Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ЗЕМЕЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ ШАМХАЛА ТАРКОВСКОГО В XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.

Абдуллабекова А.Э. 1 Каримулаева Э.М. 1
1 ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет»
В Дагестане в XVIII-первой половине XIX в., как и повсюду в феодальном мире, крупнейшими собственниками земли были феодальные владетели и так называемые «правящие дома». Они стояли во главе системы феодальной земельной собственности и осуществляли право верховной собственности класса феодалов на землю. Это шамхалы, уцмии, ханы, майсумы, кадии и султаны. Следует отметить, что крупным феодалам принадлежали все категории земель, хотя их соотношение в разных феодальных владениях было не одинаково. Но в Нагорном Дагестане основным видом собственности крупных феодалов были пастбищные места и горы. Без всестороннего анализа земельных отношений в том или ином регионе нельзя понять сущность социально-экономического развития и говорить о степени развития феодальных отношений в Дагестане. В статье авторы рассматривают феодальную земельную собственность шамхала Тарковского, одного из самых крупных собственников земли среди феодальных правителей Дагестана XVIII-первой половине XIX в. Так как земельная собственность шамхала, выражалась в исследуемое время в трех видах, показана, разновидность категорий земельной собственности, способы ее приобретения и использования.
покосные земли
пахотные земли
кутаны
горы
пастбища
собственность
шамхал
шамхальство Тарковское
1. Абдуллабекова А.Э. Бекское землевладение в Дагестане в XVIII − первой половине XIX в. (социально-правовой аспект) // Вестник Института истории, археологии и этнографии. 2007. № 10. С. 43-50.
2. Абдуллабекова А.Э. Занятия населения Дагестана в XVIII – первой половине XIX вв. //Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2013. № 3. С.159-163.
3. Алиев Б.Г., Абдуллабекова А.Э. Тухумное землевладение как пережиток собственности близкородственного коллектива.// Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 2. С. 229-233. 4.
4. Акбиев А.С. Кумыки. Вторая половина XVII-первая половина XVIII века. Махачкала: Дагкниздат, 1998. 154 с. 5. Акбиев А.С. Общественный строй кумыков в XVII-XVIII вв. Махачкала, 2000. 6.
5. Алиев Б.Г. Частновладельческое (бекское) землевладение в Дагестане в XV–XVII веках //Развитие феодальных отношений в Дагестане. Махачкала, 1980. С.28-33. 7.
6. Магомедов Р.М. Общественно-экономический и политический строй Дагестана в XVIII – начале XIX веков. Махачкала, 1957. 408 с
7. Полевой материал, собранный Б.Г. Алиевым в 1966 г. 8. РГВИА.Ф.400.Оп.258/968.Л.46.
8. Тихонов Д.И. Описание Северного Дагестана. 1796 г. // ИГЭД. М.: Изд-во вост. лит-ры, 1958. С.125-137. Мусаева А.Г. Особенности общественного развития Дагестана в ХIХ-начале ХХ веков.// Современные проблемы науки и образования. 2015. № 1.
9. Тульчинский Н.П. Поземельная собственность и общественное землепользование на Кумыкской плоскости. (Краткий исторический очерк, составленный по официальным источникам). Владикавказ, 1903.
10. ЦГА РД. Ф.90. Оп.1. Д.6. Л.2,6,19,36,46,65.
11. ЦГА РД. Ф.126. Оп.1. Д.21-в. Л.36,47.
12. ЦГА РД. Ф.2. Оп.3. Д.43. Л.3. 14. . ЦГА РД. Ф.379. Оп.1. Д.853. Л.79-82.

В Дагестане в XVIII - первой половине XIX в., как и повсюду в феодальном мире, крупнейшими собственниками земли были феодальные владетели и так называемые «правящие дома». Они стояли во главе системы феодальной земельной собственности и осуществляли право верховной собственности класса феодалов на землю. Это шамхалы, уцмии, ханы, майсумы, кадии и султаны.

Следует отметить, что крупным феодалам принадлежали все категории земель, хотя их соотношение в разных феодальных владениях было не одинаково. Но в Нагорном Дагестане основным видом собственности крупных феодалов были пастбищные места и горы. Остановимся на конкретном материале по феодальным владениям Дагестана, начиная с Кумыкской плоскости и, прежде всего, с Тарковского шамхальства, как наиболее крупном и весомом феодальном владении не только кумыков, но и Дагестана в целом.

Самым крупным собственником земли в шамхальстве Тарковском был его владетель - шамхал. Согласно источникам, феодальная земельная собственность шамхала, а также «других владельцев выражались всегда» и таковыми они были в исследуемое время в «трех видах». К первому виду относились пахотные и покосные земли, которые принадлежали сельским обществам (в подворном пользовании крестьян), а часть - в совместном владении всей общины, т. е. они  находились издавна в общем пользовании сельских общин и шамхала «на условиях повременного выдела определенной обычаем доли владельцам и узденям из участков, назначенных к обработке» [19, с. 77]. Это ежегодно переделяемые пахотные и покосные земли между всеми членами общины, за пользование которыми общины платили шамхалу ренту и несли различные повинности. Таким участком, например, было поле в Герменчике, которое жители Тарки обязаны были засевать и собирать урожай для шамхала [14, л. 36]. Очевидно, об этом поле идет речь в сведениях участника Персидского похода 1796 г. Д.И. Тихонова, который писал, что на шамхальских полях вспахивали «один день в лето, жители, обитающие в Тарках» [9, с. 130]. На Герменчике выделялись ежегодно земли и самим жителям Тарки. Совместными сельских общин и шамхала были и пастбищные места, на которых «владельцы и жители» могли содержать свой скот в определенные периоды года, а также леса, в которых как владельцы, так и жители имели «одинаковое право свободной рубки» [19, с. 77].

Ко второму виду относились земли, которые принадлежали шамхалу и бекам, но находились «в неотъемлемом наследственном пользовании известного населения (крестьянства) без права отчуждения их» [15, л. 126], за что последние также платили определенную обычаем ренту и несли повинности.

К третьему виду относились земли, которые находились в исключительном владении шамхала. К ним относились «кутаны, горы, пахотные земли и другие угодья», на которые шамхал имел полное право отчуждения [20, с. 68]. Согласно источникам, шамхалы еще «задолго до русского владычества» имели в собственности более 10 кутанов. Это Уйташ, Сосик-булаг, Гийк-Салган, Верхний Хаджи-аул, Средний Хаджи-аул, Нижний Хаджи-аул, Уллу-Дормаз, Кичи-Дормаз, Кичиляу, Калмук-ятхань, Эчи-кубан и Косу-уч (у Аграханского залива) [8, л.46]. Как пишет профессор Р.М. Магомедов, к концу XVIII в. шамхал имел не менее 20 кутанов [5, с. 197]. Однако это количество кутанов, согласно источникам, было у шамхала с 1818 г., когда царское правительство предоставило в его собственность вместе с «Бамматулинским уделом» и 8 кутанов. Это Верхний Чипчак, Нижний Чипчак, Верхний Чубурча, Нижний Чубурча, Сунку-кутан, Ах-тобе, Чубар-арка и Кизил-булак [11, с. 76].

Кроме двух кутанов - Эчи-кутан и Косу-уч, которые занимались «под пастьбу собственными стадами баранов шамхалов и табунами лошадей и рогатого скота», все остальные кутаны, сдавались в аренду за определенную плату. «По обычаю, издавна установившемуся в шамхальстве Тарковском, - отмечается в официальном документе, составленном в 1868 г., - кутаны и горы находятся в исключительном пользовании шамхалов и прочих владельцев: первые, т. е. кутаны, - от начала осени до наступления лета (с 15 августа по 15 мая), в течение 9 месяцев, а горы - только в течение трех летних месяцев; по миновании же этих сроков почти на всех кутанах и горах окрестные жители вправе пасти свой скот и баранту. Поэтому кутаны отдаются на откуп (аренду) только на 9 месяцев, а горы 3 месяца летних, которые и находятся под запретом» [11, с. 76-78].

Как видно из приведенного документа, шамхалу Тарковскому принадлежали и пастбищные горы. Еще в начале XVIII в. участник посольства 1715-1718 г. в Персию А.П. Волынского дворянин А.И. Лопухин писал о «Шевкальских горах» [4, с. 29]. Горные пастбища шамхала находились и в Нагорном Дагестане. Согласно «Соглашению между жителями селения Араканы и шамхалом Тарковским», составленном или заключенном в 1757 г., Мехти-шамхалу принадлежали горы Уркат, Акай-тау, Бухнаб, окраина горы Магмизмеэра, Мамат-тау, Исмаил-тау, начиная от Аркасской горы до горы каранайцев, Уркаб и Акмитав, а также горы Герген, Огуз-тав, Герен-гин [13, с. 5].

После присоединения Дагестана к России шамхалы Тарковские получили от царского правительства определенные земельные массивы. Так, в собственность шамхалов перешли горы Большой Салатау, Малый Салатау, Гелли-тау, Кашавка, Нуцал-тау, Татархан-тау, Аликлич-тау, Ургели-тау, Кадани-тау, Сепи-тау, Жахлабар-тау и Урма-тау. Первые две горы «перешли к шамхалам от кафыркумухских беков», следующие две (Гелли-тау и Кашавка) - достались «по назру от геллинских беков», а остальные «поступили во владение шамхалов по представлению от русского правительства: первые семь из Бамматулинского уезда (в 1818 г.), а последние две «их из бывшего Мехтулинского удела, принадлежащего Султан-Ахмет-хану аварскому».

Согласно сохранившимся сведениям, шамхалу Тарковскому принадлежали и горы, расположенные по левую сторону от ущелья Ая-Кака, известных у даргинцев под названием «Шамхалладубурти» [7].

Кутаны и горы, сдаваемые в аренду, приносили шамхалам огромные доходы. Как писал в конце XVIII в. Д.И. Тихонов, «имеющиеся кутаны в его (шамхала. - А.А.) владении, одни принадлежали шамхалу, и он их отдает горским жителям на зимнее время в наем (аренду. - А.А.), смотря по величине кутана и его особых выгод. Берут за кутан по 200 баранов, а за иной и менее.

Перечисленные выше 10 кутанов давали шамхалу 5180 руб., а 12 гор, перешедшие в собственность шамхала в XIX в., 1880 руб. Горы, сдаваемые койсубулинским обществам, согласно соглашению 1757 г., также приносили шамхалу немалые доходы. Так, жители сел  Ирганай «уплачивали шамхалу ежегодно с каждого дома по одной овце», до отнятия гор Уркаб и Акмита в у койсубулинскогобо жители этого союза давали шамхалу: виноград, вино, уксус, фрукты «по установленным между ними размерам». Жители сел. Араканы с каждого дома давали шамхалу по 2 ратла вина, один ратл виноградного уксусу, 40 овец, 20 ягнят с Магмизмеэр; жители сел. Кикуни - одну мерку кукурузы; гергебельцы - один ратл вина, 2 ратла виноградного уксуса, 15 баранов с их гор; жители Балахуни давали шамхалуполмерки пшеницы с дыма, полратла конопляных семян; гимринцы - с каждого дыма по одной корзине винограда; унцукульцы - полратла топленого масла, 10 баранов; чиркатинцы - один ратл серы; карачинцы и аратинцы - по одной мерке конских бобов; харахинцы - одну мерку фасоли [11, с. 29].

Пастбищные горы имели исключительное значение в экономике шамхала, доход с них, как отмечал С.В. Юшков, всегда выделялся из общей массы других доходов, получаемых шамхалом с крестьянства [20, с. 69]. Об исключительной роли пастбищной ренты пишет и Р.М. Магомедов. «Шамхал, как овладетель огромного количества зимних пастбищ, - пишет он, - не только удовлетворял потребности в них внутри своего владения, но и отдавал пастбища в большом количестве горским жителям на зимнее время» [5, с. 166]. Как было указано выше, шамхал имел и пахотные участки. Кроме земли в Герменчике и в Тарках, о чем также указывалось вначале, пахотные и покосные земли шамхала находились также в разных местах Темир-Хан-Шуринского округа, которые давали доход не менее 2000 руб. в год при их сдаче в аренду.

За помощь, оказанную русским войскам при взятии Дербентского ханства, 23 августа 1806 г. шамхалу было передано в управление это ханство «с тем, чтобы он... пользовался всеми доходами Улусского магала по прежним нравам и обычаям» [19, с. 62]. Доход, получаемый шамхалом с этого магала, составлял не менее 6000 руб. в год, а вместе с имениями магала, которые не сдавались в аренду - 15000 руб» [11, с. 77].

Шамхал в Тарках, Кафыр-Кумухе и Казанищах имел и сады, а на плоскости и мареники, на которые, по сведениям Д.И. Тихонова, он имел «власть отдавать на откуп армянам или другим каким купцам» [9, с. 130]. Жители подвластных деревень, которые копали марену, не имели права продавать ее, тому, «кто взял на откуп, и не свыше положенной от шамхала за каждый пуд цены».

Как и ранее, шамхалы увеличивали свои земельные владения путем захвата общинных земель. Так, согласно сведениям комиссии о сословно-поземельных правах жителей Темир-Хан-Шуринского округа, в конце XVIII в. шамхал Мехти захватил принадлежащую жителям селений Атлы-Боюн и Кумторкала местность Кокрек и основал там сел. Шамхал-Янги-Юрт [16, л. 3].

Расширял свои владения шамхал и за счет захвата земель, находящихся на границе с другими владениями. В письме старшего владетеля Эндирея Темира Хамзаева кизлярскому коменданту от 14 ноября 1772 г. говорится, что шамхал поселил несколько дворов мюрегинцев в урочище Кошкечу, «где прежние шамхалы никакого поселения не имели и нас не допускали» [16, л. 3]. Это урочище находилось на границе двух владений и представляло из себя как бы нейтральную полосу, используемую в основном под пастбища. В письме Т. Хамзаева содержалась просьба запретить шамхалу, заселять левобережье Койсу, так как на правом берегу паслись стада эндирейцев, и мюрегинцы, поселившиеся в Кошнегу, могут красть их скот. На запрос кизлярского коменданта шамхал Муртузали выразил несогласие с требованиями российских властей и писал, что это «урочище в самой середине нашей границы (Шамхальства и Эндирейского владения) и никому дела до него нет, когда владение мое хочу строю хуторы или населяю деревни, в том состоит власть моя» [17, л. 79-82]. Анализируя данный документ, А.С. Акбиев пишет: «Таким образом, шамхал рассматривал земли, расположенные вдоль левого побережья Койсу, как свой собственный мюльк и не допускал вмешательства посторонней стороны в право распоряжаться ими как ему угодно» [2, с. 59].

Изучая общественный строй народов Дагестана XIX в., Х.-М.О. Хашаев проанализировал имеющиеся источники и писал, что земельная собственность шамхалов Тарковских складывалась еще в тот период, когда столицей шамхальства было сел. Казикумух и шамхалы жили в основном здесь. «Феодальная собственность в шамхальстве Тарковском, - отмечал он, - образовалась путем захвата общинных и присвоения пустующих земель. Шамхалы, жившие в Казикумухе, считались владетелями Дагестана и распространяли свою власть на Прикаспийскую низменность. Это власть давала им право считать земли, особенно пустующие, своей собственностью и заселять их выходцами с гор и из других мест, с условием, чтобы они платили подати и отбывали повинности» [12, с. 208]. Приведенный выше пример по урочищу Кошкау является наглядным примером, как шамхалы увеличивали и расширяли свои земельные владения за счет присвоения пустующих земель или общих и нейтральных участков, разделяющих его владение с другими политическими структурами.

В изучаемое время шамхал Тарковский «являлся обладателем лучшей части кумыкской земли, владения его были обширны, в сравнении с любым другим кумыкским князем он был, бесспорно, сильнее, хотя власть его не распространялась на всех кумыков». Но в более раннюю феодальную эпоху шамхалы, как об этом свидетельствуют источники, действительно обладали всей Кумыкией, и им принадлежала вся полнота власти не только в собственном владении, но и на территории их вассалов-беков». Так писал еще в 1957 г. профессор Р.М. Магомедов [5, с. 185]. По мнению А.С. Акбиева шамхалы Тарковские «являлись верховными собственниками всей земли Тарковского владения, селений, которые они дарили или передавали в управление бекам или чанкам из шамхальской фамилии» [2, с. 57]. Действительно, владея огромными земельными массивами, шамхалы дарили своим родственникам целые селения с их землями. Так, согласно сведениям сословно-поземельной комиссии, в 1735 г. шамхал подарил своему внуку Амал Магомеду деревни Харкас (Аркас) и Верхнее Казанище с принадлежащими им горами, а также два кутана в Чипчаке под названием Хайдак и Сархай и третий кутан Чиканок и деревню ХорхалиТокали со всеми принадлежащими к ней землями до Темир-Кою и до самого Уй-Соглак-Тобе [5, с. 181]. Из этих же сведений известно, что подаренные шамхалами в разное время бекам земли имелись в Альбурикенте, Атлы-Боюне, Губдене, Кумторкале, Верхнем Казанище.

В результате жалований шамхалами своим родственникам-бекам свободных земельных участков, кутанов, ятаг населенных пунктов, с жителей которых они получали доходы, складывалась новая прослойка крупных феодальных землевладельцев, что одновременно было и следствием дробления шамхальского домена [3, с. 28-33].

Интересно, что шамхалы Тарковские имели земельные владения и за пределами своего владения. Образование их связано с тем, что отдельные шамхалы получали в подарок от иранских шахов селения в Азербайджане. Об этом говорится в письме к Петру I от 15 августа 1722 г. шамхала Адиль-Гирея, где сказано, что «пять деревень в Мискурской (Мушкурской) земле, одна деревня в Ширване и одна в Баку» были пожалованы ему «по указу шахову». С этих деревень шамхал получал подати [6, л. 142].

Земли Тарковского шамхальства доходили до реки Койсу (Сулак). Далее земли по левобережью реки принадлежали владетелям Засулакской Кумыкии, где в изучаемое время самыми крупными землевладельцами были князья Эндирейского, Аксаевского и Костековского княжеств, как они известны в исторической литературе. Это были земли, которые заключены или находились между реками Терек и Сулак. Но крупная феодальная земельная собственность на этой территории возникла не сразу, а постепенно. Как отмечал  работавший топографом в Кумыкском округе в 70-х годах XIX в. Н.П. Тульчинский:  «Обширный простор плоскости с плодороднейшею почвою и относительная малолюдность населения никого не побуждали искать на земли личного владения, которое только тогда и получило вес и значение, когда понятие о праве земельной собственности перешло к кумыкам от соседей русских при постоянных взаимных отношениях» [10, с. 6].

Из приведенного материала видно, что в XVIII - первой половине XIX в. шамхал Тарковский был крупным владельцем земельной собственности, его владения были обширными, ему принадлежали лучшие земли кумыков. В его руках были сосредоточены  все категории земель, хотя основным видом их являлись горы и пастбищные места. Это летние и горные пастбища, которые находились в пользовании отдельных джамаатов и союзов сельских общин, но в основном они сдавались в аренду за определенное количество скота, продукты животноводства и т. д.

Рецензенты:

Шигабудинов Д.М., д.и.н., профессор, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Дагестанского государственного педагогического университета, г. Махачкала;

Акбиев А.С., д.и.н.,  профессор кафедры всеобщей истории Дагестанского государственного педагогического университета, г. Махачкала.


Библиографическая ссылка

Абдуллабекова А.Э., Каримулаева Э.М. ЗЕМЕЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ ШАМХАЛА ТАРКОВСКОГО В XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В. // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=22087 (дата обращения: 29.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074