Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

ПРОФИЛАКТИКА КАТАРАКТОГЕНЕЗА ПОСЛЕ ВИТРЕКТОМИИ

Малышев А.В. 1, 2 Дашина В.В. 1 Янченко С.В. 1, 2 Сергиенко А.А. 3 Лысенко О.И. 1, 2 Грищенко М.В. 2
1 ГБУЗ «НИИ - ККБ № 1» им. проф. С.В. Очаповского Минздрава Краснодарского края
2 ФГБОУ ВО «КубГМУ» Минздрава России
3 ГБУЗ «ДККБ» Минздрава Краснодарского края
Цель: оценить эффективность применения препарата на основе пластохинонилдецилтрифенилфосфония бромида (Визомитин®) в профилактике развития или прогрессирования катаракты после витректомии. Были обследованы 60 пациентов с субтотальнымгемофтальмом до и после витректомии. Пациенты 1-группы помимо стандартной послеоперационной терапии получали инстилляции препарата Визомитин (3 раза в сутки, 6 месяцев), пациенты 2-группы – только стандартное лечение. Оценивали частоту (долю) начальных помутнений хрусталика и динамику интенсивности начальных помутнений хрусталика (по классификации LOCSIII)в обеих группах до витректомии и через 6 месяцев после операции. Развитие начальной катаракты отмечено у 33,3 % пациентов 2-группы и 3,3 % пациентов 1-группы, различие было статистически достоверным. Также у пациентов 2-группы отмечено достоверное увеличение интенсивности помутнений хрусталика. Увеличение интенсивности помутнений хрусталика у пациентов 1-группы было статистически недостоверным. Препарат на основе пластохинонилдецилтрифенилфосфония бромида (Визомитин®) оказался эффективным в профилактике развития и прогрессирования катаракты после витректомии.
катаракта
витректомия
окислительный стресс
визомитин
1. Особенности техники и результаты факоэмульсификации после субтотальной витректомии / А.Н. Бессарабов [и др.] // Офтальмохирургия. – 2009. – № 2. – С. 8-12.
2. Малышев А.В. Комплексная система персонализированных мероприятий по повышению клинико-функциональной эффективности хирургического лечения витреоретинальной патологии: дис. … д-ра мед. наук. – Москва, 2015. – 212 с.
3. Do D.V., Gichuhi S., Vedula S.S. et al. Surgery for post-vitrectomy cataract. Cochrane Database of Systemic Reviews. 2013. Issue 12. Art. No.: CD006366. DOI: 10.1002/14651858.CD006366.pub3.
4. Beebe D.C., Holekamp N.M., Siegfried C. et al. Vitreoretinal influences on lens function and cataract. Philos Trans R SocLond B Biol Sci. 2011. Vol. 366 (1568): P. 1293–1300.
5. Feng H., Adelman R.A. Cataract formation following vitreoretinal procedures. Clin. Ophthalmol. 2014. Vol. 8: P. 1957-1965.
6. Влияние витректомии на состояние процессов свободнорадикального окисления и антиоксидантной защиты в тканях глазного яблока / А.В. Малышев [и др.] // Кубанский научный медицинский вестник. – 2014. – № 4 (146). – С. 79-83.
7. Клиническое исследование эффективности и безопасности препарата Визомитин®, глазные капли, у пациентов с возрастной катарактой / В.П. Еричев [и др.] // Национальный журнал глаукома. – 2016. – Т. 15. – № 1. – С. 61-69.
8. Cui H., Kong Y., Zhang H. Oxidative stress, mitochondrial dysfunction, and aging. Journal of signal transduction. 2012. Vol. 2012: P. 646354.
9. Производное пластохинона, адресованное в митохондрии, как средство, прерывающее программу старения / В.В. Нероев [и др.] // Биохимия. – 2008. – Т. 73. – № 12. – С. 1641-1654.
10. Skulachev V.P. Functions of mitochondria: from intracellular power stations to mediators of a senescence program. Cell Mol. Life Sci. 2009. Vol. 66: P. 1069-1077.
11. Skulachev M.V., Antonenko Y.N., Anisimov V.N., et al. Mitochondrial-targeted plastoquinone derivatives. Effect on senescence and acute age-related pathologies. Current Drug Targets. 2011. Vol. 12(6): P. 800-826.
12. Янченко С.В., Малышев А.В., Шипилов В.А., Сахнов С.Н., Эксузян З.А. Фиксатор устройства для получения фотоизображений глазной поверхности // Патент на полезную модель №129393Р Российская Федерация, МПК А61F9/00. заявл. 20.12.12; опубл. 27.06.13, Бюлл. № 18. – 1 с.: 1 ил.
13. Фиксатор устройства для получения фотоизображений «глазной поверхности» / В.А. Шипилов [и др.] // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 6. – URL: http://www.science-education.ru/113-11843.
14. Chylack L.T., Wolfe J.K., Singer D.M., et al. The lens opacities classification system III. Arch. Ophthalmol. 1993. Vol. 111(6): P. 831-836.
15. Шпак А.А. Вопросы статистического анализа в российских офтальмологических журналах / А.А. Шпак // Офтальмохирургия. – 2016. – № 1. – С. 73-77.

В современных условиях использование бесшовной микроинвазивной витректомии у пациентов с патологией стекловидного тела и сетчатки позволяет достигнуть практически полного восстановления анатомических соотношений заднего отрезка глазного яблока в значительном числе случаев, что увеличивает вероятность высокого визуального эффекта хирургии [1, 2]. Вместе с тем, по данным ряда отечественных и зарубежных авторов частота развития или прогрессирования катаракты после витректомии остаётся довольно высокой (от 20 % до 80 %), что приводит к снижению зрительных функций и, как следствие, к ухудшению качества жизни данной категории пациентов [2–5].

Одним из ведущих патогенетических механизмов развития катаракты у пациентов, перенесших витректомию, является оксидативный стресс, развивающийся вследствие хирургического вмешательства [2,4–6], что определяет направленность обоснованных профилактических мероприятий [2, 6, 7]. Однако в ходе ранее проведенных нами исследований [2] было установлено, что пероральное применение антиоксиданта и антигипоксанта прямого действия на основе этилметилгидроксипиридинсукцината (Мексидол®) оказалось недостаточно эффективным в профилактике катарактогенеза после витректомии. По данным нескольких зарубежных исследований неэффективным оказалось и применение низкомолекулярных антиоксидантов (витамин Е, витамин С, бета-каротин, зеаксантин) в профилактике и лечении сенильной катаракты [7].

По-видимому, недостаточная эффективность «традиционной» антиоксидантной терапии в профилактике и лечении катаракты может быть объяснена следующими фактами. В течение последнего времени было показано, что основным источником свободных радикалов и высокореакционных активных форм кислорода (АФК), повышение уровня которых собственно и приводит к оксидативному стрессу, являются митохондрии [8–11]. При этом, митохондрии одновременно являются как генераторами активных форм кислорода, так и основной мишенью для поражения АФК [10,11]. В условиях нормы в митохондриях действует система антиоксидантой защиты, эффективная работа которой даёт возможность нейтрализовывать свободные радикалы и активные формы кислорода [10]. Однако при воздействии различных повреждающих факторов (в том числе и дозированной хирургической травмы) равновесие между защитой митохондрий и образованием активных форм кислорода сдвигается в сторону образования последних, что приводит к хроническому оксидативному стрессу [8, 10]. Помимо этого известно, что образование активных форм кислорода происходит в гидрофобной области внутренней мембраны митохондрий, а так называемые «традиционные» антиоксиданты не обладают способностью проникать внутрь митохондрий [7].

Успешным решением указанной актуальной проблемы (группой российских учёных под руководством академика В.П. Скулачёва) было создание нового класса соединений – митохондриально адресованных антиоксидантов [9, 11]. В настоящее время в офтальмологии применяется единственный представитель указанного класса соединений –пластохинонилдецилтрифенилфосфония бромид или SkQ1 («Sk» означает транспортную составляющую – липофильный катион, проникающий внутрь митохондрий, а«Q» – мощный природный антиоксидант хлоропластов – пластохинон) [9, 11]. Исследования показали, что данный антиоксидант встраивается во внутреннюю мембрану митохондрий, вследствие чего происходит изменение её структуры и повышается устойчивость митохондрий к АФК [9–11]. SkQ1 нейтрализует избыток активных форм кислорода внутри митохондрий и окисляется, однако дыхательная сеть митохондрий его снова восстанавливает, что позволяет считать SkQ1 возобновляемым антиоксидантом без наличия побочного прооксидантного эффекта [9]. В свою очередь, указанная особенность даёт возможность SkQ1 проявлять активность в малых концентрациях [10]. Интересно, что экспериментальные исследования на модели сенильной катаракты (крысы линии OXYS) выявили наличие у SkQ1 профилактических и лечебных свойств [7].

Первым лекарственным средством, содержащим в качестве активного лечебного компонента SkQ1 (155 мкг/мл) и разрешённым к клиническому применению в Российской Федерации с 2012 года, являются глазные капли Визомитин®, с 2015 года средство зарегистрировано как антиоксидант. В ходе клинических исследований была показана эффективность Визомитина® в терапии синдрома «сухого глаза» и сенильной катаракты [7]. Вместе с тем, клинических исследований эффективности Визомитина® в профилактике развития или прогрессирования катаракты после витректомии ранее не проводилось. Приведенные факты определили актуальность и цель настоящего исследования.

Цель исследования: оценить эффективность применения препарата на основе пластохинонилдецилтрифенилфосфония бромида (Визомитин®) в профилактике развития или прогрессирования катаракты после витректомии.

Материал и методы исследования. Исследование выполнялось на клинических базах кафедры глазных болезней ФГБОУ Кубанского государственного медицинского университета Минздрава России. Были обследованы 60 пациентов обоих полов до и после проведения закрытой субтотальной витректомии. Критерии включения: субтотальный гемофтальм различной этиологии в случае неэффективности консервативной терапии в течение 3 месяцев; отсутствие катаракты либо наличие начальных помутнений хрусталика (начальная сенильная катаракта); возраст от 50 до 70 лет.

Критерии исключения: присутствие умеренных, выраженных или тотальных помутнений хрусталика (незрелая, зрелая, перезрелая сенильная катаракта); сахарный диабет; тяжёлая соматическая патология, препятствующая проведению хирургического лечения; наличие сопутствующей офтальмологической патологии (воспалительные заболевания глаз, глаукома, атрофия зрительного нерва, отслойка сетчатки); операции на стекловидном теле и сетчатке и/или эписклеральные вмешательства по поводу отслойки сетчатки в анамнезе.

Дизайн исследования: проспективное открытое нерандомизированное исследование в двух параллельных группах. В каждую группу были включены по 30 человек (30 глаз), возрастная и гендерная характеристика пациентов до проведения витректомии не имела достоверных различий (табл. 1). Также не имела достоверных различий и частота (доля, %) начальных помутнений хрусталика у пациентов обеих групп (табл. 2).

Таблица 1

Показатели пациентов при включении в исследование

Оцениваемые

показатели

1-группа

2-группа

 

Возраст, лет (M±s)

60,5±5,7*

                   60,1+6,7

 

Пол       мужчин, n (%)

               женщин, n (%)

17 (56,7 %)**

13 (43,3 %)**

18 (60 %)

12 (40 %)

 

Примечание: * р>0,05; ** γ2<3

 

Всем пациентам была выполнена закрытая субтотальная витректомия с применением инструментов 25–29 G(Constellation, Alcon, USA) по стандартной методике с удалением кровяного сгустка, кортикальных слоёв стекловидного тела, задней гиалоидной мембраны (при контрастировании суспензией триамцинолона) и заполнением витреальной полости сбалансированным солевым раствором (BalancedSaltSolution–BSS) или стерильным воздухом. Послеоперационная местная терапия у пациентов обеих групп включала инстилляции: 0,5 % левофлоксацина (3 раза в сутки, 7–14 дней); 0,1 % дексаметазона (3 раза в сутки – 10 дней, 2 раза в сутки – 10 дней, 1 раз в сутки – 10 дней); 0,09 % бромфенака (1 раз в сутки, 1 месяц). Помимо этого, пациенты 1-гуппы (основной) получали инстилляции антиоксиданта на основе пластохинонилдецилтрифенилфосфония бромида (Визомитин®; 3 раза в сутки, 6 месяцев).

Исследования включали: визометрию, кераторефрактометрию, пневмотонометрию, ультразвуковое сканирование в А-В режимах, офтальмобиомикроскопию (Nidek, Japan); статическую автоматическую периметрию (Optos, UE), бинокулярную офтальмоскопию (Heinz, Japan), фоторегистрацию состояния сетчатки (Nidek, Japan) и оптическую когерентную томография сетчатки (OptoVue, USA) после выполнения витректомии; фоторегистрацию переднего отрезка глаза в условиях медикаментозного мидриаза (оригинальная методика КубГМУ) [12, 13] с оценкой степени помутнения хрусталика в соответствии с классификацией LOCSIII (Lens Opacities Classification System III; по ChylackL.T.) [14]. Контрольными точками исследования были: осмотр до витректомии и ежемесячные осмотры в течение 6 месяцев после хирургического вмешательства.

Статистическая обработка полученных результатов (Statistica 10.0, StatSoft, USA) включала: расчет среднего по выборке (M) и его стандартного квадратического отклонения (s); расчёт частоты (доли) пациентов с проявлениями катаракты (%); оценку достоверности различий между двумя группами исследования (критерий Манна-Уитни); оценку достоверности различий внутри каждой группы (критерий Уилкоксона); оценку достоверности различий признаков, выраженных в долях (критерий γ2) [15]. Различия считали достоверными при р<0,05.

Авторы не имеют финансовых или имущественных интересов в упомянутых материалах и методах.

Результаты исследования и их обсуждение. Эффективность профилактики катарактогенеза путём применения препарата Визомитин® оценивали в соответствии со следующими критериями:1) динамика частоты (доли, %) начальных помутнений хрусталика в обеих группах до витреоретинального вмешательства (в начальной контрольной точке) и через 6 месяцев после витректомии (в конечной контрольной точке исследования); 2) динамика интенсивности помутнений хрусталика у пациентов обеих групп в начальной и конечной контрольных точках исследования.

Через 6 месяцев после витректомии развитие катаракты было зафиксировано у 10 пациентов (33,3 %) 2-группы с ранее интактным хрусталиком, при этом доля пациентов с наличием катаракты в конечной контрольной точке составила 63,3 % (табл. 2). Напротив, у пациентов 1-группы (получавших дополнительную инстилляционную терапию антиоксидантом Визомитин®) развитие катаракты отмечено лишь у 1 пациента (3,3 %). Увеличение частоты катаракты в 1-группе было недостоверным, а во 2-группе – достоверным, также достоверным было различие между группами в конечной контрольной точке исследования (табл. 1).

Таблица 2

Частота (доля) начальных помутнений хрусталика у пациентов обеих групп

в начальной и конечной контрольных точках исследования

Оцениваемый

показатель

1-группа

2-группа

Достоверность отличия между группами

Частота (доля) помутнений хрусталика до витректомии,

% (n1/n2)

 

33,3 %

10/30

 

 

30,0 %

9/30

 

γ2=0,077

р>0,05

Частота (доля) помутнений хрусталика через 6 месяцев после витректомии, % (n1/n2)

 

36,7 %▪

11/30

 

63,3 % *

19/30

 

γ2=4,267

р<0,05

Примечание:

n1 – пациенты с помутнениями хрусталика; n2 – пациенты без помутнений хрусталика;

▪ достоверность отличия в контрольных точках внутри 1-группы: γ2=0,073;   р>0,05

*достоверность отличия в контрольных точках внутри 2-группы: γ2=6,696;р<0,01

 

У 9 пациентов 2-группы (с наличием начальных катарактальных изменений до витректомии) имело место достоверное увеличение интенсивности помутнения хрусталика в конечной контрольной точке исследования (табл. 3). Прогрессирование помутнений наблюдалось во всех слоях линзы с выраженными изменениями значений цвета и помутнения ядра. У 10 пациентов 1-группы (с начальными проявлениями катаракты до витреоретинального вмешательства) также отмечена тенденция к увеличению интенсивности помутнений во всех слоях хрусталика, однако указанные изменения были незначительными и статистически недостоверными (табл. 3). Необходимо отметить, что интенсивность катарактальных изменений во всех слоях хрусталика через 6 месяцев после витректомии была достоверно более выраженной у пациентов 2-группы (табл. 3).

Резюмируя полученные результаты, можно заключить, что препарат на основе пластохинонилдецилтрифенилфосфония бромида (Визомитин®) оказался высоко эффективным как в профилактике развития, так и в профилактике прогрессирования катаракты у пациентов после витректомии. По нашему мнению, полученный результат может быть объяснён тем, что одним из ведущих механизмов катарактогенеза после витреоретинальной хирургии является оксидативный стресс [2, 4–6], а препарат Визомитин® проявляет выраженную антиоксидантную активность [7]. Вместе с тем, для подтверждения указанного механизма лечебного действия препарата Визомитин®у данной категории пациентов необходимо проведение дальнейших исследований, а именно – оценка показателей активности процессов свободнорадикального окисления и антиоксидантной системы слёзной жидкости пациентов до и после выполнения витректомии (на фоне терапии препаратом Визомитин®). С другой стороны, для верификации и объективизации интенсивности помутнений хрусталика, помимо субъективной оценки (шкала LOCSIII), желательно выполнение денситометрической оценки линзы.

Таблица 3

Интенсивность помутнений хрусталика у пациентов обеих групп в начальной и конечной контрольных точках исследования

Интенсивность помутнений хрусталика (М±s), баллы

1-группа

2-группа

Достоверность различия между группами

До витректомии

Кортикальные слои

0,84±0,09

0,85±0,08

р>0,05

Ядро

0,21±0,02

0,2±0,01

р>0,05

Заднекапсулярные слои

0,73±0,07

0,75±0,06

р>0,05

Через 6 месяцев после витректомии

Кортикальные слои

0,93±0,07

1,45±0,1*

р<0,05

Ядро

0,24±0,01

0,95±0,08*

р<0,05

Заднекапсулярные слои

0,82±0,08

1,4±0,1*

р<0,05

 

Примечание: достоверность различий

в начальной и конечной контрольных точках внутри группы * р<0,05

 

Таким образом, приведенные факты, с одной стороны, свидетельствуют о высокой клинической эффективности препарата Визомитин® в профилактике катарактогенеза после витректомии, а с другой – определяют дальнейшее направление исследований.

Заключение. Проведенное исследование позволяет считать, что препарат на основе пластохинонилдецилтрифенилфосфония бромида (Визомитин®) оказался эффективным в профилактике развития и прогрессирования катаракты после витректомии. Дальнейшие исследования необходимы для верификации и объективизации механизмов и деталей лечебного действия препарата.


Библиографическая ссылка

Малышев А.В., Дашина В.В., Янченко С.В., Сергиенко А.А., Лысенко О.И., Грищенко М.В. ПРОФИЛАКТИКА КАТАРАКТОГЕНЕЗА ПОСЛЕ ВИТРЕКТОМИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 5.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=26852 (дата обращения: 17.10.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074