Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

THE PROBLEMS OF RUSSIAN THEORETICAL SOCIOLOGY DEVELOPMENT IN THE DISCUSSIONS OF LEADING SCIENTISTS

Gavrilyuk T.V. 1
1 Tyumen State Oiland Gas Univercity
Статья представляет собой научный обзор и систематизацию полемики, связанной с развитием теоретической социологии на постсоветском пространстве. Анализ и сопоставление позиций ведущих российских социологов позволили выделить ряд проблем, регулярно артикулируемых в ходе научных дискуссий: разобщенность и фрагментарность российского социологического сообщества; отсутствие автономии от властных структур и должного статуса данной науки в обществе; вестернизация, невнимание к национальной специфике; постмодернистский стиль, трактуемый как теоретическая и методологическая анархия; неразвитость механизмов отбора высших достижений социологической науки, общее равнодушие к трудам соотечественников; слабая теоретико-методологическая саморефлексия отечественной социологии; «научная аномия»; «методологическая травма». В статье также обобщаются основные достижения российской социологии и базовые направления её актуального развития.
The article presents a scientific review and systematization of the controversy associated with the development of theoretical sociology in the post-Soviet space. Analysis and comparison of the positions of the leading Russian sociologists has made possible to identify a number of issues articulated on a regular basis in the scientific debates: the disunity and fragmentation of the Russian sociological community; lack of autonomy from the authorities and low status of this science in the society; Westernization, lack of attention to national specificities; post-modern style, treated as a theoretical and methodological anarchy; underdeveloped mechanisms of selection of the highest achievements of social science, the general indifference to the works of nationals; weak theoretical and methodological self-reflection of the sociology; "Scientific anomie"; "Methodological injury." The article also summarizes the main achievements of the Russian sociology and the basic directions of its actual development.
theoretical sociology
contemporary sociological theory
methodology of sociology
Russian sociology
meta-sociology
Новую фазу развития российской социологической науки следует связать с коренным качественным переворотом во всех сферах общества, и прежде всего его духовной культуры, произошедшим после распада СССР. Кардинальные различия методологии, идейных и ценностных оснований нашей науки в период до 1991 г. и после него не позволяют рассматривать социологическое знание в более отдалённой ретроспективе в качестве «современного».

За последние полвека социология в России прошла путь от отстаивания «места под солнцем» в условиях коммунистической идеологической гегемонии и жёсткой цензуры до окончательной институционализации и полипарадигмальности теоретических и методологических позиций. В большинстве крупных университетов функционируют кафедры соответствующего профиля, идёт подготовка профессиональных социологов, работают научные лаборатории и исследовательские центры. В структуре РАН существует два института социологической направленности - ИС РАН (Институт социологии РАН) и ИСПИ РАН (Институт социально-политических исследований РАН). В постсоветский период значительно расширились масштабы социологического сообщества, созданы профессиональные ассоциации, самыми крупными из которых являются РОС (Российское общество социологов) и РОСА (Российская социологическая ассоциация). Регулярно проводятся конгрессы, круглые столы, тематические конференции, издаётся множество журналов («Социологические исследования», «Социология 4М», «Журнал социологии и социальной антропологии», «Интер» и др.), присуждаются научные премии, действуют фонды, поддерживающие исследовательскую работу (РФФИ - Российский фонд фундаментальных исследований, РГНФ - Российский гуманитарный научный фонд, РНФ - Российский научный фонд).

Вместе с тем в российской социологии на современном этапе существует масса проблем, которые регулярно артикулируются крупнейшими исследователями и вызывают полемику. Резюмируя основное содержание статей, вышедших в последние годы по интересующей нас проблематике, можно выделить ряд негативных тенденций, характеризующих социологию постсоветского периода:

1. Разобщённость социологического сообщества, его фрагментарность (эту тенденцию подчёркивают Л.Д. Гудков [5], Г.Г. Татарова [11, с. 12], Г.В. Осипов [7], Н.В. Романовский [9], А.Н. Малинкин [6, с. 115], М.Ф. Черныш [16]). Отсутствие единого коммуникационного пространства порождает информационный вакуум в провинции, столичные научные центры - Москва и Санкт-Петербург - находятся в открытой или латентной конфронтации. Всё это мешает плодотворному сотрудничеству, затрудняет проведение масштабных исследований, уничтожает стимулы к конструктивным дискуссиям, порождает отсутствие толерантности к иным методологическим позициям.

2. Отсутствие автономии науки от властных структур. Часть исследователей (например, Л.Д. Гудков [5], Н.Д. Сорокина [10]) полагает, что социология в современной России, как и в советское время, направлена на обслуживание государственного аппарата, её цели и задачи лежат в прагматическом ключе повышения эффективности государственного управления. Другие же авторы (в частности, Г.В. Осипов [7, с. 14], Н.В. Романовский [9, с. 13]) считают, что взаимодействие власти и социологии носит номинальный характер, «неудобные» данные зачастую игнорируются, а важнейшие государственные решения принимаются без учёта мнения социологов (к примеру, реформы последних лет в области образования).

3. Отсутствие должного статуса социологии в обществе. Об этом пишут Л.Д. Гудков [5], В. Осипов [7], Н.С. Розов [8] и др. В рамках большинства социальных институтов и общественным мнением в целом социолог воспринимается как «человек с анкетой», который констатирует некое существующее общественное состояние. В глазах власти ситуация выглядит примерно таким же образом: от исследователя требуется лишь предоставить данные, а их интерпретация, понимание и объяснение социальной ситуации, прогнозирование и практические рекомендации социолога не представляют интереса для чиновников. Причиной такой ситуации Л.Д. Гудков [5] считает слабость гражданского общества в России, где крайне малое количество населения заинтересовано в осмыслении ситуации, происходящей в обществе, а ещё меньшее - в её изменении.

4. Вестернизация социологии, невнимание к национальной специфике российского общества, оборачивающееся прямой проекцией западных объяснительных моделей, теоретических положений и понятий на российскую действительность. Данное качество российской социологии отмечают Л.Д. Гудков [5], А.Н. Малинкин [6, с. 116-118], А.Ф. Филиппов [14]. Подобное заимствование зачастую приводит к толкованию знака при отсутствии референта, иными словами - наши реалии не соответствуют западным теориям, подхватывая модные идеи западных интеллектуалов, исследователи не замечают, что им просто нет соответствия в российском обществе. Вестернизация обусловлена ещё и проблемами финансирования нашей науки в последние двадцать лет: в силу того что власти снизили финансовое обеспечение до минимума, многие исследовательские центры зависимы от грантовой поддержки зарубежных фондов.

5. Из вышеизложенной проблемы проистекает и другая тенденция - мода на постмодернизм, часто радикальный, что приводит не просто к ревизии всего наследия российской социологии, но и к обвинениям в его неадекватности современным социальным условиям (об этом упоминается в источниках [3; 5; 6; 8; 16]). Следовательно, нарушается преемственность в развитии научного знания, умаляются достижения учёных советского периода. Полипарадигмальность и плюрализм оборачиваются методологической анархией и нигилизмом, зачёркиванием исследовательских традиций.

6. Неразвитость механизмов «отбора» высших достижений социологической науки, общее равнодушие к трудам соотечественников [5; 8]. Нарушение преемственности, мода на западные стандарты научного поиска не позволяют увидеть собственных достижений, оценить их по достоинству и развить.

7. Крайне слабо представлена теоретико-методологическая саморефлексия отечественной социологии, о чём пишут Л.Д. Гудков [5], Г.Г. Татарова [11, с. 8]. Возможно, это обусловлено недостаточностью материала для упомянутой рефлексии, но скорее всего - сложностью, масштабностью и отсутствием прямой прагматической подоплёки исследовательских задач в этой области. Отмечается и недостаток кадров для преподавания методологических дисциплин [11, с. 15].

8. «Научная аномия» [3; 5; 7, с. 14]. Ценностный вакуум последних десятилетий изменил этические стандарты научного труда. Исследовательский интерес социолога, его обеспокоенность существующими в стране проблемами, желание изменить ситуацию в лучшую сторону, к сожалению, являются флагманами научной деятельности для меньшинства. Коммерциализация, заказной характер исследований ставит социологию на службу власти и бизнеса вместо того, чтобы вскрывать глубинные тенденции, противоречия и конфликты в существовании и развитии общества, сознании и поведении его членов.

9. «Методологическая травма» (термин Г.Г. Татаровой [11, с. 9] - растерянность социолога в условиях огромного количества стратегий и методологических оснований исследования, сложность определения его концептуальной схемы и выбора конкретных методов сбора и анализа данных. Данная тенденция проявляется и в размывании границ основных понятий, отсутствии консенсуса относительно их теоретической и эмпирической интерпретации даже в рамках одной парадигмы.

Получив представления об основных достижениях и проблемах социологии в России, следует подробнее остановиться на её теоретическом аспекте. Многие исследователи полагают, что теоретической социологии у нас либо вообще не существует [14, с. 7], либо она находится в фазе перманентного упадка и стагнации [5; 8]. Однако присутствуют и более оптимистичные оценки состояния нашей науки. Ж.Т. Тощенко [12, с. 16] считает неоправданным радикальные заявления коллег об отсутствии оснований для социологической теории в России. Он доказывает, что, несмотря на некоторую фрагментарность и не совсем верное позиционирование теоретического знания, работа такого рода ведётся постоянно.

Среди крупнейших социологов, занимающихся теоретической и эмпирической работой на современном этапе развития нашей науки, следует назвать Ж.Т. Тощенко (концепция социологии жизни, концепция «парадоксального человека», социология труда), Г.Г. Татарову, А.С. Готлиб, Ю.Н. Толстову, В.А. Ядова (методология и методика социологического исследования), М.К. Горшкова (изучение общественного мнения), С.А. Кравченко (теория «играизации»), З.Т. Голенкову (исследование социальной структуры и стратификации), Л.М. Дробижеву (этносоциология), Е.Л. Омельченко, В.И. Чупрова, Ю.Р. Вишневского и Ю.А. Зубок (социология молодежи), Д.А. Константиновского (социология образования и молодёжи), А.О. Бараноева, Г.В. Осипова, А.Г. Здравомыслова и Н.В. Романовского (теория и история социологии), С.И. Григорьева и В.Г. Немировского (виталистская социология), Г.Е. Зборовского (история социологии, социология образования), Ю.С. Волкова (социология личности), В.Э. Бойкова, Ф.С. Файзуллина, М.А. Слесорянского (социология управления), В.В. Радаева (экономическая социология), С.Г. Кирдину (концепция социокультурных матриц) и др. [1].

В Тюменском регионе социологическая наука институционализирована с начала 70-х гг. В конце 1980-х гг. начинается подготовка профессиональных социологов, с начала 1990-х открыты Советы по защите докторских и кандидатских диссертаций, активно ведётся прикладная работа как в исследовательских центрах ТюмГУ и ТюмГНГУ, так и в рамках органов областного и муниципального управления, издаются социологические журналы, включённые в перечень ВАК РФ («Вестник Тюменского государственного университета» и «Социология. Экономика. Политика») [1]. Современную тюменскую социологию можно представить именами Г.Ф. Куцева, К.Г. Барбаковой, В.В. Гаврилюк, А.Н. Силина, В.А. Юдашкина, Ю.М. Беспаловой, М.М. Акулич и других исследователей.

Статья выполнена при поддержке гранта РГНФ № 15-03-00284а «Образ будущего в выборе алгоритма социальной мобильности современной российской молодежью».

Рецензенты:

Беспалова Ю.М., д.ф.н., профессор кафедры общей и экономической социологии Тюменского государственного университета, г. Тюмень;

Мехришвили Л.Л., д.соц.н., главный ученый секретарь Тюменского государственного нефтегазового университета, г. Тюмень.