Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

DYNAMICS OF THE NUMBER OF GERMANS IN RUSSIA FROM THE MANIFESTOS OF CATHERINE THE GREAT TO THE PRESENT DAYS

Smirnova T.B. 1
1 Omsk State University n.a. F.M. Dostoevskiy
The first «German settlements» have appeared in the cities of Russia during the rule of Ivan IV. Peter the Great issued a Manifesto in 1702, according to which the military experts, scientists, merchants and craftsmen were invited to Russia. Mass resettlement of the Germans in Russia started after the Manifestos of Catherine the Great in 1762 and 1763. The result was the formation of the German colonies in different regions of Russia, mainly in the Volga region, Novorossia, Volyn. In 1941 all Germans were deported from the European part of the USSR in Siberia and Kazakhstan. Dynamics of the number of Germans over 250 years is analyzed in the article. The main source is the population census. Since the release of Manifests up to the collapse of the USSR the number of Germans was constantly growing: in 1796 the number of Germans is 237 thousand people, in 1897 – 1 million 790 thousand, in 1989 – 2 million 40 thousand (in Russia – 842 thousand). In the 1990s, began a rapid decrease the number of Germans in Russia: in 2002 – 597 thousand, in 2010 – 394 thousand. The main reason for this is the mass emigration of Russian Germans to Germany.
the population census
migration
population dynamics
German
Недостаток населения для освоения огромных пространств России - это проблема не только сегодняшнего дня. Сейчас много говорят и пишут о том, что своих людских ресурсов Российскому государству явно не хватает и что поднять экономику невозможно без привлечения иностранных граждан. Следует сказать, что и в прошлом существовали попытки, причем весьма успешные, привлечения иностранных подданных для решения экономических проблем и заселения окраин нашей страны. Речь идет, прежде всего, о колонизационной политике Екатерины II. Именно благодаря ее Манифестам в России появились целые регионы, заселенные колонистами, экономические успехи которых очень скоро продемонстрировали правильность подобной политики, суть которой (выражаясь современным языком) заключалась в привлечении высоких технологий и квалифицированной рабочей силы. Привлечение иностранцев значительно способствовало и решению демографических проблем, поскольку численность новых подданных росла очень быстрыми темпами. К сожалению, события последних 20 лет и масштабы эмиграции практически сводят на нет весь накопленный за 250 лет демографический, культурный и исторический потенциал российских немцев. 

Первый Манифест, позволяющий иностранцам селиться в России, был подписан Екатериной II 4 декабря 1762 г. [7; С. 30]. Манифест являлся декларацией о намерениях проводить политику привлечения людей из-за рубежей государства. Продолжением этого документа стал Манифест от 22 июля 1763 г., который назывался «О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселяться в которых губерниях они пожелают и о дарованных им правах». Манифест объяснял механизм переезда иностранцев в Россию и подробно описывал льготы и привилегии, которые даровались императрицей колонистам.

Эти два Манифеста привели к переселению в Россию большого количества иностранцев, среди которых численно значительно преобладали немцы, что объяснялось крайне тяжелым положением, в котором находились в то время  германские государства.    

Численность немцев, живших в России до издания Манифестов Екатерины II, можно указать лишь ориентировочно. Несколько десятков тысяч человек составляли люди, находившиеся на государственной службе, жители «немецких» слобод в городах и остзейские немцы, ставшие российскими подданными после Северной войны и присоединения прибалтийских земель.

Начавшаяся при Екатерине II интенсивная колонизация слабозаселенных окраин привела к появлению нового сословия среди немцев - колонистов, численность которых увеличивалась быстрыми темпами. С 1763 г. по 1766 г. в Россию были перевезены более 30 тыс. человек, вблизи от г. Саратова было основано 105 колоний [7; С. 40]. Колонии в Поволжье были первым регионом, где немцы (в основном католики и лютеране) стали жить компактно. Вторым таким регионом стало Причерноморье. На земли Новороссии, присоединенные после победы над Турцией в 1774 г., переселялись меннониты из окрестностей Данцига. Эти колонии отличались высоким экономическим развитием и конфессиональной замкнутостью. Кроме этих двух крупных районов немецкие колонии возникли также под Санкт-Петербургом, на Волыни, в Закавказье, в Бессарабии. Численность населения быстро росла, и скоро стали образовываться «дочерние колонии» на Урале, в Сибири, на Дону, Северном Кавказе, в Башкирии и Средней Азии. 

В конце XVIII в., по данным ревизии 1796 г., численность немцев составила 237 тыс. человек (13-е место по империи, 0,3 % всего населения) [8; С. 683].  При проведении первой Всеобщей переписи населения 1897 г., как известно, указывались вероисповедание и язык, а не национальность, поэтому более или менее точная цифра, которую дает нам эта перепись, - 1 млн 790 тыс. человек в Российской империи, говорящих на немецком языке и считающих немецкий язык родным [9].  Таким образом, к концу XIX в. в России существовало более 2 тыс. немецких поселений, численность была около 2 млн, немцы были восьмой по численности этнической группой в стране и составляли 1,4 % населения Империи.

По данным Всесоюзной переписи населения 1926 г., при проведении которой впервые была введена категория «национальность», численность немцев составила 1 млн 240 тыс. человек [3]. Снижение численности немцев в это время на 550 тыс. человек по сравнению с дореволюционным периодом можно объяснить следующими причинами. Во-первых, в границы Советского Союза 1926 г. по сравнению с границами Империи, когда проводилась первая Всеобщая перепись, уже не входили территории западных областей Украины и территория Прибалтики, на которых до революции проживало около 420 тыс. немцев. Во-вторых, в годы гражданской войны началась эмиграция, была повышенная смертность. И, в-третьих, вопросы в переписях относительно национальной и языковой принадлежности различались, поэтому сравнивать их результаты нужно с большой осторожностью.

Также с большими оговорками нужно судить о результатах предвоенных переписей, поскольку в переписи 1937 г. был недоучет, а в переписи 1939 г., наоборот, преувеличение численности всего населения страны. До начала Великой Отечественной войны, по данным переписи 1939 г., без учета западных территорий, в Советском Союзе проживали 1 млн 400 тыс. немцев [4]. Не было зафиксировано какой-либо значительной убыли немецкого населения, несмотря на массовые репрессии и попытки немцев эмигрировать в Америку в связи с коллективизацией. Объяснить этот демографический прирост можно исключительно высокой рождаемостью.   

Следующие результаты численности народов и населения в целом были зафиксированы через 20 лет, в 1959 г. За эти годы произошли колоссальные события, в годы войны была проведена тотальная депортация немцев из европейской части страны в восточные районы, главным образом в Сибирь и Казахстан. Немцы в Советском Союзе стали жить в совершенно других условиях: не в Европе, а в Азии, не в городах, а в сельской местности, не в компактных поселках, а в лагерях и на спецпоселении. После всех этих событий, перепись 1959 г. фиксирует численность немцев в Советском Союзе в 1 млн 620 тыс. человек. Из них в России - 820 тыс. человек, в Казахстане - 660 тыс. человек. Примерно по 40 тыс. немцев проживало в Таджикистане и Киргизии, на Украине - 23 тыс., в остальных республиках - по нескольку тыс. человек [5].  

Последующие годы, вплоть до распада страны, были периодом стабильного увеличения численности немцев в Советском Союзе, во всех его регионах. Основной причиной этого был высокий естественный прирост, который был выше, чем у многих народов нашей страны. Этот прирост объясняется не только значительным количеством среди немцев верующих людей (наибольшей приверженностью к традиционным многодетным семьям отличаются меннониты и баптисты), но и очень высокой долей сельских жителей, которые в отличие от горожан придерживаются более традиционных моделей семейных отношений.  

У немцев изначально была выше доля сельского населения, чем городского, по причине крестьянского характера колонизации, а впоследствии, когда повсеместно началось массовое переселение людей из села в город, у немцев такой возможности переехать в город не было из-за репрессивных административных ограничений. Именно депортация, режим спецпоселения, отсутствие реальной возможности уехать (во всяком случае, для большинства) закрепили немцев в сельской местности, для которой были характерны семьи с большим количеством детей. Например, до войны соотношение городского и сельского населения у немцев и у других народов было примерно одинаковое. По данным переписи 1926 г. доля сельских жителей в целом в СССР составляла 82 %, а среди немцев - 85 %. В 1989 г. в целом по СССР - 34 %, среди немцев - 47 %. По данным переписи 2010 г. доля сельских жителей в России в целом составила 26 %, в том числе среди русских - 23 %. В то же время  доля сельских жителей у немцев продолжала оставаться одной из самых высоких среди народов нашей страны и составила 43 % [2; 3; 6]. Разумеется, процессы демографического перехода от традиционных моделей воспроизводства населения к современным затронули и немцев. Но у них этот процесс происходил медленнее, чем у русских и чем в целом по стране.

Последняя советская перепись 1989 г. зафиксировала численность национальностей накануне распада СССР и является своеобразной точкой отсчета для анализа тех процессов, которые происходили на постсоветском пространстве. По данным этой переписи в СССР проживало 2 млн 40 тыс. немцев. Больше всего в Казахстане - 958 тыс. человек. На втором месте находилась численность немцев в России - 842 тыс. человек. Далее в порядке убывания следовала численность немцев в Киргизии (101 тыс. человек), Узбекистане (40 тыс.), Украине (38 тыс.), Таджикистане (33 тыс.), Молдавии (7 тыс.), Туркмении (4,4 тыс.), Белоруссии (3,5 тыс.), Латвии (3,8 тыс.), Эстонии (3,5 тыс.), Литве (2,1 тыс.), Грузии (1,5 тыс.), Азербайджане (748 человек) и Армении (265 человек) [6].  

Численность, зафиксированная переписью 1989 г., была рекордной. Лидеры немецкого движения часто говорили о том, что немцев в Советском Союзе гораздо больше, поскольку многие люди из-за репрессий вынуждены были скрывать свое происхождение. Назывались цифры в 3, 5 и даже 7 млн человек, что вряд ли возможно. Но и численность в 2 с лишним млн - это очень высокий показатель, который, впрочем, соответствовал общим демографическим тенденциям в СССР. 

В это время численность росла почти у всех народов, Советский Союз занимал третье место в мире по численности населения (286 млн человек) после Китая и Индии. За 30 лет, с момента проведения переписи в 1959 г., численность населения страны выросла почти на 80 млн человек. Численность русских, например, выросла со 114 до 145 млн человек (на 27 %), украинцы «прибавили» 18 %, белорусы - 27 %, литовцы - 30 %, латыши и эстонцы - примерно по 4 %. Снизилась, но не очень значительно, численность поляков и евреев. Численность немцев увеличилась на 26 % по сравнению с 1959 г. и превысила, как уже было сказано выше, 2 млн человек.

Но это было последнее увеличение, в 1990-е гг. начинается резкое сокращение численности всех народов России, в том числе и русских, и немцев, и многих других. Но у немцев на процесс естественного сокращения в результате превышения смертности над рождаемостью, добавилась эмиграция. В 1989 г. была разрешена этническая эмиграция немцев, евреев, греков, а в 1993 г. был введен в действие закон о свободе въезда и выезда для всех граждан России. Поток переселенцев стал напоминать лавину, поэтому Германия была вынуждена ввести квоты на прием переселенцев, по 200 тыс. человек в год, чтобы сохранить возможность их социального обеспечения.

Самая массовая волна эмиграции была из Казахстана и республик Средней Азии. Оттуда немцы выезжали не только в Германию, но и в Россию, хотя и в значительно меньших масштабах. В результате, по данным проведенной в 2002 г. Всероссийской переписи населения, в Российской Федерации проживало 597 тыс. немцев [1].  

Последняя Всероссийская перепись населения, которая была проведена в октябре 2010 г., зафиксировала резкое снижение численности немцев в России - 394 тыс. [2], более чем на 200 тыс. человек в межпереписной период, то есть за 8 лет. Это было второе за всю историю снижение численности немцев в России, отмеченное официальной статистикой. Но если первое такое снижение, зафиксированное в 2002 г., можно объяснить массовой эмиграцией немцев в Германию в 1990-х гг., то уменьшение численности, произошедшее за последнее десятилетие, требует нового объяснения, ответов на множество вопросов, поскольку масштабы эмиграции в это время уже снизились.

Вопрос о том, сколько немцев выехало в Германию в период между переписями 2002 и 2010 гг. является довольно сложным, в том числе из-за особенностей учета переселенцев. По данным германской статистики с 2002 г. по 2010 г., поздних переселенцев и членов их семей было принято 153 тыс. человек [10; С. 54].  Казалось бы, это больше половины убыли немцев в России, но не все из переселенцев являются немцами. В связи с тем, что статистика не фиксирует национальность мигрантов, можно лишь ориентировочно говорить о том, что немцы составляют около половины эмигрантов, то есть около 60-70 тыс. человек.

Следует предположить, что на численности немцев также сказались процессы естественной убыли населения. Если придерживаться пропорций национального состава и предположения о том, что убыль немецкого населения была равна средней по стране, то мы получим около 20 тыс. человек в межпереписной период.

Во время проведения переписи существовало множество претензий к процедуре ее проведения. Очевидно, что немцы, как и представители других национальностей, были учтены не все. Около 5,6 млн человек в России были переписаны без указания национальности (по данным паспортных служб или не указали национальность). Если попытаться учесть не переписанных людей, то при сохранении пропорций национального состава (немцы составляли 0,29 % населения страны), мы получим цифру 410 тыс. человек. Этот приблизительный результат мы могли бы получить, если бы все немцы во время переписи указали свою национальность.

Даже при учете всех «объективных» потерь, связанных с эмиграцией, высокой смертностью и недоучетом при проведении переписи, остаются «потерянными» между 2002 и 2010 гг. еще около 100 тыс. немцев.

Одним из объяснений такого резкого сокращения численности немцев в России может служить изменение этнической идентичности, поскольку при проведении переписи в графе «национальность» фиксируется осознание конкретным человеком его этнической принадлежности. Почему снизилось так резко число тех, кто осознает себя немцами? Среди российских немцев много людей смешанного происхождения, но процедура переписи предусматривает жесткую фиксацию только одной национальности (в отличие от других стран, например США, где люди имеют возможность указать свое сложное происхождение, наличие различных этнических и расовых корней), поэтому многие российские граждане находятся перед выбором своей «единственной национальности» в момент переписи. Очевидно, что большая их часть выбирает национальность «русский», потому что это национальность большинства, потому что у подавляющего большинства родной язык - русский, потому что язык общения - русский и все окружение - русское (даже в местах так называемого компактного проживания, в немецких национальных районах, доля немцев сократилась до 10-12 %).  

Эти процессы естественной ассимиляции, сокращение численности по сравнению с 2002 г., были зафиксированы у подавляющего числа народов нашей страны. Так, численность украинцев сократилась более чем на миллион человек (с 2 млн 943 тыс. до 1 млн 928 тыс.), белорусов - на 287 тыс. (с 808 тыс. до 521 тыс.), мордвы - на 99 тыс. (с 843 тыс. до 744 тыс.), чувашей - (с 1 млн 637 тыс. до 1 млн 435 тыс.), поляков - на 26 тыс. (с 73 тыс. до 47 тыс.). Численность второго по величине народа России - татар, сократилась на 244 тыс. человек (с 5 млн 555 тыс. до 5 млн 311 тыс.) [1; 2]. Поэтому снижение численности немцев - это не изолированная, а комплексная проблема.

Конечно, в этом сокращении большую роль сыграла естественная убыль населения вследствие высокой смертности и низкой рождаемости. Например, численность русских за это время сократилась на 4 млн 872 тыс. человек (со 115 млн 889 тыс. до 111 млн 017 тыс.), а в целом убыль населения в России составила 2,3 млн человек (со 145 млн 167 тыс. до 142 млн 856 тыс.). Уменьшение числа жителей России было бы еще более глобальным (естественная убыль населения составляет по материалам текущего учета населения 5,2-5,4 млн человек), если бы не мигранты и кавказские республики с их высокой рождаемостью. Например, ежегодное положительное сальдо миграции составляет в последнее время 240-250 тыс., зафиксированная переписью численность таджиков выросла на 80 тыс. человек (с 120 тыс. до 200 тыс., в 1989 г. перед распадом СССР таджиков в России проживало 38 тыс.).  Численность таких народов, как чеченцы увеличилась за межпереписной период на 71 тыс. человек (с 1 млн 360 тыс. до 1 млн 431 тыс.), аварцев - на 98 тыс. (с 814 тыс. до 912 тыс.), даргинцев - на 79 тыс. (с 510 тыс. до 589 тыс.) [1; 2]. Но за исключением кавказских и некоторых азиатских (например, тувинцев) народов, все остальные численно сократились, причем, иногда очень значительно, как в случае с украинцами, поляками или немцами.

Таким образом, начавшаяся с Манифестов Екатерины II масштабная немецкая колонизация, имевшая крупные экономические успехи и сыгравшая значительную роль в освоении Поволжья, Новороссии, Сибири и других регионов, к настоящему времени имеет не слишком хорошие итоги и еще менее радужные перспективы. Конечно, можно говорить о том, что не все было так превосходно в процессе иностранной колонизации, как об этом написано сейчас большинством историков. Можно говорить и о том, что за этими картинами процветающих немецких поволжских колоний и тучных сибирских колхозов-миллионеров скрывалось множество проблем, репрессии и гибель многих людей. Но есть статистика, которая говорит сама за себя: в 1897 г. в Российской империи проживало 1 млн 790 тыс. немцев, в 1989 г. в Советском Союзе - 2 млн 40 тыс., в том числе в России - 842 тыс., а спустя 20 лет - всего 394 тыс. немцев.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Этнография современной диаспоры (на примере немцев Сибири)», проект № 11-31-00213а1.

Рецензенты:

Рыженко Валентина Георгиевна, доктор исторических наук, профессор, заведующая сектором динамики локальных культурно-исторических процессов Сибирского филиала Российского института культурологии, г. Омск.

Толочко Анатолий Павлович, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой дореволюционной отечественной истории и документоведения Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского, г. Омск.