Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

ФАКТОРЫ, АССОЦИИРОВАННЫЕ С ДИНАМИКОЙ РИСКА ФАТАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ У ПАЦИЕНТОВ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ 2 ТИПА ПРИ ТЕРАПИИ МЕТФОРМИНОМ (СИОФОР)

Чернышева С.Ю. 1 Кузин А.И. 2 Камерер О.В. 2
1 ФГБУ «Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии» Минздрава России
2 ГБОУ ВПО «Южно-Уральский Государственный медицинский университет» Минздрава России
Ведущими кардио-метаболическими факторами, коррелирующщими с динамикой риска фатальных со-бытий, являются исходные существенные атерогенные морфологические изменения сосудов, выражен-ный оксидативный стресс на фоне нарушения эндотелийзависимой вазодилатации. Снижение риска фа-тальных событий на фоне применения метформина ассоциируется со снижением атерогенности липид-ного спектра крови и активности перекисного окисления липидов (ПОЛ), уменьшением гиперпродук-ции оксида азота. Вклад динамики ПОЛ в снижение фатальных событий носит ассоциативный харак-тер, без качественных и количественных сдвигов, что, вероятнее всего, обусловлено его биологической ролью как катализатора биохимических реакций. Динамика углеводного обмена на фоне терапии мет-формином формируется за счет бивалентного влияния на инсулинорезистентность (ИР) и уровень инсу-лина. Традиционная оценка ИР, как показателя углеводного обмена, в узком смысле этого слова, не от-ражает системных его проявлений, включая липидные, оксидативные компоненты, композитный состав тела. В этом ключе динамику массы тела на фоне терапии метформином можно рассматривать как кри-терий системных проявлений ИР.
метформином
терапия
событий
фатальных
риска
динамика
2 типа
диабет
сахарный
1. Дедов, И.И., Шестакова М.В. Сахарный диабет и артериальная гипертензия. – М.: «ООО «Медицинское информационное агентство», 2006. – 344с.
2. Дедов И.И., Шестакова М.В. (под ред.) Сахарный диабет: острые и хронические осложнения. – М.: «ООО Издательство «Медицинское информационное агентство», 2012. – 480 с.
3. Кулаичев., А.П. Методы и средства анализа данных в среде Windows. STADIA 6.0. – М.: «Информатика и компьютеры», 1999. – 340 с.
4. Мамедов, М.Н., Чепурина Н.А. Суммарный сердечно-сосудистый риск: от теории к практике, под редакцией академика РАМН Р.Г. Оганова. – М., 2007. – 40 с.
5. Мкртумян, А.М., Бирюкова Е.В. Сахарный диабет типа 2 с метаболическим синдро-мом: способы коррекции основных метаболических и гемодинамических нарушений // Справочник поликлинического врача. – 2007 - №6. – С. 36-41.
6. Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний в клинической практике: Рекомен-дации Европейского Общества Кардиологов (пересмотр 2012г). (European Guidelines on car-diovascular disease prevention in clinical practice version 2012) / Российский кардиологический журнал. – 2012. – Т. 4, № 96, приложение 2 – 84 с.
7. Conroy R.M., Pyorala К., Fizgerald A.P. et al. Estimation of ten-year risk of fatal cardiovas-cular diseasein Europe: the SCORE project // Eur. Heart J. – 2003; 24: 987-1003.
8. Lamanna C., Monami M., Marchionni N. et al. Effect of metformin on cardiovascular events and mortality: a meta-analysis of randomized clinical trials // Diabetes Obes Metab. – 2011. – Vol.13, № 3. – Р. 221-228.
9. UK Prospective Diabetes Study (UKPDS) Group Intensive blood-glucose control with sul-phonylureas or insulin compared with conventional treatment and risk of complications in patients with type 2 diabetes // The Lancet. – 1998. – Vol. 352. – P. 837-853.
10. World Health Organization. Prevention of cardiovascular disease: pocket guidelines for as-sessment and management of cardiovascular risk (WHO/ISH cardiovascular risk prediction charts). – Geneva, 2007.

Введение

Сахарный диабет 2 типа, приводя к кардио-метаболическим и мультифакторным нарушениям углеводного и жирового обменов, оксидативного стресса, субклинического воспаления и дисфункции эндотелия рассматривается как независимая причина смерти [1, 2, 5]. При изучении влияния множественных факторов риска в настоящее время используется стратегия оценки глобального сердечно-сосудистого риска [4]. Метформин, изменяя тканевую инсулинорезистентность, в разной степени оказывает влияние на вышеуказанные нарушения [8, 9]. В связи с этим цель исследования заключалась в выявлении кардио-метаболических факторов ассоциированных с динамикой риска фатальных событий по шкале SCORE у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (СД 2 т), находящихся на терапии метформином.

Материалы и методы

В исследование включено 30 пациентов с СД 2 типа, в том числе 10 мужчин и 20 женщин, за период с 2006 по 2008гг. диагноз сахарный диабет 2 типа был верифицирован, согласно диагностическим критериям сахарного диабета и других нарушений углеводного обмена (ВОЗ, 1999г). Критериями включения в исследовании были: СД 2 типа у пациентов в возрасте от 18 до 65 лет, с индексом массы тела 25,0-39,9кг/м², без инсулинотерапии; согласие пациента и подписание пациентом информированного согласия на участие в исследовании; отсутствие приема метформина в течение предыдущих 2-х недель. Критериями исключения были: СД 1 типа и СД 2 типа, инсулинопотребный у пациентов, наличие у пациентов с СД 2 типа документированных, острых и хронических церебро- и кардиоваскулярных нарушений; состояние кетоацидоза на момент исследования и в предыдущие 6 месяцев у пациентов.

В изучаемой группе 4 пациента курили. Средний возраст пациентов в группе 56,13±5,65, ДИ 54,02-58,24, в возрастной группе от 40 до 49 лет находились 4 пациента, от 50-59 лет - 11 пациентов, от 60 до 65 лет - 13 пациентов. У 21 пациента в анализируемой группе в анамнезе имелась артериальная гипертензия (АГ), при этом повышенные значения систолического артериального давления (САД) более 139 мм рт.ст. были отмечены у 13 человек.

На момент включения 4 пациента были с впервые выявленным СД 2 т и не получали медикаментозную сахароснижающую терапию. Метформин получали 2 пациента, комбинированную терапию: препаратами сульфонилмочевины (СМ) и метформином получали 11 пациентов, диабетон получали 12 пациентов, глинид получал 1 пациент. Пациентам, получавшим метформин (13 человек), метформин отменили на 2 недели, в течение которых они находились на диете и физической нагрузке (2 человека) и монотерапии препаратами СМ (11 человек). Пациенты не получали терапию статинами, в соответствии с алгоритмом специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом 2006г., согласно которым липидкоррегирующая терапия статинами рекомендовалась после достижения компенсации углеводного обмена.

Далее пациенты в течение 3-х мес. получали антигипергликемическую терапию метформином в дозе от 1500-2500мг/сут. (средняя суточная доза 1700 мг), при этом у 7-и пациентов терапия была усилена приемом СМ - диабетон МВ 30мг/сут. Антигипертензивная терапия проводилась блокаторами кальциевых каналов, бета-блокаторами, тиазидоподобным диуретиком (индапамид) в стабильных дозах на протяжении 3-х мес. наблюдения. Все пациенты получали ацетилсалициловую кислоту в дозе 75-100 мг в сутки. Контроль за выполнением рекомендаций и регулярным приёмом лекарственных препаратов проводился по возвращенным блистерам путем подсчета количества принятых таблеток и записям дневника самоконтроля. Все пациенты, включенные в исследование, закончили 3-х мес. курс наблюдения.

Исходно и после 3-х месячной терапии метформином изучались параметры липидного обмена: общий холестерин (ОХС), триглицериды (ТГ), липопротеиды низкой плотности (ЛПНП), липопротеиды высокой плотности (ЛПВП), индекс атерогенности (ИА); углеводного обмена: глюкоза натощак (ГН), гликозилированный гемоглобин (НвА1с), иммуннореактивный инсулин (ИРИ); индекс инсулинорезистентности НОМА-IR; ПОЛ в абсолютных значениях - общие полиеновые (ОП,Е220) гептановая/изопропанольная фазы (гпт./изп.фф.); начальные продукты окисления: диеновые конъюгаты (ДК,Е232гпт./изп.фф.), кетодиены с сопряженными триеновыми (КДсСТ,Е278 гпт./изп.фф.), малоновый альдегид (МДА); конечные продукты гликирования и окисления (КПГиО): основания Шиффа (ОШ,Е400 гпт./изп.фф.); антиоксидантной защиты (АОЗ): каталаза эритроцитов, сыворотки, мочевая кислота; нитроксидэргического статуса: оксид азота (NO), нитраты (NO3), нитриты (NO2); комплексной оценки функции эндотелия: эндотелийзависимая вазодилатация (ЭЗВД-60"), эндоделийнезависимая вазодилатация (ЭНВД), толщина комплекса интима-медия общих сонных артерий (ТКИМ/ОСА), экскреция альбумина с мочой (ЭАМ); маркера воспаления - С-реактивного белка (СРБ); антропометрические: ИМТ, масса тела (МТ), объем талии (ОТ), отношение объема талии к объему бедер (ОТ/ОБ) и степени их изменения (∆) у наблюдаемых пациентов. Риск фатальных событий оценивался по шкале SCORE в модификации для пациентов с СД 2 т [6, 7, 10]. Обработка данных выполнялась с использованием программ Statistica, статистического пакета SPSS, с проведением факторного, регрессионного анализа и методов вариационной статистики. Качественный анализ, с оценкой динамики количества больных, проводился путем расчета отношения шансов (ОШ) с использованием стандартных программ Epilnfo 2000 Version1.1, с поправкой Mantel Haenszel и отношения частот событий с использованием программы Stadia в среде Windows (Кулаичев А.П. 2006г.) [3]. Результаты исследования представлены в виде: М±δ, ДИ; ∆М±m, ∆M%.

Результаты и обсуждение

Исходное значение риска фатальных событий по шкале SCORE у пациентов с СД 2т составило 9,43±7,70 балла, ДИ 6,56-12,31 и находилось в диапазоне высокого риска (5-10%).

После терапии метформином произошло достоверное снижение риска по SCORE до 7,47±6,61 балла, ДИ 5,00-9,93. Степень изменения (∆) SCORE составила -∆1,96±0,74; ∆20,9%. При этом отмечено значимое снижение САД с 130±14,37, ДИ 125,3-136,03 до 122,50±13,57, ДИ 117,4-127,6, что составило ∆САД -10,53±3,89, ∆8,2% и сопровождалось достоверным качественным сдвигом в числе пациентов с целевым уровнем САД [1,39-17,82; р=0,01] Целевые уровни САД достигнуты у 9 (69,2%) пациентов. Достигнуто также достоверное снижение ОХС с 5,88±1,17, ДИ 5,44-6,31 до 5,21±0,86, ДИ 4,89-5,53, что составило ∆ -0,66±0,21, ∆11,3%.

С целью выявления дополнительных, независимых переменных, определяющих формирование сердечно-сосудистого риска, нами проведен факторный анализ, в результате которого выделены 26 показателей. Из них исходный статус характеризовали 16 переменных: ЭЗВД,D, ЭНВД,D, ЭЗВД,Vs-60", NO, NO2, NO3, Е278гпт./изп. фф., Е232гпт./изп. фф., ЛПНП, ТКИМ/ЛОСА, ИРИ, НОМА-IR. СРБ, ИМТ и 10 переменных, характеризовали степени изменения (∆) показателей: ∆Е278гпт/изп.фф., ∆Е232гпт.ф., ∆ЛПНП, ∆ЭНВД,D, ∆ТКИМ/ЛОСА, ∆ТКИМ/ПОСА, ∆НОМА-IR, ∆ГН, ∆ЭАМ на фоне терапии метформином.

Для выявления связи ∆SCORE с выявленными независимыми переменными, проведен регрессионный анализ, результатом которого стало уравнение регрессии (таб. 1.).

∆SCORE = 3,41 - 3,41ТКИМ/ПОСА,исх. + 1,50ОШ,Е400изп.ф.,исх. - 0,76ЭЗВД,D-60",исх. + 0.23МДА,исх. + 0,10ГН,исх. + 1,32∆ЛПВП + 0,84∆ТГ - 0,69∆Е278,изп.ф.- 0,26∆NO3. Константа и все коэффициенты значимы

Таблица 1.

Таблица регрессионного анализа

Модель

Нестандартные коэффициенты

 

р

Доверительный интервал для В

В

Станд. ошибка

Нижняя граница

Верхняя граница

1

Константа

3,41

0,95

0,002

1,42

5,39

2

ТКИМ/ПОСА,исх.

-3,41

0,82

0,0001

-5,11

-1,70

3

ОШ,Е400,изп.ф.исх.

1,50

0,27

0,0001

0,94

5,06

4

ЭЗВД, D-60"исх.

-0,75

0,16

0,0001

-1,10

-0,41

5

МДА, исх.

0,23

0,10

0,03

0,02

0,43

6

ГН,исх.

0,10

0,04

0,04

0,005

0,19

7

∆ЛПВП

1,32

0,41

0,004

0,46

2,18

8

∆ТГ

0,84

0,13

0,0001

0,57

1,11

9

∆Е278,изп.ф

-0,69

0,16

0,0001

-1,01

-0,36

10

∆NO3

-0,26

0,01

0,01

-0,05

-0,01

Согласно полученной регрессионной модели, наиболее весомый вклад в снижении риска фатальных событий вносят исходное состояние структурного ремоделирования сосуда, активности пероксидации липидов - КПОиГ, МДА, эндотелийзависимой вазодилатации и тощаковой гликемии. Значимую роль в степени изменения фатального риска играет динамика липидного и нитроксидэргического обменов, а также динамика начальных продуктов ПОЛ. Данную закономерность можно рассматривать как кардио-метаболическую модель динамики формирования риска фатальных событий.

Соответственно, нами были проанализированы исходные значения указанных независимых показателей - функции эндотелия, липидного, углеводного обменов, ИР, а также их количественная и качественная динамика, с оценкой степени изменения анализируемых показателей.

Исходно выявлено увеличение ТКИМ (≥0,9 мм) у 26 (87%) пациентов. Увеличение ТКИМ/ОСА отмечено у 11 (36,5%) пациентов. Атеросклеротические бляшки (АСБ) ОСА выявлены у 14 (47%) пациентов, со степенью стеноза: у 7 (23%) до 30%, у 4-х (13%) до 50% и у 3-х (10%) пациентов от 50 до 70%. При проведении пробы с реактивной гиперемией, нормальная реакция сосуда в ответ на окклюзию отмечена у 3 (10%), вазоконстрикторная реакция - у 14 (46,7%), недостаточная степень вазодилатации - у 13 (43,3%) пациентов. При проведении пробы с нитроглицерином нормальная реакция отмечена у 17 (56,7%) пациентов. При оценке нитроксидэргического статуса исходно выявлено повышение средних значений: NO на 52,3%, NO3 на 31,7%, NO2 на 146,9%. Микроальбуминурия (МАУ) выявлена у 10 (33,3%) пациентов.

Данные динамики выделенных, независимых показателей регрессионного анализа представлены в таблице 2. На фоне терапии метформином отмечена достоверная положительная качественная динамика в численной структуре пациентов с целевыми значениями ТКИМ на одной из ОСА [1,27-12,58; р=0,02]. У 1-го пациента с АСБ выявлено уменьшение степени стеноза правой ОСА (ПОСА) и левой ОСА (ЛОСА) на 5%. Достоверных количественных сдвигов данных показателей не произошло. Отмечена тенденция к снижению значений NO (р=0,08), NO2 (р=0,06), что не сопровождалось достоверными качественными сдвигами в количестве пациентов. Средние значения оставались повышенными относительно их значений у здоровых людей: NO на 30,8%, NO3 на 14,4%, NO2 на 106,4%. Выявлены положительные достоверные сдвиги в количестве пациентов с нормоальбуминурией [1, 57-13,87; р=0,005].

Таблица 2.

Динамика показателей функции эндотелия у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (М, δ, ДИ).

Показатели

До лечения

После лечения

р

М

δ

ДИ

М

δ

ДИ

ТКИМ/ПОСА

0,91

0,12

0,87-0,96

0,87

0,15

0,82-0,93

>0,05

ТКИМ/ЛОСА

0,92

0,14

0,86-0,97

0,92

0,14

0,87-0,98

>0,05

ЭЗВД,Dмм

3,74

0,54

3,53-3,94

3,77

0,62

3,54-4,00

>0,05

ЭЗВД, Vs

см/с

78,82

19,01

71,72-85,92

81,04

14,46

75,64-86,44

>0,05

ЭЗВД,D

мм-60"

3,96

0,72

3,69-4,23

3,90

0,63

3,67-4,14

>0,05

ЭЗВД,Vs

см/с-60"

76,02

14,66

70,55-81,50

80,48

14,87

74,93-86,03

>0,05

ЭЗВД,D%

-60"

5,72

8,28

2,63-8,82

4,07

9,31

0,59-7,55

>0,05

ЭНВД,D

мм

3,79

0,64

3,55-4,03

3,70

0,72

3,43-3,97

>0,05

ЭНВД,Vs

см/с

76,84

18,00

70,12-83,57

81,04

13,91

75,85-86,24

>0,05

ЭНВД,D

мм -2'

4,22

0,69

3,96-4,48

4,19

0,61

3,96-4,41

>0,05

ЭНВД, Vs см/с -2'

87,05

22,06

78,81-95,29

87,64

20,12

80,13-95,16

>0,05

ЭНВД,D%

11,70

7,67

8,83-14,56

14,75

11,69

10,38-19,11

>0,05

NO

мкМоль/л

28,26

8,76

24,92-31,59

24,28

7,08

21,64-26,93

0,08

NO3

мкМоль/л

20,10

7,73

17,15-23,04

17,46

6,04

15,20-19,71

>0,05

NO2

мкМоль/л

8,16

2,49

7,21-9,11

6,81

2,32

5,95-7,68

0,06

ЭАМ мг/сут.

28,69

27,95

18,28-39,19

36,52

44,30

19,98-53,06

>0,05

Согласно результатам факторного и регрессионного анализа, значимую роль в динамике риска по шкале SCORE имеют исходное состояние активности процессов пероксидации липидов и воспаления, а также динамика липидного обмена и процессов ПОЛ. При оценке липидного статуса исходно выявлены повышенные уровни: ОХС (>4,5 ммоль/л) - у 26 (86,7%); ТГ (>1,7 ммоль/л) - у 16 (53,3%); ЛПНП (>2,5ммоль/л) - у 26 (86,7%); ИА (>3,0) 24 (80%) пациентов и сниженные значения ЛПВП (у мужчин<1,0 и у женщин <1,2ммоль/л) - у 17 (56,7%) пациентов, из них 5 (29,4%) мужчин и 12 (70,6%) женщин. Исходно среднее значение СРБ соответствовало критериям субклинического воспаления. Сравнение показателей ПОЛ сыворотки крови по абсолютным и относительным значениям со значениями этих показателей у практически здоровых людей выявило высокую активность процессов пероксидации липидов в данной группе. Абсолютные значения показателей ПОЛ в гептановой и изопропанольной фазах выше, чем у здоровых людей на: ОП, Е220 168% и 11,05%; ДК,Е232 на 150,8% и 47,1% соответственно; КДсСТ,Е278 на 55,4% - в изопропанольной фазе; а ОШ,Е400 в гептановой фазе на 75% и МДА на 19,9%. Липидный статус оценивался совместно с системой ПОЛ-АОС и СРБ (таб. 3.).

Таблица 3.

Динамика показателей липидного спектра, перекисного окисления лпидов, С-реактивного белка у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (М, δ, m, ДИ).

Показатели

 

До лечения

(n=30)

После лечения

(n=30)

р

М

δ

ДИ

М

δ

ДИ

ОХС, ммоль/л

5,88

1,17

5,44-6,31

5,21

0,86

4,89-5,53

<0,01

ТГ, ммоль/л

1,80

0,68

1,54-2,06

1,73

0,55

1,53-1,94

>0,05

ЛПВП,

ммоль/л

1,17

0,23

1,09-1,26

1,30

0,20

1,23-1,38

<0,05

ЛПНП, ммоль/л

3,89

1,06

3,50-4,28

3,13

0,73

2,86-3,40

<0,001

ИА

4,17

1,40

3,65-4,70

3,07

0,81

2,77-3,37

<0,001

СРБ мг/л

7,29

5,95

5,06-9,51

6,19

5,13

4,27-8,11

>0,05

Е220гпт.ф.

Е/ml

2,36

1,73

1,71-3,01

1,90

1,23

1,44-2,36

>0,05

Е220изп.ф.

Е/ml

4,02

1,86

3,33-4,72

4,69

1,15

4,26-5,12

>0,05

Е278гпт.ф.

Е/ml

0,40

0,82

0,10-0,70

0,20

0,20

0,12-0,27

>0,05

Е278изп.ф.

Е/ml

1,29

0,57

1,08-1,51

1,36

0,39

1,21-1,50

>0,05

Е232гпт.ф.

Е/ml

1,68

1,81

1,01-2,36

1,21

0,91

0,87-1,55

>0,05

Е232изп.ф.

Е/ml

2,00

0,92

1,66-2,36

2,24

0,60

2,02-2,46

>0,05

Е400гпт.ф.

Е/ml

0,14

0,16

0,08-0,20

0,10

0,09

0,06-0,13

>0,05

Е400изп.ф

Е/ml

0,16

0,42

-0,004-0,31

0,20

0,23

0,11-0,28

>0,05

МДА, нмоль/л

4,45

1,06

4,05-4,84

4,35

0,90

4,02-4,69

>0,05

После терапии метформином достигнуты достоверные количественные изменения: снижение ОХС, ЛПНП, ИА и повышение ЛПВП, что сопровождалось значимыми качественными сдвигами в числе пациентов целевыми уровнями ЛПВП [0,09-0,82; р=0,02]. Из 30 пациентов с дислипидемией у 2-х (6,7%) по всем анализируемым показателям достигнуты целевые значения. Значимых количественных и качественных изменений СРБ не отмечено, однако непрямой противовоспалительный эффект отмечен у 9 (30%), провоспалительный эффект выявлен у 7 (23,3%) пациентов. Не выявлено значимой количественной динамики ПОЛ по анализируемым показателям. В целом отмечена тенденция к перестройке ПОЛ, в виде сохраняющейся активности процессов пероксидации фосфолипидов при снижении активности процессов пероксидации ТГ, что сопровождалось тенденцией к качественным положительным сдвигам в числе пациентов с повышенной активностью ПОЛ по ДК, Е232гпт.ф. [0,93-16,10; р=0,055] и ОШ, Е400изп.ф. [0,06-1,10; р=0,05].

Определенный вклад в степень изменения риска по SCORE принадлежит исходному состоянию углеводного обмена, антропометрической характеристике пациентов, а также динамике углеводного обмена.

При анализе углеводного обмена ИР исходно отмечены повышенные уровни: ГН, НвА1с. В диапазоне целевых уровней находились значения индека HOMA-IR, ИРИ. Повышенные значения ГН (>6,5 мМоль/л) отмечены у 9 (30%) пациентов, НвА1с (> 6,5 %) - у 26 (86,7%) пациентов, ИРИ (>25мЕд/л) - у 2-х (6,7%) и ИРИ (<2мЕд/л) - у 3-х пациентов, HOMA-IR (> 2,76) - у 10 (33,3%) пациентов. При оценке антропометрических параметров исходно отмечено повышение средних значений ИМТ. Повышенные значения ИМТ (25,0 - 30,0 кг/м²) - у 11 (36,7%) и (>30,0кг/м²) - у 19 (63,3%) человек. Динамика состояния углеводного обмена, ИР и ИМТ представлена в таблице 4.

Таблица 4.

Динамика показателей углеводного обмена, инсулинорезистентности, антропометрических у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (М, δ, ДИ)

Показатели

До лечения

(n=30)

После лечения

(n=30)

р

М

δ

ДИ

М

δ

ДИ

ГН ммоль/л

6,16

2,07

5,38-6,93

5,61

1,52

5,03-6,18

> 0,05

HbA1c,%

7,69

1,52

7,13-8,26

7,10

0,96

6,74-7,46

< 0,01

ИРИ мЕд/л

9,74

7,98

6,76-12,71

15,01

11,99

10,53-19,49

< 0,05

HOMA-IR

2,64

2,27

1,79-3,49

3,80

3,02

2,67-4,93

=0,07

ИМТ кг/м²

Муж.

Жен.

31,02

30,66

31,22

3,48

3,83

3,36

29,72-32,32

28,09-33,24

29,60-32,84

30,08

29,70

30,30

3,36

2,91

3,65

28,82-31,33

27,74-31,66

28,54-32,06

<0,001

< 0,05

<0,001

После терапии метформином не достигнуто значимых количественных и качественных изменения значений ГН. Выявлено достоверное снижение НвА1с, что сопровождалось тенденцией к качественным положительным сдвигам в структуре пациентов с целевым уровнем НвА1с [0,89-11,90; р=0,07]. Отмечено значимое повышение ИРИ натощак, за счет пациентов с исходной гипоинсулинемией (ИРИ<2 мЕд/л), достигнувших целевых значений ИРИ. При этом качественных сдвигов структуре пациентов с целевыми уровнями ИРИ не выявлено. Данные изменения привели к тенденции (р=0,07) к повышению уровня HOMA-IR и тенденции к качественным изменениям в числе пациентов с повышенными значениями НОМА-IR [0,13-1,09; р=0,07]. В целом по группе выявлено значимое снижение ИМТ. Получена тенденция (р=0,08) к положительным качественным сдвигам в структуре пациентов с ИМТ>25 кг/м².

Выводы:

  1. Ведущими кардио-метаболическими факторами, ассоциированными с динамикой риска фатальных событий, являются исходные существенные атерогенные морфологические изменения сосудов, выраженный оксидативный стресс и нарушения эндотелийзависимой вазодилатации.
  2. Определяющая роль процессов ПОЛ в формирование динамики риска фатальных осложнений, установленная при регрессионном анализе, не сопровождалась соответствующими количественными и качественными сдвигами.
  3. Возможной причиной несоответствия между определяющей ролью ПОЛ и отсутствием ее параллельной качественной и количественной динамики при терапии метформином является особая биологическая роль пероксидации липидов. Перекисное окисление липидов, выступая в качестве катализатора, даже при незначительных его изменениях, сопровождается существенными сдвигами углеводного и жирового обменов.
  4. Динамика снижения риска фатальных событий на фоне приема метформина ассоциируется со снижением атерогенности липидного спектра крови и активности ПОЛ, уменьшением гиперпродукии оксида азота и его метаболитов.
  5. Уменьшение атерогенности при приеме метформина произошло за счет примерно равного по степени снижения проатерогенных и повышения антиатерогенных фракций липопротеидов.
  6. Положительная динамика углеводного обмена на фоне терапии метформином формируется за счет бивалентного влияния на ИР и ИРИ. Метформин повышает уровень тощакового ИРИ у пациентов с гипоинсулинемией, что можно рассматривать как его опосредованный органопротективный эффект, что, однако, приводит к повышению ИР. У пациентов с гиперинсулинемией, метформин, напротив, снижал уровень ИРИ и, соответственно, ИР.
  7. Традиционная оценка ИР, как показателя углеводного обмена, в узком смысле этого слова, не отражает системных его проявлений, включая липидные, оксидативные компоненты, композитный состав тела. В этом ключе снижение ИМТ, на фоне терапии метформином можно рассматривать как критерий снижение системных проявлений ИР.

Рецензенты:

Вардугина Н.Г., д.м.н., профессор кафедры клинической фармакологии и терапии факультета дополнительного профессионального образования ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России, ГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный медицинский университет» министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Челябинск.

Шапошник И.И., д.м.н., профессор, заведующий кафедры пропедевтики внутренних болезней ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России, ГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный медицинский университет» министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Челябинск.


Библиографическая ссылка

Чернышева С.Ю., Кузин А.И., Камерер О.В. ФАКТОРЫ, АССОЦИИРОВАННЫЕ С ДИНАМИКОЙ РИСКА ФАТАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ У ПАЦИЕНТОВ С САХАРНЫМ ДИАБЕТОМ 2 ТИПА ПРИ ТЕРАПИИ МЕТФОРМИНОМ (СИОФОР) // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 2.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=12550 (дата обращения: 19.06.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074