Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

VISUAL - OLFACTORY SYNESTHESIA IN GERMAN

Shnyakina N.Yu. 1
1 Omsk State Pedagogical University
На материале немецкого языка в статье предпринимается попытка описания закономерностей синестетического взаимодействия обонятельных и зрительных ощущений. Учитываются следующие положения: синестезия представляет собой особую форму восприятия реальности, при которой ощущения одной модальности вызывают ощущения другой модальности; синестетическое восприятие проявлений окружающей действительности является врождённой способностью человека, принимающей разнообразные формы (запах-вкус, звук-цвет, цвет-температура и т.д.); синестезии являются предметом изучения психологии и медицины, в языке синестетические переносы обусловлены потребностью автора языкового сообщения создать неповторимый образный эффект и более точно передать свои ощущения, поэтому данная проблематика относится к литературоведению, культурологи, эстетике, лингвистике. Анализ языкового материала позволяет говорить о разноцветных запахах: зелёных, жёлтых, красных, голубых, серых, розовых и т.д. Изучение синестезии с лингвистических позиций может расширить представления учёных о данном явлении: описать наиболее частотные формы переносов, установить их направленность и т.д.
On the material of German language the article considers the description the synesthetic interaction between olfactory and visual senses. The following assumptions are taken into account: synesthesia is the special form of perception of reality, in which the feeling of one modality causes the feelings of the other modalities; synesthetic perception is a manifestation of the inherent abilities of a person, which has different forms (smell – taste, sound – color, color – temperature etc.); synesthesia is the subject of psychology and medicine, synesthesia in language is the result of the authors requirement to create the unique figurative effect and to speak more explicitly about his feelings, so this phenomenon applies to the problems of literary criticism, culture, aesthetics, linguistics. An analysis of the linguistic material suggests the «colored» smells: green, yellow, red, blue, gray, pink and so on. Such work could expand the scientific view about the phenomenon of synesthesia: it helps to identify the most frequent forms of transfers, to establish their orientation etc.
sensation
perception
synesthetic transfer
visual-olfactory synesthesia
associative thinking
modality
"colored" smells

Синестезия является одним из интереснейших и загадочных феноменов человеческого восприятия, известным науке уже на протяжении нескольких столетий. Этим явлением интересовались не только психологи, но и представители искусства. Специфика синестезии заключается в том, что наряду с ощущениями, связанными с одним из органов чувств, у человека возникают ощущения совершенно другой модальности. Учитывая тот факт, что язык в определённой степени открывает доступ к законам мышления и работе нашего когнитивного аппарата, интерес к феномену синестезии поддерживается и в рамках лингвистики. Существует более 50 видов различных синестезий; наиболее распространёнными среди них являются обонятельно-вкусовая, зрительно-слуховая, зрительно-тактильная и т.д. В данной статье предпринимается попытка изучения зрительно-обонятельной синестезии посредством языковых фрагментов, в которых зафиксирована ситуация познания запаха. Исследование затрагивает следующие вопросы: каковы традиции изучения рассматриваемого феномена в психологии и медицине; какие новые результаты может дать анализ языкового материала.

Несмотря на объективную сложность изучения синестезии, в естественных и гуманитарных науках существует достаточное количество работ, посвящённых этому явлению. Первоначально синестезия рассматривалась в медицине [2] и психологии [14; 9]; данная проблема нашла отражение в литературоведческих [5; 8; 10], эстетических [4], культурологических [3] и лингвистических работах [11; 12]. В медицине под синестезией понимается «появление при раздражении определенного органа чувств кроме ощущений, специфических для этого органа, также сопутствующих «ощущений», характерных для другой области чувств» [1]. Вопрос об истории развития данного понятия в рамках психологии подробно изучен Э.А. Кузнецовой [6]. Основное деление имеющихся по данной проблеме работ осуществляется исходя из допущения о том, как следует понимать синестезию: является ли она до-символическим феноменом (явлением реального соощущения) или же это часть познавательной способности человека (продукт метафорического и символического мышления) [6, c. 9]. Этот вопрос судя по всему не получил однозначного ответа: в психологии имеется достаточное количество работ, авторы которых отстаивают ту или иную точку зрения. Это связано со сложностью рассматриваемого феномена, отсутствием единой теории и методологической базы, единого принципа при интерпретации экспериментальных данных.

С одной стороны, причины синестезии имеют физиологическую основу; исходя из этого, различают интоксикационные, травматические, гипнагогические и гипнопомпические (в момент перехода от бодрствования ко сну и обратно) и др. синестезии [7]. При таком понимании рассматриваемого феномена синестезию следует отнести к до-символическим явлениям, имеющим неосознанный характер. В этом случае исследования имеют экспериментальный характер и проводятся в специальных лабораториях.

С другой стороны, наличие в языке сочетаний типа «тёплые цвета», «светлые звуки», «сладкие запахи», предполагает возможность изучения синестезии на материале текстов. Взгляд на синестезию как когнитивную способность, результатом которой являются подобные языковые построения, предполагает рассмотрение данного феномена как продукта мышления, обусловленного его ассоциативным характером. Лексические единицы, являющиеся продуктом такого полимодального восприятия, могут быть рассмотрены как синестетические метафоры, в большом количестве присутствующие в народном творчестве и фольклоре. Такие переносы рассматриваются не только как результат когнитивной деятельности сознания, но и как фигуры речи, призванные её украсить, придать своеобразный вид и авторский колорит.

Исходя из наличия в сенсорной системе человека пяти основных перцептивных модальностей, количество синестезий может варьироваться в зависимости от способов совмещения двух или трёх видов ощущений. Наиболее часто встречающимися синестезиями являются музыкально-цветовая, графемно-цветовая, фонемно-цветовая, фонемно-вкусовая, обонятельно-вкусовая и т.д. Более редкий вид представляет собой зрительно-обонятельная (зрительно-цветовая) синестезия, когда запах «окрашивается» человеком в различные цвета. Такой вид синестезии изучался в психологии в одной из работ П.В. Яньшина, применяющего в исследовании психологический эксперимент, для проведения которого была использована матрица смешения цветов и запахов, усредняющая для испытуемых результаты семантического шкалирования сходства между запахами и цветами. Исследование проводилось по двум направлениям: анализа дифференциальной способности запаха по отношению к цвету, с одной стороны, и цвета по отношению к запаху, с другой. Данные эксперимента были представлены в таблице, исходя из ассоциаций между двумя сенсорными модальностями. К эксперименту привлекались следующие цвета: розовый, красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, малиновый, фиолетовый, серый, коричневый, чёрный; в качестве сопоставимых с этими цветами запахов предлагались запахи розы, спирта, ванили, хлорки, полыни и т.д. [13].

Таблица

Вкусовые и обонятельные ассоциации к цветам

Цвет

Запах

розовый

ванилин, роза, спирт

красный

роза, цитрусовый, ванилин, кока-кола, нашатырь

оранжевый

цитрусовый, роза, ванилин, миндаль

жёлтый

роза, мята, ванилин, кока-кола

зелёный

хвоя, мята, лавровый лист, полынь, лук

голубой

роза, спирт, ванилин, хлорка

синий

нашатырь, камфара, спирт, кока-кола

малиновый

роза, нашатырь, ванилин, кока-кола, камфара,

фиолетовый

нашатырь, роза, кока-кола, камфара, ванилин,

серый

полынь, спирт, хлорка, табак, горелый

коричневый

кофе, табак, миндаль, горелый, канифоль

чёрный

перец, горелый, нашатырь, табак, спирт

Эксперимент дал достаточно противоречивые результаты: оказалось, что у людей возникали различные ассоциации на одни и те же цвета: например, запах розы ассоциировался с красным, жёлтым, оранжевым и даже голубым цветом.

Интерпретация экспериментальных данных позволила учёному сделать вывод, что маркерами распознавания цветов на базе запахов являются тоновое сходство, светлота и насыщенность. Причём более значимым критерием является не цветовой тон, а насыщенность [13]. В некоторых случаях наблюдается соответствие цвета с цветом источника запаха: часто, однако не во всех случаях, в качестве источника запаха испытуемыми выбирается типичный представитель - носитель определённого цвета. Так например, розовый цвет ассоциируется с розой, зелёный с растениями (хвоей, мятой и т.д.), голубой с хлоркой, серый с табаком, коричневый с кофе, чёрный с перцем. Можно сделать вывод, что одной из закономерностей соотнесения запаха и цвета является внешний образ (цвет) источника запаха. Подобные закономерности прослеживаются на материале корпуса немецкого языка «Das Digitale Wörterbuch der deutschen Sprache» [15].

В процессе изучения синестезии на базе языковых данных была зафиксирована основная форма существования этого явления: сочетание в минимальных контекстах лексем, относящихся к обонятельной и визуальной модальностям. С одной стороны, речь идёт об обозначениях, не имеющих отношения к цвету, например, Vor diesem ausgedünnten, unkörperlich hellen und wie auf Stramin gestickten Bild stellt sich die Frage, wie es weitergegangen wäre, was Seurat wohl noch gemalt hätte: Düfte, Parfüms, die gepuderten Moleküle der Luft? [15]. С другой стороны, о нерасчленённом восприятии человеком запаха и цвета свидетельствуют сочетания лексемы Duft с прилагательными - наименованиями цвета. Обследованный материал был поделен на девять групп в соответствии с цветами, описанными в приведённом ранее психологическом эксперименте.

Первую группу образуют примеры, в которых присутствует упоминание о красном цвете. В эксперименте П.В. Яньшина красному цвету соответствуют запахи розы, цитрусовый, ванилина, кока-колы, нашатыря [13]. «Красноватый» запах, упомянутый в анализируемых контекстах, ассоциируется с закатом солнца, то есть использование такого сочетания в контексте имеет под собой визуальную основу солнечного заката, окрашенного в красный цвет: Die Sonne war schon lange untergegangen hinter den Bergen, es schimmerte nur noch wie ein tlicher Duft über dem warmen, verschallenden Abend, aus dem die Donau immer vernehmlicher heraufrauschte, je stiller es ringsum wurde [15].

Языковых примеров с указанием на «розовые», «оранжевые» и «жёлтые» запахи обнаружено не было. Однако вместо «жёлтых» запахов в языковых контекстах отмечены запахи «золотистые», образующие вторую группу:

  • Aus dem goldigenDuft, welcher darüber liegt, ragen die vielen schlanken Minarets und die Kuppeln der Moscheen, welche uns die Nähe von Damaskus verkünden [15].
  • So warm war die Luft, und so lauer goldiger Duft schwebte über den Feldern und Wiesen [15].

Источником появления синестетического взаимодействия между золотистым цветом и описываемым запахом в приведённых примерах также являются визуальные образы (золото куполов мечети в первом примере и тёплый воздух и жёлтый цвет полей и лугов во втором).

В третью группу входят примеры с компонентом «зелёный запах», который в первую очередь ассоциируется с миром растений. В проведённом П.В. Яньшиным эксперименте зелёный цвет соответствует запахам хвои, мяты, лаврового листа, полыни и лука [13]. Данный вывод находит соответствие и в языковых примерах: Grün dufte «nach frischen Tannen im romantisch-verschneiten Winterwald», der rote «Winterapfel» verströme gar das Aroma von «Bratapfel mit Vanillesoße» [15]. Понятие «зелёных запахов» часто используется в парфюмерной индустрии: «Opium» von Saint Laurent, rechtzeitig für Weihnachten aus der Taufe gehoben, wird seine Anhängerinnen in Unruhe versetzen - es duftet voll und kostbar und hat nichts mit «grünen» Düften zu tun [15].

Четвёртую группу образуют «голубые» и «синие» запахи. В рассмотренной ранее экспериментальной концепции этим двум цветам соответствуют разные группы запахов (голубой цвет ассоциируется с запахами розы, спирта, ванилина, хлорки, а синий - с запахами нашатыря, камфары, спирта, кока-колы) [13]. В языковых контекстах образ «голубого» и «синего» запахов используется для описания пейзажей (горных массивов, леса, моря и т.д.):

  • Noch eine Biegung, und die ganze Hochebene von Caracas mit der Stadt in ihrer Mitte, eingeschlossen von reichbewaldeten Höhenzügen, auf denen der bläuliche Duft südlicher Gegenden lagerte, zeigte sich unseren Blicken [15].
  • Überall lag das Land im himmelblauen Duft, aus welchem der Silberschein der Gebirgszüge und der Seen und Ströme funkelte und die Sonne spielte auf dem bethauten Grün [15].
  • Fast mit Heimwehgefühlen erblickte ich hier wieder, im blauen Duft über dem Meer, die Berge von Wales [15].

Визуальным образом, опосредующим возникновение синестетической реакции, является «синяя» или «голубая» дымка, окутывающая описываемые местности, с одной стороны, и прохлада, ассоциирующаяся с синим или голубым цветом, с другой.

В пятую группу входят «фиолетовые» запахи. По результатам эксперимента фиолетовый цвет ассоциируется с нашатырём, розой, кока-колой, камфарой, ванилином; аналогичные запахи присущи и малиновому цвету [13]. Исходя из языковых контекстов, под «фиолетовым» запахом подразумевается прохладный воздух гор: Rosenrot leuchteten die Wellen, und die dunklen Schatten kriechen wie Spinnen in ler und Schründe. Ernster falten die Berge die Stirn, und ein süßes Lächeln erstirbt in dem violetten Duft [15].

Примеры шестой группы содержат указания на «серый» запах. В проведённом эксперименте с серым цветом ассоциируются запахи полыни, спирта, хлорки, табака, горелого [13]. Анализ контекстов позволяет предположить, что так же, как и в предыдущем примере, серым запахом обладают горы: под серым запахом подразумевается воздух, их окутывающий.

  • Nur der Baumschlag konnte an Velazquez erinnern; der graue Duft der Berge und die rotbraunen Töne der Untermalung und die Figuren sind ganz abweichend [15].
  • Und in grauem Duft und blauer Ferne lagern sich die Gebirge von Sabina, Tivoli und Frascati majestätisch herum [15].

В эксперименте П.В. Яньшина кроме рассмотренных на языковом материале были исследованы коричневый и чёрный запахи, однако подобных примеров при отборе фактического материала обнаружено не было.

В сознании человека присутствует представление о «белом» запахе, входящем в седьмую группу. Источником сочетания «белый аромат» является свет, излучаемый луной или месяцем: Weint der Halbmond nicht aus weiβen ften? Кроме того, луна и месяц могут быть представлены в предложении как обладающие «серебристым» запахом: Aus dem silbernen Duft schauet der Mond hervor [15].

Восьмая группа примеров включает в себя сочетания, в которых содержится указание на «светлые», «тёмные» и «цветные» запахи. Под «светлыми» запахами подразумеваются ненасыщенные, лёгкие, свежие цветочные запахи, «тёмные» запахи ассоциируются с кофе, мёдом, табаком, древесиной:

  • Ein zarter heller Duft mit einer leichten Süβe und Frische, dazu das Lachen winziger Kristalle, das nur Luna hören konnte [15].
  • Ein holziger Ambraduft ist Asmar, der uns im Auftakt mit Noten von Bergamotte, Honig und Nelke auf ein nicht minder gehaltvolles Herz aus Kaffee, Ambra und Tabak einstimmt. Asmar verkörpert einen dunklen Duft voller Erde und Sonne...[15].

Что касается «цветных» запахов, то можно предположить, что в данном случае имеется ввиду их разнообразие: Draußen lag die Stadt im farbigen Duft zwischen den Gärten und Weinbergen, von denen ein fröhliches Schallen durch die Fenster heraufkam [15].

Итак, явление синестезии является предметом изучения в естественных и гуманитарных науках: медицине, психологии, литературоведении, культурологи, эстетике, лингвистике. С одной стороны, визуально - обонятельная синестезия может быть рассмотрена как врождённая способность человека воспринимать «цветные» запахи. В этом случае синестезия характеризуется непроизвольностью и имеет физиологические обоснования. Однако даже при отсутствии такой врождённой способности человек способен соотнести цвета и запахи. Важную роль при этом играет промежуточный образ, обусловленный цветом источника запаха. Об этом, пусть и не во всех случаях, свидетельствует описанный в работе психологический эксперимент. Анализ языковых контекстов подтверждает высказанное замечание. «Цветные» запахи в определённой степени зависят от визуальных характеристик их источников. Используя сочетания «зелёный», «голубой», «серый», «белый» запах, человек имеет, прежде всего, ввиду цвет объектов, среди которых могут быть местность, небо, горы, моря, вечер, лес, луна, даль и т.д., часто не имеющие запаха. Однако, как показывает анализ, зачастую под «серым», «фиолетовым» или «синим» запахом, например, гор подразумевается окутывающий их воздух, схожий с запахом по строению. Приведённые примеры могут быть рассмотрены как следствие особого восприятия человеком описываемых пейзажей, с одной стороны, и как целенаправленная попытка создать неповторимый авторский образ с другой. Неоднозначность сделанных выводов свидетельствует о своеобразии исследуемого феномена и о необходимости его дальнейшего комплексного изучения с позиций различных наук.

Рецензенты:

Буренкова С.В., д.фил.н., доцент, профессор кафедры иностранных языков, и.о. заведующего кафедрой иностранных языков ФГБОУ ВПО «Омский государственный институт сервиса», г. Омск;

Федяева Н.Д., доктор фил.н., доцент, заведующая кафедрой русского языка и лингводидактики ФГБОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет», г. Омск.