Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

THE MAIN FACTOR OF HOMELESS CHILDREN SOCIALIZATION IN THE YEARS OF THE GREAT PATRIOTIC WAR (IN OMSK REGION)

Voytkevich I.N. 1
1 Yurga Institute of Technology (branch) of FSBEI HPE “Tomsk Polytechnic University”
The paper considers the problems of organizing educational work in the orphanages and foster homes of Omsk region in the years of the Great Patriotic war. The author analyses governmental organizations activities for supporting the child welfare institutions with qualified personnel. The evacuated orphanages and foster homes took professional teachers and tutors along. The newly established institutions desperately needed personnel. Many workers were mobilized. The arrangements made by the regional administration allowed improving the personnel quality and rearrange the workers among the child welfare institutions. The teacher’s training schools sent their graduates to orphanages and foster homes. Reduction of education budgeting made the difficult situation with textbooks, study guides and schoolbooks even worse. The author analyses the changes in curricula and moral building programs implied by the war time. The good organizational level of the educational process allowed solving the problems of social services and homeless children rehabilitation.
educational work.
Omsk region
orphanages and foster homes
Great Patriotic war
child neglect and homelessness

В современной России работа с беспризорными и безнадзорными детьми до сих пор остается актуальной. Усовершенствованию деятельности государства и общества в этом направлении может послужить объективная оценка результатов работы, достигнутых на региональном уровне в конкретный исторический период. При кажущейся многочисленности публикаций по истории данного вопроса, до сих пор остаются слабо или совсем неизученными многие вопросы.

Целью работы является комплексное исследование проблемы детской беспризорности на территории Омской области в годы Великой Отечественной войны, анализ учебно-воспитательной работы в детских домах и интернатах как главного фактора успешной социализации детей. Исследование имеет большую теоретическую и практическую значимость, т.к. теоретические положения и практический материал могут быть использованы в создании работ по истории беспризорности в России, материалы могут быть применены в работе с детьми детских домов и социально-реабилитационных центров.

Историзм и объективизм как основные принципы научного исследования стали основополагающими в работе. Проблемно-хронологический принцип положен в основу структуры, что позволило выстроить статью в хронологическом порядке.

В годы Великой Отечественной войны в Сибирь вывозили детские дома и интернаты из прифронтовой полосы [1, 4, 5]. В Омской области в 1940 году было 30 детских домов и ни одного интерната, в 1944 году их количество увеличилось до 131 детского дома и 65 интернатов.

Война нашла свое отражение во всех сферах жизни общества. Перед областной администрацией была поставлена задача не только разместить эвакуированных детей, создать для них материально-бытовые условия, но и организовать учебно-воспитательный процесс. Руководителям детских учреждений и педагогическому составу необходимо было в своей работе сохранить довоенные традиции и учесть военную специфику.

Корректирование учебно-воспитательной работы осложнялось одновременным переходом экономики всей страны на военные нужды. Особенно трудным для организации учебного процесса был первый год войны. Остро встал кадровый вопрос - много работников ушло на фронт. В 1941 году 35 % воспитателей не имели педагогического образования. На 1 марта 1942 года из 54 директоров детских домов высшее образование имели 7 человек, из 266 воспитателей лишь 15 имели высшее образование [8]. В 1943 году из 624 воспитателей - 62 с высшим образованием, в 1944 году из 611 - 68 воспитателей с высшим образованием. Тяжелой была ситуация с вновь открываемыми учреждениями. Если с эвакуированными детскими домами и интернатами приезжал квалифицированный персонал, то во вновь открытые устраивали в основном девушек, окончивших 7-8 классов. Специалистов явно не хватало, зачастую отбор персонала проводился некачественно. Имели место случаи, когда на работу принимались люди с инфекционными заболеваниями, ранее судимые. Учреждения отличались друг от друга не только качественным составом, но и разной степенью укомплектованности.

Весь период войны велась работа по повышению квалификации кадров, ужесточались требования к набираемому персоналу. Областной отдел народного образования (ОблОНО) и Сектор детских домов проводили для работников курсы, семинары, конференции, практикумы, издавались пособия. В некоторых учреждениях были открыты методические кабинеты, практиковалось проведение открытых занятий, постоянно действовали тематические выставки. В 1943 году ОблОНО издал приказ об обязательном обучении всех воспитателей без среднего образования на заочном отделении педагогического училища. В 1944 году педучилища были обязаны направлять своих выпускников на работу в детские дома. Благодаря политике администрации увеличился процент работников с высшим и средним образованием. Постепенно регулировалось количество воспитателей.

Война существенным образом отразилась на учебно-воспитательной работе, начиная с организации учебного процесса и заканчивая учебной программой по предметам.

Перестройка школы проходила одновременно с переходом всей экономики страны на военные нужды. В бюджете Омской области ассигнования на просвещение были уменьшены почти на 18 млн рублей [1, 4, 5]. Это создавало дополнительные трудности. По сложности организации учебного процесса особенно трудным был первый год войны, что привело к значительному нарушению Закона о всеобуче в Западной Сибири. Из-за эвакуации в отдельных детских домах и интернатах в 1941-1942 учебном году дети не учились целую четверть.

В постановлениях областных комитетов ВКП (б) подчеркивалась необходимость повышения ответственности партийных организаций, органов образования и всей общественности за осуществление обязательного обучения детей; выдвигалось требование ликвидации нездорового отношения к вопросам образования, имевшее место в первые месяцы войны [2]. Среди важнейших задач учебно-воспитательной работы партия выдвинула вопросы обеспечения полного всеобуча детей, высокого качества знаний учащихся, воспитания у них чувства советского патриотизма, ненависти к врагу, коллективизма, развития активной общественной деятельности.

В результате принятых мер во втором полугодии удалось вернуть в школы несколько тысяч детей [9], с которыми были организованы индивидуально-групповые весенне-летние занятия. 1942-1943 учебный год все детские дома и интернаты, расположенные в Омской области, начали своевременно. Для поощрения обучения в детских домах и интернатах существовали разные методы. Устраивались вечера отличников и ударников, в некоторых детских домах для выявления слабых учеников воспитатели регулярно посещали уроки. Во многих детских учреждениях велся ежедневный учет успеваемости каждого воспитанника. В некоторых детских домах и интернатах за хорошую учебу выдавалась небольшая добавка к пайку.

Существенный недостаток в учебниках испытывался всеми детскими домами. Из эвакуированных в 1941 году детских учреждений с собой учебники привез лишь Осипенковский детский дом. В некоторых детских домах было всего по два-три учебника на класс. Ленинградские ГорОНО и Горисполком выделили детским учреждениям, эвакуированным из Ленинградской области, целый вагон учебников, поэтому эти учреждения были полностью обеспечены учебниками, а излишки были переданы в детдома и интернаты Омской области. Тетрадей, ручек и чернил не хватало всем. Дети писали на старых брошюрах, обрывках газет, ручки делали из стеблей малины, чернила - из сока или сажи, для рисования использовались береста, стекло, фанера. Учебные пособия дети делали своими руками, а летом собирали гербарии.

Школьные программы были перестроены с целью вооружения учащихся практическими навыками: ориентировка на местности, работа с географическими картами, изучение иностранных языков, отравляющих веществ и т.д. Кроме обычных школьных предметов дети дополнительно изучали винтовку, гранату, принципы работы двигателей танков и самолетов. Иногда занятия проводились в противогазах. Военное дело стало предметом, вызывавшим большой интерес у учащихся [8]. Большое внимание уделялось воспитанию патриотизма, информированию о текущих политических событиях. Систематически проводились читки газет и сводок Совинформбюро, беседы и лекции, на которых детей знакомили с героической борьбой советского народа, подвигами тружеников тыла, зверствами фашистов.

Педагогическая работа в эвакуированных детских учреждениях имела свою специфику: сложные дети, перенесшие трагедию, приехавшие из разных регионов. Часто в привозимых детских домах изначально не была поставлена педагогическая работа.

В тяжелых условиях существования падала дисциплина воспитанников, участились побеги [7]. Из-за нехватки необходимого инвентаря организовать быт и досуг детей было крайне тяжело. Для повышения дисциплины, выработки трудовых навыков у детей при детских учреждениях стали создаваться мастерские и подсобные хозяйства. Приказом Наркомпроса от 15 апреля 1942 года детским домам и интернатам предписывалось в двухмесячный срок создать мастерские для производственного обучения детей и обслуживания нужд самого детского учреждения [6]. Но к июню в местных интернатах подобная работа проведена не была, тогда как при эвакуированных детдомах мастерские создавались очень активно. Детдома, изначально ориентированные на самообслуживание, имели более широкую материально-техническую базу. Создавались мастерские разного типа: сапожные, столярные, трикотажные, корзиночные, швейные. Создаваемые подсобные хозяйства способствовали не только приобщению детей к труду, но и улучшали питание в детских домах и интернатах. На создание подсобных хозяйств решением Совнаркома СССР предусматривались ассигнования в размере 250 000 рублей. Поголовье скота в интернатах и детдомах увеличивалось. В 1944 году было 197 лошадей, 155 волов, коров - 386, телят - 148, нетелей - 29, овец - 231, свиноматок - 20, поросят - 294 [7]. В ряде детских учреждений были инкубаторы. Кроме работы в подсобных хозяйствах воспитанники работали в колхозах. Здесь дети пололи, пахали, боронили, работали на прицепе трактора. Многие детские дома за участие в сельскохозяйственных выставках были награждены грамотами, занесены на районную доску почета, дети приглашались на слет стахановцев.

Организация обучения детей в подсобных хозяйствах не только обеспечивала детей питанием, но и помогала колхозам, страдающим от нехватки рабочей силы. Это способствовало воспитанию дисциплины у детей. В военное время педагоги имели ограниченный набор средств для организации воспитательной работы. Но отказываться от нее было нельзя. В самом начале войны, после выхода приказа Наркомпросса об организации военного дела [6, л.9], начали работать кружки: стрелковый, по изучению топографии, сигнализации, маскировки, разведки, систематически проводились военизированные походы и игры, соревнования на лучшего гранатометчика, стрелка и т.д. Создавались санитарные дружины, велосекции и секции фехтования. Некоторые детские дома даже готовили инструкторов рукопашного боя, лыжного спорта и ручного пулемета. К лету 1942 года при всех детских домах и интернатах были созданы оборонные кружки, подготавливавшие воспитанников к сдаче норм на оборонные значки. Проводились пешие и лыжные походы, походы в противогазах, физкультурные парады. Пионерская работа была организована недостаточно хорошо, так как пионервожатых не хватало. На все детские дома к маю 1942 года было всего 1800 пионеров [6]. Большое место в воспитательной работе отводилось тимуровскому движению, сталинской вахте. Деньги, заработанные детьми в колхозах и за счет концертов, переводились в Фонд обороны. Называевский интернат № 154 собрал 6200 рублей на самолет «Юный ленинградец» [7]. Некоторые детские дома и интернаты за свой вклад получили благодарность от И.В. Сталина [3]. Многие детские учреждения специально выращивали табак, чтобы посылать бойцам Ленинградского фронта, на фронт отправлялись целые вагоны с подарками.

Несмотря на трудности военных лет, воспитатели старались эстетически воспитывать детей. Работали драматические, музыкальные, хореографические и вокальные кружки. Музыкальные инструменты для этих кружков собирались у местного населения. В кружках также расписывали глиняную посуду, оленьи рога. Среди воспитанников проводились смотры художественной самодеятельности. Чтобы приобщить детей к художественной литературе, создавались передвижные библиотеки. Дети своими силами издавали журналы, бюллетени, сборники стихов, вели летописи, коллективные дневники, составляли литературные композиции, фактически мини-спектакли, посвященные Великой Отечественной войне. В годы войны дети Омской области получили уникальную возможность приобщиться к большому искусству, поскольку в соседнюю Новосибирскую область была эвакуирована Третьяковская галерея. Директора детских домов Сорокинского и Абатского районов заключили договор с директором галереи, и её сотрудники приехали в эти районы с лекциями «Героическое прошлое русского народа» и «Третьяковская галерея - сокровищница русского искусства», были показаны репродукции картин, хранящихся в галерее.

Таким образом, можно сделать выводы:

  • детские дома и интернаты в годы Великой Отечественной войны весьма успешно решали задачи организации социальной помощи и реабилитации беспризорных и безнадзорных детей;
  • учебно-воспитательная работа находилась на довольно высоком уровне, что способствовало уменьшению числа беспризорных детей.

Рецензенты:

Исачкин С.П., д.и.н., профессор, Омский государственный университет путей сообщения, г. Омск.

Худяков В.И., д.и.н., профессор, Омский государственный университет, г. Омск.