Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

CULTURAL HERITAGE OF YENISEISK AS A BASIS FOR FORMING THE RUSSIAN IDENTITY OF STUDENT YOUTH

Semenov V.I. 1 Semenova E.V. 1
1 Lesosibirsk Pedagogical Institute - the branch of Siberian federal university
The article deals with the problem of using cultural heritage as a basis for the formation of the Russian identity of students. The idea of objective and subjective factors of identity formation is emphasized. Various approaches to understanding the phenomenon of identity are considered. A short scientific review over the interpretation of the category "identity" is made. Separatelythe culturological approach to the study of the problem has been singled out. With the support of modern sources the idea ofplurality of identity in modern conditions is emphasized. The concept of "Russian identity" is briefly disclosed. An idea about the possibility of using cultural heritage for the formation of Russian identity is advanced. A description of the history and cultural heritage of the ancient Siberian city of Yeniseisk is given, its uniqueness is grounded. The data of experimental work on the creation of the site "My Yeniseisk. Living History" where students-future teachers express their attitude to the city, its cultural heritage and correlate it with Russian identity. It is proved that the modern youth of the student age living in a dynamic multi-polar cultural world can determine the cultural heritage of the ancient Siberian city as a basis for the formation of the Russian identity. The basis for this is the emotional and personal level of perception of the cultural heritage of the place of birth and the formation of the personality in childhood and adolescence.
cultural heritage
yeniseisk
identity
Russian identity

Проблема формирования российской идентичности имеет глубинные корни и напрямую связана с объективными и субъективными факторами существования человека в мире и, в частности, его жизни в России. К объективным факторам относятся национальность человека, место, где он родился, провел детство и юность, но по мере становления подрастающего человека субъектом деятельности и общения все ярче проявляется способность личности делать выбор, более всего ценностно-нравственного плана. При этом процесс становления идентичности все более обретает субъективный характер. Соотнесение себя с другими людьми, народом, этносом, нацией, что составляет суть идентификации, − вопрос, который в том или ином виде встает перед каждым человеком не только в юности, но, по сути, на протяжении всей жизни. Эти связи, которые существуют в различных качественных характеристиках, но  носят, тем не менее, имплицитный характер, постоянно подвергаются испытаниям. Социальные потрясения, необходимость и возможность делать собственный выбор, смена нравственных и социальных ценностей или просто изменения условий жизни – все это для человека сопряжено с вопросами идентификационного характера. Оставлять подрастающего человека наедине со столь сложными проблемами – значит, с одной стороны, обречь его на необходимость самостоятельного решения сложнейших задач обустройства собственной жизни, с чем зачастую он не в состоянии справиться, с другой стороны, лишить государство основ национальной безопасности. Именно эти идеи лежат в основе документа, согласно которому необходимо осуществлять воспитание подрастающего поколения России в настоящее время [1].

Истоки и корни формирования идентичности глубоки, исторически, психологически и культурно обусловлены.  В этом многообразии нас заинтересовал  культурный аспект. Цель предлагаемой статьи – определить, при каких условиях культурное наследие старинного сибирского города Енисейска может стать основой для формирования российской идентичности студенческой молодежи.

Для начала определимся с категориями, основной из которых выступает «идентичность». В научной литературе идентичность трактуется с различных позиций. Сам феномен идентичности был замечен во времена расцвета классической философии, продолжал и продолжает интересовать философов Нового и Новейшего времени.  При этом идентичность, как правило, связывалась с другими понятиями, актуализированными в конкретную эпоху в контексте философских учений того или иного времени. Так, Дж. Локк и Р. Декарт рассматривали феномен идентичности в контексте категории сознания, Г. Лейбниц и Г. Гегель анализировали идентичность с позиции свободы, феноменология Э. Гуссерля объясняла идентичность с точки зрения проблемы «другого», современная философская мысль акцентирует культурный плюрализм как условие совместного существования людей.

Правомерно обращение психологов к проблеме идентичности, что связано с пониманием  данного феномена  как одного из ведущих механизмов социализации. Работы З. Фрейда, К. Юнга, А. Адлера объясняли феномен идентичности через категории психоаналитической теории, что позволило впоследствии интерпретировать бессознательную и в то же время рациональную природу идентичности, выделить такие взаимообусловленные аспекты идентичности, как личностное «Я» и социальное «Мы» (Э. Эриксон, Д. Марсиа, Э. Фромм). Эти исследования логично привели исследователей к социологическому подходу в научных исследованиях по проблеме идентичности. Здесь для нас важен опыт изучения основ консолидации общества, социокультурной потребности в единстве (Э. Дюркгейм, Р. Мертон), акцентирование аспектов идентичности  через понятия «Я» и «Другой» (П. Бергер, Т. Лукман, М. Мид. и др.). В диссертационном исследовании К.Л. Япринцевой дан глубокий анализ подходов к изучению феномена идентичности. Избрав в качестве предмета исследования культурную идентичность, автор приходит к выводу о том, что «идентичность представляет собой феномен, который возникает из взаимосвязи индивида, общества и культуры» [2]. Для объяснения такой глубиной связи необходимо комплексное и многофакторное рассмотрение проблемы идентичности в целом и отдельных ее составляющих, что и наблюдается сегодня в научном мире.

Так, многочисленные исследования в области изучения проблемы идентичности и феномена культуры позволили разработать культурологический подход в исследовании проблемы идентичности, который имплицитно вбирает в себя все вышеуказанные подходы и в то же время имеет свои особенности. Л.В. Мельникова утверждает, что «…в современной российской литературе проблема культурной идентичности обычно разрабатывается в связи с исследованием культурной идентичности российской цивилизации» [3]. В статье приводится анализ и даны оценки исследованиям специфики культурной идентичности российской цивилизации. Есть смысл согласиться с точкой зрения, которая в настоящее время артикулируется на различных уровнях и в контекстах, но не находит решения, несмотря на многообразные предложения. Речь идет о национальной идее, вернее, об ее отсутствии. При этом политики, исследователи и просто рядовые граждане России не сомневаются, что именно национальная идея могла бы стать ключевым концептом, способным вызвать к жизни потребность у россиян определиться со своей идентичностью. Отсутствие основания для такого единения  на уровне «Мы» и самоопределения на уровне «Я»  связано со многими факторами, где немаловажную роль играют стохастический и неопределенный характер современной эпохи, резкая смена ценностных ориентиров, политические катаклизмы, экономическая нестабильность. Особенно серьёзным испытанием для современного человека и человечества в целом оказались процессы глобализации, внутри которых, по мнению З. А. Жаде, «…к началу третьего тысячелетия человек оказался «на границах» множества социальных и культурных миров, контуры которых все больше «размываются» в связи с глобализацией культурного пространства» [4]. Сложность ситуации заключается в том, что сегодня существует многоуровневая идентичность, переход из одной идентичности в другую, налицо эволюция уровней идентичности, которая заключается не в «…линейном движении от родовой формы идентичности (природной в своей основе) к этнической и национальной (с постоянно нарастающей культурной опосредованностью), а в интеграции идентификационных оснований» [4]. В реальной жизни этот процесс выражается в открытой или скрытой иммиграции, появлении «людей мира», «транзитных пассажиров» и пр. Вне сомнения, глобализация является сильнейшим испытанием для национальной и культурной идентичности. В то же время эмпирические наблюдения убеждают нас в том, что современная эпоха как никогда характеризуется одновременно тенденцией к нивелировке культур, их объединению и в то же время к сохранению самобытности отдельно взятой культуры. Такой сложный симбиоз ставит человека перед выбором самоопределения и постоянного поиска своей идентичности в поликультурном пространстве. Сложные процессы, происходящие сегодня в мире и в мировом культурном и информационном пространстве, заставляют человека каждый раз по-иному оценивать не только окружающий мир, но и самоопределяться в мире и культуре [5].

Многочисленные исследования и эмпирические наблюдения служат подтверждением того факта, что культура, как мировая, так и национальная есть мощный источник формирования чувства принадлежности человека к тому или иному народу или этносу. В этом смысле понятие «культура» носит обобщенный характер и проникает в жизнь человека часто на подсознательном уровне с первых дней его рождения. Важную роль в этом процессе играет родной язык человека, тот, на котором взрослые общались с ним в раннем детстве.

Обратимся  теперь к понятию «российская идентичность». В специальной литературе это понятие обычно соотносится с «гражданской идентичностью», определяя в качестве ведущих категории патриотизма  и гражданственности [6,7]. Вне сомнения, такое толкование российской идентичности имеет  историческое обоснование, и в настоящее время проблема формирования российской идентичности у подрастающего поколения носит множественный характер, осложненный рядом факторов объективного значения, связанных со сменой политического устройства России, потерей ценностных ориентиров и др.

В контексте вышеизложенного возникает вопрос: возможно ли задействовать культурное наследие России для формирования российской идентичности у студенческой молодежи? Мы предположили, что освоение культурного наследия в детстве и юности происходит с включением личностного и эмоционального факторов. Таким образом, происходит «проживание» культуры и соотнесение личности с местом рождения и проживания. В качестве материала исследования мы избрали культурное наследие старинного сибирского города Енисейска, чей 400-летний юбилей отмечается в 2019 г.

Следует заметить, что само понятие «культурное наследие» представляет собой неоднозначность, о чем свидетельствуют многочисленные научные источники. Наиболее общее толкование понятия «культурное наследие» связано с возможностью накопления и сохранения созданного предыдущими поколениями ради возможности потребления в будущем [8].

Охарактеризуем кратко культурное наследие Енисейска. В современной культурной картине России этот город оказался в уникальном положении в силу исторических причин и факторов. Вся история Енисейска может быть заключена в формулу «расцвет – упадок – возрождение – упадок». Возникший в 1619 г. на берегу полноводной сибирской реки как острог, Енисейск в XVII–XVIII вв. воплотил в себе идею укрепления могущества российского государства. Удобное по тем временам географическое положение и связанный с этим расцвет торговли, ремесел, культуры  позволило Енисейску стать одним из красивейших городов Сибири и войти в десятку лучших уездных городов России. В городе процветали школа иконописи, развивалось уникальное градостроительство, библиотечное дело. В XIX в. в связи со строительством Транссибирской магистрали Енисейск оказался в положении периферии, и лишь открытие в  северных территориях золотых месторождений дало городу шанс на кратковременное возрождение. В советскую эпоху многое из культурного наследия было уничтожено (особенно то, что относилось к религии), и все же богатое прошлое Енисейска было сохранено. Можно утверждать, что уникальность Енисейска заключается в том, что, несмотря на все неблагоприятные факторы исторического развития города и страны в целом, Енисейск накопил достаточно репрезентативное культурное наследие [9], которое согласно Конвенции ЮНЕСКО по защите Всемирного культурного наследия (1972 г.) выглядит следующим образом.

  1. Памятники церковной православной архитектуры: Спасо-Преображенский монастырь (основан в 1642 г.), Успенская церковь (конец XVIII в.)
  2. Группы зданий, где особо выделяются группы отдельно стоящих или связанных между собой зданий. Город сохранил планировку своего первоначального построения. Многие дома и целые ансамбли были построены (особенно после пожара 1703 г.) в стиле сибирского барокко и сохранились до сих пор. В городе много каменных зданий конца XIX – начала XX в., построенных в стилях эклектики и модерн.
  3. К объектам культурного наследия относится Монастырское озеро, которое находится в 30 км от Енисейска.

Уникальность Енисейска состоит в том, что город оказался как бы «законсервированным». Отсутствие промышленных объектов позволило сохранить Енисейск и природный ландшафт города практически  без следов вмешательства человека в жизнь и природу города. Создаваемое в течение нескольких столетий культурное наследие позволяет жителям города и тем, кто его посещает, почувствовать многовековую историю города, где, как в целом в Сибири, был сохранен дух симбиоза различных культур, в итоге составивших многонациональную культуру Российского государства.

 В контексте вышеизложенного возникает вопрос: сможет ли современная молодежь студенческого возраста, живущая в динамичном многополярном культурном мире, определить для себя культурное наследие старинного сибирского города как источник формирования российской идентичности, и какие для этого необходимы условия? 

Первоначальной целью проводимого исследования было создание сайта [10], где бы жители Енисейска могли представить свои впечатления, воспоминания о городе, истории своих семей, описать отношение к городу. Жителям было предложено включиться в работу сайта и написать о «своем Енисейске». Примечательно, что данное предложение было поддержано не взрослым населением, которое является хранителем памяти о городе, а студентами Енисейского педагогического колледжа и Лесосибирского педагогического института. Этот факт можно расценивать по-разному, мы видим в нем положительный посыл. Действительно, в сочинениях, которые написали студенты Енисейска и Лесосибирска, отражен интерес к городу, его прошлому, вера в его возрождение и будущее. Интересным оказался сравнительный анализ сочинений енисейских и лесосибирских студентов. Енисейцы, живущие в городе, сдержаны в своих оценках, но при этом преобладающим лейтмотивом прозвучало желание остаться навсегда в городе, работать на его благо, растить детей, жить среди умиротворяющей красоты. В 48 сочинениях их 54, что составило 89 %, прозвучало позитивное отношение к городу, соотнесение себя с его прошлым, настоящим и будущим. На наш взгляд, подобное отношение свидетельствует о идентификационных процессах, происходящих в сознании студенческой молодежи Енисейска. Лесосибирские студенты (всего 27 человек), живущие в условиях современного молодого мобильного города, практически единогласно выражали восхищение красотой города, его обращенностью в прошлое. При этом звучали фразы «город-музей», «город-призрак», «город – умирающий старик» и т.п.

Анализ сочинений студенческой молодежи Енисейска и Лесосибирска позволяет судить о том, что культурное наследие Енисейска является для них чем-то вроде основания для того, чтобы они могли ощущать себя частью своей страны, соотносить себя с местом, где они хотят жить и работать. Иными словами, российская идентичность, которая в значительной степени формируется на личностном  и эмоциональном уровнях, может быть инициирована с помощью культурного наследия страны.

В качестве доказательства приведем выдержки из сочинения студентки Т., которая детство и юность провела в Енисейске, затем стала студенткой Лесосибирского педагогического института – филиала Сибирского федерального университета.

«…Енисейск…пристань моей души, моя малая Родина, часть меня. В Енисейске я родилась и выросла. Теперь, когда я постепенно отрываюсь от города, мне он становится все ближе, понятнее и роднее. Откуда бы я не возвращалась, Енисейск остаётся неизменным – тихим, завораживающим, загадочным, добрым, уютным. Он оставляет возможность вспомнить,  каким ты был, и понять,  как изменился. Мы можем уезжать далеко, забрасывать все дела, стремиться перерасти маленький город, принимать новые правила игры, переодеваться, бесконечно спешить, мы можем учиться больше не ассоциировать себя с этой несчастливой провинцией, но разве это будет честно?... Моя жизнь началась с этих улиц, здесь я полюбила уединение и спокойствие, здесь, в городе с колокольными перезвонами, моё существование стало более осмысленным, одухотворённым. Здесь я познакомилась с разными людьми, которые многому меня научили.Здесь моя семья, и с ней я чувствую очень сильную связь. Я часто прихожу с родителями на могилки к своим прабабушкам и прадедушке. Как можно навсегда оставить землю, в которой твои корни? Гуляя по кладбищу, мне было страшно представлять, как скоро придёт время, когда из жизни начнут уходить люди, которые являются частью моего сегодняшнего дня. Это время пришло, когда мне было 16. Из жизни ушёл мой дедушка. Говорят, что Господь делает наше сердце тверже в такие моменты, иначе бы мы не справились с той болью, которая остаётся после смерти родных и любимых людей. Так оно и случилось…С этого города началось моё становление. Может быть, часть моей жизни пройдёт в другом месте, но Енисейск всегда будет моей Родиной, моей душой…».

Подведем итоги. Формирование российской идентичности может проходить не только на рациональном уровне в ходе целенаправленного образовательного процесса, но и на личностном и эмоциональном уровнях в ходе освоения культурного наследия места, где человек родился и вырос. Опытно-экспериментальная работа доказала правомерность выдвинутой гипотезы.