г.) / Отв. редактор А.А. Бельцер. Самара, 2009. – 290 с.
9. Волков Е.Н. Стратегии и технологии социального воздействия в превенции девиантного поведения. – Нижний Новгород.: Государственный университет – Высшая школа экономики [Электронный ресурс]. URL:http://evolkov.net/deviation/Volkov.E.Strat. &.technol.of.soc.impact.in.prevent.deviat.html (дата обращения: 20.09.2015 г.).
10. Григулевич И.Р. Пророки новой истины: очерки о культурах и суевериях современного капиталистического мира. – М.: Политиздат, 1983. – 303 с.
11. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. IV. – М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей, 1955. – 1011 с.
12. Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. – Нижний Новгород: Изд-во Христианская библиотека. 2007. – 813 с.
13. Джонс Р. Третья волна // Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. – СПб.: «Питер», 2000. – 528 с.
14. Дмитриев О.В., Фокин М.С. Сектантство: уголовно-правовые аспекты. Учебное пособие. Омск: Омск. гос. ун-т, 2002. – 163 с.
15. Ежегодный доклад Государственного департамента США о свободе вероисповедания за 2009 год. [Электронный ресурс]. URL: http://russian.moscow.usembassy.gov/irf2009.html (дата обращения: 20.09.2015 г.).
16. История религии. В 2 т. Т 1: учебник для бакалавров / под ред. И.Н. Яблокова. – М: Издательство Юрайт, 2015. – 526 с.
17. История религии. В 2 т. Т. 2: учебник для бакалавров / под ред. И.Н. Яблокова. – М.: Изд-во Юрайт, 2015. – 783 с.
18. Казьмина О.Е. Конфессиональный состав населения России. [Электронный ресурс].URL:http://www.mdn.ru/cntnt/blocksleft/menu_left/nacionalny/publikacii2/stati/ n18.html (дата обращения: 01.09.2015 г.).
19. Кантеров И.Я. Новые религиозные движения в России : (религиоведческий анализ) / Московский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, Ин-т переподгот. и повышения квалификации преподавателей социальных и гуманитарных наук. – М., 2006. – 467 с.
20. Кривельская Н.В. Секта: угроза и поиск защиты. М.: Фонд «Благовест», 1999. – 95 с.
21. Кривельская Н.В. О национальной угрозе России со стороны деструктивных религиозных организаций // Аналитический вестник Государственной Думы Федерального Собрания РФ. – Вып. 28. Серия Оборона и безопасность. – М. – 1996. – 20 с.
22. Кривельская Н.В. Религиозная экспансия против России. М.: Регионы России, 1998. – 149 с.
23. Конь Р.М. Введение в сектоведение. – Нижний Новгород: Нижегородская Духовная семинария. 2008. – 496 с.
24. Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера. Справочник. Т.1. Сатанизм. ООО «Агент». М., 1999 г. 256 с.
25. Левин В.Ф. Борьба российского государства и Русской православной церкви с религиозными правонарушениями в 1820-е – 1917 гг. (на материалах Среднего Поволжья): дис… д-ра ист. наук. – Саранск, 2011. – 344 с.
26. Лифтон Р. Дж. Технология «промывки мозгов»: психология тоталитаризма. СПб.: Прайм–Еврознак, 2005. – 576 с.
27. Мартинович В.А. Введение в понятийный аппарат сектоведения: пособие для студентов Института теологии БГУ / В.А. Мартинович. – Минск: БГУ, 2008. – 103 с.
28. Мчедлов М.П. Религиоведческие очерки. Религия в духовной и общественно-политической жизни современной России. – М., 2005. – 447 с.
29. О свободе совести и о религиозных объединениях [Электронный ресурс]. Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
30. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: Ок. 100 000 слов, терминов и фразеологических выражений / С.И. Ожегов; Под ред. проф. Л.И. Скворцова. – 28-е изд., перераб. – М.: Мир и Образование, 2015. – 1376 с.
31. Оленич Т.С. Трансформация русского религиозного сектантства в контексте современного филосфско-культурологического знания. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ АПСН, 2004. – 239 с.
32. Перевезенцев С.В. Россия. Великая судьба. – М.: Белый город, 2007. – 704 с.
33. Плужников Е.Н. Религиозный экстремизм в современной России: проблемы теоретической интерпретации и политической практики: дис. канд. полит. наук. – М., 2010. – 166 с.
34. Свидетели Иеговы взывают к мировому сообществу. [Электронный ресурс]. URL: http://www.jw-russia.org/news/strasbourg/release20100601_u.htm (дата обращения: 20.09.2015 г.).
35. Сорокин П.А. Социология революции. – М.: Издательский дом «Территория будущего» РОССПЭН, 2005. – 704 с.
36. Сулейманов Т.М. Психологическое насилие в современных сектах и культах. – М., 2000 г. – 137 с.
37. Тонконогов А.В. Духовная безопасность российского общества в условиях современного геополитического соперничества (социально-философский анализ). Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук. – М., 2011. – 393 с.
38. Трофимчук Н.А., Свищев М.П. Экспансия. – М.: Изд.-во РАГС. 2000. – 218 с.
39. Фаликов Б.З. Новый век: назад в будущее // Наука и религия. – 2010. – № 12. – С. 12-16.
40. Фаликов Б.З. Новые религии – откуда они? // Наука и религия. – 2010. – № 10. – С. 2-6.
41. Фисун Ю.Ю. Международно-правовое регулирование института религиозной безопасности: дис. … канд. юр. наук. – Киев, 2004. – 197 с.
42. Хайдаров Ф.А. Ислам традиционный и вымышленный: научно-популярное издание. – М., 2013. – 35 с.
43. Хоффер Э. Истинно верующий. Мысли о природе массовых движений. – Минск: ЕГУ, 2001. – 200 с.
44. Школа диспута. – М.: ООО «Три сестры», 2010. – 224 с.
Общественно-политические и социально-экономические процессы, происходящие в современном мире, характеризуются усилением взаимозависимости субъектов мировой политики и ее возрастающим влиянием на все стороны жизни общества. Некоторые неотчуждаемые права человека, как свобода вероисповедания, национальное самоопределение, неприкосновенность частной жизни становятся объектом манипулирования определенных групп, заинтересованных в достижении своих политических целей. В современном обществе политическими акторами развернута борьба за религиозную идентичность человека.

По мнению отечественного ученого Е.Н. Волкова, «верования людей становятся во все более явной и актуальной форме последней территорией внутренней автономии» [8, с.154-174]. Если традиционные религии абстрагированы от политики, их интерес направлен на развитие и социализацию личности, то новые религиозные движения (НРД) часто оказываются инструментом влияния на формирование государственной политики, принимают участие в совершении действий, а также в формировании общественного мнения, которые способствуют принятию государственными органами тех или иных политических решений.

В русском языке традиционным называется то, что «унаследовано от предыдущих поколений» [11, с. 425; 31, с. 1203]. Развивая подобный подход, М.П. Мчедловым [28, с.50], И.Н. Яблоковым [16, с. 290], С.В. Перевезенцевым [32, с.114], О.Е. Казьминой [18] к традиционным религиозным убеждениям народов, проживавших на географическом пространстве современной России, относятся дохристианские политеистические представления, упоминаемые в славянских письменных источниках как языческие. В настоящее время российским законодательством неотъемлемой частью исторического наследия народов России признаются такие мировые религии, как христианство, ислам, буддизм и иудаизм [29]. Необходимо отметить, что перечисленные религии стали традиционными для России, синтезировав в себе этнические и социокультурные идентичности [4, с.9] многонациональной и многоконфессиональной страны, сыграв решающую роль в становлении и развитии российской государственности и культуры. Так, с принятием христианства Русь стала единым феодальным государством, укрепленным общей религией и законами. Получили развитие экономика, материальная и духовная культура, возрос международный авторитет страны. Политическая составляющая ислама, заложенная в мусульманском законодательстве (шариате), а также в предписании к культу, догматике, нравственности, поведению и быту, проявилась в глубоком патриотизме российских мусульман, готовности к сотрудничеству с последователями традиционных религий России. Буддизм способствовал адаптации общественно-политической жизни нашей страны к азиатскому влиянию и формированию на юго-восточных рубежах пояса безопасности за счет преобладания лояльной религиозной идентичности. Иудаизм, со своей разветвленной структурой общественно-политических норм, представляет  для российских евреев синтез духовной практики и социально-политической идентификации.

Таким образом, традиционной религией следует считать социально и культурообразующую религию, внесшую заметный и устойчивый вклад в историю, традиции, культуру, язык и самосознание народа, государства, человечества [31, с.139].

На примерах традиционных для России религий отмечается устойчивый характер их деятельности, позволивший сохранить структурные компоненты и особенности функционирования в условиях политического развития общества. Несмотря на стабильность и относительное постоянство традиционных религиозных ценностей, связанных с предшествующими поколениями, на протяжении длительного исторического времени под влиянием изменяющихся социокультурных условий они подвергались модернизации. Сорокиным П.А. отмечается подъем религиозности в обществе, обусловленный актуализацией его потребностной сферы в периоды постреволюционного политического развития [35, с.518-519]. По мнению автора, подобный процесс следует рассматривать как реакцию общества на неспособность традиционной религии удовлетворить его растущие потребности в самоидентификации. При этом происходит адаптация ценностных и нормативных установок традиционной религии к современным условиям. Однако лишь те изменения, которые претендуют на собственную исключительность и противопоставляют себя традиционной религии, приводят к возникновению НРД.

Новые религиозные движения, получившие распространение на  территориях доминирования традиционных религий, составивших основу их вероучений, принято считать нетрадиционными [23, с.163; 27, с.20]. Последнее определение зачастую негативно воспринимается представителями подобных организаций, предпринимающих активные попытки интегрироваться в процессы общественно-политических коммуникаций современного российского общества. В связи с чем автором представляется необходимым научное обоснование феномена «новое религиозное движение».

На основе проведенного анализа результатов научных исследований новых религиозных движений, представленных в общественно-политической жизни современной России, автором предлагается выделить 4 основных подхода к его изучению: теологический (богословский), религиоведческий, социально-психологический, нормативно-правовой (юридический) и политологический.

Первые упоминания о нехристианских религиозных движениях на территории современной России представлены в славянских письменных источниках авторами-христианами с позиций осуждения язычества. Таким образом, начиная с IX в., наметилась тенденция формирования теологического (богословского) подхода к определению исследуемого феномена. На сегодняшний день без преувеличения можно говорить о целой школе, развивающей подобные исследования, которую составляют представители  православного духовенства (митрополит Илларион (Алфеев), священник Сысоев Д.А., протоиерей Стеняев О.В., протоиерей Смирнов Д.Н., протоиерей Чаплин В.А., протодиакон Кураев А.В. и др.). Предметом изучения в рамках данного подхода выступают  вероучительные основы новых религиозных движений. Феномен НРД рассматривается как религиозная группа, отколовшаяся от господствующего в обществе религиозного направления, и раскрывается через понятие «секта» [44].

Результаты теоретических исследований в рамках теологического подхода находят успешное применение и в практической деятельности при консультировании по вопросам выхода из новых религиозных движений и реабилитации людей, пострадавших от них. Такими наиболее известными организациями являются Центр реабилитации жертв нетрадиционных религий им. А.С. Хомякова и Душепопечительский Православный Центр им. Иоанна Кронштадтского (г. Москва), деятельность которых направлена на приобщение пострадавших к православному образу жизни. Помимо перечисленных, в России действуют около 20 организаций и подразделений РПЦ в регионах, объединенных в Российскую ассоциацию центров изучения религий и сект (РАЦИРС).

Длительная история становления школы и значительный объем накопленного теологического опыта обусловили его влияние на развитие остальных подходов. 

Так, идеи, заложенные сторонниками теологического подхода, получили новое развитие в трудах светских ученых Мчедлова М.П., Осипова А.И., Кантерова И.Я., Дворкина А.Л., Силантьева Р.А., Коня Р.М., Яблокова И.Н., Климовича Л.И., Фаликова Б.З., Казьминой О.Е. и др. и сформировали религиоведческий подход к изучению феномена НРД. Предметом научного внимания в нем становятся структурные элементы НРД, закономерности их возникновения, развития и функционирования, а также место и роль НРД в системе межрелигиозных коммуникаций. Вместе с тем подобный подход рассматривается в двух аспектах: часть исследователей продолжают раскрывать феномен НРД через понятие «секта»  [4, с.37; 12, с.40-45; 42, с.12-20], что отражает его влияние на общественно-политическую жизнь общества лишь в узком смысле. Вторая часть исследователей подходит к феномену НРД в широком смысле, учитывая мировой опыт религиоведческих исследований, и рассматривает НРД как религиозные объединения верующих одного поколения, исповедующих качественно новое вероучение, противопоставляющие себя основной культурообразующей религиозной общине, которые не получили широкого общественного признания [12, с.44; 17, с.704; 19; 23, с.154-161]. При этом, как первой, так и второй частью исследователей актуализируется общественно-политическая роль НРД в жизни современного общества.

Мерой определения новизны НРД рядом религиоведов предлагается считать время их возникновения. Так, источниками всех НРД являются уже существующие религии: восточных - индуизм и буддизм, западных - христианство, а также язычество и западный оккультизм, уходящие своими корнями в эпоху разложения мифа и послеренессансное время. Нью-эйдж представляет синкретическое смешение традиционных религий или НРД [10, с.57; 39; 40]. Таким образом, можно говорить о новизне современных НРД лишь условно, относя к ним лишь те, которые получили распространение в России в конце 1980-х гг. [17, с.720].

Социально-психологический подход к исследованию НРД получил развитие в отечественной науке сравнительно недавно и связан с активным распространением новых религиозных движений в современной России. В начале 1990-е г.г. видным российским представителем социальной психологии Е.Н. Волковым впервые переведены на русский язык труды ведущих иностранных специалистов так называемого «антикультового движения», достигших серьезных результатов в изучении НРД на Западе. Созданная методологическая база используется в настоящее время для исследования НРД в России.

В качестве предмета научного анализа новых религиозных движений при социально-психологическом подходе выступают закономерности поведения и деятельности человека - как участника таких движений, а также психологичекие особенности функционирования самих НРД. Детальному исследованию подвергнуты потребностная [43] и мотивационная [8,  с. 154-174] сферы человека, основанные на его верованиях, а также стратегии и технологии социального воздействия НРД на общество [9], методы пропаганды и убеждения, применяемые лидерами НРД [1], модели деструктивного воздействия НРД на человека [26], методика создания тоталитарного общества [13, с.260-276], психологическое насилие в НРД [36]. В качестве эффективного способа противодействия деструктивному социально-психологическому влиянию новых религиозных движений рассматривается необходимость развития критического мышления у человека.

Нормативно-правовой (юридический) подход к исследованию феномена «новое религиозное движение» основывается на имеющейся законодательной базе и развивается в российской правоприменительной практике в двух направлениях. Дмитриевым О.В., Фокиным М.С., Левиным В.Ф. Куликовым И.С., Оленич Т.С. и др., НРД рассматриваются в качестве субъектов противоправной и иной деструктивной  деятельности и не претендуют на обоснование терминологической самостоятельности понятия [14; 24; 25; 31, с.124-190].

Второе направление нормативно-правового подхода в России представлено зарубежными государственными структурами и надгосударственными образованиями (Европейский суд по правам человека, Государственный департамент США и др.) [15; 33], международными и российскими правозащитными организациями (Международная ассоциация религиозной свободы, Славянский правовой центр, Институт религии и права, Московская хельсинская группа и др.) [5; 6], а также представителями российской адвокатуры Верховским А.М., Пчелинцевым А.В., Загребиной И.В., Ряховским В.В. и др. [7], которые специализируются на оказании правовой помощи в защите прав граждан на свободу совести и вероисповедания. Новые религиозные движения рассматриваются ими в более узком смысле, как религиозные меньшинства, что показало определенную эффективность в юридической практике.

Следует отметить, что законодательного определения понятия нового религиозного движения в настоящее время в России не имеется, так как для реализации прав религиозных структур не требуется их градации по качественным признакам в связи с гарантированностью Конституцией РФ равенства всех религиозных объединений. Предметом исследования при данном подходе выступают правовые отношения государства с НРД, а также  права участников НРД.

Наряду с возрастающим влиянием новых религиозных движений на  общественно-политическую жизнь современного общества, их деятельность остается наименее изученной с позиций политологии. Анализ влияния религии на социальные и политические процессы в стране одним из первых в отечественной науке проведен Бердяевым Н.А. [2, с. 7-17; 3]. Кривельская Н.В., Тонконогов А.В., Фисун Ю.Ю. рассматривают НРД как угрозу национальной безопасности [20; 21; 22; 37, с.98-100; 41, с.35-42]. Плужниковым Е.Н., Трофимчуком Н.А., Свищевем М.П. предприняты попытки изучения феномена «нового религиозного движения» как субъекта современных политических стратегий [33; 38]. Предметом исследования НРД при политологическом подходе являются различные формы их участия в общественно-политической жизни общества.  

 В целом, при наличии достаточно обширного количества монографических и диссертационных исследований различных аспектов новых религиозных движений, до сих пор не выработано единого подхода к определению этого феномена. В условиях активного вовлечения НРД в процессы общественно-политических коммуникаций современного российского общества предлагается введение в научную практику интегрального определения НРД, отражающего содержание существующих подходов. С учетом изложенного, под новым религиозным движением предлагается понимать религиозное объединение верующих одного поколения, исповедующих качественно новое вероучение, основанное на измененных положениях традиционной религии, противопоставляющее себя любым формам религиозных объединений, интегрированное в систему социально-политических коммуникаций общества, но не имеющее в настоящее время массовой поддержки населения.

Рецензенты:

Бахлов И.В., д.п.н., профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории, политологии и регионоведения Историко-социологического института Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева, г. Саранск;

Бахлова О.В., д.п.н., профессор кафедры всеобщей истории, политологии и регионоведения Историко-социологического института Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева, г. Саранск.


Библиографическая ссылка

Гладышев С.В. ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ ФЕНОМЕНА «НОВОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ ДВИЖЕНИЕ» // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=22175 (дата обращения: 26.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074