Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ СТАТУСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО

Пономаренко С.И. 1 Пономаренко А.С. 2
1 ФГБОУ ВО «РГЭУ (РИНХ)» Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Ростовский государственный экономический университет»
2 Неклиновский межрайонный следственный отдел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ростовской области
Процессы глобализации предопределили политическое, экономическое, социально-культурное сближение Российской Федерации с другими странами мира, обозначили необходимость более внимательного исследования международных стандартов в области прав человека, а также анализа форм обеспечения прав участников расследования в других странах. В этой связи настоящая статья посвящена исследованию практических аспектов процессуальных основ статуса подозреваемого, подчеркивается значимость вопросов укрепления независимости и процессуальной самостоятельности следователя, поскольку это оказывает непосредственное влияние на обеспеченность процессуального статуса подозреваемого. В статье находит свое отражение проблематика нормативно-правового закрепления статуса подозреваемого в отечественном уголовном процессе. Проведен сравнительный анализ отечественных доктринальных научных подходов в исследовании процессуальных основ статуса подозреваемого советского и постсоветского периодов. В работе обозначена необходимость и сформулированы предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, основанные на основе исследования международного опыта и современной правоприменительной практики России.
уголовный процессуальный кодекс
уголовное судопроизводство
уголовное дело
подозреваемый
уголовный процесс
1. Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе.- Минск: Вышэйш. шк., 1969. –С.128.
2. Божъев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., 1975.- С.27.
3. Гражданские права человека: современные проблемы теории и практики / Под ред.: Рудинский Ф.М. -М.: 2010. -С. 411.
4. Коженко Я.В. Институционально-правовые формы лоббистской деятельности в современной России: Автореф.дис. канд. юрид. наук / Ростовский юридический институт МВД Российской Федерации. Ростов-на-Дону, 2007.-С.8.
5. Колосович С.А., Парий А.В. Правовой статус подозреваемого и проблемы его совершенствования. - Волгоград: ВЮИ МВД России, 1997. -С.65.
6. Мельников В.Ю. Задержание заподозренного лица. - Ростов-на-Дону. ИнфоСервис. 2003. -С.14.
7. Стецовский Ю.И. Истина… И только Истина! Пять бесед о судебно-правовой реформе. - М.: Юрид. Лит, 1990.- С.20.
8. Уголовный процесс: Учебник для иностранных слушателей вузов МВД СССР / под ред. В.П. Божьева. - М., 1989. -С.70.
9. Уголовно-процессуальное законодательство Республики Беларусь и Российской Федерации: Учебное пособие. 2-е изд. стер. / Под ред. С.А. Колосовича, О.В. Медведевой. -Волгоград, -2004. -С.3.
10. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан: официальный текст Кодекса Республики Казахстан. - Алматы, -1998. – С.384.
11. Федеральная Республика Германия. уголовно-процессуальный кодекс. - М.: Издательская фирма «Манускрипт». 1994. -С.204.
12. Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав подозреваемого в Российском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону, 2001. – 185 с.
В соответствии с УПК РФ подозреваемым является один из основных участников предварительного расследования. Рассмотрение понятия «подозреваемый» как основного элемента его правового статуса является одной из основных проблем института подозреваемого. В российском уголовном процессе закрепление понятия «подозреваемый» тесно связано с определением его места среди других участников уголовно-процессуальной деятельности, а также с основаниями его появления в процессе. В соответствии с ч.1 ст.46 УПК РФ к таким основаниям относятся: возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица; задержание данного лица, либо применение к нему меры пресечения до предъявления обвинения, либо уведомление о подозрении в совершении преступления при производстве дознания. Из этого следует, что главная мысль в этой конструкции теряется и выражается в том, что появление подозреваемого в уголовном процессе не связано с наличием каких-либо фактических данных, которые позволяют предполагать его причастность к преступлению, а сопряжено с обстоятельствами, являющимися его следствием. Данные обстоятельства выражаются в возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, задержание этого лица, либо применение к нему меры пресечения до предъявления обвинения, либо уведомление о подозрении в совершении преступления при производстве дознания.

Цель исследования. В этой связи, цель статьи заключается в исследовании процессуальных основ сущности подозреваемого. Так, в российском законодательстве указанные выше обстоятельства рассматриваются в аспекте основания возникновения подозреваемого. Однако практически невозможно установить истинную причину возбуждения уголовного дела в отношении какого-либо лица или применения к нему меры пресечения до предъявления обвинения. Попытка установления такой причины через поводы и основания возбуждения дела, либо через основания применения мер пресечения, не увенчалась успехом. Такой подход не используется при формировании понятия других участников уголовного процесса. В большинстве случаев в содержании понятий устанавливается прямое законодательное указание на причину, исходя из которой какое-либо лицо возможно признать по своему статусу участником уголовного судопроизводства. Рассматривая родственную подозреваемому фигуру обвиняемого видно, что в соответствии с ч.1 ст.47 УПК РФ понятие обвиняемого формируется через уяснение обстоятельств, при которых выносится постановление о привлечении в качестве обвиняемого, либо составление обвинительного акта. После этого, указанное лицо нужно считать обвиняемым. А по отношению к подозреваемому это практически невозможно.

Методы исследования. Методологическую и теоретическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы изучения.

Результаты исследования. В соответствии с действующим УПК РФ, понятие подозреваемого тесно связано с применением мер уголовно-процессуального принуждения, а также с возбуждением дела в отношении какого-либо лица, или уведомление о подозрении его в совершении преступления. В то же время, при формулировке понятия подозреваемого причины (основания), которые вызвали необходимость привлечения лица, в качестве подозреваемого в российском законодательстве не установлены.  Следует отметить, что введение в 2007 году такого основания появления подозреваемого, как уведомление о подозрении лица, не разрешило проблему, так как указанное основание предусмотрено для дознания, хотя многие тяжкие уголовные дела расследуются в форме предварительного следствия. Из этого можно сделать вывод о том, что рассматриваемое обстоятельство не может способствовать  надлежащему правовому регулированию статуса подозреваемого. Понятие конкретного участника уголовно процесса нужно рассматривать в качестве главного элемента его статуса, без которого не представляется возможности построить систему всех его элементов. В то же время, при анализе содержания статуса подозреваемого нужно в первую очередь определить его понятие. Совершенно верным является призыв Р. Декарта, «определяйте значение слов и вы избавите мир от половины его заблуждений» [7]. Из этого следует, что спорной является точка зрения о том, что понятие участника уголовного процесса не может выступать как элемент процессуального статуса, поскольку находится в иной плоскости с другими элементами. Представляется, что нет возможности провести целенаправленное исследование только на основе обобщенного подхода к правовому положению относительно многих граждан, если предварительно не были выяснены признаки, в соответствии с которыми конкретное лицо следует относить именно к этой категории. Среди ученых и практиков именно вопросы, которые связаны с понятием подозреваемого, породили основную дискуссию по проблемам института подозреваемого. Процесс ее развития, положительные и отрицательные стороны позиций некоторых авторов достаточно подробно рассматриваются в юридической литературе[1]. Важнейшей причиной возникновения указанной дискуссии является неудовлетворительное решение законодателя вопросов об условиях появления подозреваемого, наделение  его процессуальными правами лишь в случае применения к лицу таких мер процессуального принуждения, которые по своему характеру являются чрезвычайными, что значительно ограничивает его конституционные права. Отметим, что если лицо не задержано и в отношении него существует подозрение об участии в преступлении, то его право отстаивать свои интересы ограничивается, тем самым данное лицо оказывается в весьма неопределенном положении[2]. Проблемы данного рода чаще всего возникают при привлечении лица к производству следственных действий, направляемых на выяснение обстоятельств его участия в совершенном преступлении, в тех случаях, когда нет оснований, а также необходимости применения к указанному лицу меры пресечения. В большинстве случаев является невозможным проверить обоснованность возникшего подозрения в отношении конкретного лица без выяснения соответствующего мнения его самого о мотивах и обстоятельствах совершения тех или иных действий. Это побуждает органы расследования допрашивать таких лиц по указанным обстоятельствам в качестве свидетеля или по правилам допроса подозреваемых с использованием соответствующего бланка протокола допроса. Но такая практика допроса считается недопустимой, так как в соответствии со ст. 46 УПК РФ допрос в качестве подозреваемого лица, которое таковым не является, будет незаконным действием[5].  Об этом справедливо говорит Л.М. Карнеева, что при рассмотрении 45,7% дел использовался допрос подозреваемых в качестве свидетелей. В дальнейшем многие авторы также отмечали, что очень распространен допрос граждан в качестве свидетелей по вопросам их причастности к совершению преступления.Важно заметить, что некоторые процессуалисты придерживались мнения о том, что решить указанную выше проблему возможно с помощью расширения круга оснований появления подозреваемого в уголовном процессе. Значительно важным является то, что такие ученые, как С.П. Бекешко, Е.А. Матвиенко, А.А. Чувилев поддерживают точку зрения Э. Боровского, которая заключается в том, что признать конкретное лицо подозреваемым возможно с момента производства определенных следственных действий, ущемляющих права соответствующего гражданина. Также не менее известным предложением данных авторов является признание лица подозреваемым лишь с момента возбуждения уголовного дела. Отметим, что именно это предложение было принято законодательством в ФЗ от 20.03.2001 г., в последующем включено в ч.1 ст.46 УПК РФ. Так, например Корнева Л.М. выделяет в качестве основания признания лица подозреваемым, вынесение  постановления об этом. Однако Янович Ю.П. придерживается мнения о том, что в нынешнее время реализация указанной идеи неоправданна ни практически, ни теоретически, и это связано с тем, что в ст. 51 Конституции РФ установлен свидетельский иммунитет, который включает, так называемую привилегию от самообвинения. Ее суть заключается  в том, что любое лицо освобождается от обязанности свидетельствовать против самого себя. Как отмечает Ю.Б. Чупилкин, является неправильным установление обязательного порядка вынесения постановления о признании лица подозреваемым, т.к. действующее положение складывалось на протяжении долгих лет и исторически сложилось[12]. Тем не менее, если оценивать данную позицию автора с учетом всего выше сказанного, то следует отметить, что она нуждается в корректировке с учетом сказанного выше. Следует иметь в виду, что сближение Российской Федерации с другими странами мира порождает необходимость более внимательного исследования международных стандартов в области прав человека, а также анализа форм обеспечения прав участников расследования в других странах. При сравнении континентальной и англо-американской систем зарубежного права можно сделать вывод о том, что в уголовном процессе многих стран термин  «подозрение» употребляется при необходимости допроса лица по поводу причастности к преступлению, а также ограничением  свободы передвижения, то есть с его арестом либо задержанием. Важно отметить, что в специальной зарубежной литературе часто термин «подозреваемый» не имеет процессуального характера (например, при осуществлении судебного лоббизма)[4] носит потребительский характер для обозначения лица, которое подозревается в совершении преступления и процессуального значения не имеет. Также, особенностью является то, что в законодательстве зарубежных стран нет различия понятий «подозреваемый» и «обвиняемый» [6]. Обозначим, что в уголовном процессе отдельных государств, так называемого «социалистического содружества», перед его распадом, была установлена процессуальная фигура подозреваемого, которая понималась иначе, чем в УПК РСФСР 1960 г. В частности, в УПК Венгрии под подозреваемым понимался такой гражданин, в отношении которого ведется предварительное расследование [11]. А вот, например, в уголовном процессе Польши к участию в уголовном деле привлекались «подозреваемый» и «подозреваемое лицо» [8]. Важно отметить, что некоторые страны, такие как Республика Беларусь, Республика Казахстан наряду с Россией создали Евразийский союз, аналогично Европейскому сообществу. Рост интеграционных процессов в рамках осуществления указанного союза, независимо от его конкретных итоговых форм, полагает наличие большого сходства политических, экономических и социальных основ организации общественных укладов в каждом из выше названных государств. Похожее сходство возможно обеспечить исключительно в рамках единого правового поля, которое действует на их территории. Так как охраняемые Конституцией права и законные интересы граждан могут быть наиболее существенно ограничены в рамках возникновения и развития уголовно-процессуальных правоотношений, должно уделяться особое внимание проблеме унификации законодательного регулирования данных правоотношений. Таким образом, соответствующая проблема должна затронуть и нормы, которые определяют институт подозреваемого в указанных странах. В настоящее время в названных странах уже существуют нужные исходные предпосылки для соответствующей унификации. Указанные предпосылки сперва обеспечиваются общностью их Конституций, в которых закрепляется первостепенное значение интересов личности, а уже потом интересы государства. Помимо этого, следует отметить, что принадлежность Белоруссии, Казахстана, России к бывшему СССР подразумевает большое сходство изучаемого уголовно-процессуального института. В частности, в ч.1 ст. 68 УПК Республики Казахстан закреплено, что «подозреваемым является лицо, в отношении которого на основаниях и в порядке, установленных указанным кодексом, возбуждено уголовное дело в связи с подозрением его в совершении преступления, о чем ему было объявлено следователем, дознавателем, либо было осуществлено задержание, либо применена мера пресечения до предъявления обвинения» [10]. В соответствии с ч.1 ст.40 УПК Республики Беларусь «подозреваемый - это физическое лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, либо лицо, в отношении которого органом уголовного преследования возбуждено уголовное дело или вынесено постановление о применении меры пресечения до вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого или постановления о признании подозреваемым» [9]. Из этого следует, что существует значительное сходство в определении понятия «подозреваемый», а также оснований его возникновения в уголовном процессе по УПК указанных стран. Рассматриваемое понятие схоже с тем, которое закреплено в УПК РФ, а также УПК Республики Казахстан. Так как в УПК Республики Беларусь закреплено дополнительное основание появления подозреваемого в уголовном процессе, а именно «вынесение постановления о признании подозреваемым», в связи с чем понятие подозреваемого, предусмотренное в ч.1 ст.40 данного Кодекса можно признать наиболее правильным и оптимальным[3].Таким образом, УПК республики Беларусь были разрешены частые практические ситуации, когда дело возбуждалось по факту совершения преступления, а то лицо, в отношении которого возникает подозрение, в поле зрения органов расследования появляется только в ходе производства по делу. Именно данное решение дает возможность наделить это лицо статусом подозреваемого, а также правом на защиту в тех случаях, когда не существует оснований для применения в отношении него задержания или мер пресечения при отсутствии достаточных доказательств для предъявления обвинения.

Заключение. Подводя итог изложенному, представляется возможным предложить следующую формулировку понятия «подозреваемый» с внесением соответствующих изменений в ч.1 ст.46 УПК РФ. Так, «подозреваемым является лицо, в отношении которого имеются данные, которые позволяют предполагать его причастность к совершению преступления, в таких случаях, когда: против указанного лица возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, установленном главой 20 УПК РФ; лицо задержано в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ; к лицу применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ; лицо уведомлено о подозрении в совершении преступления при производстве дознания; вынесено постановление о привлечении его в качестве подозреваемого». Отметим, что такое основание, как «вынесение постановления о привлечении лица в качестве подозреваемого» в определенной мере может разрешить некоторые затронутые в настоящем исследовании проблемы. В то же время возникнет фактическое реальное основание, рассматривать лицо в качестве подозреваемого, а значит появится само подозрение.

Рецензенты:

Небратенко Г.Г., д.ю.н., доцент, профессор кафедры теории и истории государства и права ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» г. Ростов-на-Дону;

Овчинников А.И., д.ю.н., профессор, начальник кафедры теории и истории государства и права ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» г. Ростов-на-Дону.


Библиографическая ссылка

Пономаренко С.И., Пономаренко А.С. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ СТАТУСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=21432 (дата обращения: 17.02.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074