Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ASSOCIATIVE FACTORS WITH FATAL EVENT RISK DYNAMICS PATIENTS IN MELLITUS TYPE II DIABETES BASED ON METPHORMIN THERAPY (SIOFOR)

Chernysheva S.Yu. 1 Kuzin A.I. 2 Kamerer O.V. 2
1 Federal Сentre of Сardiovascular Surgery “FCCS, Russian Federation Health Ministry
2 State Budget Educational Institution, Higher Professional Education (SBEI, HPE) South Ural State Medical University (SUSMU) Russian Federation Health Ministry
Initial essential aterogenic morphological vessel changes, marked oxidizing stress and endothelial–dependent vas-odilatation are basic cardio-metabolic factors which correlate with fatal risk developments. Decrease of fatal event risk based on metphormin application is associated with reducing aterogenic lipid spectrum and lipid perox-idation activity, reducing nitric oxide hyperproduction (LPA). Contribution of lipid peroxidation dynamics to de-creasing fatal events has associative character without qualitative and quantitative improvements that, most probably, is caused by a biological factor as a biochemical reaction catalyst. Carbohydrate metabolic dynamics based on metphormin therapy is formed at the expense of bivalent influence on insulinresistance and insulin level. Insulin resistance traditional evaluation as carbohydrate metabolism characteristics in the narrow sense does not reflect its systematic manifestation including lipid and oxidizing components, composite body weight. In this re-spect body weight dynamics regarding metphormin therapy can be considered as insulin resistance systematic manifestation criterion.
therapy
metphormin
dynamics
risk
event
fatal
II diabetes
type
mellitus

Введение

Сахарный диабет 2 типа, приводя к кардио-метаболическим и мультифакторным нарушениям углеводного и жирового обменов, оксидативного стресса, субклинического воспаления и дисфункции эндотелия рассматривается как независимая причина смерти [1, 2, 5]. При изучении влияния множественных факторов риска в настоящее время используется стратегия оценки глобального сердечно-сосудистого риска [4]. Метформин, изменяя тканевую инсулинорезистентность, в разной степени оказывает влияние на вышеуказанные нарушения [8, 9]. В связи с этим цель исследования заключалась в выявлении кардио-метаболических факторов ассоциированных с динамикой риска фатальных событий по шкале SCORE у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (СД 2 т), находящихся на терапии метформином.

Материалы и методы

В исследование включено 30 пациентов с СД 2 типа, в том числе 10 мужчин и 20 женщин, за период с 2006 по 2008гг. диагноз сахарный диабет 2 типа был верифицирован, согласно диагностическим критериям сахарного диабета и других нарушений углеводного обмена (ВОЗ, 1999г). Критериями включения в исследовании были: СД 2 типа у пациентов в возрасте от 18 до 65 лет, с индексом массы тела 25,0-39,9кг/м², без инсулинотерапии; согласие пациента и подписание пациентом информированного согласия на участие в исследовании; отсутствие приема метформина в течение предыдущих 2-х недель. Критериями исключения были: СД 1 типа и СД 2 типа, инсулинопотребный у пациентов, наличие у пациентов с СД 2 типа документированных, острых и хронических церебро- и кардиоваскулярных нарушений; состояние кетоацидоза на момент исследования и в предыдущие 6 месяцев у пациентов.

В изучаемой группе 4 пациента курили. Средний возраст пациентов в группе 56,13±5,65, ДИ 54,02-58,24, в возрастной группе от 40 до 49 лет находились 4 пациента, от 50-59 лет - 11 пациентов, от 60 до 65 лет - 13 пациентов. У 21 пациента в анализируемой группе в анамнезе имелась артериальная гипертензия (АГ), при этом повышенные значения систолического артериального давления (САД) более 139 мм рт.ст. были отмечены у 13 человек.

На момент включения 4 пациента были с впервые выявленным СД 2 т и не получали медикаментозную сахароснижающую терапию. Метформин получали 2 пациента, комбинированную терапию: препаратами сульфонилмочевины (СМ) и метформином получали 11 пациентов, диабетон получали 12 пациентов, глинид получал 1 пациент. Пациентам, получавшим метформин (13 человек), метформин отменили на 2 недели, в течение которых они находились на диете и физической нагрузке (2 человека) и монотерапии препаратами СМ (11 человек). Пациенты не получали терапию статинами, в соответствии с алгоритмом специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом 2006г., согласно которым липидкоррегирующая терапия статинами рекомендовалась после достижения компенсации углеводного обмена.

Далее пациенты в течение 3-х мес. получали антигипергликемическую терапию метформином в дозе от 1500-2500мг/сут. (средняя суточная доза 1700 мг), при этом у 7-и пациентов терапия была усилена приемом СМ - диабетон МВ 30мг/сут. Антигипертензивная терапия проводилась блокаторами кальциевых каналов, бета-блокаторами, тиазидоподобным диуретиком (индапамид) в стабильных дозах на протяжении 3-х мес. наблюдения. Все пациенты получали ацетилсалициловую кислоту в дозе 75-100 мг в сутки. Контроль за выполнением рекомендаций и регулярным приёмом лекарственных препаратов проводился по возвращенным блистерам путем подсчета количества принятых таблеток и записям дневника самоконтроля. Все пациенты, включенные в исследование, закончили 3-х мес. курс наблюдения.

Исходно и после 3-х месячной терапии метформином изучались параметры липидного обмена: общий холестерин (ОХС), триглицериды (ТГ), липопротеиды низкой плотности (ЛПНП), липопротеиды высокой плотности (ЛПВП), индекс атерогенности (ИА); углеводного обмена: глюкоза натощак (ГН), гликозилированный гемоглобин (НвА1с), иммуннореактивный инсулин (ИРИ); индекс инсулинорезистентности НОМА-IR; ПОЛ в абсолютных значениях - общие полиеновые (ОП,Е220) гептановая/изопропанольная фазы (гпт./изп.фф.); начальные продукты окисления: диеновые конъюгаты (ДК,Е232гпт./изп.фф.), кетодиены с сопряженными триеновыми (КДсСТ,Е278 гпт./изп.фф.), малоновый альдегид (МДА); конечные продукты гликирования и окисления (КПГиО): основания Шиффа (ОШ,Е400 гпт./изп.фф.); антиоксидантной защиты (АОЗ): каталаза эритроцитов, сыворотки, мочевая кислота; нитроксидэргического статуса: оксид азота (NO), нитраты (NO3), нитриты (NO2); комплексной оценки функции эндотелия: эндотелийзависимая вазодилатация (ЭЗВД-60"), эндоделийнезависимая вазодилатация (ЭНВД), толщина комплекса интима-медия общих сонных артерий (ТКИМ/ОСА), экскреция альбумина с мочой (ЭАМ); маркера воспаления - С-реактивного белка (СРБ); антропометрические: ИМТ, масса тела (МТ), объем талии (ОТ), отношение объема талии к объему бедер (ОТ/ОБ) и степени их изменения (∆) у наблюдаемых пациентов. Риск фатальных событий оценивался по шкале SCORE в модификации для пациентов с СД 2 т [6, 7, 10]. Обработка данных выполнялась с использованием программ Statistica, статистического пакета SPSS, с проведением факторного, регрессионного анализа и методов вариационной статистики. Качественный анализ, с оценкой динамики количества больных, проводился путем расчета отношения шансов (ОШ) с использованием стандартных программ Epilnfo 2000 Version1.1, с поправкой Mantel Haenszel и отношения частот событий с использованием программы Stadia в среде Windows (Кулаичев А.П. 2006г.) [3]. Результаты исследования представлены в виде: М±δ, ДИ; ∆М±m, ∆M%.

Результаты и обсуждение

Исходное значение риска фатальных событий по шкале SCORE у пациентов с СД 2т составило 9,43±7,70 балла, ДИ 6,56-12,31 и находилось в диапазоне высокого риска (5-10%).

После терапии метформином произошло достоверное снижение риска по SCORE до 7,47±6,61 балла, ДИ 5,00-9,93. Степень изменения (∆) SCORE составила -∆1,96±0,74; ∆20,9%. При этом отмечено значимое снижение САД с 130±14,37, ДИ 125,3-136,03 до 122,50±13,57, ДИ 117,4-127,6, что составило ∆САД -10,53±3,89, ∆8,2% и сопровождалось достоверным качественным сдвигом в числе пациентов с целевым уровнем САД [1,39-17,82; р=0,01] Целевые уровни САД достигнуты у 9 (69,2%) пациентов. Достигнуто также достоверное снижение ОХС с 5,88±1,17, ДИ 5,44-6,31 до 5,21±0,86, ДИ 4,89-5,53, что составило ∆ -0,66±0,21, ∆11,3%.

С целью выявления дополнительных, независимых переменных, определяющих формирование сердечно-сосудистого риска, нами проведен факторный анализ, в результате которого выделены 26 показателей. Из них исходный статус характеризовали 16 переменных: ЭЗВД,D, ЭНВД,D, ЭЗВД,Vs-60", NO, NO2, NO3, Е278гпт./изп. фф., Е232гпт./изп. фф., ЛПНП, ТКИМ/ЛОСА, ИРИ, НОМА-IR. СРБ, ИМТ и 10 переменных, характеризовали степени изменения (∆) показателей: ∆Е278гпт/изп.фф., ∆Е232гпт.ф., ∆ЛПНП, ∆ЭНВД,D, ∆ТКИМ/ЛОСА, ∆ТКИМ/ПОСА, ∆НОМА-IR, ∆ГН, ∆ЭАМ на фоне терапии метформином.

Для выявления связи ∆SCORE с выявленными независимыми переменными, проведен регрессионный анализ, результатом которого стало уравнение регрессии (таб. 1.).

∆SCORE = 3,41 - 3,41ТКИМ/ПОСА,исх. + 1,50ОШ,Е400изп.ф.,исх. - 0,76ЭЗВД,D-60",исх. + 0.23МДА,исх. + 0,10ГН,исх. + 1,32∆ЛПВП + 0,84∆ТГ - 0,69∆Е278,изп.ф.- 0,26∆NO3. Константа и все коэффициенты значимы

Таблица 1.

Таблица регрессионного анализа

Модель

Нестандартные коэффициенты

 

р

Доверительный интервал для В

В

Станд. ошибка

Нижняя граница

Верхняя граница

1

Константа

3,41

0,95

0,002

1,42

5,39

2

ТКИМ/ПОСА,исх.

-3,41

0,82

0,0001

-5,11

-1,70

3

ОШ,Е400,изп.ф.исх.

1,50

0,27

0,0001

0,94

5,06

4

ЭЗВД, D-60"исх.

-0,75

0,16

0,0001

-1,10

-0,41

5

МДА, исх.

0,23

0,10

0,03

0,02

0,43

6

ГН,исх.

0,10

0,04

0,04

0,005

0,19

7

∆ЛПВП

1,32

0,41

0,004

0,46

2,18

8

∆ТГ

0,84

0,13

0,0001

0,57

1,11

9

∆Е278,изп.ф

-0,69

0,16

0,0001

-1,01

-0,36

10

∆NO3

-0,26

0,01

0,01

-0,05

-0,01

Согласно полученной регрессионной модели, наиболее весомый вклад в снижении риска фатальных событий вносят исходное состояние структурного ремоделирования сосуда, активности пероксидации липидов - КПОиГ, МДА, эндотелийзависимой вазодилатации и тощаковой гликемии. Значимую роль в степени изменения фатального риска играет динамика липидного и нитроксидэргического обменов, а также динамика начальных продуктов ПОЛ. Данную закономерность можно рассматривать как кардио-метаболическую модель динамики формирования риска фатальных событий.

Соответственно, нами были проанализированы исходные значения указанных независимых показателей - функции эндотелия, липидного, углеводного обменов, ИР, а также их количественная и качественная динамика, с оценкой степени изменения анализируемых показателей.

Исходно выявлено увеличение ТКИМ (≥0,9 мм) у 26 (87%) пациентов. Увеличение ТКИМ/ОСА отмечено у 11 (36,5%) пациентов. Атеросклеротические бляшки (АСБ) ОСА выявлены у 14 (47%) пациентов, со степенью стеноза: у 7 (23%) до 30%, у 4-х (13%) до 50% и у 3-х (10%) пациентов от 50 до 70%. При проведении пробы с реактивной гиперемией, нормальная реакция сосуда в ответ на окклюзию отмечена у 3 (10%), вазоконстрикторная реакция - у 14 (46,7%), недостаточная степень вазодилатации - у 13 (43,3%) пациентов. При проведении пробы с нитроглицерином нормальная реакция отмечена у 17 (56,7%) пациентов. При оценке нитроксидэргического статуса исходно выявлено повышение средних значений: NO на 52,3%, NO3 на 31,7%, NO2 на 146,9%. Микроальбуминурия (МАУ) выявлена у 10 (33,3%) пациентов.

Данные динамики выделенных, независимых показателей регрессионного анализа представлены в таблице 2. На фоне терапии метформином отмечена достоверная положительная качественная динамика в численной структуре пациентов с целевыми значениями ТКИМ на одной из ОСА [1,27-12,58; р=0,02]. У 1-го пациента с АСБ выявлено уменьшение степени стеноза правой ОСА (ПОСА) и левой ОСА (ЛОСА) на 5%. Достоверных количественных сдвигов данных показателей не произошло. Отмечена тенденция к снижению значений NO (р=0,08), NO2 (р=0,06), что не сопровождалось достоверными качественными сдвигами в количестве пациентов. Средние значения оставались повышенными относительно их значений у здоровых людей: NO на 30,8%, NO3 на 14,4%, NO2 на 106,4%. Выявлены положительные достоверные сдвиги в количестве пациентов с нормоальбуминурией [1, 57-13,87; р=0,005].

Таблица 2.

Динамика показателей функции эндотелия у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (М, δ, ДИ).

Показатели

До лечения

После лечения

р

М

δ

ДИ

М

δ

ДИ

ТКИМ/ПОСА

0,91

0,12

0,87-0,96

0,87

0,15

0,82-0,93

>0,05

ТКИМ/ЛОСА

0,92

0,14

0,86-0,97

0,92

0,14

0,87-0,98

>0,05

ЭЗВД,Dмм

3,74

0,54

3,53-3,94

3,77

0,62

3,54-4,00

>0,05

ЭЗВД, Vs

см/с

78,82

19,01

71,72-85,92

81,04

14,46

75,64-86,44

>0,05

ЭЗВД,D

мм-60"

3,96

0,72

3,69-4,23

3,90

0,63

3,67-4,14

>0,05

ЭЗВД,Vs

см/с-60"

76,02

14,66

70,55-81,50

80,48

14,87

74,93-86,03

>0,05

ЭЗВД,D%

-60"

5,72

8,28

2,63-8,82

4,07

9,31

0,59-7,55

>0,05

ЭНВД,D

мм

3,79

0,64

3,55-4,03

3,70

0,72

3,43-3,97

>0,05

ЭНВД,Vs

см/с

76,84

18,00

70,12-83,57

81,04

13,91

75,85-86,24

>0,05

ЭНВД,D

мм -2'

4,22

0,69

3,96-4,48

4,19

0,61

3,96-4,41

>0,05

ЭНВД, Vs см/с -2'

87,05

22,06

78,81-95,29

87,64

20,12

80,13-95,16

>0,05

ЭНВД,D%

11,70

7,67

8,83-14,56

14,75

11,69

10,38-19,11

>0,05

NO

мкМоль/л

28,26

8,76

24,92-31,59

24,28

7,08

21,64-26,93

0,08

NO3

мкМоль/л

20,10

7,73

17,15-23,04

17,46

6,04

15,20-19,71

>0,05

NO2

мкМоль/л

8,16

2,49

7,21-9,11

6,81

2,32

5,95-7,68

0,06

ЭАМ мг/сут.

28,69

27,95

18,28-39,19

36,52

44,30

19,98-53,06

>0,05

Согласно результатам факторного и регрессионного анализа, значимую роль в динамике риска по шкале SCORE имеют исходное состояние активности процессов пероксидации липидов и воспаления, а также динамика липидного обмена и процессов ПОЛ. При оценке липидного статуса исходно выявлены повышенные уровни: ОХС (>4,5 ммоль/л) - у 26 (86,7%); ТГ (>1,7 ммоль/л) - у 16 (53,3%); ЛПНП (>2,5ммоль/л) - у 26 (86,7%); ИА (>3,0) 24 (80%) пациентов и сниженные значения ЛПВП (у мужчин<1,0 и у женщин <1,2ммоль/л) - у 17 (56,7%) пациентов, из них 5 (29,4%) мужчин и 12 (70,6%) женщин. Исходно среднее значение СРБ соответствовало критериям субклинического воспаления. Сравнение показателей ПОЛ сыворотки крови по абсолютным и относительным значениям со значениями этих показателей у практически здоровых людей выявило высокую активность процессов пероксидации липидов в данной группе. Абсолютные значения показателей ПОЛ в гептановой и изопропанольной фазах выше, чем у здоровых людей на: ОП, Е220 168% и 11,05%; ДК,Е232 на 150,8% и 47,1% соответственно; КДсСТ,Е278 на 55,4% - в изопропанольной фазе; а ОШ,Е400 в гептановой фазе на 75% и МДА на 19,9%. Липидный статус оценивался совместно с системой ПОЛ-АОС и СРБ (таб. 3.).

Таблица 3.

Динамика показателей липидного спектра, перекисного окисления лпидов, С-реактивного белка у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (М, δ, m, ДИ).

Показатели

 

До лечения

(n=30)

После лечения

(n=30)

р

М

δ

ДИ

М

δ

ДИ

ОХС, ммоль/л

5,88

1,17

5,44-6,31

5,21

0,86

4,89-5,53

<0,01

ТГ, ммоль/л

1,80

0,68

1,54-2,06

1,73

0,55

1,53-1,94

>0,05

ЛПВП,

ммоль/л

1,17

0,23

1,09-1,26

1,30

0,20

1,23-1,38

<0,05

ЛПНП, ммоль/л

3,89

1,06

3,50-4,28

3,13

0,73

2,86-3,40

<0,001

ИА

4,17

1,40

3,65-4,70

3,07

0,81

2,77-3,37

<0,001

СРБ мг/л

7,29

5,95

5,06-9,51

6,19

5,13

4,27-8,11

>0,05

Е220гпт.ф.

Е/ml

2,36

1,73

1,71-3,01

1,90

1,23

1,44-2,36

>0,05

Е220изп.ф.

Е/ml

4,02

1,86

3,33-4,72

4,69

1,15

4,26-5,12

>0,05

Е278гпт.ф.

Е/ml

0,40

0,82

0,10-0,70

0,20

0,20

0,12-0,27

>0,05

Е278изп.ф.

Е/ml

1,29

0,57

1,08-1,51

1,36

0,39

1,21-1,50

>0,05

Е232гпт.ф.

Е/ml

1,68

1,81

1,01-2,36

1,21

0,91

0,87-1,55

>0,05

Е232изп.ф.

Е/ml

2,00

0,92

1,66-2,36

2,24

0,60

2,02-2,46

>0,05

Е400гпт.ф.

Е/ml

0,14

0,16

0,08-0,20

0,10

0,09

0,06-0,13

>0,05

Е400изп.ф

Е/ml

0,16

0,42

-0,004-0,31

0,20

0,23

0,11-0,28

>0,05

МДА, нмоль/л

4,45

1,06

4,05-4,84

4,35

0,90

4,02-4,69

>0,05

После терапии метформином достигнуты достоверные количественные изменения: снижение ОХС, ЛПНП, ИА и повышение ЛПВП, что сопровождалось значимыми качественными сдвигами в числе пациентов целевыми уровнями ЛПВП [0,09-0,82; р=0,02]. Из 30 пациентов с дислипидемией у 2-х (6,7%) по всем анализируемым показателям достигнуты целевые значения. Значимых количественных и качественных изменений СРБ не отмечено, однако непрямой противовоспалительный эффект отмечен у 9 (30%), провоспалительный эффект выявлен у 7 (23,3%) пациентов. Не выявлено значимой количественной динамики ПОЛ по анализируемым показателям. В целом отмечена тенденция к перестройке ПОЛ, в виде сохраняющейся активности процессов пероксидации фосфолипидов при снижении активности процессов пероксидации ТГ, что сопровождалось тенденцией к качественным положительным сдвигам в числе пациентов с повышенной активностью ПОЛ по ДК, Е232гпт.ф. [0,93-16,10; р=0,055] и ОШ, Е400изп.ф. [0,06-1,10; р=0,05].

Определенный вклад в степень изменения риска по SCORE принадлежит исходному состоянию углеводного обмена, антропометрической характеристике пациентов, а также динамике углеводного обмена.

При анализе углеводного обмена ИР исходно отмечены повышенные уровни: ГН, НвА1с. В диапазоне целевых уровней находились значения индека HOMA-IR, ИРИ. Повышенные значения ГН (>6,5 мМоль/л) отмечены у 9 (30%) пациентов, НвА1с (> 6,5 %) - у 26 (86,7%) пациентов, ИРИ (>25мЕд/л) - у 2-х (6,7%) и ИРИ (<2мЕд/л) - у 3-х пациентов, HOMA-IR (> 2,76) - у 10 (33,3%) пациентов. При оценке антропометрических параметров исходно отмечено повышение средних значений ИМТ. Повышенные значения ИМТ (25,0 - 30,0 кг/м²) - у 11 (36,7%) и (>30,0кг/м²) - у 19 (63,3%) человек. Динамика состояния углеводного обмена, ИР и ИМТ представлена в таблице 4.

Таблица 4.

Динамика показателей углеводного обмена, инсулинорезистентности, антропометрических у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (М, δ, ДИ)

Показатели

До лечения

(n=30)

После лечения

(n=30)

р

М

δ

ДИ

М

δ

ДИ

ГН ммоль/л

6,16

2,07

5,38-6,93

5,61

1,52

5,03-6,18

> 0,05

HbA1c,%

7,69

1,52

7,13-8,26

7,10

0,96

6,74-7,46

< 0,01

ИРИ мЕд/л

9,74

7,98

6,76-12,71

15,01

11,99

10,53-19,49

< 0,05

HOMA-IR

2,64

2,27

1,79-3,49

3,80

3,02

2,67-4,93

=0,07

ИМТ кг/м²

Муж.

Жен.

31,02

30,66

31,22

3,48

3,83

3,36

29,72-32,32

28,09-33,24

29,60-32,84

30,08

29,70

30,30

3,36

2,91

3,65

28,82-31,33

27,74-31,66

28,54-32,06

<0,001

< 0,05

<0,001

После терапии метформином не достигнуто значимых количественных и качественных изменения значений ГН. Выявлено достоверное снижение НвА1с, что сопровождалось тенденцией к качественным положительным сдвигам в структуре пациентов с целевым уровнем НвА1с [0,89-11,90; р=0,07]. Отмечено значимое повышение ИРИ натощак, за счет пациентов с исходной гипоинсулинемией (ИРИ<2 мЕд/л), достигнувших целевых значений ИРИ. При этом качественных сдвигов структуре пациентов с целевыми уровнями ИРИ не выявлено. Данные изменения привели к тенденции (р=0,07) к повышению уровня HOMA-IR и тенденции к качественным изменениям в числе пациентов с повышенными значениями НОМА-IR [0,13-1,09; р=0,07]. В целом по группе выявлено значимое снижение ИМТ. Получена тенденция (р=0,08) к положительным качественным сдвигам в структуре пациентов с ИМТ>25 кг/м².

Выводы:

  1. Ведущими кардио-метаболическими факторами, ассоциированными с динамикой риска фатальных событий, являются исходные существенные атерогенные морфологические изменения сосудов, выраженный оксидативный стресс и нарушения эндотелийзависимой вазодилатации.
  2. Определяющая роль процессов ПОЛ в формирование динамики риска фатальных осложнений, установленная при регрессионном анализе, не сопровождалась соответствующими количественными и качественными сдвигами.
  3. Возможной причиной несоответствия между определяющей ролью ПОЛ и отсутствием ее параллельной качественной и количественной динамики при терапии метформином является особая биологическая роль пероксидации липидов. Перекисное окисление липидов, выступая в качестве катализатора, даже при незначительных его изменениях, сопровождается существенными сдвигами углеводного и жирового обменов.
  4. Динамика снижения риска фатальных событий на фоне приема метформина ассоциируется со снижением атерогенности липидного спектра крови и активности ПОЛ, уменьшением гиперпродукии оксида азота и его метаболитов.
  5. Уменьшение атерогенности при приеме метформина произошло за счет примерно равного по степени снижения проатерогенных и повышения антиатерогенных фракций липопротеидов.
  6. Положительная динамика углеводного обмена на фоне терапии метформином формируется за счет бивалентного влияния на ИР и ИРИ. Метформин повышает уровень тощакового ИРИ у пациентов с гипоинсулинемией, что можно рассматривать как его опосредованный органопротективный эффект, что, однако, приводит к повышению ИР. У пациентов с гиперинсулинемией, метформин, напротив, снижал уровень ИРИ и, соответственно, ИР.
  7. Традиционная оценка ИР, как показателя углеводного обмена, в узком смысле этого слова, не отражает системных его проявлений, включая липидные, оксидативные компоненты, композитный состав тела. В этом ключе снижение ИМТ, на фоне терапии метформином можно рассматривать как критерий снижение системных проявлений ИР.

Рецензенты:

Вардугина Н.Г., д.м.н., профессор кафедры клинической фармакологии и терапии факультета дополнительного профессионального образования ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России, ГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный медицинский университет» министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Челябинск.

Шапошник И.И., д.м.н., профессор, заведующий кафедры пропедевтики внутренних болезней ГБОУ ВПО ЮУГМУ Минздрава России, ГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный медицинский университет» министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Челябинск.