Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

THE SPECIFIC OF RUSSIA-CHINA BORDER REGIONS CULTURAL LANDSCAPE FORMATION UNDER THE SOCIOCULTURAL INTERACTION

Morozova V.S. 1
1 Transbaikal state university
Социокультурная среда приграничных территорий неразрывно связана с культурным ландшафтом каждого конкретного региона. Она представляет те культурные закономерности, которые выходят не только за пределы жизни одного - двух поколений, но и нескольких типов взаимодействующих культур.В статье рассматриваются сущность и специфика процессов формирования культурного ландшафта приграничья РФ-КНР в контексте социокультурного взаимодействия. Оценивается их положительная и отрицательная динамика в исторической ретроспективе. Делается попытка осмысления этих процессов в контексте формирования региональной культуры приграничных территорий, специфика которой выделяется как феномен межкультурного взаимодействия РФ-КНР в социокультурном пространстве приграничья. В процессе межкультурного взаимодействия региональная культура приграничных российских территорий в большей степени сохранила свою идентичность, а культурный ландшафт Северо-Востока КНР претерпел значительную трансформацию под влиянием русской культуры, что позволяет определить его как некий феномен, результат взаимодействия двух культур в социокультурном пространстве приграничья.
Sociocultural environment of border areas is inextricably linked to the cultural landscape of each particular region. It represents the cultural patterns that extend not only beyond the life of one - two generations, but several types of interacting cultures.The article discusses the nature and the specifics of the Russia-China border regions cultural landscape formation in the context of socio-cultural interaction. The author evaluates their positive and negative dynamics in historical perspective. The author also makes an attempt to understand these processes under the border areas regional culture formation, the specifics of which stands out as the phenomenon of cross-cultural interaction of Russia-China border areas in the socio-cultural border environment. In the process of intercultural interaction regional culture of bordering Russian territories largely retained its identity, and cultural landscape of northeastern China has undergone a major transformation under the influence of Russian culture. So, this fact allows us to define it as a phenomenon,as the result of two cultures interaction in socio-cultural space of the borderland.
cultural landscape
regional culture
cultural border area
socio-cultural interaction
В современных условиях углубляющегося обострения социально-экономических, политических и этнических проблем в разных регионах земного шара отмечается все более возрастающий интерес общества к базисной региональной культуре. В этой связи культурный ландшафт привлекает внимание и  исследуется многими учеными не только как отражение целостности региональной культуры, но и как пространство взаимодействия нескольких региональных культур, которое в самом общем виде понимается как концептуальная категория, характеризующая форму существования геокультуральных явлений, процессов и объектов, систему отношений между ними, выступая  сферой, продуктом и контекстом межкультурного взаимодействия. География культуры традиционно изучает пространственную дифференциацию элементов культуры - как артефактов, так и ментифактов, их выраженность в ландшафте и связь с географической средой [4]. Однако характеристика пространства взаимодействия региональных культур, особенно в приграничном пространстве, предполагает также выделение и осмысление собственно социокультурной составляющей, анализ которой содержится в работах Ю. М. Лотмана, М. С. Кагана, В. А. Абрамова, С. Н. Иконниковой и других авторов. Данное исследование акцентирует процессы социокультурного взаимодействия как фактор формирования приграничных культурных ландшафтов РФ-КНР.  

Осмысливая ландшафт как социокультурную категорию в контексте данного исследования правомерно использовать совокупность комплексной методологии российской и китайской научной школы, некий симбиоз, позволяющий конкретизировать определенный вид специфического взаимодействия нескольких культур. В частности, в рамках китайской методологии  исследуемая проблематика в основном характеризуется исторической и культурной географией [10], которая, в свою очередь, ставит вопрос о биогеосистемной целостности антропогенных ландшафтов, определяющих не только характер хозяйствования, культуры, быта, но также характер и содержание современного социогенеза в целом [6]. В данном случае под социогенезом понимается происхождение и развитие сознания, личности, межличностных отношений, обусловленных особенностями социализации в разных культурах. В отличие от китайской, российская культурфилософская школа настаивает на осмыслении антропогенного ландшафта как вида культурного (географического) ландшафта, измененного не только хозяйственной деятельностью человеческого общества, но и насыщенного духовными результатами его труда, а поэтому представляемого уникальным не только в плане его историко-географических, но и антропологических характеристик.

В настоящее время среди множества определений понятия «культурный ландшафт» можно выделить следующие, наиболее полно отражающие его сущность:

  • в традициях русской географической науки «культурный ландшафт» означает «хороший» антропогенный ландшафт, измененный человеком по определенной программе и обладающий высокими эстетическими и функциональными качествами [3];
  • китайская культурфилософская традиция определяет «культурный ландшафт» как некую местность, которая в течение длительного исторического периода была местом обитания определенной группы людей, являющихся носителями специфических культурных ценностей [9].

Стоит отметить, что в китайской науке присутствует факт нечеткого использования некоторых терминов, проблема несоответствия употребляемых научных понятий, практика заимствования из смежных наук, а также неудовлетворительное качество перевода ряда определений, что позволяет прийти к важному выводу о том, что категориальный аппарат философской науки, которая является частью национальной и региональной культуры, неодинаков для разных стран и регионов.

В данном исследовании под «культурным ландшафтом» понимают ландшафт, в формировании и развитии которого активную роль играют духовные и интеллектуальные ценности, являющиеся его частью и испытывающие на себе воздействие других, материальных компонентов ландшафта.

Другими словами, определяя культурный ландшафт как этнокультурное специфическое образование, мы подразумеваем под ним - освоенное этнокультурным сообществом пространство. Однако, говоря об этнокультурном ландшафте приграничных территорий, можно утверждать, что присутствие ярко выраженных форм национальной традиционной культуры, имеющих культурную обособленность и незначительную интеграцию с инокультурной средой, контактирует и в некоторой степени подвергается трансформации со стороны региональной культуры соседней приграничной территории. Поэтому культурный ландшафт приграничных территорий нуждается в особом социокультурном исследовании.

Северо-Восточный регион - уникальный поликультурный регион Китая, сформировавшийся в результате исторически длительного социокультурного взаимодействия этнокультурных сообществ приграничных территорий РФ-КНР. Существующий здесь тип культурного ландшафта принадлежит к типу ландшафтов, обусловленных механизмами самоподдержания традиционной культуры, отношением к носителям культурных традиций, путем развития ландшафта при воспроизводящей роли самой культуры.

Интересен и факт того, что на протяжении всей истории развития культурных контактов между Россией и Китаем элементы китайской культуры на приграничной территории России, также как и элементы русской на приграничной территории Китая, внедрялись преимущественно со стороны русского населения.

Стоит отметить, что в условиях реформирования всей культурной системы на современном этапе развития китайского общества убыстряется создание институтов общественного культурного сервиса как элемента культурного ландшафта территории, а также развитие всего культурного дела в целом и культурных индустрий, которые особо активны в приграничных районах. В контексте развития приграничного культурного ландшафта можно отметить выступление Ху Цзиньтао, в котором он отмечает необходимость содействия выходу китайской культуры на международную арену путем создания собственных культурных софт-сил, соответствующих международному статусу Китая, и тем самым повышению международного влияния китайской культуры [8].

Социокультурная среда приграничных территорий, неразрывно связанная с культурным ландшафтом каждого конкретного региона, представляет те культурные закономерности, которые выходят не только за пределы жизни одного - двух поколений, но и нескольких типов взаимодействующих культур.

Активизация социокультурного взаимодействия РФ-КНР на приграничных территориях становится фактором формирования культурного ландшафта приграничья. По словам вице-премьера РФ А. Жукова 2012 год станет перекрестным Годом туризма между Россией и Китаем. По его словам, предстоит провести много мероприятий, связанных с развитием туристического обмена между странами. «Сейчас Китай становится все более популярным местом для российских туристов, - отметил вице-премьер. - Мы надеемся, что и китайские туристы, которых очень много, будут с удовольствием ездить в Россию. Собственно, такова цель проведения этих взаимных годов».

Таким образом, будет активизирован процесс взаимной трансляции культурных моделей двух стран и закрепление их в ландшафте приграничья, где опора на традиционные этнические поведенческие стереотипы народа, сложившиеся в результате взаимодействия многих поколений не только с природным ландшафтом, но и с региональной культурой населения по другую сторону границы, служит хорошим примером успешной социокультурной адаптации к жизни в условиях тесной связи со своим традиционным этническим истоком в условиях развития межэтнических и межцивилизационных контактов, проходящих в пределах принадлежности разным региональным культурам.

В данных условиях постепенно происходит обновление и развитие культурного ландшафта приграничья РФ-КНР. Компании-инвесторы разрабатывают проектно-сметную документацию на туристические объекты, которые будут созданы на территории трансграничного туристического парка «Восточные ворота России Забайкальск- Маньчжурия». Как сообщается на официальном сайте администрации Забайкальского района, на территории зоны планируется осуществление делового туризма с наличием конференц-залов, выставочных центров и других объектов, зон отдыха с разнообразными стилизованными объектами культуры, магазинов, кафе, ресторанов, гостиниц различного уровня. Для привлечения иностранных туристов будут созданы объекты показа, связанные с национальными особенностями, бытом и культурой народов, проживающих в Забайкальском крае, например, музей под открытым небом «Русская деревня».

 Вместе с тем  испытывает на себе некоторые трансформации и культурный ландшафт Северо-Востока КНР. Так, с 18 по 20 августа 2010 года в городе Хэйхэ состоялся шестой форум международного сотрудничества Северо-Востока Китая и Дальнего Востока России, на котором, в частности, обсуждались инвестиционные проекты по освоению города Хэйхэ и его окрестностей, например, строительство культурного парка, посвященного российско-китайской культуре. В Хулунбуире же может появиться улица в русском стиле. Такое предложение поступило в ходе одного из визитов в столицу Забайкалья представителей китайской стороны, которые предложили создать улицы в русском стиле в городах Хулунбуир и Чжалантунь. Разработкой проекта, скорее всего, будут заниматься забайкальцы, что, несомненно, окажет влияние на семантику культурного ландшафта Северо-Восточного региона КНР.

 В этом плане представляются интересными исследования В. Л. Каганского, описывающие сходства культурных ландшафтов приграничных территорий. В частности, в  работе «Россия и Китай. Сходство ландшафтов» автор отмечает, что в ряде существенных аспектов культурного ландшафта Россия и Китай сходны. Так, например, несмотря на полиэтничность данных государств, все же прослеживается реальное и формальное доминирование одной культуры и одного этноса. Более того, для этих стран характерно, что преобладающий по численности и так называемый «государственнообразующий этнос»  составляет большинство населения лишь на меньшей части территории. В связи с большой протяженностью государственной границы между РФ и КНР, а также преобладающего расселения национальных меньшинств по обе стороны от нее, можно утверждать, что и здесь обнаруживается определенная схожесть культурных ландшафтов приграничных территорий, что является благоприятным условием для осуществления социокультурного диалога контактирующих региональных культур.

В лимологии известна концепция «интернационалистской» культуры, формирующейся среди населения приграничных территорий, извлекающего выгоду из приграничных контактов. Эта культура характеризуется повышенной мобильностью и восприимчивостью к инновациям. Ее носители способны бесконфликтно существовать в нескольких «культурных мирах» - национально-государственной и своей этнической культуре, иностранных культур и специфической культуры приграничного региона [1].

В контексте исследования культурного ландшафта приграничных территорий РФ-КНР становится актуальным и вопрос об аспатиальности как специфически пониженной реакции русской культуры на географическое пространство, в частности, на расстояние, границу и место. Сторонники этой точки зрения подчеркивают неслучайность того факта, что в русской культуре местный патриотизм четко укладывается в рамки административных единиц: «Равнодушие к месту перетекает у русских и в равнодушие к границам. Из-за этого они вполне отдаются тем рубежам, которые устанавливает для них государство, и безропотно адресуют свой местный патриотизм тем губерниям, областям или краям, которые выкраивают на карте российские власти» [7].

В данном контексте можно согласиться и с альтернативным данной точке зрения представлением (выдвигаемом М. П. Крыловым), что «в России, как и во многих государствах мира, административное деление, по крайней мере, на уровне субъектов федерации в тенденции совпадает с историко-культурными районами».

Оба мнения имеют право на существование, т.к. вопрос о границах культурного ландшафта, так же как и о границах культурного региона, не так прост. Можно лишь предположить, что культурный ландшафт, порожденный административными границами, структурируется в контексте формирующегося социокультурного пространства приграничья под воздействием контактирующих культур.

Учитывая данный контекст, своевременность исследования культурного ландшафта приграничных территорий РФ-КНР как пространства взаимодействия региональных культур определяется нарастанием степени взаимодействий их социокультурных практик. Процесс формирования культурного ландшафта приграничных территорий происходит под воздействием социокультурного и ментального освоения приграничного пространства, наделения его конкретными свойствами. Именно потому он имеет достаточно сложную пространственную организацию и, следовательно, различный пространственный охват, от административно-территориальных границ территорий двух соседних государств до их расширяющегося социокультурного пространства, определение границ которого представляется крайне затруднительным.

В настоящее время активные процессы глобализации и регионализации активизируют социокультурное взаимодействие стран и народов сквозь государственные границы, которые сегодня рассматриваются не как нечто разделяющее, но и являющееся источником притяжения и объединения разных культур. Такие процессы сказываются и на самой структуре приграничного социокультурного пространства. Приграничное взаимодействие культур различных цивилизаций становится фактором формирования глобального социокультурного пространства, которое обеспечивает поступательное развитие человечества в условиях появления и усиления планетарных угроз и опасностей. Одним из результатов вышесказанного  стало формирование процесса «гибридизации культурного ландшафта». В условиях стремительной активизации процессов передвижения через границы не только людей как носителей ценностных характеристик своей культуры, но и капитала, культурной продукции, культурных традиций, идеологии, характеризующих глобальный контекст самой культуры, структура культурного ландшафта приграничья меняется существенным образом. Он становится не только местом размещения региональных культурных ресурсов, но и средством осуществления региональных культурных практик.

Отражение некоторых черт культуры России в культурном ландшафте Северо-Востока КНР очевидно, что в свою очередь создает дополнительные условия для формирования феномена его культуры. Множество исторических объектов  вдоль границы (древние Айгунские поселения, топографический музей Амура, русские деревни) демонстрируют практику взаимодействия и взаимовлияния культур России и Китая и сохраняют уникальные национальные обычаи, искусство и культуру, особенности кухни, религиозные верования двух соседствующих народов. Полиэтничность народонаселения Северо-Востока КНР является еще одним фактором формирования  уникального культурного ландшафта данного региона. На протяжении долгого времени на приграничных территориях КНР формировались русские диаспоры, что также внесло свой вклад в историю развития и формирования этнокультурного ландшафта Северо-Востока Китая [2].

Анализируя культурный ландшафт приграничных территорий как пространство взаимодействия региональных культур, можно говорить о том, что в условиях приграничья имеют место процессы, размывающие специфическую культуру региона, вовлекая ее в процесс глобализации.

Таким образом, можно сказать, что современное этно- и социокультурное пространство  взаимодействия региональных культур формируется многообразием образов ландшафтов в процессах осуществления региональных практик приграничных территорий, что позволяет подтвердить факторы влияния глобализации и регионализации на современные процессы взаимодействия региональных культур в пространстве приграничных территорий.

Сложный характер приграничного культурного пространства, описываемый с помощью ментальных характеристик культурного ландшафта, не поддается достаточно полному описанию и исследованию с позиций какой-либо одной отдельно взятой науки, теории или концепции. Поэтому его изучение требует комплексного междисциплинарного подхода [5]. Стоит также напомнить, что культурный ландшафт приграничья является средой, конструируемой человеком. В связи с этим можно предположить, что он дифференцирован и в то же время неделим. Органическую целостность данному ландшафту придает наличие у него определенного образа, определяющегося мировосприятием населения по обе стороны границы. Культурный ландшафт приграничных территорий РФ-КНР как некое, не имеющее четких границ и постоянно трансформирующееся пространство, детерминировано контактирующими региональными культурами приграничных территорий.

Подводя итоги, заметим, что культурный ландшафт может рассматриваться также и как специфический результат взаимодействия статичных и динамичных проявлений региональной культуры. Философское осмысление культурного ландшафта как ландшафта цивилизационного позволяет рассматривать его как некое силовое поле, создаваемое социокультурными практиками взаимодействующих субъектов.

Однако, при всем интересе к региональной культуре исследуемых территорий, стоит заметить, что автору не удалось найти какого-либо существенного подтверждения наличия фактов культуры китайского этноса на приграничных территориях РФ (в частности, Забайкальского края). Таким образом, можно сделать вывод о том, что в процессе межкультурного взаимодействия региональная культура приграничных российских территорий в большей степени сохранила свою идентичность, а культурный ландшафт Северо-Востока КНР претерпел значительную трансформацию под влиянием русской культуры, что позволяет определить его как некий феномен, результат взаимодействия двух культур в социокультурном пространстве приграничья.

Рецензенты:

  • Абрамова Наталья Андреевна, доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой востоковедения ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет», г. Чита.
  • Фомина Марина Николаевна, доктор философских наук, профессор, проректор по инновационному образованию ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет», г. Чита.