Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

ВОПЛОЩЕНИЕ САКРАЛЬНОГО ОБРАЗА ЖИВОТНОГО НА ТРАДИЦИОННЫХ И СОВРЕМЕННЫХ ОБЪЕКТАХ ЖЕНСКОЙ ФУНКЦИОНАЛЬНОСТИ

Бортникова Н.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»
В статье рассматривается материальное воплощение сакрального для финно-угорских народов образа животного в традиционном и современном предметном мире. Автор акцентирует внимание на тот факт, что в настоящее время традиционные материальные носители специфической этнокультурной информации постепенно забываются и исчезают, унося с собой целый пласт национальной культуры. Одним из путей решений данной проблемы автор видит в творческой интерпретации архаичных образов и композиций. Адаптированные под современные условия новые образы должны сохранить канонические принципы построения композиции и сакрально-смысловое значение сакральных образов. Поэтому при создании современных объектов женской функциональности (например, украшения и аксессуары) сакральный образ животного должен являться обязательным элементом.
сохранение культурного наследия
дизайн-проект женский украшений
коньковые подвески
сакральный образ животного
1. Бурнаев А. Г. Танцевально-пластическая культура мордвы (опыт искусствоведческого анализа) : монография / А. Г. Бурнаев. – Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 2012. – 256 с.
2. Грибова Л. С. Пермский звериный стиль. Проблемы семантики / Л. С. Грибова. – М. : Наука, 1975. – 148 с.
3. Зыков С. Н. Воплощение традиционного финно-угорского образа Великой Матери в артефактах и современных объектах женского обихода [Электронный ресурс] / С. Н. Зыков // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 4; http: www.science-education.ru/118-14189. – (дата обращения: 07.08.2014).
4. Зыков С. Н. Сакральный образ птицы в предметах финно-угорской тематики [Электронный ресурс] / С. Н. Зыков // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 9–8. – С. 1876-1880.
5. Молчанова Л. А. Удмуртский народный костюм (история и символика) / Л. А. Молчанова. – Ижевск : Удмурт. ун-т, 2006. – 132 с.
6. Оборин В. А. Древнее искусство народов Прикамья. Пермский звериный стиль / В. А. Оборин. – Пермь : Кн. изд-во, 1978. – 190 с.
7. Тайлор, Э. Б. Первобытная культура / Э. Б. Тайлор. – М.: Политиздат, 1989. – 573 с.
8. Худяков М. Г. Культ коня в Прикамье / М. Г. Худяков // Из истории докапиталистических формаций. – М. ; Л. : ИГАИМК, 1933. – Вып. 100. – С. 251–280.

Ярким самобытным элементом каждой этнокультуры является ее древняя знаковая символика, отражающая уходящие вглубь веков культурные традиции конкретного народа. Для удмуртского этноса во многом это выражалось в специфическом образном восприятии окружающего мира, когда человек не отделял себя от природы, считая себя ее неотъемлемой частью. Через ритуалы и магические предметы удмурт мог общаться с природой и населяющими ее существами, просить их о милости и благополучии, веря, что ему передается сверхъестественная сила и возможности живых существ (животных, птиц и т. д.). Такие предметы, воспроизводя через форму или декор магический облик почитаемых удмуртами священных животных, наделялись магической, охранительной функцией оберега. В наши дни материальные носители этой древней символики постепенно исчезают, искажается и смысловое значение и функционал данных предметов. Поэтому изучение национальной культуры, ее этнической самобытности, семантических сакральных образов и представлений является в наши дни очень перспективной, интересной и актуальной задачей. При этом современная интерпретация древних образов и их адаптация к современности поможет вдохнуть в них жизнь, наполнить смыслом современный предметный мир и сохранить культурно-историческое наследие удмуртского этноса.

В данной статье предпринята попытка реконструкции семантики образа одного из почитаемых удмуртами животного – коня и современной интерпретации и адаптации его образа в современных предметах, а именно женских украшений.

Домашние животные (быки, кони и др.), которые помогали людям возделывать землю и получать высокий урожай, с активным развитием земледельческого хозяйства приобрели высокий сакральный статус. Удмурты верили, что такие животные были наделены сверхъестественными силами, отличавшими их от людей, а их магические способности позволяли не только общаться с небесами и богами, но и самим олицетворять земной облик почитаемых людьми божеств. Кони были обязательными участниками аграрных праздников, связанных с молениями о скорейшем приходе весны, пробуждении жизненных сил природы и земли. По мнению удмуртов, осенью природа умирала, а весной обновленная возрождалась вновь как символ «…светлого, радостного начала какого-то этапа в жизни» [Бурнаев 2012, с. 147]. Но рождение всего нового люди всегда ассоциировали с божественным промыслом и женским началом, поэтому все аграрные культы и животные, участвовавшие в них, были неразрывно связаны с женщиной.

Из сказанного выше абсолютно естественным представляется факт, что большинство предметов женского обихода (ритуальная посуда, детали ткацкого станка, гребни, амулеты и др.) через пластические формы или орнаментальную символику олицетворяли собой образ коня, имели с женщиной сакральную связь, неизменно использовались в обрядах, связанных с цикличностью и продолжением жизни, в аграрных культах и магической практике. Считалось, что через данные магические предметы женщине могли передаваться сверхъестественные силы и возможности сакрального животного. По верованиям удмуртов, амулеты или орнаментальные мотивы с образами коней ассоциировались с земледелием и рождением нового урожая, поэтому божественным образом наделяли женщину силой плодородия (деторождения). Рассмотрим некоторые примеры женских коньковых подвесок (блях), которые являлись обязательным атрибутом женской одежды и являлись сильными оберегами (рисунок 1).

Бляха № 1 имеет форму симметрично повернутых в разные стороны двух конских голов. Между головами коней расположены треугольное и круглое отверстия. Внизу подвесок имеются дополнительные подвесные элементы на пружинных соединениях в виде птичьих (утиных или гусиных) лапок. Все зооморфные и орнитоморфные элементы подвески выполнены в реалистичной манере исполнения.

Бляха № 2 по своему композиционному решению в общих чертах аналогична подвеске № 1, но отличается от нее тем, что между головами коней расположены круглое отверстие и два треугольника, слитых вершинами друг другу.

Бляха № 3 выполнена в геометризованной образно-стилизованной манере. При этом каждая голова коней имеет форму упрощенной Г-образной фигуры, между которыми размещается круглое отверстие. К нижней части подвески, также как и в случае первых двух подвесок, крепятся навесные элементы в форме птичьих лапок, но имеющие по сравнению с общим размером подвесок больший пропорциональный объем.

Описание: 5а

Описание: 5г

Описание: 5в

Бляха № 1

Бляха № 2

Бляха № 3

Рис.1. Шумящие коньковые подвески, в центре – стилизованная женская фигура или божество

Рассмотрим семантическое значение блях. Необходимо отметить, что их сложный композиционный образ имеет некоторую общность, которая проявляется в явно выраженных зооморфных элементах (повернутые в разные стороны головы коней) и орнитоморфных элементов (привески в виде птичьих лапок). При этом очертания форм подвесок и конфигурации отверстий в них могут быть истолкованы как стилизованное изображение человека (женщины), а также небесных божеств. Повернутые в разные стороны конские головы, по представлениям удмуртов, символизировали бинарное устройство мира: верх/низ, право/лево, небо/земля, добро/зло и т. д. Например, в одной из трактовок первая голова коня могла олицетворять собой небесную сферу (где жило особо почитаемое женщиной божество – Великая Матерь, которая ведала тайнами рождения и даровала женщине детей), а вторая голова – землю и предков, которые влияли на жизнь людей и их благополучие, так как именно предки, по верованиям удмуртов, даровали младенцу душу и только с их согласия его нарекали именем. Именно эта дуальная особенность одновременно воплощать солнечный свет и земное плодородие отразилась в материализации образа животного. При этом образ животного в композиционной структуре металлических блях был как самостоятельным элементом, так и одним из основных элементов многосоставного образа Великой Матери (Родовой Богини), где животное могло располагаться как в верхней, так и в нижней части композиции (рисунок 2).

Рис.2. Бинарная трактовка образа животного (II) и его вариации (1 - верхняя часть композиции, верхний мир, солнечный зверь; 2 - нижняя часть композиции, нижний мир, подземный зверь) в многосоставном образе Великой Матери (I)

В центре подвесок обычно располагались сквозные отверстия в форме круга, треугольника или их комбинации. Традиционно в удмуртской культуре треугольник обозначал чрево женщины, символизируя женское начало (неиссякаемый поток жизненной силы и энергии в природе), а круг – человеческий лик или божественное небесное светило. Располагаясь в середине всей композиции, комбинация этих символов олицетворяла сакральную связь людей с небесными божествами посредством женщины. Символика женского начала (треугольник с нижним острым углом) угадывается также и во внешних контурах подвески. Привески в виде птичьих лапок, присутствующие в подвесках, композиционно дополняли формируемый в подвеске образ женского начала. Часто вместо птичьих лапок, выполненных в натуралистической манере (как в представленных образцах), встречались и их стилизованные заменители: треугольники, ромбы и т. д. Из описания, приведенного выше, очевидно, что формируемый в подвесках образ является композиционно собирательным, состоящим из нескольких элементов, которые суммарно олицетворяют женское начало в природе, женщину-мать, плодородие земли и саму жизнь.

Женские коньковые подвески имели сильный обереговый статус не только за счет своих композиционно-смысловых элементов, но и за счет звука (шума), которые они издавали при движении. Этот шум отпугивал злых духов, защищал женщину от темного колдовства, а также звал к ней на помощь добрых духов и божеств. Создаваемый звук являлся своеобразным ритмом природы, который окутывал своей жизненной энергией тело женщины.

Традиционно бляхи были выполнены в технике литья с последующей ковкой, штамповкой, гравировкой, инкрустацией, пайкой и т. д. В древности изделия изготовляли исключительно вручную, что не позволяло изготовлять массово одинаковые изделия, поэтому они имели индивидуальный характер. В настоящее время современные материалы и технологии позволяют творчески переосмыслить традиционные образы, что дает возможность расширения ассортимента изделий (помимо традиционного ассортимента: серьги, кольца, броши, цепи и др.), расположения его в предметно-средовом пространстве и на теле человека, а также сохранить в новом облике его сакрально-смысловое содержание.

Поскольку украшения являются в основном женским объектом обихода, то, по мнению автора, их сакральная составляющая должна отражать священный образ коня. При этом отмечается, что современная материализация его образа в изделии должна сохранить принципы построения и элементы традиционного композиционного решения.

На основе анализа специфических особенностей традиционных объектов (блях) были разработаны стилизованные формы, которые могли бы сохранить смысловое наполнение прошлого. Данные стилизованные формы в виде элемента промышленного производства могут применяться при изготовлении ювелирных изделий в виде отдельных элементов и объемного орнаментального ряда (цепочки, браслеты и т. д.).

На основе проведенного исследования установлено, что традиционное композиционно-образное решение блях с образом коня содержит следующие сакрально-знаковые элементы: две головы, повернутые в разные стороны, лик, человеческая фигура. При стилизации и проектировании новый материальный носитель сакрального образа коня должен максимально сохранить композиционную структуру традиционного решения бляхи (замкнутое структурное построение; трапециевидная форма; трехчастная композиция; зеркальная симметрия относительно вертикальной оси), взаимное расположение элементов друг относительно друга и этническое сакрально-смысловое содержание.

Автор адаптирует традиционный образ коня к современным условиям. Рассмотрим подробнее структуру композиционного решения единичного элемента женского украшения, обладающую основными сакральными составляющими элементов (рисунок 3).

1. Бляха представляет собой комбинированный вариант подвески с конскими головами и дополнительных привесок в виде птичьих лапок. Для последующей стилизации диссертантом также сохранены контуры двухголового коня.

2. На бляхе образ коня представлен как реалистично решенный зооморфный персонаж с головами, повернутыми в разными стороны. В проектируемом элементе контуры двухголового коня представлены в рассматривается только подвеска, где образ коня представлен реалистично решенным зооморфным персонажем с явно выраженными головами, смотрящие в разные стороны. В проектируемом элементе виде двух прямоугольно решенных деталей подвески с круглыми отверстиями в нижней их части.

3. На бляхе обязательным элементом является изображение женского божества, представленная круглой (личина) и треугольной (тело) фигурами. Находясь в центральной части бляхи, божество символизирует неразрывную сакральную связь с тремя мирами (верхним, средним и нижним). В проектируемом элементе личина (символ Великой Матери, женского начала) и тело божества представлены плоскими отверстиями круглой и треугольной формой соответственно, расположенными в верхней части подвески (аналогично композиционному решению бляхи).

4. На бляхе нижняя часть представлена в виде пяти закругленных выступов с отверстиями в каждой части, которые в проектируемом элементе представлены в виде четырех стилизованных прямоугольных выступов с круглыми отверстиями с нижней стороны, символизирующие ноги животного.

На бляхе представлена симметричная композиция, которая сохранена и в проектируемом элементе. Каждый элемент в зависимости от взаимного расположения элементов позволяет формировать различные конфигурации изделия с сохранением сакрально-смыслового содержания: серьги, цепи и т. д.

Рис.3. Традиционный артефакт (I) и современный проектируемый элемент (II) с образом коня: 1 - женская личина; 2 - повернутые в разные стороны головы (контур); 3 - морда коня; 4 - фигура божества (треугольник); 5 - основание подвески (схема автора, творческий проект трехмерной модели Н. В. Бортниковой и С. Н. Зыкова)

Традиционно бляха с образом коня располагалась в районе головы и груди. Современные материалы и различные конфигурации позволяют расширить ареал применения новых женских изделий с образом коня (рисунок 4).

Рис.4. Различные вариации украшений и аксессуаров с образом коня (Творческий проект трехмерной модели Н. В. Бортниковой и С. Н. Зыкова)

Автор акцентирует внимание на то, что в современном предметно-пространственном мире женские украшения и аксессуары с сакральным содержанием образа коня могут быть изготовлены из различного материала и применяться в различной ипостаси. Отмечается, что изделие может быть использовано как отдельная единица (подвеска, серьги и т. д.), так и в качестве звена из цепи однотипных элементов (цепочек, браслетов, поясов, ободков и т. д.), формируя обереговую зону женщины. Современные технологии расширяют материальное воплощение традиционных сакральных образов и позволяют женщине наиболее полно выразить свою женскую сущность посредством украшений.

Рецензенты:

Умняшкин В.А., д.т.н., профессор, заведующий кафедрой дизайна Института искусств и дизайна ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет», г. Ижевск;

Круткин В.Л., д.филос.н., профессор, профессор кафедры социологии Факультета социологии и философии ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет», г. Ижевск.


Библиографическая ссылка

Бортникова Н.В. ВОПЛОЩЕНИЕ САКРАЛЬНОГО ОБРАЗА ЖИВОТНОГО НА ТРАДИЦИОННЫХ И СОВРЕМЕННЫХ ОБЪЕКТАХ ЖЕНСКОЙ ФУНКЦИОНАЛЬНОСТИ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=21519 (дата обращения: 07.07.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074