Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

THE PROBLEM OF CATEGORICAL-CONCEPTUAL APPARATUS IN THE FIELD OF DEVIANT BEHAVIOR OF MINORS

Prostakishina Y.A. 1
1 Federal State Public Educational Establishment of Higher Education «Moscow University of the Ministry of the Interior of the Russian Federation named after V.Y. Kikot»
The article presents an analysis of modern research in the field of deviant behavior, emphasizes the need to systematize the conceptual apparatus of deviantology. The theoretical and practical understanding of the problems of deviant behavior, the formation and development of the concepts of its study is analyzed, the analysis of the conceptual foundations of social deviations is presented. It is found out that in the modern scientific literature the opinion about deviant behavior as exclusively negative, negative, illegal, socially forbidden prevails. In addition, the categories associated with deviant behavior have different degrees of generality and correlation to the individual, location and time. To the General related concepts such as «normal», «deviation», «behavior», «society», «individual», etc. To the specific socio-pedagogical concepts are those, which operates the social pedagogy «social education», «social adaptation», «socialization», «deviant behavior», etc. It is established that the deviant behavior can be positive and negative. How positive behavior – deviant behavior that contributes to the development of the individual and society, negative behavior – hampers the progressive development and threatens the existence of the individual and society. It is determined that deviant behavior is a violation of social norms of behavior, regardless of whether this norm meets the requirements of social reality or not; categorical-conceptual apparatus is ambiguous, multifactorial; the bipolar model of reflection of deviant behavior requires a reasonable explanation of the causes of deviation, which involves an integrated approach to the study of the subject of activity.
deviant behavior
categorical-conceptual apparatus
social deviations
deviation
norm of behavior
social pedagogy
institutional norms of behavior

Реформационные процессы в системе высшего образования России направлены на качественные изменения, в том числе в подготовке специалистов социально-педагогической сферы. Актуализация таких изменений обусловлена важным значением социальных отклонений и девиантного поведения в функционировании и развитии современного общества. С конца прошлого века и по настоящее время Россия претерпевает период системных преобразований. С одной стороны, движение, изменения, инновации являются необходимыми атрибутами трансформаций, которые значительным образом влияют на стабильность российского общества и носят конструктивный характер, выступая положительным фактором общественного развития. С другой стороны, они ослабляют стабильность данной системы, способность последней хранить приобретенные параметры в определенных пределах, противодействовать негативным воздействиям и возвращаться к состоянию равновесия в случае девиаций. В этом случае значительную роль нивелирования отклонений в социуме играет профессиональная деятельность социальных педагогов.

Однако результативность подготовки социальных педагогов к профессиональной деятельности в образовательных организациях высшего образования России усложнена несовершенством категориально-понятийного аппарата социальной педагогики, несогласованностью позиций различных социально-педагогических концепций в целом и в области отклоняющегося поведения в частности, отсутствием конкретного определения нормативов социального поведения. Проблематичность систематизации научно-теоретических концепций социальной педагогики обусловлена становлением социальной педагогики как молодой науки, что в значительной мере затрудняет процесс получения студентами теоретических и практических знаний, умений и навыков.

Целью нашего исследования являются теоретико-социологическое осмысление проблем отклоняющегося поведения, формирования и развития понятий его эмпирико-социологического, эмпирико-педагогического изучения, анализ концептуальных основ социальных девиаций.

Материалы и методы исследования

Для достижения поставленной цели использовались материалы и методы анализа научной и учебно-методологической отечественной и зарубежной литературы. Анализ последних исследований и публикаций показал, что вопросы систематизации теоретических и практических аспектов социальной педагогики были освещены в работах Ю.В. Васильковой, М.А. Галагузовой, Л.В. Мардахаева, А.В. Мудрика, В.А. Никитина,   Л.Я. Олиференко, Р.В. Овчаровой, И.В. Ульяновой и др. Тем не менее конкретизация категориально-понятийной сущности социальных отклонений и девиантного поведения как причинно-следственных процессов социальных трансформаций является многоаспектной и колеблющейся дефиницией. Такая тенденция обусловлена постоянным поиском альтернативных форм социальных действий или взаимодействий в условиях нестабильности социально-политического развития общества, которые имеют неопределенный (с точки зрения функциональности, конструктивности) характер.

Результаты исследования и их обсуждение

Эмпирико-социологические исследования различных форм отклоняющегося поведения периодически проводятся как в зарубежной, так и в отечественной педагогике, психологии, социологии и других смежных науках. Тем не менее систематизированной формы теоретико-методологических определений на основе концептуальных подходов по проблеме отклоняющегося поведения пока не представлено.

Данный факт, по нашему мнению, является результатом того, что проблемы исследования отклоняющегося поведения проводятся в основном на гносеологическом уровне и относятся к социологической стороне девиантного поведения личности. В настоящее время одной из основных проблем социальной педагогики является конкретизация спецификации возникновения социальных феноменов, которые обусловливают отклонения, их классификацию и типологизацию. Анализ отечественной и зарубежной литературы социологического направления указывает на преобладание научного мнения относительно отклоняющегося поведения как исключительно негативного, отрицательного, неправомерного, социально запрещенного, что значительно сужает область научных исследований.

А.С. Коповой и О.В. Коповая понимают девиантное поведение как несоблюдение социальных норм поведения в обществе, вызванное активизацией общественных процессов, которые отображаются чередой кризисных ситуаций в макро- и микросоциуме, нарастанием конфликтов различной типологии, противоречивостью между реальностью и ожиданиями подрастающего поколения от жизни [1]. Всплеск преобразований в обществе за последние десятилетия спровоцировал рост численности трудновоспитуемых и дефективных детей. Данные категории, как указывают авторы, объединялись исследователями в общую дефиницию «дефективные» дети: каждый дефективный – трудновоспитуемый, так как имеет какой-либо дефект. Тем не менее А.С. Коповой и О.В. Коповая такой точки зрения не придерживаются, аргументируя тем, что любой ребенок может оказаться трудновоспитуемым в силу своих внутренних потенций, а не в силу наличия того или иного дефекта. Ученые разделяют два вида девиаций – разрушительная (деструктивная) и созидательная, критерием определения которых является не форма осуществления, а уровень источников энергии поведения. Деструктивно-девиантное поведение – это социальные действия индивида или группы людей, которые проявляются в отклонении от преобладающих в обществе норм, правил, что препятствует развитию общества. Авторами акцентируется внимание на то, что деструктивное поведение не отождествляется с делинквентностью, так как «делинквентность – поведение, уголовно наказуемое, запрещенное законом, и является лишь одной из форм данного вида девиантного поведения» [1, с. 15]. В противовес деструктивному поведению созидательные девиации носят социально значимый характер, являясь отклонениями от социальных норм поведения, они прогрессивно направлены на развитие общества. Несмотря на неоднозначность, О.В. Коповая и А.С. Коповой утверждают, что «типологизация девиантного поведения связана с трудностями, поскольку любые его проявления можно считать как девиантным, так и недевиантным: все определяется нормативными требованиями, на основе которых они оцениваются» [1, с. 18]. Кроме того, конкретизация понятийного аппарата девиантного поведения требует междисциплинарных подходов на уровне биологического, психологического, социального и культурологического исследования с применением соответствующего терминологического поля.

Социальные и социально-педагогические теории достаточно широко используют как общие понятия, так и терминологию – это связано собственно со спецификой объекта познания. Однако довольно часто недостаточно внимания уделяется процедуре операционального определения понятий, которая является необходимым элементом построения научной теории.

К общим понятиям можно отнести такие, как «норма», «отклонения», «поведение», «социум», «индивид» и т.п. Такого рода понятиями оперирует не только социальная педагогика, но и другие естественные науки. Так как данные понятия были определены достаточно давно (и не в социологической науке), они имеют достаточно полное и точное определение (дефиниции). Социальная педагогика и специальные социологические теории пользуются в процессе познания такого рода понятиями, не изменяя их концептуальных характеристик.

В социальной педагогической теории понятия также можно разделить на общенаучные (в пределах конкретной науки – педагогики) и собственно специальные (специфические). К специфическим социально-педагогическим понятиям относятся те, которыми оперирует социальная педагогика как отрасль педагогики и которые являются для нее специфическими (специальными). Это, например, понятия: «социальное воспитание», «социальная адаптация», «социализация», «девиантное поведение» и др. Специальные понятия создавались и продолжают создаваться в рамках социальной педагогики как результат познания социально-педагогического процесса воспитания личности ребенка в условиях реальности. Конечно, они могут использоваться и используются другими науками в категориально-понятийном аппарате в адаптированной форме, иногда приобретая несколько иной смысл, однако по крайней мере в рамках социальной педагогики необходимо четко и однозначно определять эти понятия для того, чтобы оперировать ими при решении конкретных педагогических задач.

В социальной педагогике категориально-понятийный аппарат в области отклоняющегося поведения формируется, во-первых, на основе непосредственной связи с генезисом общей социологической теории, а, во-вторых, интегрирует когнитивные элементы других наук. Это связано с тем, что отклоняющееся поведение человека как социально-педагогический феномен является «следствием усвоения им негативного социального опыта, сформировавшегося в противоречиях между результатом воспитания и требованиями среды и пр.», то есть по сути своей – феноменом «производным» и во многом «искусственно» созданным самим обществом или системой общественных и социальных отношений [2, с. 121]. В первую очередь в нем следует выделить такую группу понятий: отклонение, девиация, социальная патология (аномия), девиантное поведение (отклонения), делинквентное поведение, правонарушения.

Приведенные понятия проявляют свою суть исключительно через другой род понятий, основой которых является «норма», другие – производные (узкие по объему и более широкие по смыслу). Мы предлагаем в данной смысловой связи рассматривать следующие пары: отклонение (девиация) – норма; социальная патология – комплекс норм; девиантное поведение – социальная норма; девиантное поведение – групповая, социальная, адаптивная норма; делинквентное поведение – норма права; преступление – норма уголовного права. В данном случае пары понятий «отклонение» и «норма» выступают как всеобщие, для определения или же операционализации отклонений от нормы. Любое проявление отклонения за пределы допустимых «норм» от социальной роли следует рассматривать как «ненормальность». Следовательно, отклоняющееся поведение, не в зависимости от его сущностной характеристики, «является это полезным творческим актом или преступным деянием. В сущности, субъект деятельности выступает здесь в качестве агента образа жизни своего социального окружения, а предметом исследования, как правило, становится анализ процесса социальной адаптации – усвоения индивидом наличных форм и способов общественного поведения» [3, с. 15].

В отечественной социально-психологической науке социальные отклонения довольно часто отождествляются с девиантным поведением, поэтому их определение по смыслу близко к определению девиации. Однако существуют и более содержательные определения. Например, Е.В. Змановская считает, что отклонения от социальных норм (девиации) – это – «склонность и готовность индивида (группы) порождать внешне наблюдаемые отклонения от общепринятых норм» [4, с. 17].

В основном социальные отклонения ассоциируются со сферой негативного, аморального, противоправного и т.п. Однако это не соответствует действительности, поскольку социальные отклонения характеризуются своей многогранностью, эквивалентностью, изменчивостью. Е.В. Змановская, определяя понятие «отклоняющееся поведение», утверждает, что сложность исследования понятия обусловлена междисциплинарным характером данной дефиниции. Как предмет изучения психологии, педагогики и психиатрии девиантное поведение рассматривается в значении действий человека, которые не соответствуют «официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам» [4, с. 27].

Например, стрельба из пневматического пистолета в школе № 15 г. Шадринск Курганской области. Судя по степени и прохождению конфликтной ситуации, преступление было заранее спланировано тремя ученицами 7-го и 8-го классов. Расследование инцидента показало, что причиной конфликта вероятнее всего стала моральная травма – травля семиклассницы одноклассниками; проживание в неполной семье, без отца, которого она очень любит. По словам бабушки, они часто встречаются, у них одни увлечения: рыбалка, охота, стрельба. Кроме того, девочка практически ни с кем не общается, замкнута, дружит только с двоюродной сестрой и одноклассницей, которые ей помогали «вершить расправу». В социальных сетях на ее страничке не выявлено никаких отклонений от психической нормы в сторону озлобленности. Исходя из сказанного можно заключить, что основными детерминантами конфликта являются: микросреда класса, влияние родственников (сестры), неполная семья и психологические отклонения самой героини инцидента, несовершенство законодательной системы страны относительно оружия. Таким образом, мы видим комплекс факторов внешнего социального отклонения от норм поведения группы лиц, спровоцированных социумом и близким окружением.

А.В. Мудрик отклонение от социальных норм поведения разбивает на две группы: в первую включаются те из них, которые одновременно относятся к действию морали и права, то есть правонарушения и преступления (негативные); ко второй – те, которые относятся исключительно к сфере высокой морали (позитивные). Как позитивное поведение девиации способствуют развитию личности и общества, как негативные – препятствуют прогрессивному развитию и угрожают существованию индивида и общества. Примерами позитивных девиаций могут служить героические подвиги, гениальность, креативность, деятельность на благо общества. Негативными девиантными поступками являются такие, как наркомания, вандализм, агрессивность и пр. Таким образом, сфера девиантного поведения может рассматриваться как двухполюсная модель, включающая в себя как отрицательные (деструктивные), так и положительные (конструктивные) отклонения от нормального социального поведения [5].

На неоднозначность определения понятия и системных элементов отклоняющегося поведения указывает И.В. Ульянова. Исследователь акцентирует внимание на противоречии и неопределенности социальной педагогики в понятиях, характеризующих не соответствующее социокультурным нормам поведение подростков: отклоняющееся, девиантное, асоциальное и иное, определяя «некоторые из них – те, которые наиболее приближены к педагогическому контексту» [6, с. 152] – это социально-психологические, клинико-психопатологические и личностно-динамические девиации; нестандартное и деструктивное поведение; негативные, позитивные, социально-нейтральные; антисоциальное (делинквентное), асоциальное (аморальное) и аутодеструктивное (саморазрушительное). Особое внимание И.В. Ульянова обращает на разработанную Н.В. Майсак матрицу социальных девиаций, «в которой типы, виды и разновидности девиантного поведения дифференцированы и представлены по характеру направленности и специфике их проявлений» [6, с. 153]. Так, в матрице поведенческий тип в таксономической подчиненности отображается по направленности от конструктивного поведения к аутодеструктивному и внешне деструктивному поведению. По степени социального приятия или реальной опасности девиаций для индивида и общества поведенческие поступки личности отображены по горизонтали как социально положительные и просоциальные – социально нейтральные – асоциальные и антисоциальные. Следовательно, отклонения в поведении необходимо рассматривать на основе междисциплинарного подхода в процессе обучения и воспитания подрастающего поколения, как детерминант развития личности. Следовательно, девиантное поведение как объект социальной педагогики – это отступление участников учебно-воспитательного процесса от социально-педагогических норм взаимовлияния педагога и ребенка, их деятельности, направленной на достижение упорядочения девиантного поведения [6].

Значимым для нашего исследования является разделение И.В. Ульяновой видов отклонения в поведении на две группы: внешне деструктивное и внутренне деструктивное поведение. Так, внешне деструктивное поведение характеризуется нарушением морально-нравственных и социально-правовых норм. К морально-нравственному нарушению в поведении И.В. Ульянова относит девиантное поведение, ненормативную лексику, бродяжничество, склонность к применению силы и др. Социально-правовыми нарушениями, по мнению автора, являются такие отклонения в поведении, как делинквентность, уголовно наказуемые поступки (воровство, сексуальное, физическое насилие, мошенничество и пр.) [6].

Заключение. Таким образом, с нашей точки зрения категориально-понятийный аппарат в области отклоняющегося поведения следует определять через понятие «норма поведения». Под нормой поведения мы предлагаем понимать «общепризнанное» правило, образец поведения или действия в социуме. Нормы поведения характеризуются рядом признаков, основным из которых является институциональность, которую следует рассматривать как систему общепринятых, наиболее известных стереотипов поведения в различных сферах жизнедеятельности человека, что придает им важное и весомое социальное значение и свойство, так как они условно стабильны, постоянны, а на законодательном уровне носят общеобязательный характер. Нормы поведения могут быть универсальными, одинаковыми для всех членов данного общества, и специфическими, регулирующими поведение индивида или группы лиц [7].

Учитывая описанные точки зрения, мы считаем, что девиантное поведение – это в первую очередь нарушение социальных норм поведения независимо от того, соответствует ли данная норма требованиям социальной реальности или нет. Кроме того, категориально-понятийный аппарат в области девиантного поведения носит неоднозначный, многофакторный характер. Двухполюсная модель отражения девиантного поведения требует обоснованного комплексного выяснения причин девиации с основой на междисциплинарном подходе.

Перспективным определено такое направление исследования, как компаративный анализ оценки и оптимизации категориально-понятийного аппарата в области девиантного поведения в системе подготовки будущих социальных педагогов.