Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

TURKO-TATAR ANTHROPOOIKONYMS OF THE REPUBLIC OF TATARSTAN (ACCORDING TO THE MATERIALS OF CADASTRES OF XVI-XVII CENTURIES)

Khadieva G.K. 1
1 The Institute of Philology and Intercultural Communication of Kazan Federal University
Settlements appeared according to the will of people and to their needs and requirements. The names of these places were not formed spontaneously, but were determined by their role in the life of the people as well as by their belonging to a particular person. Therefore, the names of people were widely used while naming settlements. The article is devoted to Turko-Tatar anthropooikonyms existing on the territory of modern Tatarstan, according to the materials of cadastres of XVI-XVII centuries. Carried out is the lexical and semantic analysis of Turkic anthropooikonyms taking into account such aspects as the reasons for the transition of anthroponyms to anthrotoponyms, their interpretation and preanthroponymic appellative value. It is shown that: many Turkic verbal anthropooikonyms bear the stamp of customs, traditions and beliefs associated with naming operations of Turkic peoples; nickname-based anthropooikonyms, formed from the names of professions and occupations, are the source for the study of economic and handicraft development of the region.
cadastres.
anthropooikonym
anthroponym
oikonym

Линия ойконимической номинации, связанная с человеком и его деятельностью, имеет тесные контакты прежде всего с такими именными категориями, как личные имена ипрозвища. Переходя в ойконимический ряд, они формировалисистему антропоойконимов, или ойконимов, образованных от имен и прозвищ первопоселенцев, что дает возможность выявить основные мотивировочные критерии номинации.

Населенные пункты возникали по воле человекаисходя из его нужд и потребностей. Названия таких объектов образовались не спонтанно, а определялись их ролью в жизнедеятельности людей, а также принадлежностью к определенному лицу. Поэтому при их номинации широко использовались имена людей. В.А. Никонов связывает происхождение названий принадлежностного типа с историей развития человеческого общества, что является одним из основополагающих принципов сравнительно-исторического языкознания [4, с. 30].

Причины проникновения антропонимов в корпус географических названий рассматриваются в трудах Ф.Г. Гариповой, Т.Ж.Джанузакова, В.А.Никонова, Н.А. Прмановой, Г.Ф.Саттарова,А.Г. О.Р. Хисамова и др.

В частности, Г.Ф.Саттаров пишет, что переход антропонимов(личных имен, прозвищ) втопонимические единицы требует исследования следующихлингвоономастических и культурно-исторических аспектов:

1) анализ причин, времени и путей превращения антропонимов в антропотопонимы;

2) всесторонняя интерпретация антропонимов, положенныхв основуантропотопонимов;

3) выявлениедоантропонимическихапеллятивныхзначений антропонимов[7, с. 5].

Цель исследования - провести историко-лингвистический анализантропоойконимов Республики Татарстан, зафиксированных в русских писцовых книгах XVI-XVII вв.

Материал и методы исследования

Предметом данного исследования являются антропоойконимы Республики Татарстан, выявленные нами в писцовых книгах XVI-XVII вв.Источником послужили тюрко-татарские антропоойконимы, представленные в писцовых книгах 1565-1568, 1602-1603 гг.[5; 6].

В соответствии с характером и особенностями изучаемого материала в ходе исследования были использованы сопоставительный и сравнительно-исторический методы.

Результаты исследования могут быть использованы при разработке лекционных курсов по ономастике, лексикологии, лингвистическому краеведению, в практике преподавания татарского языка, истории и культуры татарского народа.

Антропоойконимы,выявленные нами в писцовых книгах XVI-XVII вв., имеют различное происхождение. Одни из них указывают на первопоселенца данного населенного пункта, другие - на владельца земли. Большинство названий, образованных от антропонимов, возникли еще припозднем родовом строе. В частности, В.А.Никонов указывает, что «формирование феодализма, сделавшего землю собственностью, породило огромную массу названий принадлежностных. Основа такого названия означала владельца земли и укрепления, возведенного для охраны владения. Когда каждый клочок земли стал чьей-нибудь собственностью, естественно, что имя владельца оказывалось самым главным различительным признаком» [4, с. 30].

Лексико-семантический анализ тюркских антропоойконимов показал, что многие из них несут отпечаток некогда существовавших у тюркоязычных народов обычаев и традиций, связанных с именованием людей.

Так, при наречении ребенка простор для родительской фантазии был необычайно широк: в зависимости от обстоятельств, сопровождавших рождение ребенка, физических данных новорожденного, религиозных убеждений родителей - основой для имени могло послужить любое нарицательное слово, если его выбор был каким-то образом мотивирован. В связи с этим А.В.Суперанская отмечает, что «для антропонимов основными факторами, определяющими их мотивировку, служат физическая, психологическая, биологическая, моральная, интеллектуальная характеристика лица, его социальная, территориальная принадлежность, родственные связи и др.» [10, с. 245].Известно, что все типы именований историчны: каждый возникал в определенный период у определенного народа в конкретной среде. Пути возникновения почти каждого имени индивидуальны и неповторимы [1, с. 3].

Значительное место в системе личных имен занимают имена-пожелания. Проведенный нами историко-лингвистический анализ антропоойконимов, бытующих на территории современного Татарстана, показал, что с верованиями народа, с желаниемродителей растить крепких, здоровых детей связаны имена, содержащие в своем составе слова тимер «железо»,балта «топор», кылыч «сабля», тере «живой», сау «здоровый». Первые три давались также с целью отвращения от новорожденного злых духов. В писцовых книгах XVI-XVII вв. зафиксированы деревняБишбалта(биш «пять»+балта «топор») на Зюрейскойдаруге;деревняБалтай(от словабалта«топор») в Свияжском уезде, ныне селоБалтай в Мензелинском районе; деревниТеребирде на Ногайской дороге ив Свияжском уезде(Теребирде от тюрко-татарскоготере «живой» + бирде «дал»); деревняТеребул на Зюрейскойдаруге(от тюркскогоТеребул «будь живым, здоровым»).

С одним из таких охранительных (профилактических) имен, которые давались ребенку для отвращения от него злых духов, связано название деревниАчы- «горький», «кислый» - на Зюрейскойдаруге, на речке Ноксе (ныне деревниАчы в Тюлячинском и Нижнекамском районах Татарстана)

Имена, связанные с пожеланиями родителей видеть детей сильными, мужественными,нашли отражение в следующих антропоойконимах. В название деревни Албаба в Свияжском уезде входят два компонента: алып+баба. Тюркское словоалып означает: 1) «меткий стрелок»; 2) «герой», «богатырь», «витязь»; 3) «отважный», «храбрый», «смелый»; 4) «отвага», «храбрость», «мужество» [2, с. 86]. Это слово присутствует в караимском, киргизском,  узбекском и других языках. Известны булгарское имяАлп Хаджи и огузское имя АлпАрен. Имена AlpAja, AlpErTonga, AlpTegen зафиксированы в словаре М.Кашгарского. Древнетюркское слово баба имеет значение «отец» [2, с. 76]. Ныне деревняАлбаба в Зеленодольском районе Татарстана.

Название деревниКощак-Олан(на Зюрейскойдаруге) состоит из двух частей: где кощак - «герой», «отважный», «способный», «деловой» +олан- «военный», «служащий». Ныне деревня под таким названием находится в Пестречинском районе Татарстана.

Выражение родителямижелания иметь ребенка, связанного с компонентами телә, келә, бир, бул, кил, ту, сора «просьба, мольба о рождении ребенка», присутствует в антропонимах, лежащих в основе следующих ойконимов: название деревниТеләче(на Зюрейскойдаруге) происходит от булгаро-татарскогоантропонима Теләче, где телә - «просьба, мольба о рождении ребенка». Нынеэто селоТеләче в Тюлячинском районе Татарстана.

Название деревни Килдураз(в Свияжском уезде, ныне в Апастовском районе Татарстана) происходит от тюрко-татарского имени Килдураз = килде «родился на свет» + ураз «счастье»; деревниКилдеш(на Ногайскойдаруге, ныне в Тетюшском районе Татарстана)- от тюрко-татарско-арабского имени Килдеш:килде «родилось дитя, ребенок» +иш «пара», «чета», «ровня», «ребенок»; название деревниБирдебәк(на Ногайской даруге) - от тюрко-татарского имениБирдебәк = бирде «дал» + бәк «князь», ныне деревняБирдебәк в Рыбно-Слободском районе Татарстана; деревняКолабирде(в Свияжском уезде) - антропонимКолабирде означает «бог дал помощника», ныне это деревня в Кайбицком районе Татарстана; деревня Тәүгелде (Тавгельдино на Арской даруге) -Тәүгелде = тәү «первенец» + гелде/килде «родился» = «первенец родился», в Буинском районе Татарстана находится деревняКырТәүгелдесе; деревня Сөендек (Суюндук в Свияжском уезде)-Сөендекв значении «обрадовались рождению ребенка», ныне деревня под таким названием находится в Азнакаевском районе Татарстана; деревня Ямбакты (Ямбухтино, в Свияжском уезде) -мужское личное имяЯнбакты от персидскогоям/ян/ җан«душа» + тюрко-тат. бакты «родился» = «родился ребенок»; ныне деревни с таким названием находятся в Тетюшском и Спасском районах Татарстана; деревняЯнгелде(на Зюрейскойдаруге)-Янгелде - личное мужское имя от персидскогоян/ җан «душа» тюрко-татарскогогелде / килде - «родился ребенок».

Как видно из приведенных примеров, многие тюрко-татарские ойконимыобразовались от отглагольных имен. Как отмечает Г.Ф.Саттаров, «отглагольные собственные имена возникли в очень далеком прошлом под воздействием верований и суеверий»[8, с. 39].

Пожелание видеть ребенка красивым, обаятельным, симпатичным, приветливым выражено в именах, давших,например, такое название: деревня Чуты (Чути)Свияжского уезда, ныне в Бавлинском и Лениногорском районах Татарстана. Название Чуты восходит к булгаро-татарскому личному имени Чутай - «луч», «светлый», «приветливый»[11, с. 120].

В старотатарском языке с участием словайорт было образовано довольно большое количество мужских имен: Йортай, Йортаман, Йортбак, Йортый, Йортыш, отсюда название деревни Юртыш(на Алатскойдаруге, ныне деревня в Высокогорском районе Татарстана). Давая эти имена своим детям, родители хотели, чтобы их сын имел спутницу жизни, свой дом и стал опорой их семьи, дома [11, с. 137]. Позднее эти имена легли в основу татарских фамилий:Юрташев, Юртыев, Юртбагышев и др.[12, с. 292].

Древне-тюрко-татарское название Карамыш имеет следующее значение: «содержать родителей, ухаживать за родителями». ДеревниКарамыш (Карамышево) на Зюрейскойдаруге, ныне находятся в Черемшанском иВерхнеуслонском районах Татарстана.

В старотатарском языке причастие прошедшего времени образовывалось при помощи аффикса -мыш, что не свойственно современному татарскому литературному языку. Такие причастия служили базой для образования глаголов прошедшего результативного времени изъявительного наклонения, также полностью совпадающих в 3-м л. ед. ч. с причастиями прошедшего времени на -мыш.

Э.В. Севортян, анализируя аффикс -мыш, указывает, что отглагольные имена с этим аффиксом распространены в огузских языках и в чувашском языке[9, с.348]. Они активно употреблялись и в историческом антропонимиконе татар.В современном татарском антропонимиконе личные имена на -мыш и -ганне употребляются, однако в Татарстане они сохранились в антропоойконимах, то есть в названиях населенных пунктов, образованных от личных имен,например: деревниӘлдермеш(от имени Алдырмыш«преуспевший»)(Высокогорский район),Үтәмеш- «исполнивший» (Апастовский, Тетюшский районы),Сатмыш- «проданный» (Апастовский район), Карамыш- «взглянувший» (то есть «родивший») (Черемшанскийрайон),Туктамыш- «прекративший» (Высокогорский, Сабинский районы), Катмыш- «отвердел» (Мамадышский, Муслюмовский районы), Атамыш- «назвал» (Арский район), Иштуган(от иш «друг» и туган«родился», Кукморский район), Үтәгән- «исполнил» (Агрызскийрайон), Боерган- «приказал»(Буинский и Тукаевский районы Татарстана) и др.[13, с. 182-183].

Различные признаки лежат в основе древних тюрко-татарских антропоойконимов. Название деревниАккүзна Зюрейскойдаруге состоит из компонентов ак «белый» + күз «глаз», деревняБорнак на Арской даругеобразовано от личного имени Борнак -борыныак «у него нос белый»(ныне деревниБорнак в Балтасинском и Альметьевском районах Татарстана).

Интересную информацию об экономическом развитии страны, об оседлости, культурных начинаниях первых поселенцев несут в себе отпрозвищныеантропоойконимы, образованные от названий профессий, рода занятий ипозволяющие судить о видах ремесел, которыми занималось население.

В Свияжском уезде название деревни Ындырчы (Индырчи) означает «молотильщик» (ныне деревня в Апастовском районе Татарстана). Название деревниУракчы (Урахча) на Ногайской даругепроисходит от Уракчы - «жнец»(ныне деревня в Рыбно-Слободском районеТатарстана).

Название деревниӘгерҗе на Зюрейскойдаругепроисходит от древнетюркскогоәгәр «охотничья собака», «гончая», «борзая» + словообразовательный аффикс -җе/-че(ныне городӘгерҗе (Агрыз) в Татарстане). Название деревниТимерче (Чемерцы) на Арской даругепроисходит от Тимерче- «кузнец» (ныне деревня в Высокогорском районе Татарстана). Название деревниКибәчена Зюрейскойдаруге происходит от прозвища-имени «изготовляющий кольчугу». В Свияжском уезде была деревняБакырчы (бакыр-«медь»+афф. -чы) - «медник». КаюмНасырипривел такие сведения: «Деревня Бакырчы расположена на берегу реки Аря. Возможно, там жили мукши, мусульманской веры. Народ занимался изготовлением изделий из меди, медеплавильным делом. В связи с родом занятий народа деревня получила название Бакырчы. В настоящее время при раскопках находятся изделия из меди»[3, с. 23]. Ныне это деревниБакырчы в Зеленодольском, Тетюшском и Апастовском районах Татарстана.

Выводы

Таким образом, проведенный нами историко-лингвистический анализ ойконимов показал, что многие из них, зафиксированные в писцовых книгах XVI-XVII вв., образованы от антропонимов.Антропоойконимы представляют собой сложную структуру, в которой оставили свой след основные культурно-исторические периоды развития тюрко-татар.

Статья выполнена в рамках исследовательского проекта №14-14-16028 а/В 2014 (РГНФ).

Рецензенты:

Нуриева Ф.Ш., д.фил.н., профессор, Институт филологии и межкультурной коммуникации ФГАО ФПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», г.Казань;

Галиуллина Г.Р., д.фил.н., профессор, Институт филологии и межкультурной коммуникации ФГАО ФПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», г.Казань.