Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ORMATION AND DEVELOPMENT OF THE KURSK CARPET WEAVING

Fedotova N.A. 1
1 Kursk State University
The history of the Kursk carpet weaving, the history of the formation of the carpet pattern and its changings which it was beard up until the early XX century are presented in this article. Kursk carpet weaving is the part of the weaving industry. In the XVII century the weaving industry had appeared and at this time carpets were already produced. At the period before the Great Reforms there were three types of the pattern – the rappoportnyj carpet, the closed carpet and the santnyj carpet. The classical carpet`s pattern had been formed in the 70-th years of the XIX century, in the period of the heyday of the Kursk carpet weaving. In the 70-80 years there was the process of concretization of the vegetative elements in the carpet`s pattern. The crisis of the carpet weaving had begun in the 80-th years and had the economical and the artistic components which were connected between each other. The economical component was connected with the orientation carpet industry to the city. Different measures were carried for the overcoming of the crisis, but the carpet industry hadn`t developed owing to the dramatic events of the first decades of the XX century.
the santnyj carpet
the closed carpet
the rappoportnyj carpet
manufactory
industry
handcraft
Введение

Для начала обратимся к определению понятия «промысел» Если истолковать его значение в широком смысле слова, то это занятие каким-либо делом, необходимое для получения  материальной выгоды. Эти занятия делятся на две группы: добывание чего-либо (охота, собирательство) и производство чего-то. В данной статье мы будем употреблять данное слово во втором его значении. На территории Курской губернии получили распространение разные виды промыслов, в том числе и ткачество. В данной статье мы обратимся к одному из видов ткацкого промысла - к изготовлению ковров.

Целью нашего исследования является изучение истории становления и развития коврового производств в Курской губернии, а также анализ композиции рисунка курского ковра.

В ходе исследования нами были использованы материалы Государственного архива Курской области, а также «Сборники статистических сведений по Курской губернии» за 1885 г.,  «Курские сборники...» за 1901 и 1902 гг., а также книги «О кустарных промыслах Курской губернии» и «Очерк деятельности Суджанского уездного земства по развитию кустарных промыслов и описание некоторых из них» .

Для обобщения найденного нами материала был применены как метод научного анализа с целью рассмотрения различных черт упадка коврового производства и его причин, так и метод научного синтеза с целью выделения основных причин упадка коврового производства и написания вывода для данной работы.

Основная часть

Издревле Курская губерния славилась своими коврами. Ковровое дело в Курской губернии зародилось одновременно с ткачеством примерно  в XVII в. Однако точное время возникновения данного вида ткацкого промысла на территории губернии не установлено. Исследователь Л. Ф. Шанина пишет: «Курское ковроделие... возникло на базе домашнего ручного ткачества, это затурдняет возможность установления точного времени его зарождения» [8].  Ещё во времена натурального хозяйства ковры, наряду с другой текстильной продукцией, изготовляли на станках-кроснах. Уже тогда «(х)удожественное оформление крестьянских ковров различалось: на массовых, изготовленных для рынка изделиях несложные рисунки чаще всего составлялись из цветных полос клеток, отдельных простых геометрических фигур, повторяющихся в определённом ритме. В коврах, сделанных для себя и на заказ, узоры были сложнее» [1].

Со второй половины XVIII в. ковроделие принимает промысловый характер, в конце XVIII в. появляются первые мануфактуры, а в первой половине XIX в. ковровое производство получает распространение во всех уездах губернии. В дореформенный период в Курской губернии существовало три вида ковров (по композиции): «раппопортные» с бесконечно повторяющимися элементами, «замкнутые» с рисунком в центре чаще всего квадратной формы, окружённым каймой или рядом койм и «сантные» с ассиметричным рисунком. Л. Ф. Шанина в статье «Ковроткачество - гордость курских мастеров» пишет о выставке «Естественных и мануфактурных произведений Курской губернии», организованной в 1837 г., на которой были представлены «...15 ковров, выполненных на помещичьих фабриках различных уездов» [8].

В 60-70-е годы XIX в. ковроделие переживает подъём: складываются основные стилистические особенности курского ковра, размещение растительных элементов на плоскости ковра становится свободным, а растения изображаются более реалистично. Тогда же получает распространение композиция с пышным букетом в центре, окружённым широкой каймой-гирляндой вокруг. Кроме того, в этот период в каждом ковровом центре начинают выделяться свои любимые узоры. Одним из крупнейших ковровых центров губернии второй половины XIX в. являлась д. Косторная Суджанского уезда. Данный промысел возник там в 1860 г., когда дворянка Анна Лукинична Бледнова обратила внимание на ковры, изготовляемые её горничной-уроженкой Щигровского уезда. Вскоре она начала принимать заказы от соседей. Постепенно началось усовершенствование техники производства, заключающееся в замене ткацкого стана пяльцами. Особый интерес к данному ремеслу проявила местная крестьянка Ирина Петровна Долженкова. Вместе с Бледновой они приняли «...первый заказной ковёр для соседней барыни». Вскоре, «...(о)знакомившись насколько было возможно с технологией изделия в доме Бледновой, Долженкова ... начала работать и у себя дома ... После этого к мастерице стали обращаться девицы-односельчанки, пожелавшие научиться изготовлять ковры...» [6].

Однако в 1880-е гг., несмотря на увеличение роли отхожих и кустарных промыслов в жизни населения губернии (А. Ю. Друговская в статье «Народные промыслы и ярмарки Курского края» пишет: «В имеющихся публикациях 80-90-х гг. в. по исследуемой проблеме подчёркивается значение отхожих и кустарных промыслов, как подспорья к земледелию в Курской губернии, выясняются причины данного явления. К числу этих причин относятся  как истощение почв и снижение урожаев, так и значительная густота населения, вызывающие необходимость в каком-либо подспорье к земледелию» [8]), производство ручных ковров переживает упадок, вследствие чего композиция ковра «обедняется». Так, в 1902 г. М. Д. Кутоманов отмечал: «В настоящее время в ... Косторной 14 семейств, занимающихся изделием ковров... Все они, кроме того, занимаются земледелием и вообще работами по своим хозяйствам. Ни одно из 14 семейств изделием ковров не занимается круглый год... Из всех мастериц лишь две заявили, что заработок от изделия ковров составляет для них больше значение, чем от земледелия... По заявлению всех мастериц, размер заработка значительно уменьшился в настоящее время по сравнению с прежним» [6].

Об упадке технологической и эстетической составляющей производства М.Д. Кутоманов писал: «Несовершенство изделий заметно; объясняется оно многими причинами, главнейшие из которых: 1, плохое качество пряжи; ... 2, незнакомство со способами окраски пряжи; 3, примитивное устройство станков; ... 4, отсутствие хороших рисунков; ... 5, несовершенство приёмов самой работы...» [6].

Действительно, с конца 1880-х гг. в ковровых узорах наряду с образцами высокого художественного мастерства, можно было наблюдать перегруженность множеством мелочей и второстепенных деталей, увлечение многоцветностью и натуралистической трактовкой растительных форм. В процессе изготовления ковров стали использовать искусственные красители, которые называли «фуксинами» или «буксинами». Это освобождало мастериц от необходимости пользоваться услугами опытных красильщиц и увеличивало время, затрачиваемое на длительный процесс крашения шерсти. Однако из таких красок получались яркие, кричащие расцветки, и, кроме того, они были нестойки к воде и свету. Влияние на развитие ковроделия оказывали и печатные рисунки, из-за применения которых «цветочные узоры курских ковров ... теряют свою цельность и в значительной мере изменяются и засоряются ...» Наиболее пагубное влияние на народное ковроткачество 1890-х гг. оказали дешёвые печатные картинки, появившиеся во второй половине ХIХ вв. Их издавали различные фирмы для привлечения покупателей. На обертках для мыла и других парфюмерных изделиях печатались узоры для вышивки...» [7]. Вследствие распространения печатных рисунков в композицию ковра стали реже включать народные узоры, поэтому курские ковры стали «обезличиваться», терять местные особенности рисунка.

Кроме того, в это время появилось «расслоение» в среде мастериц - «рядовые» ковровщицы обедняли рисунок в погоне за дешевизной («Основная же масса обыкновенных «мужицких» ковров составлялась почти всегда по одному шаблону - разноцветными клеточками «шашечками»» [8]), а высококвалифицированные - начали изготовлять дорогие ковры для богатых купцов и дворян. Так, в «Сборнике статистический сведений по Курской губернии» упоминаются мастерицы Анна и Варвара Анпилоговы: «Работают они только по заказу, опять-таки вследствие того, что сбыта нет; некуда было бы пристроить свои изделия, если бы они начали работать на продажу. Заказчиками являются духовные и помещики из окрестных селений, а также чиновники ближайших городов, Малоархангельска, Щигров и Курска (следователи, доктора etc.)» [7]. Мастерицы предпочитали производить сырьё самостоятельно, а, во-вторых, не употребляли для изготовления ковров «фуксин», что повышало качество изготовленных ими ковров:: «Простой шерсти мастерицы не покупают. Хватает своей .... (Н)икогда не употребляют линючий фуксин и другие дешёвые краски...» [7]. Наверное, поэтому ковры мастериц представляли собой «...далеко не заурядное явление». Интересно, что в 1882 г. Анна послала два ковра - махровый и гладцовый - на Московскую выставку и получила там серебряную медаль» [7]. Однако в 1901 г. курские ковры, представленные в 1882 г. на Всероссийскую промышленную художественную выставку в Москве, были очень скудны и не отличались совершенством отделки» [3]. Скорее всего, работы Анпилоговых являлись исключением из общей массы.

По мнению А.И. Вернера, основной причиной кризиса ковроткачества в курской губернии являлось отсутствие постоянного рынка сбыта: «Сбыт ... подчинён случайности, а от него ведь зависит ... и всё производство. Благодаря этому промысел падает и умирает медленно, но верною смертью ... (Н)е нынче - завтра производство это совсем рухнет, если, разумеется, не придут к нему на помощь, если не устроят для него правильного кредита  на закупку сырья и не организуют сбыт изделий» [7]. В 1902 г. М. Д. Кутоманов писал: «Скупщиков нет; также не бывает случаев запродажи изделий. Лишь одна мастерица заявляет что, по своей бедности, ей часто приходится получить с заказчика условленную плату частями и даже ковригами хлеба раньше исполнения заказа» [6]. В свою очередь, причиной уменьшения рынка сбыта являлось появление ковров машинного производства с московских фабрик, цена которых была гораздо ниже цены на ковёр ручной работы, так как машинное производство окупалось за счёт большого количества производимых ковров. К примеру, для изготовления одного ковра при машинном производстве требовалось гораздо меньше времени, чем для изготовления ковра ручной работы.

Одной из причин упадка коврового промысла являлось включение его в капиталистические отношения. Так, в 1885 г. А.И. Златоверховников писал: «...(Н)ам кажется, что нигде кустарные промыслы не нуждаются так сильно в сторонней поддержке, как в наших чернозёмных губерниях. Они выросли здесь ещё так недавно и, не успевши достаточно окрепнуть и укорениться, принуждены теперь же вступать в борьбу с сильным противником - капитализмом, который при поддержке железных дорог и разных иных культурных усовершенствований и нововведений последнего времени, всё усиливается, растёт, как сказочный богатырь, не по дням, а по часам» [5]. 

Что касается эстетической составляющей промысла, то основной причиной «обеднения» рисунка ковра являлась его ориентация на город. Во-первых, мастера были вынуждены угождать вкусам покупателя в ущерб эстетической составляющей и традициям рисунка  курского ковра; во-вторых, появилась необходимость изготовлять как можно больше однотипных ковров, как на конвейере, и для творчества в подобном производстве просто не оставалось места.

По поводу преодоления кризиса коврового производства А.И. Вернер в 1885 г. отмечал: «Мы со своей стороны полагаем, что его возможно было поднять ... точно так же, как и умирающее салфеточное и кушачное производство» [7]. Так, попытка Суджанского уездного земства оказать помощь кустарям, занимающимся изготовлением ... ковров, «сводилась к воздействию на усвоение ими усовершенствованных способов производства». С этой целью в 1897 г. управа командировала в Санкт-Петербургскую Мариинскую школу коверщиц и кружевниц одну из мастериц из деревни Косторной...». Ею и была  упомянутая нами выше И.П. Долженкова [6]. В 1899 г. уездное земское собрание ...ассигновало 100 руб. «на первоначальные организационные расходы по принятию мер к улучшению в дер. Косторной» коврового промысла». Кроме того, «собрание уполномочило управу, в случае надобности, кредитоваться на тот же предмет из специальных капиталов губернского земства в размере до 500 руб.» [6]. 1 апреля 1900 года, после возвращения в д. Косторную И.П. Долженковой «...с самыми лучшими отзывами Мариинской практической школы...», земская управа приступила к организации ковёрной мастерской. Помещение «...было безвозмездно предоставлено одним мастерским землевладельцем из купцов г.Гридиным» [6]. Руководство работами было возложено на Долженкову. В «Очерке деятельности Суджанского земства...» отмечается, что деятельность школы-мастерской была успешной - за 1 год 2 месяца (включая летний перерыв) было выручено 186 р. 30 к. от продажи ковров [8]. По мнению автора, основные задачи мастерской сводились к введению в производство ... бархатных ковров с хорошим рисунком и более нежным подбором тонов шерсти, а также выработка «...своего, более или менее оригинального стиля, освоенного на старинных или местных народных мотивах и орнаментах...» [6]. Кроме того, с целью удешевления косторенских ковров в мастерской стремились приблизить их изготовление к машинному производству: С этой целью осенью планировалось провести опыт с так называемым «жаккардовым станком» [6]. Однако, к сожалению, несмотря на подобные новшества, вводимые в мастерской, косторенские ковры всё равно не могли составить конкуренцию более дешёвым коврам машинного производства с московских фабрик.

Но не только Суджанское земство оказывало помощь мастерам коврового производства. Так, в 1899 г. на подобные цели по предложению щигровского городского головы и председателя благотворительной общины г. Есменского ... было ассигновано 100 р. Для выдачи в ссуды кустарям и 25 руб. на приобретение рисунков и было постановлено принять на себя посредничество по сбыту кустарных изделий» [3]. В статье «Народные промыслы и ярмарки Курского края» А. Ю. Друговская пишет: «(В) 1889 г. «было принято специальное решение об устройстве в 1890 г. в г. Курске во время Коренной ярмарки выставки...» ковровых изделий, а «(а)ссигнования на это составили 5000 руб. серебром».  Однако, к сожалению, несмотря на проводимые местными властями меры для поддержания ручного коврового производства, промысел не успел «встать на ноги», так как в первые десятилетия ХХ в. произошли бурные социальные преобразования, коренным образом изменившие ход развития всех народных художественных промыслов и отечественной культуры в целом.

Заключение

С появлением мануфактур ковроделие в Курской губернии приняло промысловый характер, а в первой половине XIX в. оно получило широкое распространение в ряде уездов исследуемого региона, прежде всего Суджанского и Щигровского.

В 60-70-е годы XIX в. происходит подъём коврового производства, а также окончательное формирование как местных особенностей композиции, характерных для всей Курской губернии, так и особенностей композиции ковров различных уездов. В этот же период времени начинают выделяться крупные ковровые центры губернии, например, д. Косторная Суджанского уезда. Однако в конце XIX - начале XX вв., начиная с 1880-х гг., промысел переживает упадок.

 Проанализировав данные различных источников, мы пришли к выводу, что кризис коврового производства Курской губернии конца XIX - начала XX вв. имел две составляющие - экономическую и художественную. Экономические проблемы были связаны с включением ткацких промыслов в капиталистические отношения и ориентацией промысла на город. Что касается второй составляющей, то сказалось включение в композицию ковра элементов из печатных рисунков, а также употребление более дешёвых, но менее качественных красителей для ниток, и, следовательно, уход от традиционного рисунка. Это вело к потере самобытности курских ковров.

Рецензенты:

Сойников А.А., доктор исторических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Курский государственный университет», г.Курск.

Друговская А. Ю., доктор исторических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Курский государственный университет», г.Курск.