Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

REFLECTION OF POLITICAL LEXICON IN NART EPOS

Zhiletezhev Kh.Ch. 1 Bukhurov M.F. 1
1 FSBSE «Kabardino-Balkarian Institute of Humanitarian Researches»
Статья посвящена анализу общественно-политической лексики в нартском эпосе. Среди жанров устно-поэтического творчества эпос выделяется не только художественной формой, но и своим высоким функциональным назначением. В языковом отношении нартский эпос — образец народной традиционной речи, впитавшей все богатство и многообразие лексических, семантических, фразеологических и грамматических особенностей адыгских языков. Общественно-политическая лексика занимает в героическом нартском эпосе центральное место. Рассматриваются несколько лексико-тематических групп общественно-политической лексики. Фольклорные данные сопоставляются с современным кабардино-черкесским языком. В статье отмечается, что большинство слов общественно-политической лексики нартского эпоса употребляются и в современном кабардино-черкесском языке.
This article analyzes the socio-political lexicon in the Nart epic. Among the genres of oral epic poetry stands out not only an art form, but also its high functional purpose. Linguistically Nart epic - a sample of the traditional folk speech, having absorbed all the richness and diversity of lexical, semantic, idiomatic and grammatical features of the Circassian language. Political lexicon takes heroic Nart epic center stage. We consider several lexical-thematic groups of political lexicon. Folk data are compared with modern Kabardian Language. The article notes that most of the words of political lexicon Nart epic and used in modern Kabardian Language.
semantic shift
archaisms
Nart epic
socio-political lexicon
Фольклор имеет особое значение при изучении языковых особенностей такого младописьменного языка, каким является кабардино-черкесский. Общеизвестно, что в последний период развития лингвистической науки  все больше возрастает интерес к анализу языка в тесной связи с историей народа и его культурой. В этом отношении хорошим материалом являются произведения устного народного творчества. «Язык фольклора, его основных жанров, обладающих традициями, уходящими корнями в глубины истории, занимает исключительное место среди других разновидностей языка и форм его существования (территориального диалекта, литературного стандарта, его региональных вариантов и др.)  [3, 6].

В предлагаемой статье мы рассматриваем общественно-политическую лексику (далее ОПЛ) в нартском эпосе. Ведь героический народный эпос «Нарты» является ядром, стержнем адыгского фольклора. Не случайно, что для анализа языковых особенностей берутся и адыгейские (западноадыгские) варианты: в специальной литературе неоднократно указано «на единство многих традиций устно-поэтического творчества западнокавказских народов... [4, 70]. В языковом отношении нартский эпос - образец народной традиционной поэтической речи, которая впитала в себя все богатство и многообразие лексических, семантических, фразеологических и грамматических особенностей адыгских языков. 

Лексика сказаний о нартах в эпической форме отражает картину хозяйственной, социальной и культурной организации адыгских (черкесских) народов. ОПЛ в нартском эпосе представлена сравнительно небольшой группой слов. Анализируя этот материал, можно выделить несколько лексико-тематических групп ОПЛ:

1. Наименования, связанные со словами «Родина», «край», «страна»: хэку, лъахэ, хэгъэгу - страна, край, родина, хамэ хэку - чужая страна, щΙыналъэ, щΙыгу - земля, край, территория, щΙылъэ - земля, земной шар, адреищΙ - чужая земля.  В значении названия страны (края, земли) нартов употребляются также словосочетания: нарт хэку, нарт хэгъэгу - страна нартов, нартыщΙ - земля нартов. А шум хуэдэ шу...  Ди хэку щыземыкΙуэ -   Этому всаднику подобного всадника... В нашем краю нет [5, 149]; Хэгъэгу чыжь уздэщыΙэр - Ты живешь в далеком краю [6, 113]; Бжедугская версия: Нарту нарт хэгъэгум исхэр зэкΙэ зэΙукΙэхи, Саусырыкъо игъэкΙодыкΙэ хъущтым егупсысагъ - Со всей нартской земли собрались нарты, чтобы придумать, как Саусурук погубить [6, 74]; КъыздикΙа лъахэми иутΙыпщыжащ - Отпускает туда (край), откуда пришел [6, 81].

Все перечисленные названия присутствуют и в современном кабардино-черкесском языке. По частоте употребления выделяется слово хэгъэгу - оно мало употребляется в современном языке и не исключено, что в скором будущем это наименование станет архаизмом. Так, в произведениях классика кабардинской литературы А.П. Кешокова это слово употребляется всего лишь 6 раз, в то время как наименование хэку встречается в произведениях данного автора 286 раз. 

2. Названия, характеризующие общественное и социальное  устройство, названия племен, знаменательных дней и т.д.: цΙыху - человек, люди, нарт - нарт, чынт - чинт, иныжь - великан, испы - испы, къалэ, быдапΙэ - крепость, укрепленное место; лъэпкъ - племя, род, хабзэ - обычай, порядок; гъунапкъэ - граница, лΙэужь - потомок, соплеменник, хъыбар - новость, известие, повествование, махуэшхуэ - большой день, праздник, лъэхъэнэ - эпоха, время; Гъуды-гъудэу, Гъуды-къалэм зыдезгъадзэри, о-уй - Забросили меня в Гъуды-Гъуды, Гъуды-крепость [1, 340]; Нарт Лъэбыцэжьейри лΙы бланэ гуэру шыбзи и куэду, тенджыз тΙуащΙэм зы быдапΙэ гуэрым щыпсэурт - Нарт Тлебица-коротыш тоже был удалым мужем; у него было много коней; жил он между двумя морями, в каком-то укрепленном месте [6, 143]; Бэдынокъуэ нарт лъэпкъым къыхэкΙащ - Бадыноко родом из племени нартов [6, 80]; Нартыжьхэм хабзэу яхэлът зэзэуэну бийм пΙалъэ ирату, хъыбари ирагъащΙэу «дывэзэуэну дынэкΙуэнущ мыпхуэдэ зэманым», - жаΙэрэ - У нартских богатырей был обычай: врагу, с которым будут воевать, назначали время сражения, посылали весть. «Тогда-то приедем к вам биться», - говорили [6, 80]; Ящэм ичΙыгу гъунапкъэ Лъэгуц-жакΙэр зыфаΙорэм ичΙыгу гъунэм нэсэу щытыгъ - Границы владений Яща доходили далеко - до земель Тлегуц-жача [6, 147].  

Среди приведенных названий практически не употребляется в языке слово къалэ в значении «крепость». В современном кабардино-черкесском языке къалэ употребляется в основном в значении «город». Наименование  лъэпкъ  кроме «племя» и «род» получило дополнительные значения: нация; порода, сорт.

3. Слова, обозначающие общественные сходы, собрания: хасэ - совет старейшин, собрание нартов, совет нартов, хасапΙэ - место, где собирались на совет, судилище, зэхуэс - сбор, собрание, зэΙущΙэ - встреча, собрание, зэхыхьэ - сход, собрание, зэхыхьэ ин - большая хасэ, пэкΙу - собрание, сборище, пэкΙупΙэ - место для съезда, жылэ - население, чэнджэщ(эн) - совет(оваться):  Сосрыкъуэ шым шэсри хасэм яхыхьащ - Сел Сосруко на коня и прибыл на хасу [6, 47]; Сосрыкъуэ кΙуэри щΙыхьащ жылэр щызэпэкΙу унэм - Пошел Сосруко и вошел в дом, где толпился народ [6, 47]; Зы илъэс дэкΙри, етΙуанэ илъэсым зэхыхьэ ин нартхэм я деж къыщыхъуащ - Прошел год. На второй год нарты собрали большую хасу [6, 47]; Сосрыкъуэ бгъэдыхьэри ечэнджэщыну къыщрагъажьэм, зыри яхужимыΙэу щагъэтыжащ - Подошли к Сосруке советоваться, но он ничего не сказал, и его оставили в покое [6, 81].

Большое распространение в нартском эпосе имело название хасэ. Можно сказать, что хасэ и зекΙуэ являются главными элементами ОПЛ в сказаниях о нартах. Хасэ - основной орган, совет, народный парламент, где решались важнейшие дела. На хасе обсуждались социальные, военные, бытовые вопросы, совершались различные ритуалы. В хасу приглашали особо прославленных героев, но сам народ не избирал их. Присутствовали на этих мероприятиях только мужчины. Однако в адыгейских вариантах сказаний о нартах встречается слово ныхасэ - ны «мать» + хасэ «совет», т.е. «совет женщин»: Йпэум нартмэ Ныхасэ яΙэтыгъ - «В старину у нартов была Нихаса» [7, 106]. Можно предположить, что это отголоски эпохи матриархата.

Перечисленная группа слов претерпела существенные изменения в последние два века в связи с изменениями в общественно-политическом устройстве. Например, место хасы заняли слова «совет», «съезд» и т.д. В 90-х г. ХХ века, в эпоху перестройки и становления демократии, наименование  хасэ вновь «оживает» в языке. В современном кабардино-черкесском языке хасэ, кроме устаревшего значения «совет старейшин», получило еще новое значение - «название адыгских общественных организаций в различных странах, занятых сохранением и развитием языка, традиций, культуры, а также благотворительностью» [8, 677]. Дополнительное значение в современном языке получило и пэкΙу - митинг (наряду с прежним «массовый сход»). 

4. Весьма немногочисленна в эпосе дипломатическая лексика: лΙыкΙуэ - посредник, представитель, гуп - группа, джакΙуэ - гонец, зэΙурыΙуэн - договориться;  ЛΙыкΙуэ кΙуэни къахэмыкΙьгуэ - Не нашлось у них посредника [6, 61]; НэхъыжьитΙыр уи лΙыкΙуащ, ауэ пэжыр яжепΙакъым. - К тебе посылали двух старших [нартов], но ты не сказал им правды [6, 168]. ЗэуакΙуэзехьэу Арыкъшуужьыр... Нэсрэн ЖьакΙэм джакΙуэ негъакΙуэр - Войн вестника Арыкшу могучего... Насрен-Борода гонцом посылает [5, 105].

Из перечисленных названий стал архаизмом джакΙуэ - гонец.  Дополнительное значение получил лΙыкΙуэ - делегат, посланник. В фольклорных записях Кази Атажукина обнаружено интересное сочетание лΙыкΙуэ пхэнж - коварный посредник, злоумышленный переговорщик: ЛΙыкΙуэ пхэнж зэшъысшΙри. Коварным посредником для них я стал [9, 47]. Словосочетание лΙыкΙуэ пхэнж в указанном значении не употребляется в современном кабардино-черкесском языке, хотя оба компонента являются и сейчас продуктивными.  Слово лΙыкΙуэ сохраняет значение «посредник», кроме этого оно обозначает «делегация», «посол» [8, 505]. Второй компонент этого сочетания пхэнж в значении «коварный» не встречается в современном языке. Оно теперь функционирует как «неправильный», «ошибочный», «не соответствующий нужной форме» [8, 574].

5. Небольшую группу составляют названия, обозначающие должностных лиц, правителей, сословий: пщы - предводитель, глава, князь, нэхъыжь, тхьэмадэ - старший, тамада, гуащэ - госпожа, княгиня унэΙут - служанка; (Уэ) пщы Бэдэнокъуэри... Бгы лъабжьэм щызокΙуэркъэ! - (Уа) пши (предводитель) Бадиноко... Под горою ездит... [5, 190]; Пщыдади я тхьэмадэгуэ, Сосрыкъуи я пщафΙэгуэ, Санэхуафэр абы щащΙ - Пшидадэ их тамада, Сосруко им прислуживает, Санопитие там устроили [6, 110]; Сэтэней гуащэ и унэΙутыр псыхьэ кΙуауэ шу закъуэ кΙуэр илъагъури и пэгуныр псым къыдинэри езыр Сэтэней гуащэ деж къэкΙуэжащ - Унаутка (служанка) Сатаней-гуаши по воду шла и увидела одинокого всадника, ехавшего иноходью; она оставила у реки ведра, а сама вернулась к Сатаней-гуаше [6, 100].

Надо отметить, что первоначальное значение слова пщы - вождь; глава племени, рода, т.е. старший, предводитель [2, 126]. Позднее это наименование получает другой смысл - князь, господин. В Кабарде в эпоху феодализма так называли представителей высшего сословия. Точно также гуащэ первоначально имело значение «госпожа», а потом - «княгиня». В современном кабардино-черкесском языке гуащэ имеет кроме «княгиня» и другие значения: свекровь; кукла.

6. Широко представлены в нартском эпосе наименования, характеризующие «мужество, геройство, патриотизм»: лΙыхъу, лΙыхъужь - витязь могучий, герой, храбрец, мужественный, лΙыхъущхьэ - голова героя, вожак, лΙыхъужьыгъэ - героизм, мужество, лΙыхъужьей - герой  молодой (маленький), пашэ - предводитель, лΙыщхьэ - вожак, лΙыгъэ - мужество, храбрость, хахуэ - храбрый, смелый, икъугъэ - доблестный, ябгэ, пхъашэ - неистовый, могущественный. Например: Ар лΙыхъужь пхъашэ хъугъэ - Он стал могущественным героем [1, 374]; ЛΙыхъужьей щΙалэщΙэ СосрыкъуикΙ Нартхэр къеджащ хасэм кΙуэну - И малого мужа, молодого Сосруко, Нарты пригласили на хасу [6, 47]; Нартхэ ди Бадынокъуэ... Нартхэ ди лΙы икъугъэ... - Нарт наш Бадиноко... Нартов витязь доблестный...[5, 143]; АшэкΙэ зэджэр нэхъ лΙыщхьэт, нэхъ бланэт - [Тот], кого звали Аша, был первый богатырь - самый удалой из них [6, 143]; ЛΙыхъури ныΙуошэсыкΙ - Храбрец выезжает  [6, 105].

Среди перечисленных наименований в современном языке не употребляются лΙыхъущхьэ, лΙыхъужьей. Семантический сдвиг произошел в словах лΙыщхьэ и пашэ: если в текстах они имеют значения, связанные с войной, походами и т.д., то теперь они означают: лΙыщхьэ - начальник, руководитель, вожак; пашэ - вожак (среди стадо), вождь, ведущий, передовой. 

7. Большую группу составляют номинации, связанные с войнами, походами: зауэ - война, битва, зэуэн - воевать, зекΙуэ - поход, дзэ зезышэ, дзэпщ - предводитель войска; шу пашэ - предводитель всадников, тетыгъуэ - предводитель(ство), бий - враг, банэ - борьба, ныкъуэкъуэгъу - противник, соперник; Нартхэм биижь бзаджэ яΙэу, куэдрэ зауэ къращΙылΙэу щытащ - У нартов были давние коварные враги, они часто затевали войну [6, 80]; Чынтыдзэ пашэм ар щызэхихым, и мурадым чэнджэщ хилъхьэри гупсысащ - Услышав это предводитель войска чинтов заколебался, посоветовался и задумался [6, 90]; Дзэ зезышэурэ, ой дуней, ди ТΙотΙэрэш - Войска нашего, ой дуней, Тотреш-предводитель [6, 128]; Сосрыкъуэ зекΙуэ щыΙэу Иныжь гуэрым хуэзащ - В походе Сосруко повстречал иныжа [6, 56].

Среди данной группы слов центральное место занимает зекΙуэ - поход. Ведь основу многих сюжетов нартского эпоса составляют военные походы и набеги на соседние племена, где они проявляют свое мужество и удаль. С этим связано появление слова зекΙуэлΙ: зекΙуэ - поход + лΙы - мужчина = участник похода, конник (все время участвующий в походах, набегах).

Среди данных наименований стали архаизмами зекΙуэ - поход, зекΙуэлΙ - участник похода,  дзэпщ, дзэзешэ - полководец.

В нартском эпосе встречается интересное слово зэуакΙуэзехьэ - вестник войн: ЗэуакΙуэзехьэу Арыкъшуужьыр... Нэсрэн ЖьакΙэм джакΙуэ негъакΙуэр - Вестника войн Арыкшу могучего... Насрен-Борода гонцом посылает [5, 105]. Название зэуакΙуэзехьэ не употребляется в современном языке, хотя оба его компонента и сейчас продуктивны. Слово зэуакΙуэ, наряду с зауэлΙ, употребляется в значении «воин», «боец»; зэуакΙуэ кΙуэн - идти воевать.

Общественно-политическая лексика нартского эпоса  по своему происхождению состоит из нескольких пластов. Исконные слова составляют большинство. Небольшое место занимают арабские, тюркские и иранские слова: гъуазэ - проводник, къалэ - крепость, чэнджэщ - совет, мурад - намерение, цель, къалэн - объязанность, залым - деспотичный, крутой; упрямый, дуней - мир, вселенная, хъыбар - весть, известие и т.д.

Как уже отмечено выше, для всех заимствованных слов характерна фонетическая адаптация, а незначительная часть из них претерпела семантические искажения.

Сравнение с современным языком показывает, что большое количество слов ОПЛ, встречающихся в нартском эпосе, устарело и выпало из языка. Вместе с тем некоторые слова получили в современном языке другое или дополнительное значение.

Дальнейшее изучение ОПЛ героического эпоса важно для установления других языковых особенностей данной лексико-тематической группы слов.

Рецензенты:

Бижоев Б.Ч., д.фил.н., зав. сектором кабардино-черкесского языка ФГБНУ «Кабардино-Балкарский институт гуманитарных исследований», г. Нальчик;

Дзуганова Р.Х., д.фил.н., ГНС сектора кабардино-черкесского языка ФГБНУ «Кабардино-Балкарский институт гуманитарных исследований», г. Нальчик.