Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

POLYMORPHISM OF AGT, AGTR1 GENES AND INTENSITY OF CARDIOVASCULAR RISK FACTORS IN YOUNG SUBJECTS WITH MASKED AND STABLE ARTERIAL HYPERTENSION

Lyamina N.P. 1 Nalivaeva A.V. 1 Senchikhin V.N. 1 Lipchanskaya T.P. 1 Schvarts Y.G. 1 Elkina A.Y. 1
1 Saratov State Medical University n.a. V.I. Razumovsky
A full-design screening study included 423 young men and women. Masked arterial hypertension (MHT) was detected in 12.3% of cases, stable arterial hypertension (SHT) – in 9%. Family history of early cardiovascular diseases was observed in all patients with MHT (100%), as well as in 50% of SHT individuals and in 56% of «normotensives». In half of all studied groups the fact of family hypertension history was associated with «mutant» allele of AGT gene (M268T polymorphism) and allele A1666S of AGTR1 gene which are responsible for hypertension development. The presence of «mutant» alleles M268T polymorphism of AGT gene and «mutant» allele A1666S of AGTR1 gene was determined in 50% of young subjects with MHT and in 50% of young SHT subjects. The highest prevalence of behavioral risk factors was determined in a group of subjects with MHT (50 % and 50 %), as compared to those with stable hypertension (50% and 25%) and «normotensives» (25% and 14%). Assessment of anthropometric indices showed overweight in subjects with stable hypertension (28.4) kg/m2). In MHT subjects there was the trend towards increasing waist measurement (77.2 sm) and hip width (98 (93.2; 104) sm). Analysis of «office» blood pressure levels indicates a higher «office» systolic BP in MHT patients (120 mm Hg) as compared to «normotensives» (108.5 mm Hg, but lower values of BP compared to subjects with stable hypertension (139 mm Hg). Subjects with MHT and SHT had prevalence changes in behavioral aspects and cardiovascular risk factors that form phenotypic features of the disease.
young subjects
masked arterial hypertension
clinical and genetic risk factors

Лидирующие позиции в структуре хронических неинфекционных заболеваний продолжают занимать болезни, характеризующиеся повышенным артериальным давлением (АД), распространенность которых среди лиц молодой возрастной группы (от 18 до 30 лет) составляет от 3,4 % до 40,7 % [7]. Особую значимую роль данная патология сердечно-сосудистой системы (ССС) приобретает при доказанном факте ее низкого уровня своевременного диагностирования, ввиду длительно протекающей последней в асимптомной форме АГ – маскированной АГ (МАГ) у молодых пациентов [4,7,8].

Механизм развития АГ в молодом возрасте полиэтиологичен. В научных трудах неоднократно было доказано, что уровень АД зависит как от кардиоваскулярных и средовых факторов, так и от генетических маркеров, влияющие на индивидуальный риск развития данной патологии [1,2,4-5].

Генетические факторы при развитии АГ могут являться одной из ведущих ролей по инициации заболевания, поэтому значимое внимание в современной доказательной медицине отводится молекулярно-генетическим методам анализа с идентификацией полиморфных участков. Из генов-кандидатов, обуславливающих АГ, научный и практический интерес отводится генам, вовлеченным в регуляцию АД: ген ангиотензиногена (AGT) с полиморфизмом Т207М (С>Т) и М268Т (Т>С), и ген рецептора ангиотензиногена (AGTR1) с полиморфизмом А1666С (А>С) [5-7,10-11].

Известно, что ренин-ангиотензин-альдостероновая система (РААС) представляет собой сложную цепь биохимических реакций, участвующих в регуляции АД. При этом она может воздействовать на ССС как путем вазоконстрикции и задержки воды и натрия, так и путем трофических эффектов и влияния на функцию эндотелия [1,4].

Неоднократно исследователями было показано, что высокий уровень АД может реализоваться фенотипически при совокупности и экспрессии неблагоприятных аллелей генов РААС: гена AGT ангиотензиногена (полиморфизм Т207М (С>Т) и М268Т (Т>С)) и гена AGTR1 (полиморфизм А1666С (А>С)) рецептора 1 типа ангиотензина-II [5-7,10-11]. Патогенетически изменения гена AGT реализуются повышением содержания ангиотензиногена в крови, а при изменении в гене AGTR1, в свою очередь, отмечается повышенная чувствительность рецепторов к ангиотензину-II, что запускает, таким образом, механизм развития АГ. Именно на фоне генетической предрасположенности кардиоваскулярные и средовые факторы оказывают наиболее значимое влияние на развитие данной патологии [7].

В соответствии со сложившейся эпидемиологической обстановкой по ХНИЗ, и, в частности, по кардиоваскулярной патологии, с преобладанием одной из ее форм – АГ, наиболее перспективным направлением в решении комплекса превентивных, предиктивных и лечебных задач является внедрение в практику профилактических обследований, генетического тестирования и разработки алгоритмов прогностической оценки предрасположенности к данной патологии.

Цель: изучить влияние кардиоваскулярных и клинико-генетических факторов риска и полиморфизм Т207М (С>Т) и М268Т (Т>С) гена AGT и гена AGTR1 (полиморфизм А1666С (А>С)) ренин-ангиотензиновой системы у лиц молодого возраста при маскированной (МАГ) и стабильной артериальной гипертензии (САГ).

Материалы и методы. Проведено сплошное скринирующее исследование 423 молодых лиц мужского и женского пола в возрасте от 20 до 27 лет, средний возраст 22 года, из которых 59 % составляли женщины и 41 % – мужчины. Все обследуемые лица являлись студентами старших курсов медицинского университета, знающие о нозологических формах сердечно-сосудистых заболеваний, о провоцирующих факторах риска (ФР), а также о профилактических мероприятиях по данным заболеваниям.

Исследование проведено на базе Научно-исследовательского института кардиологии ГБОУ ВПО «СГМУ им. В.И. Разумовского» Минздрава России г. Саратова и было выполнено в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики (Good Clinical Practice) и принципами Хельсинской Декларации. У всех лиц было получено письменное информированное согласие.

Критерии невключения: лица с верифицированной сопутствующей патологией, сахарным диабетом, врожденными особенностями развития, беременные, женщины, использующие гормональную терапию и пероральную контрацепцию, а также спортсменки.

Включенные в исследование лица накануне оповещались о предстоящем комплексе обследований и получали индивидуальные указания о поведении в течение всего времени до обследования.

Все лица прошли общеклиническое обследование, которое включало в себя: физикальный осмотр с определением основных антропометрических показателей – рост, вес, ИМТ, ОТ, ОБ, анкетирование по выявлению и оценке поведенческих факторов риска, данных жалоб и анамнеза. В лабораторно-инструментальный скрининг у всех лиц входило определение тощакового уровня креатинина, липидный спектр (уровни общего холестерина (ОХ), триглицеридов (ТГ), липопротеидов высокой плотности (ЛПВП), липопротеидов низкой плотности (ЛПНП)), электрокардиографию в 12 стандартных отведениях (ЭКГ); у лиц с АГ (стабильной и маскированной формами) – суточное мониторирование артериального давления (СМАД), допплерэхокардиографическое исследование (ДопплерЭХОКГ); у 77 человек из всей группы было выполнено генетическое исследование полиморфизма Т207М (С>Т) и М268Е (Т>С) гена AGT и гена AGTR1 (полиморфизм А1666С (А>С) методом пиросеквенирования ДНК с помощью системы генетического анализа «PyroMark Q24».

Определение «офисного» уровня систолического АД (САД) и диастолического АД (ДАД) аускультативным методом согласно Европейским Рекомендациям по лечению артериальной гипертонии ESC/ESH 2013 года было выполнено всем включенным в исследование лицам [7].

Диагноз стабильной АГ выставлялся согласно Европейским рекомендации по лечению артериальной гипертензии ESH/ESC 2013 года [7].

У лиц, не имеющих в анамнезе повышенных цифр АД с показателями «офисного» АД<140/90 мм рт. ст. был выполнен тест с добровольной 30-секундной задержкой дыхания и СМАД для выявления МАГ [3]. Согласно методике проведения пробы, а также ранее выполненного оповещения студентов об определенных ограничениях для большей достоверности пробы, обследуемые за 72 часа до начала обследования не принимали лекарственных препаратов, за 2 часа не принимали тонизирующих, стимулирующих напитков и воздерживались от интенсивных физических нагрузок, курения и других факторов, способствующих повышению АД, а непосредственно перед тестом отдыхали на протяжении 30 минут в положении сидя. Тест с задержкой дыхания проводился согласно методике: [3] проводилось исходное определение «офисного» АД не менее двух раз в положении сидя, а затем выполнялась 30-секундная задержка дыхания с помощью носового зажима (с предупреждением не делать глубокий вдох перед задержкой дыхания). Результат теста с добровольной 30-секундной задержкой дыхания считался положительным при АД≥140/90 мм рт. ст. и отрицательным при значении АД<140/90 мм рт. ст.

После выполнения теста с задержкой дыхания, всем обследуемым лицам (при положительном и отрицательном результате пробы) через сутки проводилось 24-часовое СМАД в амбулаторных условиях для верификации, подтверждения/исключения диагноза АГ. СМАД выполнялось при соблюдении студентами их обычной повседневной активности. В процессе мониторирования уровень АД регистрировался с 15-минутными интервалами во время дня и с 30-минутными интервалами в ночное время суток. По выполнению исследования анализировались следующие показатели: среднее значение АД и вариабельность АД за сутки, среднее значение САД и ДАД в дневные и ночные часы, а также среднее значение вариабельности САД и ДАД в соответствующий период суток. АГ диагностировалась согласно общепринятым критериям при среднем дневном САД ≥135 мм рт. ст., или среднем дневном ДАД ≥85 мм рт. ст., или среднем ночном САД ≥120 мм рт. ст., или среднем ночном ДАД ≥70 мм рт. ст. [7].

Диагноз МАГ ставился на основании существующих критериев Рекомендаций по лечению артериальной гипертонии ESC/ESH 2013 г.: сочетания у пациента нормальных значений офисного АД (<140/90мм.рт.ст) и повышенных значений АД по результатам СМАД [9], а также положительного теста с задержкой дыхания [3,7].

Статистический анализ проводился пакетом STATISTICA 7.0, EXCEL Microsoft Office профессиональный плюс 2010. Проверка нормальности распределения проводилась методом Колмогорова-Смирнова, средние значения количественных признаков представлены в виде медианы и квартильного разброса. Проверка статистических гипотез осуществлялась с использованием Н критерия Kruskal – Wallis ANOVA by Ranks and Median Test.

Результаты и обсуждение. Из включенных в исследование лиц (423 человек) количество женщин, участвующих в исследовании, с небольшим преобладанием превысило количество мужчин и составило, соответственно, 59 % и 41 %. Средний возраст студентов мужского и женского пола не отличался и составлял у обеих групп по медиане с поквартильным разбросом 22 (21;22) лет.

Внутригрупповое распределение лиц согласно уровню АД и наличию/отсутствию различных форм АГ (маскированной и стабильной) имел следующее процентное соотношение: МАГ выявлялась в 12,3 % случаев, стабильная АГ – в 9%, 78,7% составили «нормотоники». Полученная нами выявляемость МАГ среди лиц молодого возраста сопоставима с аналогичными показателями ряда авторов [3,8].

Различий по возрасту между пациентами всех групп не было.

При оценке антропометрических показателей избыточную массу тела имели только лица со стабильной АГ (табл. 1). У лиц с МАГ и «нормотоников» признаков метаболического синдрома и ожирения выявлено не было, однако, определялась тенденция к большему значению ОТ и ОБ у обследуемых с МАГ (табл. 1).

Таблица 1

Антропометрические характеристики обследуемых

Параметры

«Нормотоники»

Лица с МАГ

Лица со стабильной АГ

Kruskal – Wallis ANOVA by Ranks and Median Test, р

Возраст, лет

22

(21;22)

22

(21;22)

21,5

(20,8;22,3)

0,4558

Вес, кг

61

(50;74,25)

62

(51;75,8)

89

(87,9;92,25)

0,0072

ИМТ, кг/м2

20,4

(19,0;24,3)

20,7

(19,2;23)

28,4

(27,4;29,7)

0,0092

ОТ, см

73,5

(64,8;77,5)

77,2

(65,1;82)

97

(95,88;99)

0,0041

ОБ, см

95,5

(90;101)

98

(93,2;104)

111

(105,5;116,3)

0,0217

Примечание: Результаты представлены в виде медианы, поквартильного разброса [25-75 перцентиль]. Для расчета межгрупповой достоверности использован критерий Kruskal-Wallis ANOVA by Ranks. МАГ – маскированная артериальная гипертензия, АГ – артериальная гипертензия, ИМТ – индекс массы тела, ОТ – объем талии, ОБ – объем бедер.

Клинически важным фактом явился анализ уровней «офисного» АД, имеющий достоверные показатели по САД (р=0,0180), указывающие на более высокие цифры «офисного» САД у лиц с МАГ (120 (110;130) мм рт.ст.) по сравнению с «нормотониками» (108,5 (100;118) мм рт.ст.), но более низкие по сравнению с лицами со стабильной АГ (139 (132,3;140) мм рт.ст. по медиане с поквартильным разбросом). Обращает внимание также четкая тенденцию к значениям, превышающим таковые по уровню ДАД и ЧСС у лиц с МАГ по сравнению с нормотониками, но более низкие, чем у лиц со стабильной АГ, не имеющие степени достоверной значимости (табл. 2).

Таблица 2

Уровень «офисного» артериального давления и частоты сердечных сокращений у обследуемых групп

Параметры

«Нормотоники»

Лица с МАГ

Лица со стабильной АГ

Kruskal – Wallis ANOVA by Ranks and Median Test, p

Систолическое «офисное» АД, мм рт.ст.

108,5

(100;118)

120

(110;130)

139

(132,3;140)

0,0180

Диастолическое «офисное» АД, мм рт.ст.

70

(61,5;71,25)

79

(78;80)

85

(78;90)

0,0059

ЧСС, уд/мин

66

(62;70)

74

(66;86)

76

(70;83)

0,0333

Примечание: Результаты представлены в виде медианы, поквартильного разброса [25-75 перцентиль]. Для расчета межгрупповой достоверности использован критерий Kruskal-Wallis ANOVA by Ranks. МАГ – маскированная артериальная гипертензия, АГ – артериальная гипертензия, АД – артериальное давление, ЧСС – частота сердечных сокращений.

Дислипидемия и снижение СКФ у обследуемых в группах не наблюдались, но отмечалась тенденция к более высоким показателям липидного спектра среди лиц с МАГ и стабильной АГ по сравнению с «нормотониками», не достигающая степени статистической значимости (табл. 3).

Таблица 3

Лабораторные показатели у обследуемых групп

Параметры

«Нормотоники»

Лица с МАГ

Лица со стабильной АГ

Kruskal – Wallis ANOVA by Ranks and Median Test, p

Общий холестерин, мг/дл

4

(3,6;4,3)

4,1

(3,71;4,54)

4,15

(3,85;4,65)

0,6919

Триглицериды, мг/дл

1,095

(0,89;1,3)

1,04

(0,9;2,15)

1,02

(0,9;1,11)

0,1805

ЛПВП, мг/дл

1,35

(1,3;1,5)

1,25

(0,96;1,42)

1,24

(1,22;1,27)

0,0806

ЛПНП, мг/дл

2,1

(1,8;2,32)

2,17

(1,85;2,34)

2,3

(1,99;2,85)

0,6109

Креатинин, мкмоль/л

78,5

(70,5;84)

75,3

(73;82)

71,5

(70,75;74,5)

0,2191

Примечание: Результаты представлены в виде медианы, поквартильного разброса [25-75 перцентиль]. Для расчета межгрупповой достоверности использован критерий Kruskal-Wallis ANOVA by Ranks. МАГ – маскированная артериальная гипертензия, АГ – артериальная гипертензия, ЛПНП –липопротеиды низкой плотности, ЛПВП – липопротеиды высокой плотности

При анализе результатов генетического исследования установлено, что «мутантные» аллели (т.е. отвечающие за повышенный риск развития АГ) полиморфизма Т207М (С>Т) гена AGT реже ассоциированы с выявляемостью стабильной АГ (в 25 % случае), чем «мутантные» аллели полиморфизма М268Т (Т>С) гена AGT (табл. 4).

Таблица 4

Анализ полиморфизма гена AGT и AGTR1 у обследуемых групп

Признаки

Ген AGT

Ген AGTR1

«мутантный» аллель полиморфизма Т207М (С>Т)

«мутантный» аллель полиморфизма М268Т (Т>С)

«мутантный» аллель А1666С (А>С)

Выявляемость «мутантного» аллеля среди всей группы обследуемых, %

34

72

41

Выявляемость «мутантного» аллеля среди лиц с МАГ, %

50

50

50

Выявляемость «мутантного» аллеля среди лиц со стабильной АГ, %

25

50

50

Выявляемость «мутантного» аллеля среди «нормотоников», %

35

76

38

Примечание: Результаты представлены в виде абсолютного числа (% от общего числа). МАГ – маскированная артериальная гипертензия, АГ – артериальная гипертензия.

Согласно литературным данным по представленным генетическим исследованиям последних лет – ассоциация между полиморфизмом Т207М (С>Т) и развитием АГ в современном медицинском сообществе остается спорной [11]. Так, в проведенном метаанализе в 2014 году рядом авторов – L. Xiaoyang и коллег, об ассоциации между полиморфизмом Т207М (С>Т) (Т174М) и развитием эссенциальной АГ данных за четкую связь заболевания и генетической предрасположенности данного полиморфизма в Азиатской и Европейской популяции получено не было [11].

В выполненном исследовании наличие «мутантных» аллелей гена AGT полиморфизма М268Т и «мутантного» аллеля А1666С (А>С) гена AGTR1 определялось у одинакового количества обследуемых с АГ: у 50% молодых лиц с МАГ и у 50% молодых лиц со стабильной АГ. Полученные нами данные не имеют значимых различий с таковыми показателями и тенденциями крупных зарубежных и российских исследований последних лет [7]. В работе А.М. Шестакова показано, что полиморфизм М268Т (М235Т) гена AGT и полиморфизм А1666С гена AGTR1 ассоциированы с развитием АГ у русских жителей Центрального Черноземья при патологическом влиянии кардиоваскулярных и средовых факторов различной природы в возрасте после 35 лет [6]. Singh D. и соавторами в исследовании реализация полиморфизма М268Т гена AGT и А1666С гена AGTR1 выявили четкую статистически достоверную связь участия полиморфизма М268Т (M235T) гена AGT при развитии эссенциальной АГ у женщин Южной Индии [10].

Встречаемость полиморфизма Т207М гена AGT в европейских популяциях согласно ряду исследований составляет 10-15%, а полиморфизма М268Т гена AGT – 15-20% [9]. Нами получены более высокие показатели, составляющие 34% и 72%, соответственно (табл. 4).

Следует отметить, обращающий на себя внимание значимый процент (81%) выявления «мутантного» аллеля М268Т у лиц молодого возраста имеющих при обследовании нормальные цифры АД – «норматоников». Однако, с учетом патогенетического подхода в развитии АГ не исключено, что данная группа лиц может перейти в группу риска при воздействии кардиоваскулярных и поведенческих факторов риска по запуску каскада инициации формирования АГ.

В тоже время при проведении анкетирования по наследственной отягощенности по ССЗ учитывался факт семейного анамнеза ранних кардиоваскулярных заболеваний у родственников мужского пола в возрасте моложе 55 лет и женского пола – моложе 65 лет [7].

При заполнении анкеты-опросника наследственную отягощенность по ранним ССЗ, в частности, по АГ отметили все лица с МАГ (100%), а также 50% лиц со стабильной АГ, и 56% «нормотоников». Следует подчеркнуть, что в половине случаев у всех исследуемых групп факт наследственной отягощенности по АГ был ассоциирован с «мутантной» аллелью гена AGT (полиморфизм М268Т) и аллелью А1666С гена AGTR1, ответственными за развитие АГ (табл. 5).

Таблица 5

Факт наследственной отягощенности по артериальной гипертонии у обследуемых групп

Показатель

«Нормотоники»

МАГ

Стабильная АГ

Наследственная отягощенность по АГ, %

56

100

50

Ассоциация факта наследственной отягощенности по АГ с мутацией аллели М268Т гена AGT и аллели А1666С гена AGTR1, %

51

50

50

Примечание: Результаты представлены в виде абсолютного числа (% от общего числа). МАГ – маскированная артериальная гипертензия, АГ – артериальная гипертензия.

Доказано, что поведенческие факторы риска (ранний возраст начала курения – до 16 лет, диетические погрешности в виде более частого досаливания уже приготовленной пищи, употребления продуктов питания, содержащих повышенное количество соли, нарушение режима сна и бодрствования, обусловленных работой в ночные часы и недостаточным количеством сна), при наличии генетических маркеров по развитию АГ в совокупности приводит к запуску патогенетического каскада инициации АГ [2,5-6,10-11]. Полученные данные по более низкой выявляемости «мутантного» генотипа у лиц с МАГ и стабильной АГ, по сравнению с «нормотониками» сочетаются в обследуемых группах с превалирующими показателями по поведенческим особенностям и наличию кардиоваскулярных факторов риска, участвующих в формировании АГ (табл. 6).

Таблица 6

Поведенческие факторы риска, особенности пищевого поведения у обследуемых лиц

Факторы риска

«Нормотоники»

МАГ

Стабильная АГ

ранний возраст начала курения, % обследуемых

14

50

25

Досаливание уже приготовленной пищи и более частое употребление колбасных изделий и консервантов с повышенным содержанием соли, % выявления

25

50

50

Примечание: Результаты представлены в виде абсолютного числа (% от общего числа). МАГ – маскированная артериальная гипертензия, АГ – артериальная гипертензия.

Анкетирование по оценке пищевого поведения как фактора риска избыточного потребления соли в ее чистом и скрытом виде (в консервантах, колбасных изделиях) выявило превалирующие показатели у группы лиц с МАГ и стабильной АГ, составляющие половину лиц из обследуемых групп (50%).

Оценка отношения к курению в виде раннего возраста начала курения выявлена у половины всех лиц с МАГ (в 50 % случаев), в 25 % при стабильной АГ и в 14% у «нормотоников».

Таким образом, наиболее высокая распространенность поведенческих факторов риска определяется среди группы студентов с МАГ, по сравнению с лицами, имеющими стабильную АГ и «нормотониками».

Проведенный анализ по ассоциации более высоких значений «офисного» АД с «мутантным» генотипом (полиморфизм М268Т гена AGT и А1666С гена AGTR1) в обследуемых группах также закономерных тенденций не дал.

При расчете отношения шансов (OR) риска развития АГ на фоне генных мутаций (по таблице сопряженности) получено: шанс лиц с АГ иметь «мутантный» генотип равен = 1:1, в то время как шанс «нормотоников» иметь «мутантный» генотип равен = 28:9 (3,111), OR = 0,321 (меньше единицы), что свидетельствует о невысокой вероятности развития АГ у «нормотоников» на фоне генетической предрасположенности и низких показателях средовых и поведенческих факторов риска (табл. 7).

Таблица 7

Расчет отношения шансов развития артериальной гипертонии при наличии «мутантных» генотипов

Шанс найти фактор риска в группе с артериальной гипертонией

1

Шанс найти фактор риска у «нормотоников»

3,111

Отношение шансов (OR)

0,321

Стандартная ошибка отношения шансов (S)

0,902

Нижняя граница 9 5% ДИ (CI)

0,055

Верхняя граница 95 % ДИ (CI)

1,883

 

Выводы:

  1. «Мутантные» аллели полиморфизма М268Т гена AGT и «мутантный» аллель А1666С (А>С) гена AGTR1, отвечающие за развитие и предрасположенность к АГ, имеет каждый второй пациент с МАГ и стабильной АГ.
  2. Лица с МАГ и стабильной АГ, наряду с более низкими показателями выявляемости «мутантного» генотипа при сравнении с «нормотониками», имеют превалирующие изменения по поведенческим особенностям и кардиоваскулярным факторам риска, формирующим фенотипическое проявление данного заболевания.
  3. Развитие у лиц молодого возраста МАГ и стабильной АГ обусловлено сочетанием как клинико-генетических особенностей, так и кардиоваскулярных и поведенческих факторов риска.