Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

IMPROVING THE SOCIO-ECONOMIC POLICY IN TERMS OF BORDER AND CROSS-BORDER TERRITORIES

Gatsalova L.B. 1 Kusov T.E. 2 Parsieva L.K. 1
1 FSBEE MVT North Ossetian State University after K.L. Khetagurov
2 Vladikavkaz Institute of Management
This article analyzes the mechanism of socio-economic policy of the State in the aspect of adaptation at the regional level, as well as the reasons of ineffective use of available human resources in the regions, poor living conditions, lack of social support. Special attention is given to identifying opportunities for the region to enhance employment programs, reduce migration flows, the alignment of the demographic indicators in the Republic of North Ossetia-Alania. Offers orientation programs and development strategies for greater integration with the neighbouring Republic of South Ossetia; the introduction of new mechanisms to regulate employment taking into account the increasing cross-border region, as well as the development of the border area; improvement of Interregional Resource Center and change the vector of labour redistribution towards experiencing need in qualified specialists in South Ossetia.
labor market demographics
labour migration
employment
regional economy
cross-border and border territories

Изменения, происходящие в настоящее время в мире под воздействием глобализационных процессов, череда «цветных» революций и локальных войн часто является катализатором тенденций, направленных на интеграцию в различных сферах, обусловливая необходимость осмысления функций границ в решении множества проблем экономико-правового и социокультурного характера [7].

Стремительная пятидневная грузино-осетинская война 2008 года вместе с разрухой и человеческими потерями принесла Республике Южная Осетия долгожданную независимость. Однако для обеспечения этой независимости мало одних только декларативных заявлений, нужно обустройство государственных границ со всеми вытекающими экономическими, политическими, военно-юридическими и социокультурными проблемами, присущими трансграничным и приграничным территориям [1; 2]. В условиях конкретного региона, охватывающего Южную и Северную Осетию, то есть самостоятельное независимое государство и один из субъектов Российской Федерации, но этнически идентичные, остро стоит и проблема занятости населения, имеющая, в силу особенностей трансграничного региона, свою специфику.  

Обеспечение расширения рынка труда является составной частью социально-экономической политики государства, нацеленной на реализацию прав граждан в области содействия полной, эффективной и свободно избранной занятости в интересах роста уровня и качества жизни населения и повышения эффективности экономики. Реализация данной  политики, осуществляемая через различные социальные программы федерального и регионального уровней, обусловливает и возможности регулирования полностью связанных с нею социальных сфер, таких как поддержка и социальная защита многодетной семьи, миграция, выравнивание демографических показателей и т.д. Прогнозировать эффективность реализации таких целевых программ по всем указанным сферам можно только с учетом специфики региона и результатов системно-интегративного анализа.

Особенно актуально решение данной проблемы для трансграничных территорий, например, Республики Северная Осетия-Алания, в которой продолжающийся спад производства и слабая эффективность программ  занятости вызывают усиление миграционных потоков, подрывают политику государства в отношении урегулирования демографических проблем.

Существенный вклад в исследование вопросов  адаптации государственной политики к рискам и вызовам в сфере занятости, сопряженным с неизбежным усилением экономической нестабильности под воздействием глобализационных процессов, изучению особенностей функционирования регионального рынка труда, проблемам структурной и функциональной асимметричности социально-экономического развития российских регионов и различным аспектам управления устойчивым развитием региона внесли ученые-регионоведы В.Ю. Ашхотов, С.С. Бадмаев, С.С. Галазова, М.Г. Ганапольский, Д.А. Еделев, Т.П. Елисеева, Б.Т. Моргоев, Н.Н. Новосёлова, А.А. Татуев, С. Г. Тяглов, А.Х. Шидов, В.И. Яковлев и др.

В то же время остается нерешенным ряд проблем научно-практического плана, связанных не только с демографическими, социально-экономическими особенностями трансграничного региона, но и с постоянно возникающими задачами в государственном регулировании рынка труда, решении проблем занятости на региональном уровне. Поэтому определение мер, направленных на усиление эффективности мероприятий по расширению рынка труда в конкретном регионе с учетом его социально-экономических условий, снятие напряженности в сфере занятости населения, улучшение демографических показателей и обеспечение социальных гарантий малоимущим является крайне актуальным.

В последние годы в Республике Северная Осетия-Алания было принято множество республиканских целевых программ, направленных, в первую очередь, на снижение напряженности на рынке труда, поддержку самозанятости населения, развитие малого бизнеса и фермерских хозяйств:

  • «Программа содействия занятости населения Республики Северная Осетия-Алания на 2012-2014 годы»;
  • «Развитие семейных животноводческих молочных ферм на базе крестьянских (фермерских) хозяйств на 2012-2014 годы»;
  • «Программа дополнительных мер снижения напряженности на рынке труда Республики Северная Осетия-Алания в 2011 году»;
  • «Развитие туристско-рекреационного комплекса Республики Северная Осетия-Алания на 2012-2018 годы»;
  • «Поддержка начинающих фермеров в Республике Северная Осетия-Алания на 2012-2014 годы» и т.д.

Основными мероприятиями программ содействия занятости и самозанятости являются:

  • поддержка и развитие малого и среднего предпринимательства;
  • опережающее профессиональное обучение работников в случае угрозы увольнения;
  • содействие самозанятости безработных граждан и стимулирование создания безработными гражданами, открывшими собственное дело, дополнительных рабочих мест для трудоустройства безработных граждан;
  • содействие трудоустройству инвалидов, родителей, воспитывающих детей-инвалидов, многодетных родителей;
  • организация стажировки в целях приобретения опыта работы выпускников образовательных учреждений;
  • организация подготовки, переподготовки, повышения квалификации, стажировки работников организаций, безработных граждан и т.д.

При этом учитываются механизмы стимулирования работодателей, осуществляющих деятельность в других регионах с привлечением безработных граждан Северо-Кавказского федерального округа. Оказывается адресная поддержка гражданам, обратившимся в органы службы занятости в целях поиска работы, включая организацию их переезда в другую местность для замещения рабочих мест, создаваемых в рамках реализации федеральных целевых программ и инвестиционных программ [3].

Особого внимания заслуживает «Стратегии социально-экономического развития Республики Северная Осетия-Алания до 2025 года», т.е. программа, разработка которой потребовала немалых затрат. Именно в ней должны определяться направления деятельности Правительства РСО-А на многие годы. В общем содержании программы должны учитываться не только внутренние ресурсы субъекта, но и внешние факторы и возможности трансграничного региона, а они подчас заменяются декларативностью, далекой от экономических и геополитических реалий. Министерства и ведомства же, в свою очередь, должны разработать пошаговые мероприятия, направленные на реализацию этой программы, так называемую «дорожную карту». Например, над решением проблем занятости активно работают в различных специальных министерствах, комитетах, центрах, как, например:  Межрегиональный ресурсный центр Северо-Кавказского федерального округа, Комитет по занятости населения Республики Северная Осетия-Алания, центры занятости населения, координационные комитеты содействия занятости населения, Министерство экономического развития Республики Северная Осетия-Алания, Министерство труда и социального развития Республики Северная Осетия-Алания и т.д. Именно от работы этих ведомств и организаций зависит успех в реализации принятых целевых программ и «Стратегии...» не только в решении вопроса по занятости, но и в аспекте поддержки многодетной семьи, регулировании миграционных потоков, преодолении демографического дисбаланса в регионе, а также многих других проблем, связанных с социальной политикой и социальной защитой населения [4].

Однако ни в одной из перечисленных программ нет хотя бы одного мероприятия, учитывающего трансграничный характер региона и условия, возникшие после объявления независимости Республики Южная Осетия. Огромные средства, направляемые Россией для восстановления РЮО, не играют никакой роли в решении обозначенных нами вопросов.

С  2011 года на Северном Кавказе действует Межрегиональный ресурсный центр (МРЦ), деятельность которого направлена на реализацию концепции трудоустройства населения Северного Кавказа  за пределами Северо-Кавказского федерального округа. Однако такие проблемы, как межэтническая напряженность и отсутствие механизма адаптации мигрантов к условиям новой трудовой и бытовой среды, низкая заработная плата, неготовность местного населения «принять» в свое общество представителей иной культуры и религии ставят эффективность работы этого центра под сомнение. Проблема актуализируется не только продолжающимся мировым экономическим кризисом, но и сменой идеологических парадигм, где мультикультурализм и толерантность противостоят национализму и ксенофобии, приводя к межкультурным и межконфессиональным конфликтам [5].

Эффективность перечисленных выше программ, реализация которых требует многомиллиардных вложений, крайне низка. Так, на переобучение, стажировку, повышение квалификации из одной невостребованной профессии в другую, не престижную и низкооплачиваемую, уходят миллионы рублей; мероприятия по программам самозанятости малорезультативны в регионе с высоким уровнем коррупции и низкими доходами населения и т.д.  В то же время официальная статистическая отчетность по безработице, индексу промышленного производства, уровню средней заработной платы в Республике Северная Осетия-Алания, демонстрирующие неплохие, на первый взгляд, результаты деятельности региональных властей, к реалиям, подтверждаемым рейтингом  данного субъекта среди других субъектов РФ, привязаны очень слабо [3].

Поэтому деятельность МРЦ по Северной Осетии, а также всех правительственных структур РСО-А, обеспечивающих реализацию программ занятости, на наш взгляд, должна быть направлена не только на распределение трудовых ресурсов по всей стране, а на решение задач, связанных с развитием сопредельных приграничных территорий, в частности, Республики Южная Осетия, испытывающей дефицит в квалифицированных кадрах, и, с учетом особенностей трансграничного региона, отличающегося социокультурным и этническим единством с Республикой Северная Осетия-Алания.

Большие надежды правительства обеих республик (РСО-А и РЮО) связывают с развитием туристско-рекреационного кластера. Действительно, принося определенные экономические выгоды и увеличивая занятость, туризм является не только разновидностью экономической деятельности, но и важным фактором взаимодействия людей, которым требуется широкий спектр услуг. Межотраслевой характер организации туризма и большое число факторов, влияющих на его развитие, определяют комплекс проблем, специфичных для любого региона.

Организация туристско-рекреационного пространства представляет важную задачу на различных уровнях: международном, национальном, региональном и местном. Однако фундаментальных исследований, отражающих территориальную организацию и развитие туризма, для решения народно-хозяйственных задач недостаточно. Проблемы исследования туристско-рекреационного пространства связаны с влиянием природных, социально-культурных ресурсов на развитие туризма, формированием и территориальной организацией туристско-рекреационных комплексов [6].

Около десятилетия назад Правительством РСО-А был  инициирован инвестиционный мегапроект «Мамисон», на который еще первые пять-шесть лет смотрели с оптимизмом, а сейчас относятся как к утопии, так как за прошедшие годы мало что было реализовано для воплощения этого проекта в жизнь.

Между тем идея о привлечении на Кавказ туристов успешно внедряется в Чеченской республике (Грозный-Сити), в других северокавказских республиках развиваются горнолыжные курорты Домбай, Теберда, Архыз, Приэльбрусье. В соседнем с СКФО Краснодарском крае выстроен универсальный, сочетающий в себе достоинства  прибрежного и горного курорт Сочи, а в марте 2014 года в состав РФ вошел Крым, уже получивший статус свободной экономической зоны и готовый принять туристов. Не стоит забывать и о таком серьезном конкуренте на рынке туристического бизнеса, как Грузия: в течение нескольких лет североосетинские туристы отдают предпочтение именно курортам Гудаури и Батуми.

Учитывая все это, и еще то, что в глобальной популярности туристских дестинаций горы являются всё же вторыми после прибрежных регионов, властным структурам РСО-А и РЮО необходимо откорректировать векторы развития, скоординировав совместную работу по продвижению и скорейшему внедрению инвестиционных проектов в  экономически выгодных направлениях.

Развитие туризма становится стимулом для местной экономики, положительно сказывается на уровне жизни местных жителей, вместе с тем оно является причиной новых экологических, социальных и экономических проблем. Специфические проблемы возникают в организации туристско-рекреационного пространства трансграничных горных регионов, которое значительно трансформируется государственной границей. Граница является физическим и психологическим барьером для туристов, она меняет условия организации туризма. В своём исследовании приграничных и трансграничных горных территорий А.Н. Дунец считает, что перспективы развития трансграничного туризма «определяются социально-экономическим сотрудничеством между соседними странами, наличием у них общего природного и культурного наследия, а также степенью туристского интереса к соседним государствам» [6]. В эти критерии легко вписываются две соседние республики - РСО-Алания и Республика Южная Осетия, находящиеся по обе стороны Кавказского хребта, но имеющие неплохие возможности более тесного социально-экономического и культурного взаимодействия. Для этого необходимо проведение серьезных маркетинговых исследований, вёрстка инвестиционных стратегий, разработка неординарных и неохваченных рынком инновационных проектов, как, например, строительство детских, подростковых и молодежных всесезонных горных лагерей со спортивным, культурно-эстетическим, образовательным уклоном.

Это нисколько не снимает основной задачи властей РСО-А - развития производственной базы республики, обеспечения рабочими местами внутри самого субъекта, реальной долгосрочной и краткосрочной программы (а не очередной высокобюджетной «стратегии») развития экономики, так как, при множестве принятых республиканских целевых программ, демонстрирующих «активность» исполнительной и законодательной власти по вопросам занятости, реальная ситуация остается крайне депрессивной и в значительной мере способствует развитию социальной напряженности и усилению миграционных потоков.

Разработка и реализация социально-экономической программы трансграничного сотрудничества и, прежде всего, организация экономической, социальной, гуманитарной, культурной интеграции создаст основу для взаимодействия в экономическом сотрудничестве приграничных территорий. Нужно, однако, учесть, что факторами, ограничивающими эффективность использования потенциала трансграничных территорий, могут стать слабость инфраструктурного обеспечения, внутрирегиональные диспропорции, институциональная незрелость и пассивность органов исполнительной власти всех уровней.

Рецензенты:

Попова А.Х., д.э.н., профессор, зав. кафедрой ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова», г. Владикавказ.

Дзахова Л.Х., д.полит.н., профессор, зав. кафедрой ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова», г. Владикавказ.