Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

MOBILIZATION IN THE TEREK REGION IN THE YEARS THE FIRST WORLD WAR

Tigiev Ch.V. 1
1 FGBOU VPO «North-Ossetian state University named after Costa Levanovich Khetagurov»
The paper first describes various aspects of daily life in wartime rear of the province. Analysis of new archival documents allowed to analyze the mood of the population behind, expressed from the provision of charitable assistance to needy military exploits in the First world war. The study of deposited materials has allowed to identify two stages in the perception of war – sublime-Patriotic, associated with the first period of the war, and the disappointment associated with large losses in the army, the deteriorating socio-economic situation in the country. In this regard, the history of the Ossetian rebellion walking brigade. Some aspects of the charitable activities of the local priesthood. The study leads to the conclusion how important compassionate and Patriotic work of the Vladikavkaz diocese in the country and the people of the times. Church leaders and area residents has made a major contribution to overcoming hunger, war hardships, other crises in the country, not to remain indifferent to such deprivation.
war
mobilization
charity
Цель данной статьи - изучение организации мобилизационных ресурсов, медицинского обслуживания, благотворительности в пользу пострадавших воинов.

Различные классы, социальные слои встретили войну по-разному. Глава Терской области С. Флейшер по долгу службы призвал граждан области не поддаваться панике, верить в успех кампании, в скорую победу [6]. Наказной атаман обратился к начальникам округов с просьбой об оказании содействия всем благотворительным акциям, которые начали проводиться уже с первых месяцев военных действий. Так, в ноябре 1914 г. он распорядился поддержать акцию Бюро Союза кавказских городов по сбору теплой одежды, продуктов в действующую армию [8, с. 63].

Не осталась в стороне церковь. Благочинные Владикавказской епархии несколько раз провели благотворительные  кампании по сбору необходимых для российских воинов предметов, а также пожертвований в пользу «Общества памяти воинов русской армии, павших в войне» [9, л. 58].

Начало войны всеми гражданами области было встречено с воодушевлением. В архиве РСО-Алания автором найдены телеграммы из штаба Кавказской армии начальникам округов и отделов о срочном возвращении на родину юношей 12-17 лет, тайно выехавших в действующую армию [10, л. 16].

Мирное население помогало раненым, которые в большом количестве поступали на лечение во Владикавказ. Только за 4 месяца 1914 г. попечительский совет Вознесенской церкви собрал более тысячи рублей на содержание последних [2, с. 11]. Владикавказский комитет Красного Креста обратился к жительницам городов области с воззванием о создании швейных мастерских для обслуживания местных госпиталей. На этот призыв первыми откликнулись дамы Владикавказского дамского общества, они собрали и безвозмездно передали в местный комитет 25 швейных машинок. Добровольцы приняли активное участие в заготовке запасов белья. Также Пятигорское дамское общество взяло на себя заботы о снабжении бельем воинов, уходящих на фронт.

Активное участие в оказании помощи воинам Действующей армии принимало владикавказское духовенство.  Сразу после вступления России в войну Преосвященным Антонином был сформирован епархиальный комитет помощи нуждающимся, и тогда же был объявлен сбор пожертвований с помощью кружечных сборов в церквях епархии, а также отчислений из содержания священства.  Эти усилия дали  определенный результат: в течение августа 1914 г. епархиальный комитет перечислил в центральный комитет свыше 1000 руб., чем заслужил одобрение императора. На нужды военного времени владикавказское духовенство отчисляло 2% казенного жалованья и кружечного дохода.

И все же основная тяжесть войны ложилась на плечи военнообязанных. Первыми подлежали мобилизации казаки, которые были сведены в две сотни Императорского конвоя, 12 конных полков, четыре запасные конные сотни, две конные батареи [1, с. 15].

На третий год войны военнообязанных казаков по Терской области числилось около 50 тыс. человек. Призыв такого большого количества мужчин привел к тому, что в ряде казачьих станиц оставались лишь преклонных лет мужчины и малолетние дети. Например, после мобилизации в ст. Слепцовской осталось всего 300 мужчин (среди них младенцы, старики, больные и проч.), Воронцово-Дашковской - 140, Самашкинской - 179 [5, с. 3]. Хозяйства приходили в упадок, примерно 40% пашни не обрабатывалось ввиду отсутствия работников.

На фронте, особенно на Северо-Западном, куда были направлены части, сформированные в Терской области,  погибли за короткое время свыше 1700 казаков. Только в ходе одно боя - под г. Коломея - они потеряли убитыми и раненными 600 человек [7, с. 32].

С началом войны всеобщая воинская повинность была распространена и на Северную Осетию. По неполным данным только в течение 1914 г. на военную службу было призвано свыше 2000 человек. Всего же на фронт было отправлено 5209 осетин. Воинская повинность была распространена и на осетин-мусульман, до этого не привлекавшихся в армию и уплачивавших военный налог.

Летом 1914 г. по предложению наместника Кавказа была оформлена Кавказская туземная конная дивизия из 3 бригад, куда вошли чеченские, кабардинские, ингушские, черкесские и дагестанские полки.  С конца 1914 по середину 1915 гг. она приняла участие в военных операциях в Карпатах [3, с. 1]. В боях на р. Стрыпа дивизия понесла большие потери. Конники дивизии сражались в составе 8-й и 9-й армий на Западном фронте почти 3 года. Многие из кавказцев проявили смелость, мужество, доблесть и были представлены к различным наградам, в том числе Георгиевскому кресту. Например, штабс-капитан Гроховского пехотного полка Илья Владимирович Гусаков, окончивший Владикавказский кадетский корпус в 1912 г., был пожалован офицерским Георгиевским крестом 4-й степени за проявленную смелость и смекалку в бою [11, л. 19].

Однако затянувшаяся война, которая демонстрировала неготовность страны, слабость власти, вызывала в армии недовольство и протест. Росло число дезертиров. Так, 28 мая 1916 г. самовольно со сборного пункта выбыли по домам новобранцы, которые через два дня должны были принять присягу и выехать на фронт.

27 июня 1916 г. Владикавказское окружное управление по воинской повинности направило атаману Сунженского отдела и начальнику Владикавказского округа послание, в котором уведомляло, что «приказом главнокомандующего Кавказским фронтом для сформирования осетинской пешей бригады необходимо призвать требуемое число распущенных условно по домам новобранцев-мусульман досрочного призыва 1917 года и ратников ополчения 1-го разряда» [4, с. 6].

Всего в пешей бригаде насчитывалось 5856 человек, в основном из числа казаков Сунженского отдела и жителей равнинных сел Северной Осетии. Мобилизованной на фронт оказалась почти вся интеллигенция, от учителей до студентов. Бригада была направлена в сл. Воздвиженскую, где шло формирование и обучение.

Формирование бригады проходило в трудных условиях. У интендантского управления не хватало воинского обмундирования, поэтому новобранцев нельзя было одеть. Солдаты являли собой живописный вид и были одеты каждый по-разному: войлочные шляпы, рубахи, шаровары, черкески вперемежку с европейским костюмом.

Формирование бригады совпадало по времени с самым разгаром летних полевых работ. Мобилизованные хотели обратиться к наместнику на Кавказе с ходатайством отложить формирование ее до окончания сельскохозяйственных работ. Начальник округа повел себя крайне грубо и недальновидно.

Отношение воинского начальства к бойцам было нетерпимым. Особенно усердствовали в своих издевательствах младшие командиры, которые искали повод для наказания «пластунов». Многих из них заставляли маршировать в рваной обуви. Команда подавалась на русском языке, которым большинство призывников не владело.

Такое негуманное отношение со стороны командиров приводило к непослушанию среди бойцов. Одним из таких актов неповиновения стало требование последних о необходимости приобретения для бригады строевых лошадей, «так как осетины - прирожденные конники и никогда не сражались пешими». Взбунтовавшаяся бригада вышла из повиновения старших офицеров. 26 июня 1916 г. солдаты отказались выйти на плац. Увещевать их прибыла делегация «почетных стариков». Однако старания оказались напрасными. Пластуны отказались подчиниться. Только с помощью пулеметов удалось подавить восстание, в результате чего 16 человек были убиты, десятки ранены.

Спустя некоторое время осетинская бригада в полном составе была направлена на фронт.

Таким образом, население Терской области по-разному реагировало на военные события. Казаки и неказачье население, призванное на службу в действующую армию, сражались на Восточно-европейском и Кавказском театрах боевых действий. В ходе боевых операций они проявили высокий боевой дух, смелось и героизм. Многие казаки были награждены орденами, медалями и георгиевским оружием. Однако военные потери за два года составили примерно 35% призванных в армию из Терской области.

Часть мужского населения, понимая бессмысленность и пагубность войны, сопротивлялась мобилизации. Вместе с тем война оказала негативное воздействие на социально-экономическую и демографическую ситуацию.

Рецензенты:

Хубулова С.А., д.и.н., профессор, зав.кафедрой политической истории и философии ФГБОУ ВПО «СОГУ», г. Владикавказ;

Койбаев Б.Г., д.и.н.,   профессор, ФГБОУ ВПО «СОГУ», г. Владикавказ..