Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

DYNAMICS OF ECONOMIC PROCESSES IN THE TYUMEN AREA: THE RESULTS OF RESEARCHE

Melkova E.Yu. 1
1 VPO «Tyumen State Oil and Gas University Ministry of Education of Russia»
Status of economic processes in the Tyumen region, the author analyzes based on data obtained from studies of regional economists and sociologists, conducted in 2014–2015, and published in the journal «Proceedings of the universities Sociology. The Economy. Politics». It is shownthat the complexfederal structure, a considerable variety ofnatural and geographic conditionsand socio-economic characteristics confirm the fact that the economic space of Russia can not be considered monoobekt. In this connection, a significant role in the study of economic space and the development of regional policy play properties such as density, heterogeneity, contrast. In this state regional policy should restrain the growth of contrasts between center and periphery by redistributing budget allocations from the more developed to the less developed regions, to take into account the density level of economic space in the formation of social and economic infrastructure in the regions.
the regional system of regional policy
economic space
innovative development
investments
economic processes
Состояние экономических процессов в Тюменской области анализируется на основании данных, полученных в ходе исследований региональных экономистов и социологов, проведенных в 2014-2015 гг. Это позволило выявить определенные тенденции в их развитии, проблемные точки, требующие первоочередного решения региональными органами власти различных уровней [8]. Рассматривая основные экономические показатели, можно выявить конкурентные преимущества в развитии инновационного потенциала региона, важнейшие направления развития науки, технологий и техники, основные источники финансирования инновационной деятельности [9, 10]. При этом Н.С. Олейник показывает ключевые проблемы, сдерживающие развитие инновационной деятельности:
  • недостаточная нормативно-правовая база государственной политики в инновационной сфере;
  • отсутствие целостной системы экономических и правовых механизмов регулирования процесса коммерциализации законченных НИОКР;
  • отсутствие эффективной инфраструктуры инновационной деятельности и защиты интеллектуальной собственности при трансфере наукоемких технологий;
  • отсутствие механизмов вовлечения в хозяйственный оборот местных технологических и интеллектуальных ресурсов;
  • недостаточная ориентация отечественных предприятий на отечественную прикладную науку как источник инноваций;
  • слабое развитие механизмов финансирования рисковых проектов (венчурное инвестирование);
  • старение научных кадров, недостаточный приток молодежи, отток обученной молодежи из сферы науки России [5].

Инвестиции относятся к числу важнейших показателей экономической динамики. Их величиной и интенсивностью определяется состояние экономики: развитие, стагнация или кризис. В процессе инвестиционной деятельности, считает М.В.Лысенко, решаются крупные макроэкономические проблемы: увеличение занятости; преодоление инфляции; экономический рост и структурная перестройка экономики; расширение налоговой базы и бюджетное благополучие государства.

Сложность ситуации в России в 1990-е гг. состояла в переплетении различных факторов инвестиционного кризиса и общего кризиса недопроизводства. Основные направления радикальной экономической реформы препятствовали инвестиционной деятельности экономических субъектов. Антиинвестиционную направленность имела политика финансовой стабилизации. Правительство было вынуждено бороться с инфляционным взрывом, порожденным разовой и массовой либерализацией цен в 1992 году. Инфляция преодолевается либо увеличением выпуска товаров, либо сокращением денежной массы и спросовыми ограничениями. Осуществляя «жесткую» финансовую политику путем сокращения государственных расходов, свертыванием социальных программ, введением высокой ставки процента, в том числе и на уровне рефинансирования коммерческих банков, государство создавало крайне неблагополучную ситуацию для внутренних инвестиций в различные сферы промышленного производства и сельское хозяйство.

Не дала инвестиционных ресурсов и приватизация. Уставные капиталы акционируемых в порядке приватизации предприятий определялись на основе оценки имущества по его остаточной стоимости в дореформенных оптовых ценах. Решающим условием активизации инвестиций является выравнивание предельной эффективности капитала и нормы банковского процента. Здесь свою роль должно было сыграть государство. В конкретной ситуации середины 1990-х гг., когда наметилось снижение инфляции, стимулировать рост инвестиций можно было снижением нормы процентной ставки Сбербанка.

На параметры российского рынка труда существенно повлияло то, что он формировался в условиях глубокого социально-экономического кризиса, охватившего все стороны жизни общества. Наибольшее негативное влияние оказали спад производства, сокращение инвестиций, кризис неплатежей, социальное и имущественное расслоение населения.

В конце 1990-х гг. были разработаны новые принципы инвестиционной политики российского государства на среднесрочный период. Основными принципами инвестиционной политики стали:

  • последовательная децентрализация инвестиционного процесса, основывающегося на развитии и упрочении многообразных форм собственности и повышении роли собственных источников накоплений предприятий;
  • государственная поддержка предприятий путем финансирования капитальных вложений за счет средств федерального бюджета на возвратных и платных принципах;
  • усиление государственного контроля за целевым расходованием средств федерального бюджета, направляемых на инвестиции;
  • размещение ограниченных централизованных капитальных вложений на финансирование инвестиционных проектов производственного назначения в соответствии с федеральными целевыми программами исключительно на конкурсной основе, принятие решений о финансировании на основе результатов экспертизы каждой намечаемой к финансированию программы и проекта на предмет их соответствия целям и приоритетам социально-экономической политики государства;
  • значительное расширение практики совместного (долевого) государственно-коммерческого финансирования инвестиционных проектов, в том числе с привлечением капиталов из стран СНГ и независимого бизнеса;
  • использование части централизованных (кредитных) инвестиционных средств на реализацию особо эффективных и быстроокупаемых инвестиционных проектов и объектов малого и среднего бизнеса независимо от их отраслевой принадлежности и форм собственности для ускорения структурно-технологической перестройки промышленного производства;
  • компенсация сокращения финансовых возможностей инвестирования путем расширения практики страхования и гарантирования поддерживаемых государством инвестиционных проектов (в том числе путем гарантирования выпускаемых частными инвесторами ценных бумаг), обеспечивающая повышение выгодности вложений капитала и снижение связанных с ней рисков;
  • создание нормативно-правовых и экономических условий для стимулирования сбережений мелких вкладчиков и населения в сети различных институциональных инвесторов, в том числе в надежных инвестиционных фондах и банках, пенсионных фондах и страховых компаниях, и для последующей трансформации аккумулированных в них средств в инвестиции в реальный сектор экономики [4].

Анализ совокупности показателей денежных доходов населения России за 1990-е годы, проведенный Вейнбендер Т. Л., Лейман Т. И, позволил имсформулировать вывод, что для них характерны резкая дифференциация и даже поляризация, снижение реального содержания денежных доходов вследствие инфляции. С начала 2000-х гг. стали проявляться признаки стабилизации и повышательные тенденции по отдельным показателям социально-экономического развития, рост реальных доходов российских граждан [1].

По мнению О. И. Печоник, в будущем необходимо кардинальное изменение устройства современной валютно-денежной системы. В современных условиях кризиса кардинальные преобразования всей мировой валютно-денежной системы скрывают в себе существенную угрозу для поддержания устойчивости. Это связано с возможностью утраты доверия к деньгам в случае конфликтного преобразования мировой валютно-денежной системы. В связи с этим единственным рациональным ответом на современные проблемы мирового валютно-денежного устройства в краткосрочной и среднесрочной перспективе должна стать постепенная системная трансформация мировой финансовой архитектуры.

Настал переломный момент, период смены технологических укладов. Он требует принятия осмысленного решения на пути формирования в России экономики знаний и 5-6 технологического уклада. С точки зрения изменения функционирования мировой валютно-денежной системы в рамках 6 ТУ должен прийти конец спекулятивной экономике. Без энергетического обеспечения денег это сделать достаточно сложно. В конечном счете, энергоденьги - вызов глобализации. Ведь для дальнейшей интеграции рынков нужна общепризнанная мера стоимости и средство платежа [7].

В настоящее время в качестве самостоятельной области экономической мысли получила свое признание пространственная экономика, предметом которой являются не только регионы и региональные системы, но и различные формы хозяйственной деятельности, расселения и размещения производительных сил и, главное, существующие внутри регионов и между ними взаимосвязи, их влияние на развитие.

Существующие подходы к классификации свойств экономического пространства И. С. Симарова предлагает группировать следующим образом:

1. Свойства, обусловленные физической составляющей экономического пространства: расстояние, глубинность, протяженность и др.

2. Свойства, обусловленные наложением физического и экономического пространства: фрактальность, плотность, неоднородность, контрастность и др.

3. Свойства, обусловленные структурой экономического пространства как системы, состоящей из множества различных субъектов хозяйствования и взаимосвязей между ними: устойчивость, самоорганизация, связанность и др.

Устойчивость экономического пространства предполагает его способность эффективно осуществлять хозяйственные связи в условиях резкого нарушения состояния среды и быстро восстанавливать исходное состояние. Самоорганизация экономического пространства предполагает способность системы обретать некоторую пространственную структуру без каких-либо специфических воздействий извне. Связанность экономического пространства предполагает наличие коммуникационных процессов между его различными субъектами, например обмен товарами и услугами, финансовыми, информационными или человеческими ресурсами.

Сложное федеративное устройство, значительное разнообразие природно-географических условий и социально-экономических характеристик подтверждают тот факт, что экономическое пространство России не может рассматриваться как монообъект. В этой связи значительную роль при изучении экономического пространства страны и разработке региональной политики играют такие свойства, как плотность, неоднородность, контрастность.

Высокий уровень неоднородности и контрастности, а также значительная дифференциация плотности обусловливают рассмотрение экономического пространства России как сложнопостроенной системы, состоящей из отдельных элементов с различными характеристиками. Государственная региональная политика должна сдерживать рост контрастов между центром и периферией путем перераспределения бюджетных ассигнований от более развитых к менее развитым регионам, учитывать уровень плотности экономического пространства при формировании социально-экономической инфраструктуры регионов [2, 6].

Арктика - уникальный регион общемирового значения, прежде всего, в силу той роли, которую она играет в формировании климата и сохранении биологического разнообразия планеты. Особую значимость Арктики определяет ее природно-ресурсный потенциал: по имеющимся оценкам углеводородные ресурсы Арктики составляют до 25 % общемировых запасов.

Для Российской Федерации роль Арктической зоны определяется ее большой геополитической, военно-стратегической, социально-экономической и экологической значимостью. Арктическая транспортная система соединяет транспортные подсистемы Европейского Севера, Сибири и Дальнего Востока, через российскую Арктику проходят кратчайшие пути между рынками Северо-Западной Европы и рынками США, Канады, Японии и Китая.

В связи с этим, считают С. М. Киричук и А. Н. Силин, требуют устранения и определенные концептуальные противоречия между принятыми стратегическими документами по развитию Арктической зоны, в одних из которых основной идеей является усиление использования природных ресурсов Арктической зоны, а в других - ее комплексное социально-экономическое развитие. Представляется, что именно второй подход соответствует интересам устойчивого развития Арктической зоны.

В настоящее время в документах стратегического планирования довольно подробно разработаны стратегические вопросы развития Арктической зоны, однако необходимо признать недостаточность разработанных и используемых механизмов такого развития (финансовых, инвестиционных, организационных), особенно направленных на его ресурсное обеспечение. Одним из главных инвестиционных инструментов в этой сфере является подпрограмма «Освоение и использование Арктики» Федеральной целевой программы «Мировой океан», однако объемы предусмотренных в ней средств на реализацию мероприятий не соответствуют сложности и масштабности задач, которые необходимо решить в Арктике [3].

Таким образом, остается нерешенным важнейший вопрос, из-за чего эффективность деятельности по развитию Арктической зоны, включая принятие мер государственной поддержки в этой сфере, остается под сомнением. Для обеспечения геополитических и экономических интересов России, укрепления российского присутствия в Арктике, формирования инновационной модели ее устойчивого развития требуется принятие ряда мер, устраняющих вышеперечисленные нерешенные правовые вопросы. Исходя из изложенного, можно сделать вывод: для решения поставленных в стратегических документах задач необходимо принятие специальной государственной программы по развитию Арктической зоны, которая содержала бы набор необходимых инструментов и была бы обеспечена достаточными средствами для их эффективного решения.

Рецензенты:

Руднева Л.Н., д.э.н., профессор, заведующий кафедрой ЭкУП. ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет», г. Тюмень;

Хайруллина Н.Г., д.соц.н., профессор кафедры социологии. ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет», г. Тюмень.