Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

КОМПЕТЕНТНОСТНЫЙ ПОДХОД К ПОВЫШЕНИЮ КВАЛИФИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ УЧРЕЖДЕНИЙ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ: КОНЦЕПТУАЛЬНО ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Мещеряков А.С. 1 Байрамбеков Р.А. 1 Беглянова А.С. 1
1 ФГБОУ ВПО «Пензенский Государственный Университет»
В статье рассматривается проблема подготовки компетентных специалистов для органов уголовно-исполнительной системы в условиях интеграции России в мировое сообщество. Инициирующим фактором решения обозначенной проблемы является «Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года», утвержденная Правительством РФ 14 октября 2010 года. Анализ «Концепции…» и другой научной литературы по проблеме позволил выявить, что в настоящее время подготовка компетентного специалиста для органов УИС является важным фактором успешности воспитательного воздействия на осужденных и снижения уровня негативных явлений в обществе. Внедрение в процесс подготовки (переподготовки) специалистов УИС идей гуманизма на компетентностной основе авторы статьи связывают с реформированием УИС в исторической ретроспективе реформирования всей уголовно-правовой системы России. Результаты исследования указывают путь снижения профессионального стресса сотрудника УИС как воспитателя осужденного.
реформирование учреждений УИС
общественное негативное явление
воспитательный процесс осужденных
гуманистические технологии
гуманизм
профессиональное образование
компетентность
компетенция
1. Берулава Г.А. Методологические основы развития системы высшего профессионального образования в информационном обществе / Г.А. Берулава, М.Н. Берулава // Педагогика. – 2010. - № 4.
2. Громкова М.Т. Психология и педагогика профессиональной деятельности : учеб. пособие для вузов. - М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2003. – 415 с.
3. Зеер Э.Ф. Психология профессионального образования : учеб. пособ. - 2-е изд., перераб. - М. : Изд-во Московского психолого-социального института; Воронеж : НПО «МОДЭК», 2003. – 408 с.
4. Казанцев В.Н. Социологическое обеспечение реформирования УИС на современном этапе // Ведомости уголовно-исполнительной системы. - 2013. - № 9.
5. Калугин П.А. Реформа судебной системы в программах либеральных партий России начала ХХ в. // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - 2013. - № 1 (25).
6. Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г., утвержденная Правительством РФ от 14 октября 2010 г., № 1772-Р.
7. Ломов Б.Ф. К проблеме деятельности в психологии // Психологический журнал. - 1981. - Т. 2. - № 5. - С. 11.
8. Общая и профессиональная педагогика : учеб. пособие / авт.-сост. Г.Д. Бухарова, Л.Н. Мозаева, М.В. Полякова. – Екатеринбург : Изд-во Рос. гос. проф.-пед. ун-та, 2004. – 298 с.
9. Профессиональная педагогика : учебник для студентов, обучающихся по педагогическим специальностям и направлениям. - М. : Ассоциация «Профессиональное образование», 1997. – 512 с.
10. Психология профессиональной деятельности. - 2-е изд. / Н. Самоукина. - СПб. : Питер, 2003. – 224 с.
11. Рамендик Д.М., Одинцова О.В. Психология и психологический практикум. – М. : Химия, Колос С, 2004. – 240 с.
12. Саломатин А.Ю. Эволюция конституционных моделей США и России (к постановке проблемы в междисциплинарном ракурсе) // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. - 2006. - № 4 (25).

Реформы профессионального образования в России, как правовом государстве, олицетворяющем идеологию взаимной интеграции власти и права, затрагивают и проблемы подготовки компетентных специалистов для органов уголовно-исполнительной системы, способных ставить и решать ряд задач коммуникативного характера на компетентностной основе. Только они, реализуя гуманитарные технологии, могут достичь той цели, которая поставлена обществом (государство в целом), – исправление осужденных для адаптации их к новым условиям жизни. Достижение этой цели потребовало перестройки всей уголовно-исполнительной системы наказаний, начиная с кадрового обеспечения, умеющего работать в новых социокультурных условиях. Но для этого нужно новое учебное, учебно-методическое и научное сопровождение, позволяющее сотрудникам УФСИН повысить уровень профессиональной компетентности не только на уровне Российского правового поля, но и в условиях международного сотрудничества.

В рамках модернизации профессионального образования, начиная с 2010 года, в России был утвержден ряд приказов и распоряжений, инициирующим фактором которых стала «Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года» (далее - Концепция) [6]. Наиболее значимыми для нашего исследования являются те, которые направлены на повышение уровня квалификации личного состава службы исполнения наказаний:

  • Приказ ФСИН России от 28 декабря 2010 года № 555 «Об организации воспитательной работы с работниками уголовно-исполнительной системы»;
  • Приказ ФСИН России № 349 от 07.06.2011 «Об объявлении решения коллегии Федеральной службы исполнения наказаний "О состоянии профессионального обучения личного состава и задачах по реализации положений Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года"»;
  • Приказ ФСИН № 305 от 05 июня 2012 «О квалификационных требованиях к профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей федеральными государственными гражданскими служащими Федеральной службы наказаний» В этих требованиях обосновано содержание понятий и «профессиональные знания» и «профессиональные навыки» для множества групп должностей;
  • Приказ ФСИН № 324 от 13 июня 2012 г. «Об утверждении положения о конкурсе профессионального мастерства преподавателей учебных центров (пунктов) территориальных органов Федеральной службы исполнения наказаний».

Направленные на реализацию Концепции, они указывают путь решения проблемы адекватной одной из основных целей реформирования УИС: «повышение эффективности работы учреждений и органов, исполняющих наказания, до уровня европейских стандартов обращения с осужденными и потребностей общественного развития» [6].

В утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации Концепции (раздел 1) «Общая характеристика и современное состояние уголовно-исполнительной системы» (далее УИС) сконцентрирован в сжатой форме фактический материал, носящий многоаспектный характер: рост преступности; проблемы медицинского обслуживания осужденных, их трудовой занятости и общеобразовательного обучения; проблемы руководства учреждениями исполняющих наказания; проблемы профессиональной подготовки и повышения квалификации личного состава УИС и др. Принятые ранее меры (начало XXI в.) в сторону улучшения положения в УИС позволили добиться определенных позитивных результатов в ее развитии, однако последнее не удовлетворяет ни государство, ни общество.

Причины выявленной неудовлетворенности авторы Концепции видят в том, что уголовно-исполнительная система во многом сохранила черты старой пенитенциарной системы, ориентированной на другое (иное) общество. Она не учитывает нынешнее состояние экономики образования, интеграцию Российской Федерации в международное правовое поле, международные стандарты обращения к заключенным и развитие гражданского общества, в котором УИС призвана реализовать одну из главных целей – добиться исправления осужденных.

Отмеченные обстоятельства и актуализировали разработку Концепции, с четко поставленными целями, которые достигаются решением множества задач (раздел 2) в соответствии с основными направлениями развития уголовно-исполнительной системы (раздел 3).

Скрупулезное изучение этого документа актуализировало поиск научным сообществом проблемы «взаимодействия правоохранительных органов по нейтрализации внешних и внутренних факторов, создающих угрозу нормальному функционированию исправительных учреждений», поскольку число осужденных, «содержащихся под стражей, остается стабильно высоким» [6]. Для поддержания их здоровья и трудоспособности функционирует сеть медицинских учреждений (медчасти, здравпункты, больницы), центры трудовой адаптации, лечебно-производственные и учебно-производственные трудовые мастерские; вечерние общеобразовательные школы, учебно-консультативные пункты, профессиональные училища, культовые сооружения и молитвенные комнаты.

Из числа штатных работников УИС около 75% имеют специальные звания сотрудников УИС, полученные в учреждениях высшего профессионального образования, учебных центрах и пунктах, институте повышения квалификации, научно-исследовательских институтах и их филиалах [6].

Выявленные организационно-правовые, учебно-воспитательные, учебно-методические, психологические, профессиональные, материально-технические, кадровые и другие возможности учреждений УИС Российской Федерации носят противоречивый характер: с одной стороны, они обеспечивают традиционную направленность по поддержанию уровня квалификации кадрового состава учреждений УИС, необходимого для выполнения его служебных обязанностей, а с другой стороны, их недостаточно для выполнения идей гумманизации, приближающих профессиональную деятельность сотрудников УИС к мировым стандартам в сфере исполнения уголовных наказаний.

Отношение к процессу гуманизации как образования в УИС, так и самой УИС, неоднозначно у многих слоев населения. Противоречивость общественного развития выдвигает новый взгляд на эту проблему, требующую системного подхода к осужденному как к социальному объекту в его целостности, наделенному «статистической значимостью». Сейчас в России проводятся пилотные прикладные исследования по изучению общественного мнения о различных видах деятельности УИС. В частности, мы ориентируемся на исследования 2013 года к.ф.н., доцента Академии ФСИН России В.Н. Казанцева [4, с. 2-8] под руководством профессора Н.А. Тюгаевой. Результаты их исследования показывают: гуманизацию УИС не поддерживают 21,5% респондентов, поддерживают полностью 30,7%, и 40,9% - частично. Их выводы: продолжить изучение общественного мнения о деятельности УИС, обновить дидактические материалы, касающиеся гуманизации образования сотрудников УИС и осужденных, а также постоянно информировать общественность о результатах деятельности УИС.

В сфере профессионального образования принцип гуманизма является предметом исследования многих психологов и педагогов как в России, так и за рубежом. Здесь уместно будет сказать, что современная парадигма образования ориентирует субъектов образовательного процесса следовать принципу «образование через всю жизнь», т.е. ориентироваться в своих профессиональных намерениях на концепцию «непрерывного образования», представленную впервые почти полвека тому назад (1965 г.) на форуме ЮНЕСКО крупнейшим теоретиком П. Ленграндом. В этой концепции им и была воплощена гуманистическая идея [9, с. 62].

Авторский коллектив данного исследования, в котором участвуют два специалиста, непосредственно исполняющих обязанности сотрудников учреждения УИС на штатной основе на территории Пензенской области, также включился в поиск путей внедрения принципа гуманизма в своей деятельности.

Выборка настоящего исследования ограничена рамками нашей компетенции: это сфера профессионального образования учащихся, студентов, взрослого населения, лиц с ограниченными способностями и др. Поэтому согласно заявленной теме в заголовке статьи, а также намеченным перспективам для дальнейшего изучения проблемы процесс исследования охватывает следующие аспекты, продекларированные Концепцией: поиск и использование новых форм и методов исправительного воздействия на осужденных, организационных механизмов и форм социальной и психолого-педагогической работы с осужденными.

Новые формы и методы исправительного воздействия на осужденных осуществляются нами через реализацию следующих организационно-методических и психолого-педагогических мер, направленных на:

  • «…обеспечение сбалансированности процессов сохранения и обновления количественного и качественного состава кадров, повышения их профессиональной компетенции;
  • проведение комплекса мероприятий по дальнейшему развитию структуры профессионального образования работников уголовно-исполнительной системы;
  • подготовку высококвалифицированных специалистов за счет перехода образовательных учреждений высшего профессионального образования Федеральной службы исполнения наказаний на бакалавриат как основной уровень профессионального образования;
  • повышение качества образовательных программ в области юриспруденции;
  • подготовку и переподготовку кадров с учетом дальнейшей дифференциации видов наказаний, повышения роли наказаний, альтернативных лишению свободы, пенитенциарной психологии и пенитенциарной медицины;
  • подготовку работников УИС, владеющих новейшими психологическими и педагогическими методиками и технологиями воздействия на поведение граждан в условиях изоляции от общества, в том числе и навыками работы с новыми телекоммуникационными системами;
  • проведение совместных стажировок, обучение персонала уголовно-исполнительной системы формам и методам работы с осужденными и лицами, содержащимися под стражей» [6].

Это те базовые направления на которые ориентируются сотрудники педагогического коллектива, формирующие профессиональные компетенции личного состава УИС, позволяющие повысить уровень своей квалификации и эффективно осуществлять социальную, психологическую, воспитательную и образовательную работу как на уровне России, так и на уровне международных стандартов обращения с осужденными. [1]

Интеграция профессионального образования в мировую образовательную систему предполагает обеспечение компетентностного подхода к подготовке специалистов уголовно–исполнительной системы наказаний службы (УИСН), что требует психолого-педагогической перестройки определенной части сотрудников этой службы, изменения педагогического стиля их работы, развития педагогического инновационного использования новых, современных технологий. И это логично, ибо компетентностный подход направлен на выполнение основной задачи образования – научить человека решению проблем в различных сферах жизнедеятельности в нестандартных ситуациях [1]. В контексте нашего исследования потребовалось уточнение категории субъекта исследования – из сотрудников службы исполнения наказаний выделена категория «младшего начальствующего состава» (далее – МНС). При формировании готовности сотрудников этой категории к профессионально-личностному развитию на компетентностной основе мы правомерно отнесли её к категории обучающихся - «взрослые».

Мы обращаем особое внимание к последнему уточняющему понятию – «взрослые». Это связано с тем, что: «в образовании взрослых, – как поясняет М.Т. Громкова, - исключительно важно понимание того, что на рынке происходит обмен произведенным продуктом: материальным, интеллектуальным, эмоциональным. Если педагогический процесс не упражняет в продуктивной деятельности, то упражняет в потребительстве. Потребительская позиция - главная проблема в адаптации к рыночным отношениям» [2, с. 409].

Не согласиться с автором этих строк мы не можем ни по каким соображениям: ни по чисто профессиональным, ни по этическим, ни по гуманным, ибо в современной действительности мы не можем утверждать, что наш «профессиональный продукт» обладает в достаточной степени важнейшими компонентами профессионального воспитания: «гуманизмом и экологической культурой». А если учесть, с каким контингентом приходится работать МНС, то проблема еще более усугубляется: у осужденных и лиц, находящихся под стражей, нравственно-эмоциональные чувства психологически деформированы, не стабильны, в любой момент могут стать источником эмоционального напряжения (эмоционального стресса). В итоге эмоциональный стресс осужденного или лица, находящегося под стражей, становится источником профессионального стресса воспитателя, блокирующим активность «в исполнительной фазе» [11, с. 97]. Одной из важных его характеристик является «направленность» развития стрессовой агрессии (на самого себя или подчиненных, воспитанников).

Выявляя динамику профессионального стресса человека (рис. 1), психологи утверждают, что у каждого человека существует «свой индивидуальный сценарий стрессового поведения <…> и он сам, имея развитую психотехнику личной саморегуляции» [10, с. 116-120], может регулировать свой стресс, применяя набор определенных правил.

Рис. 1. Динамика стрессового состояния человека:

I- первая стадия (ослабление самоконтроля);

II- вторая стадия (полная или частичная потеря эффективного и сознательного контроля);

III- третья стадия (остановка и возвращение к «самому себе, переживая чувство вины»).

Все перечисленные выше феномены современной действительности указывают на психолого-педагогический характер формирования образовательной среды в образовательном учреждении УФСИН, способной прививать готовность к профессионально-личностному развитию обучающихся в процессе получения профессионального образования.

Вопросам профессионального становления специалистов в педагогической литературе уделялось и уделяется достаточно большое внимание (С.Я. Батышев, В.И. Байденко, В.А. Болотов, Э.Ф. Зеер, И.А. Зимняя, Л.В. Ковтуненко, Н.В. Кузьмина, А.М. Новиков, П.Н. Новиков, Н.А. Селезнева, Ю.Г. Татур, В.Д. Шазриков и др.).

В конце ХХ века были выявлены основные тенденции развития всей системы профессионального образования. Так, в учебнике [9] выделены определяющие тенденции, это: непрерывность, интегративность, регионализация, стандартизация, демократизация, плюрализация образования и др.

Однако новое время обозначило в рамках модернизации образования и новые тенденции его развития: образование «через всю жизнь» вместо «образование на всю жизнь»; вхождение российской системы образования в Европейское содружество (Болонское соглашение); развитие компетентностного подхода; глобализация образования; инновации; нанотехнологии в образовании; интернет-технологии и др.

Важным аспектом для нашего исследования в традиционных и современных тенденциях развития системы профессионального образования является преемственность некоторых из них, например концепция «непрерывного образования».

Концепция непрерывного образования (автор П. Ленгранд, 1965 г.) реализуется как гуманистическая идея, ставящая в центр всех образовательных начал человека, которому следует создать условия для полного развития его способностей на протяжении всей жизни. По-новому рассматриваются этапы жизни человека: устраняется традиционное деление жизни на период учебы, труда и профессиональной дезактуализации. Понимаемое таким образом непрерывное образование означает продолжающийся всю жизнь процесс, в котором важную роль играет интеграция как индивидуальных, так и социальных аспектов человеческой личности и ее деятельности [9, с. 62].

Из этой концепции вытекает главный вывод, о котором заявлено в упомянутом выше учебнике: «путь к реформированию системы образования в нашей стране лежит через инновационную практику <…>, в которой <…> необходимо учитывать все имеющиеся тенденции, присущие процессу реформирования за рубежом» [9, с. 63].

Анализируя новые тенденции развития профессионального образования, видим, что они направлены на изменение целеполагания в обучении и воспитании, на усиление личностной ориентации содержания и технологий образования. Эти технологии направлены на созидание личности человека, его индивидуализацию, творчество и развитие.

Следовательно, функции профессионального образования весьма широкие: это обеспечение и самоопределение личности, саморазвития и профессиональной культуры, его профессиональной квалификации и компетентности.

Как утверждают Г.Д. Бухарова, Л.Н. Мазаева и М.В. Полякова, сегодня профессиональное образование выступает, пожалуй, единственной работоспособной технологической сферой, активно участвующей в становлении личности человека, сферой воспроизводства ее жизненных идеалов, проектов, а также их реализации. Оно становится приоритетной сферой не только накопления знаний и формирования умений и навыков, но и создания максимально благоприятных условий для выявления и развития творческих способностей каждого гражданина России, воспитания в нем трудолюбия и высоких нравственных принципов; сферой трудовой занятости населения, прибыльных долгосрочных инвестиций и наиболее эффективного вложения капитала» [8, с. 154]. Из анализа тенденций развития профессионального образования мы видим, что понятие «профессиональное образование» тесно связано с понятием «профессиональная подготовка». И для нас важно выявить, как ими пользоваться в нашем исследовании: они тождественные или рядоположенные? Мы исходили из того, что и то и другое есть не что иное, как индивидуальная или общественная деятельность. Но, как отмечает известный психолог Б.Ф. Ломов, «… индивидуальная деятельность есть лишь составная часть деятельности общества, ясно, что и анализ ее должен начинаться <…> с изучения функций этой индивидуальной деятельности в системе общественной жизни» [7, с. 11]. По содержательному принципу Э.Ф. Зеер делит их на обучающую, воспитывающую и развивающую, состоящие из таких компонентов, как педагогические цели и задачи, педагогические взаимодействия (общение), контроль и оценка способов учения и преподавания [3, с. 425]. Указанные функции присущи терминам как «профессиональное образование», так и «профессиональная подготовка». В этом контексте теория и практика педагогической науки располагает огромным арсеналом исследований отечественных и зарубежных авторов, касающихся, в том числе, профессиональной деятельности сотрудников УИС. Эта деятельность направлена на снижение уровня негативных общественных явлений, ибо каждый сотрудник УИС должен (обязан) предвидеть возможные (негативные или позитивные) действия осужденных.

В этом контексте профессиональная компетентность МНС УИС по Пензенской области формируется и развивается не путем простого арифметического сложения знаний, умений и навыков, а путем интегрирования их в процесс реальной работы с осужденными. Она находится под постоянным контролем руководства Управления совместно с Уполномоченным по правам человека, Общественным советом при УФСИН по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы Пензенской области, Общественной наблюдательной комиссии, религиозными конфессиями. Ибо только специалисты, достигнувшие высокого уровня профессионально-коммуникативной компетентности, смогут обеспечить получение не только среднего, но и среднего специального (т.е. уже профессионального) или высшего профессионального образования осужденными, отбывающими наказания в учреждениях ФСИН.

Реализация поставленной цели (повысить квалификацию, профессиональную компетентность кадрового потенциала) достигается использованием дидактических средств материального и нематериального характера: теле- и радиорепортажи, печатные публикации, материалы на сайтах информационных агентств, читательские конференции и др.

Рецензенты:

Саломатин А.Ю., д.ю.н., д.и.н., профессор, заведующий кафедрой «Теория государства и права и политология» ФГБОУ ВПО «Пенз ГУ», г. Пенза.

Сергеева С.В., д.п.н., профессор кафедры «Педагогика и психология высшей школы» ФГБОУ ВПО «Пенз ГТУ», г. Пенза.


[1]В каждой конкретной стране система общего и профессионального образования отражает национальные традиции и менталитет своего народа. Обращая взор в прошлое, можно сказать, что кадровая проблема в полиции обозначилась в России еще при Петре I. Решалась эта проблема в примитивной форме: чиновникам было предписано читать и перечитывать законы и распоряжения не менее одного часа ежедневно. Тюремный персонал ориентировался на нравственное религиозное воспитание. XIX век также не принес существенных изменений в реформировании судебной системы.

Из «великих реформ» последней трети XIX века, особенно судебных, наиболее демократичной была реформа 1864 года. Она стала отправной точкой для деятельности всех российских либеральных политических партий и XX века. Так, в исследованиях П.А. Калугина [5, с. 44-51] приведен сравнительный анализ включенности основных направлений реформирования судебной системы в программы либеральных политических партий России начала XX в. В поле зрения исследователя вошли три партии: Конституционно-демократическая партия, Партия демократических реформ и Партия мирного обновления. Из анализа видно, что программные документы всех трех партий, касающиеся реформирования судебной системы России, в основном совпадали, тем не менее не нашли поддержку у общества, находящегося в системном кризисе.

Да и после революции 1905-1907 гг. положение в этой сфере не улучшилось. Самодержавие не хотело устанавливать в России цивилизационную конституциональную монархию и укреплять гражданское общество. Так, анализируя эволюцию конституционных моделей США и России, А.Ю. Саломатин подчеркивает «неготовность самодержавия к демократии» в России словами: «Сложившаяся конституционная модель предусматривала доминирующую роль самодержавия при чрезвычайно слабом парламенте и еще более слабых политических партиях, не имевших массовой поддержки в преимущественно крестьянской стране» [12, с. 73-84]. Учреждения УИС времени советского периода также испытывали кадровый «голод» в силу отсутствия конкуренции при поступлении в учебные заведения этой системы. Тем не менее именно в этот период были сформулированы отдельные теоретические взгляды, идеи и представления по становлению и развитию профессиональных кадров в образовательных учреждениях УИС.


Библиографическая ссылка

Мещеряков А.С., Байрамбеков Р.А., Беглянова А.С. КОМПЕТЕНТНОСТНЫЙ ПОДХОД К ПОВЫШЕНИЮ КВАЛИФИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ УЧРЕЖДЕНИЙ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ: КОНЦЕПТУАЛЬНО ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 4. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=14080 (дата обращения: 26.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074