Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

CRITERIA OF EVALUATION AND DIAGNOSTICS OF THE DEVELOPMENT OF SOCIAL ADAPTABILITY OF STUDENTS

Bogdanova V.P. 1
1 FSBEI "Tyumen state oil and gas University"
Prevailing in the country´s socio-political, economic and environmental situation requires that you update the structure of society and changes of Russians, especially, entering into independent life. Modern young people have to start an independent life and work in conditions that require that you solve not only the correct choice of profession and employment, but also ecological and economic issues directly associated with their wellbeing and health. Therefore graduates of educational institutions must be socially mobile, enterprising, and to be able to plastically respond to changing conditions and to find adequate ways of self-determination and self-realization. On the one hand, they must be able to strictly perform certain social functions and to be able to implement and develop their individuality. Educational institutions must be flexible and respond quickly to the changes. They have organizationally, and technologically to meaningful change, given the common complications of external circumstances and the increasing demands for the graduates of educational institutions. Educational institutions have to ask normative samples and socio-cultural standards, ensuring the preservation of the integrity and identity of society. They should teach painless entry into society, self-compliance with their interests and beliefs in the context of social requirements and standards, the preservation of individual identity, developing a rational relationship to changing life conditions and social environment.
environmental and economic problems
social mobility
individual identity
social norms
society
regulatory samples
socio-cultural standards
Взаимодействие личности и окружающей среды предполагает причинную обусловленность индивидуального и социального. Любое явление в обществе, а часто и в природе, с одной стороны, является результатом деятельности людей, с другой - условием их развития; с одной стороны, личность является объектом информационного взаимодействия, с другой - выступает субъектом информации. Отмеченные процессы нашли свое отражение в теории психического как процесса (С.Л. Рубинштейн) и концепции деятельности (А.Н. Леонтьев). Как показал анализ литературы, исследователи, базирующиеся на концепции А.Н. Леонтьев, для обоснования понятия «адаптация» используют положение об адаптивной деятельности личности, с точки зрения субъектной и объектной логики развития. «Адаптивная деятельность личности собственно и заключается в постоянном соотнесении этих двух логик - объективной, существующей независимо от личности в форме объективной общественной необходимости, и субъективной, реализуемой в формах, значимых для субъекта».

По мнению Ж. Пиаже, действие организма на окружающие его объекты можно назвать ассимиляцией (употребляя этот термин в самом широком смысле), поскольку это действие зависит от предшествующего поведения, направленного на те же самые или аналогичные объекты. «В самом деле, - отмечает Ж. Пиаже, - ведь любая связь живого существа со средой обладает той характерной особенностью, что и существо, вместо того чтобы пассивно подчиняться среде, само активно ее преобразует, налагая на нее свою определенную структуру».

Взяв за основу данную теоретическую платформу, большинство исследователей выделяет два критерия адаптированности. Объективный критерий отражает степень владения субъектом адаптации навыками деятельности. Причем овладение этими навыками должно быть эффективным, показатели их отражают уровень достижений в учении (учение, социальная активность и т.д.), в общении (реальный социометрический статус). Субъективный критерий отражает степень удовлетворенности субъекта общением в коллективе и результатами своей деятельности.

Второе направление в исследовании адаптационного процесса основывается на теории психического как процесса. Авторы, придерживающиеся данной концепции, определяют адаптацию через понятие «психической включенности» личности в социальную среду (А.А. Алдашев, Т.Н. Вершинин, О.И. Зотов, И.К. Кряжева, Е.С. Кузьмина, А.А. Прохватилов, Е.В. Таранов и др.): адаптация личности отражает «явление включенности человека в социальную среду, в процесс его общественно полезной деятельности, интеграции с общностью и самоопределения в ней, на основе наиболее существенных особенностей индивидуальности» [1]. В этом определении И.К. Кряжевой содержатся три критерия адаптации: эффективность деятельности, интеграция со средой и самоопределения в ней.

Еще один критерий, выделенный при определении результата процесса адаптации, - «состояние психологической включенности личности в деятельность, сопровождающееся реализацией внутриличностных возможностей в конкретных условиях жизнедеятельности и благоприятным эмоциональным самочувствием» [3]. Такой вывод можно сделать, исходя из определения социально-психологической адаптации личности, приведенного в «Словаре социально-психологических терминов» под редакцией Е.С. Кузьмина и В.Е. Семенова, согласно которому адаптация социально-психологическая - это взаимодействие личности и социальной среды, которое приводит к оптимальному соотношению целей и ценностей личности в группе. В ходе социально-психологической адаптации реализуются потребности, интересы и стремления личности, раскрывается и развивается ее индивидуальность, личность входит в новое социальное окружение, становится полноправным членом коллектива, самоутверждается. Однако необходимо отметить, что выделяя четыре вышеназванных критерия, авторы данного направления исследования адаптации не раскрывают их содержания и описывают процесс адаптации, исходя из двух признаков. Так, И.К. Кряжева использует в качестве показателей адаптированности производительность труда и эмоциональное самочувствие рабочих; А.В. Сиомичев выделяет внешний критерий, характеризующийся «оценочными показателями успеваемости студентов и показателями социального признания студента в учебной группе», и критерий внутренний, описываемый им как «показатель удовлетворенности студента результатами, достигнутыми в каждом из направлений деятельности», а также сумму показателей внутреннего и внешнего критерия в качестве «своеобразного интегрального показателя адаптированности» [2]. С тем же самым мы встречаемся и при анализе работ Е.В. Таранова (1976) , Т.Н. Вершининой (1986) и других представителей данного подхода в исследовании адаптации личности. Таким образом, налицо противоречие между содержанием определения социально-психологической адаптации, в котором изначально содержатся четыре характеристики (признака) адаптированности личности, и операциональным выделением критериев и показателей адаптированности в работах данных авторов. Такое противоречие могло возникнуть, по мнению А.Н. Жмырикова, вследствие отсутствия в работах этих авторов «анализа феномена социально-психологической адаптации как процессуально дискретного явления» [3]. Если рассматривать социально-психологическую адаптацию одновременно и как процесс, и как состояние, необходимо выделить и компоненты процесса адаптации.

Использование методологического принципа системности предполагает, что «основным критерием для такого выделения является рассмотрение системы со стороны ее целевого назначения. Тот или иной компонент может быть отнесен к системе в меру его участия в достижении цели» [4].

Исходя из определения адаптации целью процесса является оптимальное включение личности в общественно полезную деятельность и общение, интеграция с общностью и самоопределение в ней на основе реализации внутриличностного потенциала при благоприятном эмоциональном самочувствии. Однако включение личности в деятельность и общение предполагают признание ею целей и ценностей коллектива и общества в целом как личностно значимых. Причем результаты деятельности отражают как степень соответствия целей и ценностей личности и коллектива, так и степень активности в их достижении. Показатели реальной деятельности личности представляют собой один из компонентов структуры процесса социальной адаптации. Для реализации цели процесса адаптации в качестве одного из компонентов этого процесса следует рассматривать такой показатель, как степень интеграции личности с общностью.

При рассмотрении процесса адаптации членов одной общественно экономической формации достаточно использование показателей интеграции с локальной макросредой и микросредой, где под «макросредой» понимаем социальную организацию с присущими ей специфическими нормами и требованиями к поведению входящих в него членов. В нашем исследовании - это система образования в нашей стране с присущими ей наиболее общими требованиями к обучаемым и обучающим.

Включенность личности в коллективную деятельность, по мнению большинства психологов, осуществляется опосредованно, через межличное общение в коллективе. Я.Л. Коломинский считает, что в условиях ограниченного круга общения показатель реального социометрического статуса с высокой степенью достоверности характеризует уровень достижений субъекта в общении. Поэтому для исследования использовался показатель реального социометрического статуса. Главным признаком критерия «степень реализации внутриличностного потенциала» обучаемых является степень самоопределения личности в общественной группе на основе наиболее существенных особенностей индивидуальности, который диагностируется с помощью двух показателей: 1) степени действительной реализации способностей и 2) отношениями самооценки достижений в различных видах деятельности в коллективе к уровню притязаний в них.

По мнению многих авторов (Н.В. Андреенкова, С.Д. Артемов. Е.В. Таранов, А.И. Ходаков и др.), основными показателями, характеризующими степень «единения личности и среды», являются показатели соотношения личностно значимых целей и ценностей с целями и ценностями среды.

В работе А.В. Ратинова отмечалось, что иерархической структуре мотивационной среды соответствует «иерархия ценностей, ибо система мотивов является проекцией ценностей структуры личности». Это позволяет судить о степени интеграции личности с макро- и микросредой. Вместе с тем наличие в мотивационной сфере личности указанных групп мотивов не всегда означает детерминированность поведения и деятельности субъекта именно этими мотивами. Причем экспертную оценку этого критерия необходимо осуществлять как самооценку и оценку эксперта указанных показателей. В работах Т.В. Снегиревой, Е.В. Таранова, В.Я. Яблонко экспериментально доказано, что иерархия групп мотивов и мотивации ведущей деятельности достаточно достоверно отражает степень единения личности и социальной среды, являясь одним из ведущих компонентов мотивационной среды личности.

По результатам исследований многих психологов, соотношение показателей экспертов и самооценки выступает одним из достоверных показателей степени интеграции личности с макросредой. Почти все психологи, изучающие процессы адаптации, отмечают показатели реального и предполагаемого социометрического статуса как достоверные индикаторы единения личности и группы.

Показатель соотношения тональности индивидуального и общегруппового настроения впервые был использован А.Н. Лутошкиным, считавшим его одним из немногих «чисто эмоциональных» показателей. Показателем данного критерия может быть тональность индивидуального настроения. Впервые совокупность интеллектуальных, эмоциональных, психомоторных проявлений, выражающая состояние психического напряжения, была описана И.П. Короленко.

Показатель степени выраженности неконструктивных реакций приспособления (агрессия, регрессия, фиксация и др.) для характеристики адаптированности личности используется в концепциях и зарубежных, и отечественных авторов.

Отсутствие единой точки зрения исследователей процесса социальной адаптации на выделение критериев и показателей, позволяющих определять уровень адаптированности личности к окружающему социокультурному пространству, отмеченные выше противоречия в операциональном их выделении, а также явная психическая их ориентация говорят о недостаточной разработанности этого вопроса.

Поскольку выбор критериев и показателей адаптированности определяется нами исходя из требований, предъявляемых обществом к современному выпускнику, то выразились они в способности личности органично включаться в социальные отношения, творчески преобразовывать социальное окружение, быть инициативным и деятельным, легко и непринуждённо устанавливать контакт с другими людьми, регулировать свое поведение. Личностные качества, при помощи которых человек успешно и продуктивно адаптируется к окружающему его социуму, приобретают статус адаптационных, способствующих быстрому и качественному «вхождению» человека в социальные отношения.

Определённые ценностные ориентации старшеклассников, их целевые и ситуационные установки раскрываются через: реализацию активной жизненной позиции и стремление самой личности и всего общества к устойчивому развитию; стремление к самосовершенствованию, повышению своей культуры, развитию интеллекта; установление коммуникативных отношений.

На основе проявления у выпускников этих качеств можно говорить о различном уровне адаптированности учащихся. Проявлениями адаптированности при этом будут:

  • умения общаться и налаживать контакты с другими людьми;
  • умения сотрудничать, согласовывать свои действия с действиями других людей;
  • умения оперативно анализировать ситуации и принимать решения;
  • навыки эмоциональной саморегуляции;
  • умения выстраивать модель будущей профессиональной деятельности;
  • объективные представления о реалиях предпочитаемой специальности;
  • мотивы самоактуализации, желание проявить себя в предпочитаемой области.

На основе выделенных адаптационных проявлений личности к изменяющейся социальной среде в качестве критериев и показателей эффективности работы с учащимися по их успешной адаптации были определены основные: социальная активность, творческая инициативность, социальная ответственность, коммуникативность, способность к саморегуляции, личностная рефлексия.

Рецензенты:

Гаврилова Н.Ю., д.и.н., профессор кафедры гуманитарных наук Тюменского государственного нефтегазового университета, г. Тюмень;

Фомичева И.Г., д.п.н., профессор Тюменской государственной академии искусств, г. Тюмень.