Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ НА РАЗВИТИЕ РЕБЁНКА РАННЕГО ВОЗРАСТА С ПЕРИНАТАЛЬНЫМ ПОРАЖЕНИЕМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

Бондарькова Ю.А. 1
1 Московский городской психолого-педагогический университет
Важной проблемой современного специального образования в России является своевременное оказание ранней психолого-педагогической помощи детям и семьям группы риска. Согласно медицинской статистике растёт количество детей с ранним органическим поражением центральной нервной системы различного генеза, получающих помощь в системе здравоохранения, при этом не осуществляется психолого-педагогическая и социальная помощь, в которой они также нуждаются. Изучая проблему подбора адаптированного современного диагностического инструментария, автор приходит к выводу о влиянии внешнего фактора на развитие детей раннего возраста. Динамическое сопровождение выборки семей, имеющих детей раннего возраста из группы риска, позволило выделить три группы внешних факторов, которые подробно представлены в статье: «ситуационная осведомлённость», модели родительского поведения в связи с проблемной ситуацией, социальная ситуация и семейное окружение.
внешний фактор
диагностика
дети раннего возраста c особыми возможностями здоровья
ранняя помощь
1. Винарская Е. Н. Задержки и дисгармонии развития при воспитании детей методами силового принуждения. – Томск, 1999. – 91с.
2. Левченкова В. Д., Семёнова К. А. Современные представления о морфологической основе детского церебрального паралича // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова, 2012. – № 7 (2). – С. 4-8.
3. Мастюкова Е. М. Виды и причины отклонений в развитии у детей // Психология детей с нарушениями и отклонениями психического развития / сост. и общая редакция В. М. Астапова, Ю. В. Микадзе. – СПб.: Питер, 2002. – 384 с.
4. Мюнхенская функциональная диагностика развития. Первые три года жизни. Хельбрюгге Т. и др. / под ред. Ф. Л. Ратнер, М. А. Уткузовой. – Казань: Центр инновационных технологий, 2004. – 288с.
5. Руководство по неврологии раннего детского возраста / Л. О. Бадалян, Л. Т. Журба, Н. М. Всеволожская. – Киев : Здоров, 1980. – 527 с.
6. Семёнова К. А. Восстановительное лечение детей с перинатальным поражением нервной системы и с детским церебральным параличом. – М.: Закон и порядок, 2007. – 616 с.
Особенности развития детей раннего возраста традиционно связывают главным образом с влиянием биологических причин: Бадалян Л. О., Мастюкова Е. М., Журба Л. Т. [3], [5]. Ребёнок попадает в группу риска при наличии негативных пре-, пери- или постнатальных факторов. Динамическое изучение значительного количества детей с перинатальными поражениями центральной нервной системы показало, что особенности развития этих детей, имеющих примерно одинаковые биологические предпосылки, по-разному компенсируются в первые 2-3 года жизни: от полной минимизации нарушений до выраженных ограничений психомоторного развития. При этом врачи подчёркивают, что различные по степени выраженности компенсаторные механизмы интенсивнее запускаются у детей раннего возраста [2], [6]. Изучение анамнеза и обширных реабилитационных мероприятий в клиниках не даёт ключа к пониманию компенсаторного механизма, а часто входит в противоречие с тем, что получается в итоге. Мы наблюдаем, что даже при вовремя оказанной медицинской помощи и многоэтапного выхаживания в центрах восстановительного лечения, дети с последствиями перинатального поражения головного мозга к дошкольному возрасту имеют нарушения ментального, речевого и социального развития разной степени выраженности. При диагностическом изучении знание биологической составляющей нарушения важно, но не менее важным для понимания специалистом особенностей развития ребёнка, структуры и глубины нарушения и возможностей компенсации является фактор среды и условий, в которых находился ребёнок в первые годы жизни. Во многом именно формы взаимодействия ребёнка с близкими и окружающей его средой в раннем периоде развития определяют высокую адаптационную способность и позитивные личностные характеристики ребёнка, его возможности к дальнейшей успешной интеграции в социуме. Исходя из этого, считаем одной из важных задач диагностики и сопровождения семьи ребёнка раннего возраста с ОВЗ проведение мониторинга условий, в которых растёт ребёнок для установления соответствия их требованиям его возрастного развития, а также определение социального статуса и материального благополучия семьи. Для подтверждения этой гипотезы мы провели психологическое и социологическое исследование.

В исследовании участвовало 44 семьи, воспитывающих детей группы риска 1-2 года жизни. В поликлинике нами наблюдалось 22 ребёнка, проживающих в основном (95 %) в полных семьях. В кризисных центрах в исследование были включены также 22 ребёнка, воспитывающихся матерями, попавшими в трудную жизненную ситуацию, среди них большинство - несовершеннолетние мамы. У всех детей-участников исследования имело место раннее органическое поражение центральной нервной системы, что выявилось в ходе анализа медицинской документации. Для оценки особенностей развития детей использовался метод наблюдения и психометрический метод: Мюнхенская функциональная диагностика развития [4], предусматривающая дифференцированную оценку психомоторного развития по 8 функциональным областям: ползание, сидение, ходьба, хватание, перцепция, речь, понимание речи, социальное поведение. При обследовании родителей (матерей) использовались авторские опросники: № 1 - «Сведения о семье» и № 2 - определение негативных эмоциональных состояний. Вопросник «Сведения о семье» включает в себя сведения биографического характера, о внутрисемейном окружении ребёнка, какой тип учреждения он посещает, медицинский блок, материальные условия проживания семьи, наличие запроса на специалистов. Вопросник № 2 состоит из двух одинаковых частей, первая часть заполняется родителем до проведения диагностики развития ребёнка, вторая - после её окончания. В нём отражено отношение родителя к развитию ребёнка и к ситуации проведения диагностики: собственная оценка родителем развития ребёнка, определение сильных и слабых сторон в развитии, возможное изменение родительской позиции после проведения диагностики, наличие запроса на специалистов.

Проведённый нами мониторинг семей двух категорий: наблюдающихся в районных поликлиниках и проживающих в кризисных центрах, позволил нам выделить следующие пары внешних факторов, способствующих и препятствующих гармоничному развитию ребёнка раннего возраста из группы риска: осведомлённость - неосведомлённость родителей, адекватность - неадекватность их оценки и позиции по отношению к ситуации, сотрудничество во взаимодействии с ребёнком - гипер- или гипоопека, позитивная модель родительского поведения - негативная модель, благоприятная социально-материальная база - неблагоприятная. Результаты этой аналитической работы представлены в таблице1.

Влияние внешних факторов на развитие ребёнка раннего возраста

 

внешний фактор

 

как проявляется

 

как влияет на ребёнка

 

 

позитивный /

негативный

"Ситуационная осведомлённость"

Осведомлённость родителей об особенностях ребёнка /

Неосведомлённость родителей

Поиск информации, заинтересованность и участие в абилитационных мерах / Отсутствие самостоятельной поисковой активности, мотивации в сотрудничестве со специалистами

Способствует своевременному началу абилитационного процесса, стимулирует развитие ребёнка / приводит к позднему началу реабилитации, задержке развития ребёнка, потере эффективности реабилитационных мер

в проблемной ситуации

Адекватная оценка состояния ребёнка и принятие ситуации /

Неадекватная оценка состояния ребёнка и игнорирование ситуации

Адекватные / неадекватные способы взаимодействия с ребёнком, требования к нему

Способствуют /препятствуют развитию ребёнка, формируют адаптивные черты личности / дезадаптивные

Взаимодействие с ребёнком по принципу сотрудничества /

Гипоопека, гиперопека

Эмоционально-тёплые отношения с ребёнком / недостаточность/чрезмерность эмоционально-тёплых отношений, принятие /непринятие ребёнка

Способствуют хорошей социализации / Провоцируют развитие у ребёнка негармоничных форм взаимодействия с социальным окружением

Модели родительского поведения

Сознательное родительство: позитивная модель родительского поведения / Несознательное родительство: негативная модель

Действия родителей, демонстрирующие заботу о ребёнке и эмоциональное участие / Действия родителей, эмоционально безучастные, аффективно неустойчивые, наносящие вред ребёнку

Способствуют развитию ребёнка, формируют высоко адаптивные черты личности / ведут к задержке развития, формируют дезадаптивные характерологические черты личности: тревожность, агрессивность, отгороженность

Социальное окружение

Благоприятная социально-материальная база /

Неблагоприятная социально-материальная база

Семьи социально благополучные/неблагополучные, материально обеспеченные/необеспеченные, в кризисной ситуации: пережившие катаклизмы, семьи мигрантов

Способствуют/препятствуют реализации родителем своих воспитательных задач, что приводит к неврозам, тревожности у ребёнка, задержке развития

В условиях отсутствия работающей государственной системы раннего психолого-педагогического сопровождения семей, имеющих детей с риском развития или с выявленными нарушениями, первый из выделенных факторов, «ситуационная осведомлённость», приобретает особое значение в силу проблем, которые возникают у родителей при поиске необходимой им помощи. Опыт показывает, что они зачастую даже не знают о существовании иных форм сопровождения детей 1-2 года жизни, кроме медицинского. Как правило, ребёнок с последствиями перинатального поражения центральной нервной системы наблюдается либо в поликлинике по месту жительства, либо в реабилитационном Центре, где получает необходимую медицинскую помощь. Отмечается негативная тенденция к сокращению структурных подразделений, оказывающих раннюю помощь в г. Москве. В них может обслуживаться лишь небольшая часть детей раннего возраста с выраженными нарушениями развития (с сенсорными нарушениями, генетическими патологиями и т.п.), родители остальных детей из группы риска не знают и не получают информации о необходимости проведения первичной диагностики развития ребёнка. В связи с чем такая помощь начинает оказываться им только в дошкольном возрасте, что значительно снижает её результативность. Другая сторона этого вопроса - нежелание самих родителей занимать активную позицию, объяснением чему служат разные причины. В обществе мало уделено внимания культуре родительства как особой сфере семейного воспитания. Согласно нашему опросу, среди мам, принявших участие в исследовании, пять посещали школу будущих мам (11 %), все они воспитывают детей в семьях. По данным анкет используют специальную литературу о развитии ребёнка или ищут информацию в сети интернет семнадцать мам, воспитывающих детей в семьях, и девять мам из кризисного центра, что соответствует 77 % и 41 %. Итак, мы установили, что часть мам остались безразличны к проблемам ребёнка. Можем предположить, что в этих случаях у родителей формируется механизм психологической защиты, который позволяет игнорировать нарушение.

В результате проведённой диагностики и бесед со специалистом по её результатам двадцать мам, воспитывающих детей в семье, и тринадцать мам из кризисного центра (91 % и 59 % соответственно) при анкетировании подтвердили свой запрос на специалистов для работы с их ребёнком. При этом по три мамы из каждой группы в числе специалистов назвали только специалистов медицинского профиля, а остальные указали специалистов психолого-педагогического профиля. Статистика диагностических приёмов в поликлиниках показывает, что пятнадцать мам из 22 семей видят те или иные проблемы в развитии своих детей, что подтвердилось и нашими результатами диагностики. Высказанное ими сомнение в том, что у ребёнка имеются проблемы, совпало с результатами диагностики и выводами специалиста в 16 случаях из 22. Что касается матерей из кризисных центров, то там лишь три мамы до проведения диагностики считали, что у их детей имеются какие-то слабые места в развитии, тогда как диагностика показала восемнадцать таких детей. Имеющиеся сомнения у некоторых мам совпали с результатами диагностики и выводами специалиста лишь в 7 случаях из 22. То есть из представленной выборки шесть мам, воспитывающих детей в семьях, и пятнадцать мам из кризисных центров ошибочно считают, что их дети, имеющие осложнённый медицинский анамнез, развиваются нормативно, что соответствует 27 % семей из поликлиник и 68 % мам из кризисных центров.

После ознакомления с результатами диагностики, согласно анкетам, двадцать мам, воспитывающих детей в обычных семьях, изменили свой взгляд на развитие своего ребёнка, увидели что-то новое, обратили внимание на те стороны, которые раньше не замечали и не знали, что они имеют определяющее значение в данный возрастной период.

Пример: ребёнок в 3 месяца на приёме в поликлинике в тонком комбинезоне с рукавичками. На вопрос специалиста, всегда ли у ребёнка спрятаны кисти рук, молодая мама подтверждает, объясняя тем, что иначе ребёнок царапается. В результате после того, как специалист снял рукавички, при обследовании хватания во всё время наблюдения ладони у ребёнка преимущественно закрыты, ребёнок не делает попыток тянуться приоткрытой ладонью в направлении игрушки, демонстрируемой ему на расстоянии 20-30 см, хотя он и реагирует на неё взглядом, оживляется, но руки остаются разведёнными в стороны, на уровне пелёнки. На этом примере выявленная задержка в развитии навыка хватания может быть легко устранена путём демонстрации маме правильного способа ухода за ребёнком и стимуляции кисти, пальцев рук с помощью лёгкого массажа и формирования координации «глаз - рука».

Мамы из кризисных центров в количестве 11 из 22 также изменили своё представление о раннем развитии ребёнка после проведённой в их присутствии и при их участии диагностики, которая показала, как и что должен уметь малыш в норме в данный возрастной период развития. Следует отметить, что многие мамы не имели собственного мнения на развитие их ребёнка, ссылаясь на диагноз, поставленный врачом, мнение няни, воспитателя или других специалистов кризисного центра, а свои подозрения, что что-то не так мотивировали тем, что другие дети из центра это уже умеют или фразой «так положено». Чаще всего при этом мамы из кризисного центра отрицают какие-либо проблемы, либо вовсе игнорируют данный вопрос в анкете, не считая нужным, либо возможным для себя его ставить и на него отвечать. На вопрос о проблемах в развитии ребёнка, которые их беспокоят, несовершеннолетние мамы из кризисного центра часто отвечают незамысловато - «много плачет».

Особенности развития ребёнка раннего возраста важно изучать также в контексте модели взаимодействия с ним близкого взрослого внутри проблемной ситуации. Это второй внешний фактор, в котором нами было выделено две составляющих: особенности взаимодействия родителя с ребёнком, с одной стороны, и сознательность родительской позиции и модель его поведения, с другой. Несмотря на комплексное сопровождение мам и детей в кризисном центре медицинским персоналом и педагогами разной направленности, диагностика показала, что мамы испытывают значительные трудности во взаимодействии с ребёнком, но чаще всего не осознают их, либо скрывают имеющуюся тревогу о ребёнке, игнорируя проблему, связанную с его воспитанием и замещая реальное положение дел домыслами. Кроме того, наблюдается двойственность и противоречивость в их поведении, непоследовательность родительских переживаний: зачастую мамы оказываются лишёнными эмпатии по отношению к ребёнку, что проявляется, например, в том, насколько некоторые мамы оказываются нечувствительны к детскому плачу, в большинстве случаев не понимают и не пытаются понять его причин и соответственно среагировать. Например, в одном из случаев мама недоношенного, маловесного малыша из кризисного центра во время диагностики не могла успокоить кричащего младенца, раскачивая его в руках, и на предположение специалиста, что он голоден, ответила, что кормит его строго по режиму, когда же она начала его кормить, ребёнок ел с жадностью, захлёбываясь молоком. Кормление младенцев часто происходит не на руках, а в кроватке, мы наблюдали ситуацию, когда 1,5-месячный младенец сосёт бутылку, лежащую сбоку от него, а мамы в этот момент нет в комнате. Характерно приписывание ребёнку чувств, которые он не может испытывать в силу возраста, проецирование на него неадекватных характеристик: мама 4-месячного кричащего младенца, вложив ему в рот соску и взяв на руки, говорит: «Истеричка! Добилась, чего хотела!» Все эти примеры демонстрируют нарушение «поведения привязанности», направленного на достижение близости и безопасности. На более поздних этапах развития детей в некоторых случаях отмечаются выраженные трудности коммуникации мамы и ребёнка, проявляющиеся в довольно грубом принуждении ребёнка, применении силовых методов воздействия, частых и необоснованных запретов, отсутствии попыток договориться с ним, что приводит к задержкам и дисгармониям развития ребёнка [1]. Мамы с детьми из поликлиник часто демонстрируют противоположную тенденцию по типу гиперопеки, излишней эмоциональности, что также негативно сказывается на его развитии в первую очередь в отсутствии надлежащих навыков самообслуживания и социализации.

Третий фактор, оказывающий влияние на раннее развитие ребёнка, - внутрисемейная ситуация и окружение, что включает условия воспитания и взаимоотношения проблемной семьи с социумом. Неоспорим факт, что поведение родителя во многом определяется его собственным опытом отношений в прародительской семье. Опрос мам, воспитывающих детей в полных семьях, показал, что большинство из них поддерживают связи во внутрисемейных отношениях - в 86 % случаев, в кризисных центрах этот показатель соответствует 36 %. В первом случае в воспитании ребёнка обычно принимают участие, кроме папы и мамы, ещё бабушки, дедушки, а также в семьях, как правило, имеются и другие дети. То есть имеет место система взаимосвязей между разными поколениями внутри семьи, передача опыта и навыков от старших к младшим, совместность в действиях. Мамы из кризисных центров находятся в конфликтных отношениях со своей семьёй, либо вообще её не имеют, в отдельных случаях их навещает один из родителей, бабушка или дедушка. При этом большинство - это неполные семьи (55 %), часть мам указали, что поддерживают отношения с партнёром (23 %), столько же указали, что состоят в браке. В кризисных центрах роль семейного окружения принимают на себя няни, медсёстры, воспитатели. В целом они транслируют ровное, позитивное отношение к детям, неполную палитру чувств, сдерживая такие сложные эмоции, как гнев, раздражение. Эмоциональная незрелость и личностный инфантилизм самих несовершеннолетних матерей из кризисных центров при отсутствии помощи со стороны ближайшего семейного окружения и материальной базы препятствуют реализации родительских задач и создают угрозу развития дезадаптивных черт личности ребёнка.

Проведённое исследование на материале двух категорий семей, воспитывающих детей раннего возраста из группы риска или с выявленными нарушениями развития, выводит на идею профилактики негативного влияния представленных в работе внешних факторов.

Рецензенты:

Левченко И.Ю., д.псх.н., профессор, заведующая лабораторией инклюзивного образования МГПУ, г. Москва;

Жигорева М.В., д.п.н., профессор кафедры специальной педагогики и специальной психологии МГГУ им. М.А. Шолохова, г. Москва.


Библиографическая ссылка

Бондарькова Ю.А. ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ НА РАЗВИТИЕ РЕБЁНКА РАННЕГО ВОЗРАСТА С ПЕРИНАТАЛЬНЫМ ПОРАЖЕНИЕМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=21676 (дата обращения: 03.04.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074