Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

VALUE CONCEPTS IN THE CONTEMPORARY PARADIGM OF SPIRITUAL AND MORAL EDUCATION: LINGUOPEDAGOGIC ASPECT

Pushkin A.A. 1 Tenyakova E.A. 2
1 Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education «Сhuvash State I. N. Ulyanov University»
2 Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education «Сhuvash State Pedagogical I. Y. Yakovlev University»
Статья посвящена описанию ценностных концептов «патриотизм», «толерантность» и «эмпатия», входящих в структуру современной парадигмы духовно-нравственного воспитания. В интердисциплинарном исследовании, выполненном на стыке лингвистики и педагогики, педагогическая задача определения содержания ценностных концептов решается путем использования лингвистического метода когнитивно-семантического анализа и обобщения дефиниций разных толковых словарей русского и английского языков. Обращение к толковым словарям обусловлено тем, что их словарные статьи содержат описания прототипической семантики анализируемых ценностных концептов. В содержательном аспекте рассматриваемые концепты в русском языковом сознании представлены с древних времен добродетелями «любовь к Родине», «терпимость» и «сострадание». Использование в качестве номинантов концептов иноязычных заимствований «патриотизм», «толерантность» и «эмпатия» свидетельствует о тенденции универсализации терминологических слов в условиях интернационализации научных знаний.
The article is devoted to describing the value concepts «patriotism», «tolerance» and «empathy» which have entered the contemporary paradigm of spiritual and moral education. In the interdisciplinary research combining linguistic and pedagogical sciences the problem of pedagogy aimed at determining the contents of value concepts is solved by applying the linguistic method of cognitive semantic analysis on the basis of considering the definitions of various Russian and English explanatory dictionaries. Using explanatory dictionaries is accounted for by the fact that their explanatory texts contain the descriptions of prototype semantics of the analyzed value concepts. As far as contents are concerned the concepts under review have been known to and represented in the Russian language consciousness since ancient times by the virtue words of native origin «ljubov´ k Rodine» (love to Motherland), «terpimost» (tolerance) and «sostradanie» (compassion). Using the foreign borrowings «патриотизм» (patriotism), «толерантность» (toleranсe) and «эмпатия» (empathy) for naming the value concepts accounts for the fact that there exists a stable tendency for terminology words to get universalized as scientific knowledge is becoming more internationalized.
empathy
tolerance
patriotism
language personality
language consciousness
cognitive semantic analysis
explanatory dictionaries
value concepts
the paradigm of spiritual and moral education
virtues
spiritual values
К вопросу о духовных ценностях и нравственном воспитании личности лучшие умы человечества обращаются каждый раз, когда обществу приходится отвечать на внутренние и внешние вызовы, обусловленные глобальными социально-политическими и экономическими проблемами, которые не могут не оказать воздействия на духовно-нравственное здоровье общества. Как правило, это воздействие негативное, и первыми на факты и события, свидетельствующие о заметной деградации нравственного облика  россиянина, в частности за последние годы, откликнулись российские средства массовой информации. В публикациях на злободневные темы дня последовательно проводится мысль о том, что рыночная экономика продолжает диктовать стране нормы поведения, списанные с самых вульгарных образцов периода  «первичного накопления капитала». Вместе с тем большинство публицистов убеждены в том, что лишь возвращение к истокам национальных духовных ценностей и нравственности, наполнение их новым содержанием способно консолидировать многонациональный народ Российской Федерации вокруг общенациональной идеи, призванной выполнять функцию не только стабилизирующего фактора, но и гаранта единства, целостности и поступательного развития его по пути прогресса. Вследствие этого духовно-нравственное воспитание как неотъемлемый компонент общего, средне-специального и высшего профессионального образования воспринимается сегодня как социальный заказ [3, с. 64; с. 15].

В концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности определена система базовых ценностей [3, с. 18-19], которые имеют способность выступать в качестве ориентаций, мотивов, стимулов, регуляторов социального поведения людей. С концептуальной точки зрения все базовые ценности представляют собой совокупность внутренних качеств личности, ориентированных на творение добра  и воплощающих человеческий идеал в его моральном совершенстве. Эти качества, объединенные в русскоязычном мире под общим родовым, гиперонимическим названием «добродетель», формировались и культивировались в общественном сознании на основе учений православной христианской религии, великих просветителей эпохи Возрождения, педагогов, философов, писателей, ученых, государственных и общественных деятелей, проповедавших идеи и ценности гуманизма, которые во главу угла ставили значимость человеческого бытия. Квинтэссенция гуманистических ценностей заключается в готовности и стремлении творить добро: помогать другим людям, оказывать уважение, проявлять любовь, заботу, соучастие. Эти добродетели прошли испытание на прочность временем в различных исторических, социально-политических и  этнокультурных условиях. Следует отметить, что в современной теории и практике воспитания вместо стилистически окрашенной номинативной единицы «добродетель» в педагогическом дискурсе все чаще используется синонимический оборот «духовная ценность». На фоне противопоставления синонимического оборота «духовная ценность» сочетанию «материальная ценность» эпитет «духовная»  является семантическим дифференциальным признаком, соотносящим ценность с внутренним миром, качествами и установками личности на творение человеческого добра в самом широком смысле слова. Вместе с тем именно понятие добра является основополагающим критерием для объединения всех добродетелей в рамках единой парадигмы духовно-нравственных ценностей. Ведь действительно, добро представляет собой ценность, хотя не любая ценность может являться добром.  За отдельными видами добродетелей закрепились отдельные имена, которые, по сути, являются номинантами одноименных концептов добродетелей, семантика которых, как правило, прозрачна и понятна русскому языковому сознанию.

Успешность целенаправленного формирования той или иной духовной ценности обусловливается рядом факторов, включающих знание субъектами воспитательного процесса содержания формируемой духовной ценности, а также психолого-педагогической среды и условий, при которых происходит научно обоснованный и проверенный практикой процесс формирования духовной ценности. Целью настоящей статьи является определение содержания ценностных концептов «патриотизм», «толерантность» и «эмпатия»  путем использования лингвистического метода когнитивно-семантического анализа и обобщения дефиниций различных толковых словарей русского и английского языков. В научном мире все прочнее утверждается мнение, что прагматически ориентированный альянс наук позволяет генерировать новые знания, пересматривать ранее полученные данные, вносить необходимые коррективы, избавляться от стереотипов и по-новому систематизировать парадигму научных знаний. Интердисциплинарный подход, предпринятый в работе для решения педагогической задачи определения содержания базовых ценностных концептов современной парадигмы духовно-нравственного воспитания посредством использования лингвистических методов и приемов, можно обозначить в целом как лингвопедагогический подход.  Базовым репрезентантом содержания формируемой духовной ценности является вербализованный концепт (или лингвоконцепт), представляющий собой единицу знания о той или иной ценности, конвертированного в текстово-дискурсный формат. Языковой знак, идентифицирующий концепт, одновременно является и номинантом ценностного концепта. Как правило, в качестве номинанта концепта используется автономная лексема, в структуре которой содержатся семантические дифференциальные признаки, наилучшим образом репрезентирующие прототипические черты концепта. Знание, упакованное таким способом в вербализованную концептуальную оболочку,  может храниться, извлекаться, обрабатываться и транслироваться во времени и пространстве.

Лексикон национального языка справедливо называют тезаурусом и/или сокровищницей и хранилищем знаний о мире, ибо каждая лексема национального языка участвует в процессе «оязыковления» знаний. Лексема «патриотизм» может рассматриваться в качестве номинанта ценностного концепта «патриотизм», с одной стороны, и в качестве автономной, самодостаточной лексической единицы русского языка - с другой. Инвариантный текстово-дискурсный формат концепта, репрезентантом которого является словарная статья, содержит только базовые прототипические семантические признаки, по которым содержание ценностного концепта закрепляется в языковом сознании. Содержание ценностного концепта может предвосхищаться и узнаваться при повторной активации сферы сознания либо вербальными сигналами, либо иными семиотическими средствами.  Так, осуществленный на основе четырех авторитетных толковых словарей русского языка сравнительный семантический анализ лексемы «патриотизм», представляющей в духовно-нравственной парадигме концептуально одноименную духовную ценность, позволил проследить становление содержания рассматриваемой ценности в русском языковом сознании. В Толковом словаре живого великорусского языка В.И. Даля «патриотизм» понимается как «любовь к отчизне» [2]. В «Толковом словаре русского языка» Д.Н. Ушакова  базовый прототипический семантический признак «любовь к отчизне» дополняется такими новыми признаками, как «преданность и привязанность к отечеству, своему народу» [10].

Аналогичное толкование лексемы «патриотизм» у С.И. Ожегова, однако лексикограф исключил семантический признак «привязанность» из текста словарной статьи, оставив лишь дифференциальные признаки «преданность и любовь к своему отечеству, к своему народу» [8].  Наиболее полно  представлены семантические признаки лексемы «патриотизм», а вместе с ними соответственно и содержание духовной ценности «патриотизм», в Новом словаре русского языка Т.Ф. Ефремовой. Оно созвучно современному пониманию одноименного концепта: «любовь к своему отечеству, преданность своему народу и ответственность перед ним, готовность к любым жертвам и подвигам во имя интересов своей Родины» [4]. Следует отметить, что ценностные концепты являются концептами с «открытой текстурой» (ср. англ. open-textured concepts) [12] в том смысле, что их содержание не является однократно заданным и неизменным, тем более в контексте исторического развития, когда возможна переоценка ценностей. Содержание концепта  может обновляться, дополняться, обогащаться. В связи с этим можно вспомнить выступление президента России  В.В. Путина о  нравственном и патриотическом воспитании молодежи в Краснодаре 12 сентября 2012 г. В  докладе лидер страны озвучил свой тезис о патриотизме следующим образом: «Патриотизм - это уважение к своей истории и традициям, духовным ценностям наших народов, нашей тысячелетней культуре и уникальному опыту сосуществования сотен народов и языков на территории России. <...> Настоящий патриот тот, кто знает, как и чем он может служить своему Отечеству» [1].  Такие признаки, как «уважение к своей истории и традициям» <...> и «служение своему Отечеству», осознаваемые носителями языка, но, к сожалению,  на настоящий момент отсутствующие в современных толковых словарях, могут быть включены в словарную статью с заглавным словом «патриотизм». Естественно, в толковых словарях словарные статьи не могут содержать всеобъемлющее знание о патриотизме, включающее в себя дополнительную информацию о таких семиотических символах патриотизма, как российские герб, гимн и триколор, георгиевские ленточки,  татуировки триколора на щеках современной молодежи, одежда со специальной патриотической символикой, молодежные акции и флэшмобы и т.п. Подобные  сведения, как правило, содержатся в словарях тезаурусного типа, энциклопедиях и в специальных исследованиях и публикациях. 

Прототипические семантические признаки концепта «патриотизм» являются универсальными. Вместе с тем нельзя исключить, что наряду с вышеперечисленными семантическими признаками, характерными для русского языкового сознания, в иноязычных толковых словарях могут наличествовать и другие признаки. Так, семантический анализ  лексемы «patriotism», представленной в 27 толковых словарях английского языка, показал, что в сознании американцев релевантными считаются следующие признаки: «the desire to compete with other nations (желание конкурировать с другими государствами), respect (уважение), duty toward your country (чувство долга перед своей страной), the passion which inspires one to serve one's country (страсть, которая вдохновляет служить своей стране),  defending one's country from invasion (защита своей страны от иностранного  вторжения), protecting   its rights (защита ее  прав), maintaining its laws and institutions (уважение ее законов и институтов власти), being proud of one's country (испытывать чувство гордости за свою страну),  vigorous support for one's country (всемерная поддержка своей страны)» [11]. Следует отметить, что не все из перечисленных выше признаков нашли отражение в толковых словарях русского языка, однако это ни в коей мере не означает, что эти дополнительные признаки чужды русскому языковому сознанию. Напротив, они входят в общий энциклопедический фонд знаний или тезаурус русской языковой личности о российском патриотизме, который, по сути, и составляет в совокупности целостное содержание ценностного концепта «патриотизм». Заимствованное из французского языка в эпоху Петра I способом транслитерации слово «патриотизм» прочно вошло в словарный фонд русского языка, полностью ассимилировалось  и на протяжении всей российской истории закреплялось в языковом сознании русских в качестве номинанта концептуальной ценности с базовым значением «любовь к своей стране».

В условиях глобализации и универсализации знаний на фоне интенсивного развития межкультурной коммуникации заимствование слов, обозначающих как конкретные сущности, так и абстрактные понятия, становится нормой, особенно в сфере профессионального общения; при этом нередко заимствованные слова не только конкурируют, но и пытаются вытеснить исконно русские слова с тождественным значением. Вместе с тем тенденцию интернационализации терминологической лексики в сфере профессионального общения можно считать вполне оправданной, ибо интернациональная профессиональная лексика является основой адекватного восприятия действительности в межъязыковом пространстве. Так, современную парадигму духовно-нравственных ценностей  вряд ли можно представить себе без таких ценностных концептов, как «толерантность» и «эмпатия». Номинанты концептов, а именно заимствованные через английский язык лексемы «толерантность» (англ. Tolerance - «терпимость» < фр. Tolerance - «терпимость» < лат. Tolerantia - «терпение») и «эмпатия» (англ. empathy - «сочувствие, сопереживание» < нем. Einfühlung - «вчувствование» < греч. empatheia - «вчувствование, сочувствование») вошли в словарный фонд современного русского языка относительно недавно.

Лексема «толерантность» с пометой «книжн.» впервые была зарегистрирована в Толковом словаре русского языка Д.Н. Ушакова. В словарной статье указывается, что слово «толерантность» является «отвлеченным существительным», значение которого  соответствует значению исконно русского слова «терпимость». Из однословного толкования значения заимствованного слова «толерантность» следует, что оно должно содержать в себе все семантические признаки русского слова «терпимость», а именно «свойство, умение терпимо относиться к чему-н., терпеть что-н.» В приведенных в словарной статье в качестве примеров сочетаниях слов «религиозная терпимость, терпимость к чужим мнениям, преступная терпимость к врагам» отражаются инвариантные прототипические признаки современного концепта «толерантность» [10]. Помета «книжн.» к слову «толерантность» сигнализирует не только о стилевой ограниченности сферы его употребления, но и об относительно низкой частотности его использования в дискурсе в середине ХХ в.  Поэтому неудивительно, что в отличие от лексемы «патриотизм» лексема «толерантность» со всеми релевантными семантическими признаками в русском языковом сознании закрепилась не сразу. В связи с этим следует отметить, что слово «толерантность» не было зарегистрировано в общепризнанном академическом толковом словаре русского языка С.И. Ожегова даже спустя 9 лет после издания четырехтомного толкового словаря Д.Н. Ушакова. Очевидно, русскую языковую личность в то время вполне устраивало слово «терпимость» для выражения семантических признаков, передаваемых заимствованным словом «толерантность». Об этом красноречиво свидетельствуют примеры, представленные в Национальном корпусе русского языка, которые подтверждают самодостаточность лексемы «терпимость» быть номинантом ценностного концепта, являющегося репрезентантом высшей из добродетелей со времен основания Государства Российского [7]. Лексические единицы «терпимый» и «терпимость», являясь исконно русскими, оказались зарегистрированными во всех лексикографических источниках вышеупомянутых авторов. В частности, семантическая структура лексемы «терпимость» в словаре В.И. Даля, как следует из приводимых им примеров «Терпимость вер, разных исповеданий. Терпимость личных убеждений» также созвучна семантическим признакам современного ценностного концепта «толерантность».

  Вместе с тем следует отметить, что в Новом словаре русского языка Т.Ф. Ефремовой заимствованная лексема «толерантность» зарегистрирована. Лексикографом приводится толкование слова через семантику его деривата «толерантный» как «1) a) Cпособный переносить неблагоприятное воздействие какого-л. вещества или яда (об организме). б) Характеризующийся отсутствием иммунологической реакции. 2) перен. Способный, умеющий терпеть что-л. чужое, мириться с чужим (мнением, характером и т.п.); снисходительный, терпимый» [4]. Для ценностного концепта «толерантность», являющегося неотъемлемым компонентом современной духовно-нравственной парадигмы воспитания, релевантными являются такие семантические признаки, как «способность, умение человека  терпеть что-л. чужое, мириться с чужим (мнением, характером и т.п.), быть  снисходительным, терпимым». Анализ словарных дефиниций и примеров употребления лексем «терпимость» и «толерантность», представленных  в Национальном корпусе русского языка, показывает идентичность добродетели «терпимость» и ценностного концепта  «толерантность» в плане содержания [7]. Их отличительной чертой, на первый взгляд, является то, что, репрезентируя единый ценностный концепт, номинативная лексема «терпимость»" изначально ориентирована на русскоязычный мир, а «толерантность» - на англоязычный. Однако, оказавшись под воздействием процесса глобализации английского языка, заимствованная лексема «толерантность»  в современной парадигме духовно-нравственного воспитания все увереннее позиционирует себя номинантом одноименного ценностного концепта «толерантность», в содержание которого русская языковая личность тем не менее вкладывает прежде всего все семантические признаки исконно русского слова «терпимость».

Лексема «эмпатия», являющаяся номинантом одноименного ценностного концепта, в общепризнанных академических словарях русского языка не значится, однако зарегистрирована в Современном толковом словаре русского языка Т.Ф. Ефремовой, в котором «эмпатия» трактуется как «способность входить в чужое эмоциональное состояние, сопереживание; интеллектуальная идентификация собственных чувств с чувствами и мыслями другого человека» [5]. Между тем  лексема «эмпатия» достаточно широко представлена в русскоязычных специальных отраслевых словарях (свыше 50 наименований) [9]. В течение продолжительного времени лексема «эмпатия» употреблялась, как правило, только в научном дискурсе. Так, Т.Д. Карягина считает, что «слово эмпатия является прежде всего научным понятием и помимо значения, близкого сочувствию, состраданию - отзывчивости на эмоции другого, разделения их, имеет значение особого способа познания, понимания другого человека, главным образом, его эмоциональных состояний» [6, с. 17]. Вследствие этого лексема «эмпатия» в языковом сознании большинства рядовых носителей русского языка отсутствует вообще. Нередко она вызывает ложные ассоциации, основанные на схожести ее звучания с лексемами «симпатия» и  «апатия», которые хорошо закрепились в русском языковом сознании, например: «проявлять симпатию к кому-либо, симпатизировать кому-либо, он мне симпатичен, симпатичный парень, проявлять апатию» и т.п. Однако дефиниционный анализ словарных статей с заглавным словом «эмпатия» позволил выделить такие когнитивно-семантические признаки «эмпатии», как «вчувствование», выражающееся в «понимании и разделении эмоций другого, сопереживании, сострадании, отзывчивости,  чуткости» [9]. Все вышеперечисленные признаки интегрируются в структуру целостного концепта «эмпатия», наполняя его, таким образом, конкретным содержанием.

В заключение следует отметить, что в содержательном плане ценностные концепты «патриотизм», «толерантность» и «эмпатия», составляющие структуру современной парадигмы духовно-нравственного воспитания, в русском языковом сознании присутствуют с древнейших времен становления православия и российской государственности. В русском мире номинантам вышеперечисленных концептов соответствуют исконно русские имена общечеловеческих гуманистических добродетелей «любовь к Родине», «терпимость» и «сострадание (сопереживание)». То, что в научном мире отдельные добродетели называются концептами, а заимствованные слова «патриотизм», «толерантность» и «эмпатия» являются именами данных концептов, есть следствие и результат универсализации терминологической системы в условиях интернационализации научных знаний в эпоху глобализации.  

Рецензенты:

Корнилов Г.Е., д.фил.н., профессор кафедры русского языка и литературы, ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова», г. Чебоксары;

Иванова А.М., д.фил.н., профессор кафедры чувашской филологии и культуры, ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова», г. Чебоксары.