Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

THE PROBLEMS ASSOCIATED WITH THE IMPLEMENTATION OF THE ADVERSARIAL PRINCIPLE IN THE STAGE OF EXCITATION OF CRIMINAL CASE

Tokareva E.V. 1 Trishkina E.A. 1
1 Federal State Public Educational Establishment of Higher Professional Training “Volgograd Academy of the Ministry of the Interior of the Russian Federation”
The article discusses the procedural problems associated with the implementation of the adversarial principle in the stage of excitation of criminal case. This is primarily due to the fact that the competition is equal rights in the process of proof, but no actual equality can not be and speeches, as when, on one side is representative of the state authorities, and on the other a citizen whose fate in the literal sense of the word is decided as a result of the proceedings. Thus, the adversarial principle seeks to ensure that parties are not just formally equal, but in fact sufficient capacity to actively protect their legitimate interests. It is not about the equality of the parties, and their functional equality, when not so much equal rights as procedural functions.
the court
the defense
the prosecution
the preliminary investigation
the institution of criminal proceedings
the principle of adversarial proceedings
the proof
Как справедливо отметила М.Т. Аширбекова, «отчетливой тенденцией продолжающейся реформы уголовного судопроизводства является дифференциация процессуальной формы, выражающаяся в обособлении от общего порядка отдельных видов процессуального производства по уголовному делу» [1, с.88], но, наряду с этим,  Конституция РФ (п.3, ст.123) провозгласила, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данное положение, закрепленное еще в Концепции судебной реформы в РФ 1991 года и отражающее одну из коренных идей правового общества, имеет программное значение для формирования любого отраслевого процессуального законодательства, и в первую очередь - уголовно-процессуального, является конституционным принципом судопроизводства и, как таковое, никем не оспаривается.

Таким образом, Конституция РФ обязывает, чтобы судопроизводство в Российской Федерации, в том числе и уголовное, было состязательным. Отсюда возникает вопрос: а что для этого надо, какие условия?  Ответить на него не представится возможным без уяснения самого понятия «состязательность». Поскольку, только выявив существенные признаки состязательности, как общественного явления, можно определить и условия, необходимые для его проявления.

В научной литературе авторы, говоря о признаках состязательности уголовного судопроизводства, называют, например, такие как:

- разделение функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела;

- процессуальное равноправие сторон;

- руководящую и активную роль суда в уголовном процессе [2, с. 58].

Отсутствие единого подхода к определению признаков состязательного процесса как такового порождает разногласия, путаницу в понятиях «условия», «принцип», «признак». Эти разногласия, как считает ряд авторов, могут быть преодолены, если наряду с состязательностью как принципом организации совместной деятельности сторон, рассматривать разделение основных процессуальных функций и процессуальное равноправие сторон в качестве отдельных принципов уголовного судопроизводства, так как, во-первых, противоборство сторон и, следовательно, состязательное начало производны от разделения основных процессуальных функций, а не наоборот; во-вторых, указанные положения сами по себе имеют важное значение для теории и практики, и, в-третьих, они отвечают всем критериям категории «принцип» [3, с.61].

Между тем с такой позицией вряд ли можно согласиться, так как признаки, условия и принципы смешивают воедино, что вряд ли правильно.

Обвинение и защита в уголовном процессе противоположны по отношению друг к другу, и в таком отношении они представляют собой социальное противоречие, именуемое конфликтом, проявление которого выражается в противоборстве сторон.

Отсюда и используемый нами термин «противоборство сторон». Многие юристы, определив конфликт как проявление объективных и субъективных противоречий, выражающихся в противоборстве сторон, считают, что такие явления, как соревнования, конкуренция, состязание, хотя и являются близкими к конфликту, но не идентичны ему. В принципе, - пишут они, - «в указанных случаях тоже имеется противоборство сторон. Однако оно, как правило, не является обостренным до степени враждебности, если даже переходит в обоюдные действия, препятствующие законному поведению другой стороны. Каждый действует «на своем поле», стремясь достичь успеха и тем уязвить противника. Но действия сторон при этом позитивны, они стремятся к собственному максимальному успеху: подавление противника для них не самоцель» [4, с. 42].

Формирование единых, обязательных для противоборствующих сторон правил, регламентирующих проведение состязания.

Состязательность подразумевает равные права в процессе доказывания, но, ни о каком фактическом равенстве не может быть и речи, когда на одной стороне находится представитель государственной власти, а на другой - гражданин, чья судьба в буквальном смысле слова решается в результате судопроизводства.

Состязательность стремится обеспечить стороны не просто формально равными, но фактически достаточными возможностями для активной защиты своих законных интересов. Речь идет не о равноправии (идентичности прав) сторон, а об их функциональном равенстве, когда равны не столько права (в полном объеме они могут не совпадать), сколько процессуальные функции.

Процессуальное равноправие гораздо шире и распространяется не только на фактическую, но и на юридическую сторону дела. Равенство функций не означает их предметного совпадения (обвинение, защита и судебная функция по-прежнему строго разграничены) - оно заключается в их одинаковой «мощности», способности сторон равно эффективно добиваться своих целей.

В отличие от искусственного выравнивания сторон за счет предоставления защите ряда пассивных гарантий, функциональное равенство наделяет участников полномочиями сторон. Они означают, во-первых, обязательность для официальных органов, и в первую очередь для суда, определенных законных требований сторон (главным образом, касающихся получения доказательств), а во-вторых, возможность реализации своих прав непосредственно самими сторонами в силу указания закона.

Подбор арбитров, которые компетентны в данном виде человеческой деятельности, в которой происходит соревнование, и объективны в оценке результатов, достигнутых сторонами.

Отдельные стороны процессуальной деятельности по расследованию преступлений, рассмотрению и разрешению уголовного дела рождают понятие процессуальной функции. Преимущество данного подхода видится в возможности разрешения традиционного спора между процессуалистами о количестве уголовно-процессуальных функций, субъектах, их осуществляющих, и наименовании функций в зависимости от того, какой элемент системы взят за основу градации.

Распространено мнение о наличии в уголовном судопроизводстве трех уголовно-процессуальных функций: функция обвинения, функция защиты и функция разрешения дела.

Самостоятельная уголовно-процессуальная функция обвинения мало изучена в современной теории уголовного процесса. Причиной, на наш взгляд, является то, что понятие «обвинение» законодателем в прямом смысле этого слова не рассматривалось. Существо и содержание этой функции раскрывались через понятие «уголовное преследование».

Исходя из основных понятий, закрепленных в УПК РФ, все участники процесса делятся на две стороны, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) и функцию защиты.

В группу участников со стороны обвинения, кроме прокурора, включены следователь и дознаватель, которые от имени государства осуществляют уголовное преследование по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения.

Согласно ч.1 ст.86 УПК РФ дознаватель, следователь, прокурор собирают доказательства путем производства следственных и иных процессуальных действий. Каких именно процессуальных действий, законодатель не расшифровывает, однако можно сделать вывод, что получение объяснений от очевидцев противоправного деяния с целью обнаружения достаточных оснований для возбуждения уголовного дела подпадает под категорию процессуальных действий, а, следовательно, данные объяснения, полученные уполномоченными должностными лицами и положенные в основу принятого решения, являются доказательствами по уголовному делу. В классификации доказательств объяснения, полученные на стадии возбуждения уголовного дела, необходимо отнести к иным документам, так как они обладают всеми признаками, предъявляемыми к документам-доказательствам.

Вместе с тем лицо (это может быть лицо, указанное в заявлении или рапорте о готовившемся или совершенном преступлении, а также лицо, сделавшее заявление о явке с повинной), в отношении которого в соответствии со ст.144 УПК РФ проводится проверка, тоже может представить доказательства, оправдывающие его (например, заверенный нотариусом факт нахождения данного лица в момент совершения преступления в определенном, не связанном с преступлением месте), или смягчающие его вину (например, положительную характеристику с места работы, справку о состоянии здоровья и т. п.).

Элементы состязательности уголовного судопроизводства возникают также с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, когда следователь, являясь стороной обвинения, от имени государства осуществляет уголовное преследование подозреваемого с целью его изобличения в совершении преступления. В свою очередь подозреваемый, который относится к стороне защиты, наделен широким спектром процессуальных прав (ст.46 УПК РФ), позволяющих ему защищаться от подозрения.

Со вступлением в дело защитника происходят значительные изменения во всем уголовном процессе, оно приобретает новые черты состязательности:

1. Единоличный характер производства дознавателем, следователем расследования с момента вступления в дело защитника в известной мере утрачивает свое значение. Объем прав защитника при возбуждении уголовного дела и предварительном расследовании, расширение или сокращение этого объема не могут поколебать того факта, что с этого момента при расследовании уголовного дела рядом с профессионалом-следователем стоит профессионал-адвокат в роли защитника. Дело здесь не исчерпывается механическим сложением прав подозреваемого и защитника, хотя сам по себе такой комплекс, несомненно, весьма существенен.

Самостоятельность в принятии следователем решений по делу (ст.38 УПК РФ) при этом не утрачивается.

2. Если до вступления в дело защитника только от следователя зависит выбор направления расследования, выдвижение подлежащих проверке версий, со вступлением защитника в дело положение меняется.

Разумеется, направление расследования в известной мере зависит от руководителя следственного органа. Но у него нет другой линии в вопросе о направлении расследования, нет заинтересованности в решении дела, в этом смысле он не противостоит следователю, что нельзя сказать о защитнике. Таким образом, стадия возбуждения уголовного дела приобретает «состязательный» характер.

3. К усилиям следователя по собиранию, проверке и исследованию, а, в известной мере, и к оценке доказательственной информации присоединяются усилия защитника.

Таким образом, уже на данной стадии функции обвинения и защиты разделяются, и можно говорить о принципе состязательности, имея фигуру подозреваемого, наделенного правом на защиту с момента фактического задержания.

Считаем уместным в данном контексте упомянуть мнение И.М. Алексеева, который считает, что «форма права показывает, каковы внешние проявления права, в каком виде оно существует и функционирует в реальной жизни. С ее помощью происходит придание воле государства доступного и общеобязательного характера, доведение этой воли до исполнителей» [5, с. 85].

Рецензенты:

Печников Г.А., д.ю.н., доцент, профессор кафедры уголовного процесса учебно-научного комплекса по предварительному следствию в органах внутренних дел Волгоградской академии МВД России, г. Волгоград;

Еремин С.Г., д.ю.н., доцент, профессор кафедры криминалистики учебно-научного комплекса по предварительному следствию в органах внутренних дел Волгоградской академии МВД России, г. Волгоград.