Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

INFLUENCE OF PARTIAL LIGHT DEPRIVATION ON MELATONIN EXCHANGE AND WOMEN HORMONAL STATUS IN PERIMENOPAUSAL PERIOD

Zavodnov O.P. 1
1 FSBE "Rostov-on-Don research institute of obstetrics and pediatrics"
The article presents data on investigation of 6-sulfatoximelatonine urine level, honadotropic hormones (LH, FSH), estriol, progesterone and testosterone blood serum level in women before and after partial light deprivation, that was achieved with the help of light-shielding polycarbonate lenses. We revealed normalization of melatonine level and other hormones in using of partial light deprivation in women with climacteric disorders. The most significant effect was showed in women with neuro-vegetative form of climacteric syndrome in perimenopausal period in comparison with menopause. Increased secretion of melatonin is an adaptive response of the body to the increase production of gonadotropins. A significant decrease of gonadotropins after partial light deprivation seems to be associated with an increase in the blocking effect of melatonin, which level is greatly increased in light deprivation.
climacteric syndrome.
perimenopausal period
honadtropic and sex hormones
6-sulfatoximelatonine
melatonine exchange
polycarbonate lenses
partial light deprivation

Введение.

Вопросы психофизиологии климактерического периода все чаще рассматриваются в современной литературе. Значительное внимание в этих исследованиях уделено психофизиологическим аспектам возникновения различных осложнений на этапе перименопаузы [7]. В последние годы существенные преобразования среды обитания и увеличение числа внешних стрессоров сопровождаются изменением привычных способов адаптации женского организма, в связи с чем все чаще отмечается патологическое течение климактерического периода (КП) (до 50% женщин в популяции); у 65-70% патологический климактерий протекает в виде климактерического синдрома (КС) [5; 7].

Патогенез климактерического синдрома нельзя считать окончательно изученным. На сегодняшний день принято считать, что КС определяется инволюционными процессами в яичниках и ослаблением их гормональной функции. У 60-80% женщин имеют место различные клинические проявления эстрогендефицитного состояния [4; 7], что сопровождается нейровегетативными, метаболическими и психоэмоциональными нарушениями.

В связи с выраженными  изменениями цикла «сон - бодрствование» у женщин во время климакса, отмечается значительный интерес к изучению регуляторной  роли эпифиза и свойств его гормонов, особенно мелатонина [6]. В связи с биоритмологическим характером деятельности эпифиз с помощью мелатонина обеспечивает модуляторную подстройку метаболических процессов женского организма к меняющимся в течение суток условиям среды обитания. Эстрогендефицитное состояние, развивающееся на фоне возрастного снижения и «выключения» функции яичников, которое характерно для женщин в постменопаузе, может сопровождаться развитием нейроэндокринных изменений, в частности изменением функции гипоталамической и лимбической систем и секреции нейрогормонов. В состоянии постменопаузы изменяется синтез, выделение и активность нейротрансмиттеров, пластичность и синаптические связи нейронов. Механизм нейроэндокринных изменений на уровне гипоталамической и лимбической систем заключается в снижении допаминергического и увеличении норадренэргического тонуса, что связано со снижением активности опиоидэргической системы. Так, доказано, что гонадэктомия снижает концентрацию дофамина и повышает концентрацию норадреналина в гипоталамусе. Кроме того, возрастает активность тирозин-гидроксилазы, а, следовательно, и скорость кругооборота норадреналина в центральной нервной системе [8]. В свою очередь, изменение активности катехоламинов играет значительную роль в работе репродуктивной системы. Так было показано, что хроническое введение старым самкам крыс L-дофа восстанавливает у них эстральные циклы [10]. В настоящее время получено множество убедительных данных о влиянии мелатонина на процессы полового созревания и репродукции. Об этом, в частности, свидетельствует обнаружение рецепторов, чувствительных к этому гормону в репродуктивных органах и наличие рецепторов, чувствительных к половым стероидам в эпифизе [9].

Как уже указывалось выше, мелатонин обладает антигонадотропными свойствами. У человека резкое снижение уровня мелатонина в период полового созревания, продолжающееся в среднем до 20-летнего возраста, способствует активации гонадотропной функции гипофиза, выработке фолликулостимулирующего (ФСГ) и лютеинизирующего (ЛГ) гормонов, что оказывает стимулирующее влияние на половые железы. Этот механизм обеспечивает включение репродуктивной функции [7]. В настоящее время проводятся исследования, посвященные изучению роли мелатонина в патогенезе климактерического синдрома. Существует предположение, что десинхронизация цикличности работы эпифиза, проявляющаяся в прогрессирующем снижении амплитуды ночных пиков мелатонина, может быть причиной наступления менопаузы. В экспериментальной модели при постоянном воздействии света и соответствующем снижении его уровня у крыс развивается персистирующий эструс, являющийся физиологическим эквивалентом климактерического периода у женщин. Установлено, что постоянное освещение приводит к нарушению гормонального баланса и ускоряет процессы старения. Ключевая роль в этих нарушениях отводится нарушению циклической продукции гонадотропинов и половых стероидов на фоне изменения уровня мелатонина [1].

Цель исследования. Изучение характера изменений уровня мелатонина и половых гормонов при создании частичной световой депривации с помощью поликарбонатных линз и выявление коррекционного эффекта у женщин с климактерическими нарушениями в перименопаузальном периоде.

Материалы и методы исследования. Всего было обследовано 184 женщины в возрасте от 35 до 60 лет. Критериями включения при формировании групп явились классификация стадий и номенклатур репродуктивного и пострепродуктивного периодов жизни женщины [7]. На основании проведенных ретроспективных обследований были сформированы следующие группы: I группу составили 63 женщины позднего репродуктивного возраста (35-40 лет), у которых полностью отсутствовали любые проявления климактерических нарушений. Две основные группы составили женщины в периоде перименопаузы: во II группу вошли 59 женщин в периоде пременопаузы от 41 года до 50 лет; в III группу - 62 женщин в периоде постменопаузы от 51 года до 60 лет. В рамках основных групп обследования на основании субъективной оценки климактерических нарушений по индексу Куппермана в модификации Е.В. Уваровой были выделены подгруппы: в подгруппу ІІа вошли пациентки в периоде пременопаузы без проявлений климактерического синдрома (34) и ІІб - с его наличием (25); в подгруппу ІІІа вошли пациентки в периоде постменопаузы без проявлений климактерического синдрома (15) и ІІIб - с его наличием (47).

У женщин II и III групп проводили частичную световую депривацию (при ограничении поступления светового потока в глаза женщины в условиях естественной освещенности) при помощи оптических линз с фотохромным покрытием: минеральные фотохромные линзы «Glare Control» компании «Corning». Линзы выполнены из шести типов фотохромных минеральных материалов, поглощающих видимый синий диапазон спектра и различающихся границей отрезания коротковолновой области спектра - от 450 до 550 нм. Они предназначены для людей, страдающих повышенной светочувствительностью, и в них предусмотрена автоматическая подстройка линзы к уровню освещенности. Использование очков со светозащитными линзами осуществлялось ежедневно в условиях пребывания на открытом солнце курсом не менее 30 дней в период с мая по октябрь.

Результаты исследований. При изучении суточного цикла «сон - бодрствование» особое внимание уделяется исследованию регуляторной роли эпифиза и свойств его гормонов, особенно мелатонина [1]. В связи с биоритмологическим характером деятельности эпифиз посредством мелатонина обеспечивает модуляторную подстройку метаболических процессов женского организма к меняющимся в течение суток условиям среды обитания. Возрастное снижение секреции мелатонина сигнализирует о расстройстве пинеального и гипофизарного контроля над яичниковой цикличностью и о прогрессивном угасании фертильной функции женщины [6]. В последние годы установлен факт, что секреция мелатонина в суточном цикле «сон - бодрствование» у стареющих организмов представляет собой один из важнейших подходов к лечению и профилактике возрастных заболеваний, в том числе к лечению климактерического синдрома [2].

На первом этапе исследования был проведен анализ показателей экскреции 6-СОМТ у женщин обследуемых групп (таблица 1). Обнаружено достоверное снижение уровня мелатонина в утренней моче женщин периодов перименопаузы по сравнению женщинами репродуктивного периода (в 1,9 и 3,8 раза в подгруппе IIа и IIб соответственно; в 2 и 4,7 раза в подгруппе IIIа и IIIб соответственно) (таблица 1). Полученные данные совпадают с результатами, представленными ранее другими авторами [3].

Таблица 1 - Уровень 6-сульфатоксимелатонина у женщин обследуемых групп (М±m)

 

І n=63

ІІа n=34

ІІб n=25

ІІІа n=15

ІІІб n=47

Уровень 6-СОМТ

71,9±16,4**/***

42,8±12,3*/**/***

18,5±11,3*

35,3±9,4*/***

15,4±10,2*

р<0,05;

* статистически обоснованные различия относительно І группы;

** статистически обоснованные различия относительно ІІб группы;

*** статистически обоснованные различия относительно ІІІб группы.

Полученные результаты свидетельствуют о более низких значениях мелатонина в пременопаузальном и менопаузальном периодах, что соответствует данным литературы [1]. Ключевая роль в этих изменениях отводится нарушению циклической продукции гонадотропинов и половых стероидов, происходящая на фоне уменьшения экскреции мелатонина [6].

В зависимости от степени тяжести климактерического синдрома (менопаузальный индекс Куппермана-Уваровой) у женщин IIб и IIIб групп было обнаружено, что уровень мелатонина сульфата в суточной моче у женщин с тяжелой формой КС как во IIб, так и IIIб группах составлял 34,87±3,2 нг/мл и 32±2,8 нг/мл соответственно, что в 2,3 раза ниже, чем у женщин без КС. При КС средней и легкой степени тяжести показатели достоверно не отличались и составили 45,12±7,64 нг/мл во IIб и 44,2±3,5 нг/мл в IIIб группах (при среднетяжелой форме КС) и  46,76±11,53 нг/мл во IIб и 46,01±9,81 нг/мл в IIIб группах (при легкой форме КС).

На следующем этапе исследования проводилось изучение особенностей мелатонинового обмена до и после частичной световой депривации у женщин с наличием климактерических нарушений в пременопаузальном и менопаузальном периодах (табл. 2). В результате использования поликарбонатных линз выявлено модулирующее влияние световой депривации на мелатониновый обмен, что выражалось в повышении уровня 6-сульфатоксимелатонина в утренней моче женщин. После проведения частичной световой депривации в подгруппе IIб обнаружено достоверное (р<0,005) увеличение секреции 6-сульфатоксимелатонина в 2,1 раза, в постменопаузе (IIIб группа) - в 2,5 раза (таблица 2).

Таблица 2 - Показатели 6-сульфатоксимелатонина у женщин обследуемых групп до и после частичной световой депривации (М±m)

 

І n=63

ІІа n=34

ІІб n=25 до чсд

ІІб n=25 после чсд

ІІІа n=15

ІІІб n=47 до чсд

ІІІб n=47 после чсд

Уровень 6-СОМТ

71,9±16,4

42,8±12,3

18,5±11,3*

39,7±11,3

35,3±9,4

15,4±10,2*

 

39,2±12,5

p<0.005;

* - статистически обоснованные различия между одноименными группами до и после частичной световой депривации.

Как указывалось выше, в патогенезе климактерических нарушений основная роль принадлежит изменению гормонального статуса. Особую роль играет повышение уровня гонадотропинов, которое сопровождается дефицитом эстрогенов. Это создает для организма ситуацию стресса и активирует энергетический обмен, причем стрессовое воздействие реализуется как на уровне центральной нервной системы и общих регуляторных систем, так и на клеточном уровне. При этом снижение пластических возможностей может привести к срыву адаптации. В то же время у женщин в пременопаузальном периоде мы наблюдали наличие различных проявлений КС, при незначительном снижении уровня эстрагенов и нормальном уровне гонадотропных гормонов.

В результате исследования гормонального статуса у женщин в периоде постменопаузы, несмотря на субъективное улучшение состояния, после терапевтического воздействия и уменьшения проявлений КС уровень гормонов достоверно не изменялся. Тогда как у женщин в пременопаузальном периоде после проведения частичной световой депривации нами обнаружено достоверное снижение уровня ЛГ и ФСГ в группе IIб в 2,2 и  3,6 раза соответственно (табл. 3). При этом периферическое звено - уровень эстрадиола и прогестерона повысился на 40% и 70% соответственно. Постепенное снижение уровня общего тестостерона происходит в периоде перименопаузы по мере снижения продукции андрогенов в яичниках и коре надпочечников. После частичной световой депривации нами обнаружено двухкратное увеличение его уровня у женщин в пременопаузе в пределах физиологической для репродуктивного периода нормы.

Таблица 3 - Показатели гормонального профиля пациенток обследуемых групп до и после частичной световой депривации

 

І n=63

ІІа n=34

ІІб n=25 до чсд

ІІб n=25 после чсд

ІІІа n=15

ІІІб n=47 до чсд

ІІІб n=47 после чсд

ЛГ, мМЕ/л

4,1±0,8

6,2±1,1

9,1±1,3

4,2±0,7*

20,7±2,3

29,8±4,1

27,5±3,1

ФСГ, мМЕ/л

5,3±1,2

9,3±0,8

12,4±1,9

3,4±0,6*

35,0±4,2

42,8±3,2

39,8±4,7

Эстрадиол общий, пг/мл

63,3±4,7

42,8±1,2

30,2±4,7

51,9±8,8*

31,5±4,1

20,7±3,7

26,4±5,2

Прогестерон, нг/мл

5,2±0,7

4,1±1,1

2,1±0,7

6,4 ±1,1*

3,4±0,7

2,0±0,5

3,6±0,8

Тестостерон общий, нг/л

1,2±0,1

0,9±0,2

0,6±0,1

1,4±0,6*

0,7±0,2

0,5±0,3

0,7±0,3

p<0,005;

* - статистически обоснованные различия между одноименными группами до и после частичной световой депривации.

Выводы. Выявленные закономерности подтверждают существование отрицательной обратной связи между уровнем секреции мелатонина и концентрацией эстрогенов в плазме крови. Кроме того, повышение секреции мелатонина является адаптивной реакцией организма на увеличение продукции гонадотропинов. Обнаруженное нами достоверное снижение уровня гонадотропных гормонов после частичной световой депривации, по-видимому, связано с возрастанием блокирующего эффекта мелатонина, уровень которого на фоне депривирующего воздействия значительно повышается.

Рецензенты:

Крукиер И.И., д.б.н., ведущий научный сотрудник отдела медико-биологических проблем в акушерстве и педиатрии ФГБУ «РНИИАП» Минздрава России, г. Ростов-на-Дону.

Друккер Н.А., д.б.н., главный научный сотрудник отдела медико-биологических проблем в акушерстве и педиатрии ФГБУ «РНИИАП» Минздрава России, г. Ростов-на-Дону.