Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

REGULARITIES OF PHONETIC AND SEMANTIC ADAPTATION OF THE KUMYK BORROWINGS IN THE SALATAV DIALECT OF AVAR

Omarova S.I. 1
1 Dagestan State Pedagogical University
The article contains the analysis of semantic and phonetic adaptation of the Kumyk borrowing in one of the many dialects of Avar - salatav. Salatav is a region of close contacts between the Kumyks and Avars, so it is strongly permeated with Turkisms. The Kumyk language has been enriching the livestock, arable farming, gardening, construction, socio-political terminology and everyday vocabulary of the Salatav dialect of Avar. The Kumyk borrowings have got significant phonetic development in the Salatav dialect of Avar. The phonetic system of the Avar and Kumyk languages are very different because Avar and Kumyk are genetically, structurally, and typologically different languages. In the process of borrowing the Salatav dialect of Avar have mastered a number of the Kumyk consonants and vowels while some of them have undergone phonetic changes. Some borrowings from the Kumyk language in the Salatav dialect of Avar have undergone semantic modification and developed new meanings and shades. The ability of borrowings to get into synonymous links with native words, as well as their use in proverbs and sayings, sustainable phraseological units, is a testament to their adaptation in the Salatav dialect of Avar.
salatav dialect of avar
turkisms
Kumyk language
livestock terminology
household vocabulary
phonetic adaptation

Обогащение и развитие словарного состава, благодаря освоению слов, заимствованных из соседних контактирующих языков, одна из актуальных и востребованных тем дагестановедения. Актуальность данной темы именно для дагестановедения объясняется компактным расположением  и активным контактированием на малой территории большого количества генетически и типологически различных языков: иберийско-кавказских, индоевропейских и тюркских. Она относится к числу важных проблем исторической лексикологии аварского языка. В лексике, больше чем в какой-либо структурной части языка, оставляет отпечаток история народа, социально-экономические условия его жизни, его связи с другими народами.  Эта тема является актуальной и потому, что находится в тесной связи с решением целого ряда вопросов, касающихся различных аспектов контактирования языков. Важность этой темы вытекает, прежде всего, из необходимости всестороннего исследования словарного состава диалектов аварского языка, в том числе и салатавского диалекта,  который находится под сильным влиянием соседнего кумыкского языка.

Тюркский элемент занимает особое место в лексико-семантической системе аварского языка. Особенно сильно пронизан тюркизмами салаватский диалект аварского языка. Это и понятно, салаватский диалект - регион тесных контактов кумыков и аварцев.   

Кумыкский язык обогатил животноводческую терминологию салатавского диалекта аварского языка не только названиями домашних животных, частей их тела, мастей, меток, но и расширил этот слой лексики общими названиями животных, их болезней, мест содержания и пастбищ.   Наиболее многочисленной и активно употребительной лексико-семантической группой заимствований являются слова, обозначающие названия различных животных и птиц.  Например:

            салат.             кум.

             хъабан -  къабан «кабан»

             лачен -   лачын     «сокол»

             килпи -   кирпи         «еж».

Ввиду специфических географических климатических условий и хозяйственного уклада  салатавских аварцев в исследуемом диалекте обнаружен ряд лексических единиц, связанных с  полеводством, а также садоводством и бахчеводством. Например:

            салат.        кум.

             кокон -  кокан   «слива»

            хармуз - харбуз   «арбуз»

            бардижан ­- бадиржан  «помидор».

В диалекте очень много заимствований, обозначающих предметы хозяйственного, бытового назначения и предметы домашнего обихода, например:          

салат.      кум.

            игав -      эгев    «напильник»

            силабчи - сылабчы   «большой таз»

            ялгъва -  ялгъав   «сковордка» и т.д.

Заметно меньше слов,  называющих продукты питания, блюда, напитки, например:                                               салат.              кум.

                                     гъаймакъ -   къаймакъ «сметана»

                                    шавру -      шавур         «рассол»

                                    чурпа -       шорпа        «суп» и т.д.

Строительная терминология также пользуется заимствованиями, которые обозначают  как сами  строения, так и  стройматериалы. Количество таких слов ограничено:                                               салат.           кум.

                                    готерма -   гётерме   «навес»

                                                хъала -       къала   «крепость»

                                                сир -             сир      «краска» и т.д.

Довольно распространены заимствования в лексике, обслуживающей одежду и фурнитуру:                                               салат.        кум.

                                    пент -      пент      «пуговица»

                                                этик -      этик       «сапог»

                                                чилла -      чилле къумач   «шелк» и т.д.

Лексика, обозначающая семью или  родственные связи, располагает ограниченным количеством заимствований:

                                    салат.        кум.

бажа -    бажа  «свояк»

                                    эгиз -      эгиз    «близнец»

                                    тухум -   тухум    «род» и т.д.

 На территории современной Салаватии,  существуют названия, не являющиеся собственно аварскими (это названия сел, кварталов, ущелий, гор, рек) [2, с. 15-16]. Названия большинства аулов  Салатавии имеют тюркское происхождение, например: Хубар - от «уйбар» - «гриб древесный», Бавтугъай  - от «бавтугъай» - «долина садов» или «давтугъай» - «кровавая долина», Гозтала  - от «гъостала» - «ореховая роща», Гертма - от «гертматале» - «грушевая роща» или «дикая груша». В существующей литературе неоднократно отмечалось, что на территории Салатавии, ныне заселенной аварцами, существуют географические названия, которые не являются собственно аварскими [см. 1, с. 126 -130].

Интересно отметить происхождение одного из кварталов селения Дылым Казбековского района: Татлябазул авал букв. «Сладких квартал». Таймасханова Т.Г.  следующим образом объясняет происхождение этого микротопонима: Из Чиркея в Дылым приехал Магомедгази и приветствовал сидящих на годекане мужчин словами: ассалам алейкум, али татали бассун «Пусть сладкой будет еда», хотя так у кумыков положено приветствовать сидящих за трапезой.  Впоследствии квартал, где поселился Магомедгази, получил название  Татлябазул авал от кумыкского слова татли «сладкий» [6, с. 107].

Кумыкские заимствования подверглись в салатавском диалекте аварского языка значительному фонетическому освоению.  Аварский и кумыкский языки входят в разные по структуре и генезису языков, поэтому их фонетические системы сильно различаются. Фонетическая система аварского языка достаточно сложная, особенно в области консонантизма. Кумыкская фонетическая система менее сложная и представлена меньшим количеством согласных звуков.  В процессе заимствования салатавский диалект аварского языка освоил ряд кумыкских согласных и гласных звуков. Некоторые из них претерпели определенные изменения.

Наиболее распространенное фонетическое изменение - это опереднение кумыкского заднерядного ы. Например: кум. айгъыр «жеребец» -  салат. айгъир; кум. къыйин гюн «трудодень» -  салат. гъийинкъо и т.д.

На более ограниченный характер других процессов освоения гласных указывает П.М. Махмудова: кум. и   → салат. у (гечив   →  гечув «преправа»); кум. оь   →     салат. о (гоьдек   →    годек    «буйволенок»); кум. уь   → салат. у (сулуьк  → сулук   «пиявка»); кум. э   → салат. и (эгиз    →    игиз «близнец» и т.д. [5, с. 7]. В ряде случаев вокализм кумыкских слов не претерпевает изменений при адаптации салатавским диалектом аварского языка.

Среди согласных чаще всего подвергается изменению глухой заднеязычный къ, он подвергается озвончению, например: кум. бижакъ         →  салат. бижагъ  «скирда»; ум. къаймакъ →  салат. гъаймахъ «сметана»;  кум. аркъан    →     салат. архъан «аркан» и т.д. 

Часто при заимствовании имеет место утрата конечных согласных, например утрата конечного сонорного  согласного н: кум. гогоман   →     салат. гогом  «боярышник»;   утрата конечного губного согласного в: кум. чубурув      →     салат. чумури    «тропа» и т. д. 

Конечные согласные наиболее подвержены изменениям. Например, озвончению: кум. сокъта     →     салат. сохда    «домашняя колбаса» или оглушению:  кум. хамуз       →     салат. хъумус  «агачкумуз» и т. д. 

Освоение кумыкских заимствований на фонетическом уровне сопровождалось постепенным изменением их звукового состава. Специфические звуки кумыкского языка: оь, уь, ы были заменены аварскими звуками. В результате чего фонетический облик кумыкских заимствований подвергся существенным изменениям и приблизился к фонетике аварского языка.

Основная лексико-грамматическая группа заимствованных слов - это имена существительные. Они занимают около 90% всей заимствованной из кумыкского языка лексики [4, с. 48].

Имена прилагательные среди заимствованной лексики занимают второе место. Почти у всех прилагательных заимствованы основы, а окончания они приобретают  аварские. Аварские прилагательные, как известно, окачиваются на классный показатель (КП), который варьирует в зависимости от грамматического класса определяемого им существительного (-в - первый грамматический класс, -й - второй грамматический класс, -б - третий грамматический класс и  -л - множественное число для всех трех грамматических классов), например:  багъилияКП «удобный» - багъыйлы; белгилияКП «определенный» -  белгили;  бошаКП «пустой» -  бош; чумартаКП «щедрый» - чормарт; мазалияКП «здоровый» - мазаллы; гъулаяКП «сносный» - къулай; маймахъаКП «косолапый» - маймакъ. 

От заимствованных из кумыкского языка прилагательных образуются все категории прилагательных, представленные в современном  аварском  литературном  языке.

Заимствованному глаголу, как исконному аварскому свойственны следующие морфологические категории: класс, время, наклонение, типы спряжения, переходность и непереходность. Глагол  располагает понудительной формой (каузативом), а также причастными, деепричастными формами, в нем различаются отрицательные, вопросительные, запретительные формы.

При образовании тех или иных грамматических форм к заимствованным глаголам присоединяются показатели глагольных категорий аварского языка.

Первым признаком вхождения иноязычного слова является, как известно, графемно-фонетическая передача его средствами заимствующего языка (разумеется, при различии графических систем) [3, с. 42-52.]

Замена специфических тюркских звуков соответствующими аварскими - первое и необходимое изменение при любом типе оформления тюркского слова. При этом без особого исключения эта замена происходит по следующим соответствиям: тюркские гласные [оь] и [уь] в любой позиции слова заменяются аварскими [о] и [у].  Например:  кум. гоьдек → ав. годек; кум. гоьтерме → ав. готерме; кум. гуьгуьк  → ав. кучук; кум. буьлбуьл → ав. булбул; кум. дуьгуь → ав. дугу и т.д.

Характерной особенностью кумыкского языка является наличие в нем гласного верхнего подъема, среднего ряда, нелабиализованного [ы]. Такой звук аварскому языку, как и многим горским кавказским языкам не свойствен.

При заимствовании тюркизмов с гласным [ы] происходит замена этого гласного звуком переднего ряда, верхнего подъема [и], ср.: кум. бычгъы → ав. бехчи «пила»; кум. чатыр → ав. чатир «шатер»;  кум. айгъыр  → ав. айгьир «конь»; кум. сылабчы  → ав. силабчи  «таз» и т.д.   

Такая же замена происходит не только в корне слова, но и в аффиксах. Например: кум. башлыкъ → ав. башликъ «изголовье»;  кум. мазалл  → ав. мазалли  «здоровье»; кум. имансыз   → ав. имансиз  «неверный»  и т.д.   

Характерным для языка-рецептора является также нарушение действующего в кумыкском и других тюркских языках закона гармонии гласных: кум. талавурчу → ав. талавурчи «бандит»;  кум. сигьручу  → ав. сигьрочи  «хитрец»; кум. гьавагьын → ав. гьавагьин  «бесплатно»  и т.д.   

Нередко встречаются среди заимствований из тюркских языков и случаи перестановки звуков (метатеза). Например:          бычгъы - бихчи; масхара - махсаро; бошгъап - бопша, къаркъара - къаркъала и т.д. В приведенных примерах наряду с метатезой происходят и некоторые другие фонетические процессы, например, процесс диссимиляции отмечен в примере:             къаркъара - къаркъала.

Произношение ряда тюркских заимствований в салатавском диалекте аварского языка намного ближе к кумыкскому произношению, чем произношению в аварском литературном языке.

Заключение

Широкое функционирование кумыкских заимствований в салатавском диалекте аварского языка, развитие ими новых  значений и оттенков в системе диалекта, их способность вступать в синонимические связи с исконными словами, а также их использование в составе пословиц и поговорок, в составе устойчивых фразеологических единиц, является убедительным свидетельством их освоения салатавским диалектом аварского языка. Дополнительным свидетельством освоения кумыкских заимствований салатавским диалектом являются их фонетические, морфологические и деривационные признаки.

Рецензенты:

Баранникова Т.Б., д.фил.н., профессор Дагестанского государственного педагогического университета, г. Махачкала;

Шихалиева С.Х. д.фил.н.,  в.н.с., Институт ЯЛИ им. Г. Цадасы ДНЦ РАН, г. Махачкала.