Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

FACTOR OF VALUE IN TRANSITIVE SOCIETY AND THE STATE

Timofeenko V.A. 1
1 Taganrog Institute n.a. Anton Chekhov (branch) "Rostov State University of Economics (RINH)"
The article examines the underexplored problem associated with the study factor of value in transitive society and the state. Presents the internal structure of the transit period, giving the opportunity not only to consider the internal features of the transitive society, but also to show the importance of temporal references in the study of such societies. It is shown temporal and value referents that define the theoretical and methodological foundations of the philosophical research society is transitive. In the structure of the transients on the priority of axiological points out, because the review of contemporary transitive societies includes reference to the sequence of stages of historical development. It is revealed that periods of transition are represented as interval some patterns that give the opportunity to influence the emergence of new forms of social relations, the modes of human practice. Social subject must have a certain level of development, a certain level of knowledge to adequately assess a transitive society.
: factor of value; period of transition; transition periods; historical development; transitional society; transition state; the factor of temporality; crisis and unstable situation; the period of transit; simulation; social development.

В рамках современных исследований по социально-философской тематике возникает достаточно интересная и сложная проблема, которая связана с тем, что, если рассматривать состояние в качестве некоторой последовательности в рамках транзитивного общества, то исследователь может просто зафиксировать некоторые состояния, рассмотреть их и оценить с точки зрения использования моментной структуры времени. Однако рассматривается ситуация, когда происходит синтез моментной и интервальной структуре времени, поэтому подобный синтез накладывает ограничения на подобие постулирование и оценивание последовательности состояний.

Фактически имеем проблему, которую, в свое время, чётко обозначил П. Испанский, рассматривая вопросы, связанные с переходными состояниями. Он отмечал, что весьма затруднительно фиксировать ситуацию, когда происходит прекращение существования одного состояния и начинается другое состояние. В рамках истории философии подобные ситуации достаточно часто называли  «темпоральными разрывами». Поэтому в условиях синтеза моментно-интервальной концепции времени эти темпоральные разрывы неминуемы и это указывает на то, что существуют определённые прерывности в развитии транзитивного общества. Эти прерывности и следует называть темпоральными разрывами или феноменологическими разрывами, которые, с учётом движения мысли исследования вглубь проблемы, соответственно, приводят его к периоду транзита. Период транзита, с одной стороны, выступает своеобразным  феноменологическим разрывом, а, с другой стороны, в границах этого же периода, с учётом свойства подинтервальности, можно выделить новые подинтервалы, в которых возможно отсутствие фиксации оценки социальным субъектом состояний, событий, процессов и т. д., что приводит к оценке подобного подинтервала как фенологического разрыва на еще более глубоком уровне исследования.

В рамках истории философии подобная проблематика, в большей степени, сводилась к тому, что на темпоральной шкале могут существовать переходные состояния и эти переходные состояния являются результатом своеобразных темпоральных разрывов. Это, конечно, достаточно серьёзная идеализация, но она имеет право на существование. Отметим, что, в подобной ситуации, в исследовании появляется своеобразная двойная онтология, когда происходит деление самих состояния на состояния как таковые и на переходные состояния. В такой ситуации, состояния коррелируют с моментами времени и, соответственно, относятся к дискретным структурам, что же касается переходных состояний, то они соотносятся с феноменологическими разрывами и, фактически, заполняют те интервалы, которые образуются между состояниями. Проблема заключается в том, чтобы оценить эти состояния, соотнести их с различными структурами времени, а также рассмотреть последовательность переходов от одного состояния к другому.

В этом случае возникает достаточно интересная проблема, связанная с тем, что предположение оценки хотя бы пары состояний, между которыми находится феноменологический разрыв достаточно затруднительно. Необходимо найти тот набор дескрипций, который позволяет определить окончание первого состояния и, соответственно, начало другого состояния, так как вполне возможно, что как окончание, так и начало в данном случае могут входить в рамки переходного состояния или феноменологического разрыва. В любом случае, использование автором понятий феноменологических разрывов или переходных состояний даёт возможность прояснить проблему, а именно: показать её сущность, связанную с выделением как моментной, так и интервальной структур и, соответственно, корреляцию с ними состояний и переходных состояний, что образует познавательное поле в границах транзитивного общества, тем самым, определим некоторую шкалу времени в процессе развития транзитивного общества в качестве своеобразной последовательности состояний. Отметим, что эти состояния предполагают существование между ними некоторых темпоральных или феноменологических разрывов. Последнее можно рассматривать как своеобразное переходное состояние, соотносящееся уже не с дискретным временем, а с интервальной структурой времени.

Заметим, что оценка исследователем, в этой ситуации происходит на различных уровнях, а именно: первоначальные фазы переходного состояния фиксируются и оцениваются с учётом наличия исходного момента темпоральной структуры. Однако завершение состояния приводит к такому результату, относительно которого в явном виде нельзя представить своеобразную границу этого состояния, опять же проблема заключается в том, что затруднительно определить различие, связанное с прекращением существования состояния и возникновением другого состояния. Фактически, подобная ситуация и даёт иную онтологию, так как связана с постулированием переходных состояний в контексте последовательности состояний в моментной структуре времени в транзитивном обществе.

Акцент в исследовании переносится на то, что, на первый план, выходит не само сочетание интервалов и моментов времени, хотя действительно в соотнесении с темпоральными разрывами их смысл значительно изменится, а тем более, они будут выполнять совершенно иные роли и значения. Однако проблема, в большей степени, переносится в сферу того, что сами темпоральные или феноменологические разрывы примут на себя принципиально новые функции.

Так, в контексте дискретного времени, следует выделять последовательность состояний развития в периоде транзита, но при этом необходимо отмечать, что, когда речь идёт о синтезе структур, то целесообразно утверждение о том, что на первый план в исследовании выходит переходные состояния, которые являются своеобразными промежутками между состояниями образующими последовательность самого транзита. Как отмечалось выше, в истории философии к подобным ситуациям подходили ряд исследователей, однако самое главное, а именно механизм периода транзита в транзитивном обществе, следует рассматривать не просто на уровне какой-то хронологии состоянии и событий, а исследователь должен выйти на другой, более глубокий уровень. Ему следует вести дискурс о том, что в ситуациях с двойной онтологией относительно состояний перехода в тех случаях, когда возникают феноменологические разрывы, соотносящиеся с состояниями перехода, правомерно подобные состояния подвергать комплексной оценке. Эта оценка будет иметь большое значение, так как она выступает в роли оценки субъекта, позволяющей сочетать структуры и исследовать феноменологические разрывы.

Фактически, происходит наполнение определённой информацией переходных состояний и подобное наполнение не является той ситуацией, когда социальный субъект старается обойтись без феноменологических разрывов, когда хронологии в той ситуации, в которой оценка переходного состояния предполагает желание социального субъекта также оценить то, что было до этого переходного состояния и то, что будет после переходного состояния. При этом вопросы, связаны с тем, что социальный субъект реализует оценку самого периода транзита, то есть сущность на глубинном уровне. В целом оценка существования состояния до и после феноменологического разрыва во многом отражает саму динамику становления транзитивного общества. Подобная оценка социальным субъектом периода транзита, а также различных переходов между состояниями на шкале транзитивного общества, не всегда даёт положительные результаты, так как вполне понятно, что существуют такие переходные состояния, относительно которых социальный субъект вообще не может дать какой-то однозначной оценки. И, в большинстве случаев, это связано с теми ситуациями, когда трудно определить окончание прежнего состояния и начало будущего состояния, тем более, если эти начало и конец уже будут находиться в рамках феноменологического разрыва или темпорального разрыва.

Конечно, подобное состояние неопределённости оценки не является позитивным моментом в рамках деятельности и познания субъектом транзитивного общества. Однако с точки зрения того, что в контексте динамического понимания транзитивного общества естественно, имеются различные противоречия, ситуация будет выглядеть позитивно, так как, в данном случае, можно принять наличие неопределённости как своеобразного логического хаоса между законами и закономерностями, существующими в подобных переходных состояниях.

Возможен и иной подход к подобной оценке, то есть при существовании ситуации, когда социальный субъект все же может оценивать как окончание одного состояния, так и начало другого, причём, естественно, это будет пара последовательных состояний и оценка может производиться с равной адекватностью. Но подобные случаи, которые встречаются достаточно редко, ведут к своеобразной противоречивости. Дискурс связан с тем, что субъект правомерен оценивать темпоральные разрывы с позиции их взаимной ложности или взаимной истинности. В подобных ситуациях социальный субъект будет проводить оценку, связанную с развитием транзитивного общества и, естественно, выйдет на иной уровень исследования, связанный с тем, что сочетание структур времени ведёт к различным уровням рассмотрения. В контексте подобных уровней будет иметь место как фиксирование последовательности их развития в рамках транзитивного общества, так и констатация оценок, относящихся к переходным состояниям, а это уже переход к метауровню подобного исследования. Дальнейшее исследование связано с различными предположениями относительно того, как заинтересованный исследователь будет рассматривать переход в рамках последовательности состояний.

Дело в том, что подобный переход возможно и не следует оценивать но, в этом случае, необходимо рассмотрение, например, пары состояний, произвести оценку относительно переходного состояния. Причём, исходя из логических законов, таким состояниям может быть приписана оценка как истинности, так и ложности для одного и другого состояния. В этом случае, исследователь переходит к спектру весьма сложных методологических проблем, открывающих новый спектр рассмотрений транзитивного общества, который следует проводить, с учётом невозможности оценки вообще или оценки однозначной с точки зрения, например, ложности, в рамках последовательности состояний, или истинности в этой же последовательности относительно выделенной пары состояний.

Но в итоге постулируем, что синтез темпоральных структур даёт двусортную онтологию рассмотрения состояний и переходных состояний при фиксировании механизма перехода. Исследование переходных интервалов в последовательности состояний транзитивного общества, использование темпоральных референтов при рассмотрении транзитивного общества, конечно, имеют истоки в историко-философских проблемах. И поэтому следует отдать должное проблеме «стрелы времени», которое достаточно часто принималось в рамках традиционных схем исследования транзитивного общества. В нашей работе акцент делается на том, что интервальная концепция времени, базирующая на существовании двух основных отношений относительно состояния внутри неё, а именно: отношения включённости и отношения строгого предшествования, является весьма эффективной для рассмотрения механизма становления транзитивного общества.