Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

СНИЖЕНИЕ РИСКА РАЗВИТИЯ СОСТОЯНИЯ ТРОМБОТИЧЕСКОЙ ГОТОВНОСТИ ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ СВЕРХПОРОГОВОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ НАГРУЗКИ У КРЫС НА ФОНЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ПРИЕМА ПАНТОГЕМАТОГЕНА

Блажко А.А. 1 Шахматов И.И. 1, 2 Лычева Н.А. 1, 2 Москаленко С.В. 1
1 ГБОУ ВПО «Алтайский государственный медицинский университет» Минздрава России
2 ФГБУ «НИИ физиологии и фундаментальной медицины» СО РАН
Цель: оценить возможное корригирующее действие пантогематогена на реакцию системы гемостаза при воздействии однократной сверхпороговой физической нагрузки. Материалы и методы: в исследовании использовались крысы-самцы линии Вистар (60 особей). Животные экспериментальных групп в течение 30 дней до стрессового воздействия принимали пантогематоген в разных дозировках, контрольная группа животных принимала воду в тех же объемах. По завершении 30-дневного цикла приема пантогематогена животные подвергались однократной 8-часовой физической нагрузке, сразу по окончании которой у крыс забиралась кровь для оценки системы гемостаза. Результаты и их обсуждение. Однократная 8-часовая физическая нагрузка у животных, не принимавших предварительно пантогематоген, вызывала развитие состояния тромботической готовности. Предварительный прием пантогематогена в дозировке 3 мл в сутки не уменьшал риск развития внутрисосудистого свертывания. 30-дневный прием пантогематогена в дозировке 6 и 9 мл в сутки значительно снижал риск развития тромбообразования после 8-часовой физической нагрузки.
гемостаз
физическая нагрузка
пантогематоген
1. Агаджанян Н. А. Учение о здоровье и проблемы адаптации / Н. А. Агаджанян, Р. М. Баевский, А. П. Береснева. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000. – 203 с.
2. Баркаган З. С. Диагностика и контролируемая терапия нарушений гемостаза / З. С. Баркаган, А. П. Момот. – М.: Ньюдиамед-АО, 2001. – 306 с.
3. Зайцев А. А., Барабаш Л. В., Смирнова И. Н. Состояние метаболического статуса спортсменов на фоне приема продуктов пантового мараловодства // Лечебная физкультура и спортивная медицина. – 2012. – № 8. – С. 21-25.
4. Меерсон Ф. З. Адаптация к стрессовым ситуациям и физическим нагрузкам / Ф. З. Меерсон, М. Г. Пшенникова. – М.: Медицина, 1988. – 256 с.
5. Остроумов Л. А., Жукова Ю. Г., Мудрикова О. В. Исследования состава препаратов пантомар-с и пантогематоген // Достижения науки и техники АПК. – 2010. – № 1. – С. 68-70.
6. Федоров В. Н. Биохимические аспекты поиска средств с адаптогенной активностью / В. Н. Федоров, В. В. Попков, Н. А. Смирнов и др. // Фундаментальные исследования как основа создания лекарственных средств: Тез. I-го съезда Российского научного общества фармакологов. – Волгоград, 1995. – 454 с.
7. Шахматов И. И. Изменения в системе гемостаза в ответ на однократную физическую нагрузку различной интенсивности / И. И. Шахматов, В. М. Вдовин // Вестник новых медицинских технологий. – 2011. – Т. ХVIII, № 3. – С. 207-209.
8. Шахматов И. И., Бондарчук Ю. А., Вдовин В. М. Нарушения гемостаза и их коррекция адаптогеном // Патологическая физиология и экспериментальная терапия. – 2010. – № 2. – С. 43-46.
9. Commission of the European Communities, 86/609/ЕЕС, ISSN 03780 6978 (1986).
10. Dhabhar F. S., Miller A. H., McEwen B. S. Effects of stress on immune cell distribution. Dynamics and hormonal mechanisms // The Journal of Immunology. – 1995. – Vol. 154. – № 10. – P. 511-527.

Физическая нагрузка является одним из распространенных видов стрессорного воздействия на организм человека в повседневной жизни. Регулярная физическая нагрузка, как физиологический стресс, стимулирует функции и системы организма, обеспечивая за счет механизмов перекрестной адаптации его устойчивость к самым различным факторам окружающей среды [1]. В то же время выраженные физические нагрузки могут выступать в роли раздражителей, вызывающих реакцию дистресса, сопровождающуюся повреждением различных органов [4]. Показано, что система гемостаза является одной из наиболее реактивных систем организма, способной отвечать на действие различных по силе и продолжительности раздражителей эустрессорной и дистрессорной реакциями [7].

В зависимости от интенсивности и длительности физической нагрузки реакция системы гемостаза может быть адаптивной и дизадаптивной. Так, показано [7], что 30-минутная физическая нагрузка у экспериментальных животных сопровождается развитием совокупности гемостазиологических признаков, характерных для эустресса. В то же время 8-часовая нагрузка вызывает в системе гемостаза уже дизадаптивные реакции, проявляющиеся формированием состояния тромботической готовности.

Для того чтобы избежать развития этого состояния, необходимо повышать неспецифическую устойчивость и сопротивляемость организма к стрессорным воздействиям. Одним из возможных путей для достижения такого эффекта является использование адаптогенов. По мнению В. Н. Федорова с соавторами [6], «классическими» адаптогенами можно считать 4 препарата: женьшень, элеутерококк, дибазол и пантогематоген. Ранее показано, что предварительный курсовой прием элеутерококка эффективно устраняет признаки надвигающейся угрозы тромбообразования при выраженных однократных стрессорных воздействиях [8].

В настоящее время активно исследуется влияние продуктов пантового оленеводства на работоспособность и функциональное состояние организма. Уже выявлено, что пантогематоген обеспечивает более сбалансированную работу энергообеспечивающих механизмов организма, поддерживает стабильность липидного обмена, оказывает благоприятное действие на баланс в системе «прооксиданты – антиоксиданты», а также улучшает адаптационные процессы при интенсивной физической нагрузке [3]. При этом влияние пантогематогена на реакции системы гемостаза при выраженных однократных физических нагрузках изучено недостаточно. Также представляет интерес и выявление дозы пантогематогена, при которой возможно будут отмечаться наиболее положительные результаты со стороны системы гемостаза. Цель исследования: оценка возможности использования пантогематогена в качестве средства, устраняющего неблагоприятные гемостатические реакции при действии сверхпорогового стрессора.

Материал и методы исследования

Исследования были выполнены на 60 половозрелых крысах-самцах линии Wistar массой 192,5 [176,8-204,0]. Все животные были разделены на 5 групп: три опытные группы (n=3х10), одна контрольная (n=10) и группа интактных животных (n=20).

Три экспериментальные (опытные) группы животных в течение 30 дней принимали препарат «Пантогематоген (Лубяньгем)» (ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт пантового оленеводства» ФАНО России, г. Барнаул) по 3, 6 и 9 мл в сутки соответственно. Препарат, разведенный в суточном объеме воды, принимался экспериментальными животными перорально из индивидуальных поилок. По истечении 30-дневного цикла приёма адаптогена на 31 день животные подвергались однократной 8-часовой физической нагрузке в виде навязанного бега в тредбане со скоростью его вращения 6–8 м/мин.

Контрольная группа животных подвергалась аналогичной 8-часовой физической нагрузке после 30 дней приема воды в том же объеме, что и экспериментальные группы животных, но без добавления пантогематогена. Группа интактных животных не подвергалась физической нагрузке и курсовому приёму пантогематогена.

Кровь для исследования в объеме 5–6 мл получали путем забора из печеночного синуса в полистироловый шприц с широкой иглой, содержащий 0,11 М (3,8 %) раствор цитрата натрия (соотношение крови и цитрата 9:1), под эфирным наркозом непосредственно после окончания 8-часовой физической нагрузки. Использование крыс в экспериментах осуществляли в соответствии с Европейской конвенцией и директивами по охране позвоночных животных, используемых в эксперименте [9].

Методы, позволяющие оценить состояние системы гемостаза, включали исследование тромбоцитарного и коагуляционного гемостаза, уровня антикоагулянтов и фибринолитической активности [2]. В качестве реагентов для оценки системы гемостаза использовались диагностические наборы фирмы «Технология – Стандарт» (Россия) с использованием коагулометров «Минилаб» (Россия) и «Trombostat-2» (Германия). Подсчет количества тромбоцитов периферической крови и лейкоцитарной формулы проводился при помощи гематологического анализатора Drew3 – PAC (Великобритания). Индуцированную агрегацию тромбоцитов проводили на агрегометре «Биола», при этом в качестве индуктора использовался раствор АДФ концентрацией 10 мкг/мл.

Полученные в ходе исследования данные представлены в таблице в виде (m [25–75 %]), где m – медиана в выборочной совокупности; [25–75 %] – 25-й и 75-й перцентиль.

Достоверность различий оценивалась при помощи непараметрического U-критерия Манна – Уитни, так как не все признаки подчинялись нормальному распределению. Различия считались достоверными при уровне статистической значимости p < 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

Данные исследования состояния системы гемостаза, зарегистрированные у интактных животных, а также контрольной и трех экспериментальных групп, представлены в таблице 1.

Таблица 1

Основные показатели системы гемостаза у интактных крыс, контрольной и экспериментальных групп животных (m [25–75 %])

Показатели

Интактные животные (n=20)

Однократная 8-часовая физическая нагрузка на 31 день

30 дней – Н2О

30 дней - пантогематоген

Контрольная группа

(n=9)

Опыт 1

(n=10,

3 мл/сут)

Опыт 2

(n=10,

6 мл/сут)

Опыт 3

(n=10,

9 мл/сут)

Тромбоциты, 109

569,5

[562,0-572,5]

499,0

[404,0-594,0]

 

514,0

[494,0-537,0]

( Δ1 – 10 %)

518,0

[508,0-596,0]

560,0

[514,0-582,0]

Индуцированная АДФ-агрегация тромбоцитов, макс. значение

29,1

[28,6-29,8]

3,2

[0,1-7,1]

( Δ1 – 89 %)

15,3

[4,6-31,5]

 

31,4

[24,9-34,2]

( Δ2 + 881 %)

29,1

[13,5-33,6]

( Δ2 + 809 %)

Силиконовое

время, с

310,0

[298,0-321,0]

260,0

[225,0-281,0]

( Δ1 – 16 %)

245,0

[190,0-293,0]

 

318,0

[282,0-331,0]

( Δ2 + 22 %)

260,0

[230,0-285,0]

( Δ1 – 16 %)

АПТВ, с

21,4

[20,6-22,3]

17,2

[16,9-17,4]

( Δ1 – 20 %)

18,0

[16,4-18,7]

( Δ1 – 16 %)

 

19,6

[18,7-20,8]

( Δ1 – 8 %)

( Δ2 + 8 %)

20,3

[19,8-20,7]

( Δ2 + 18 %)

Протромбиновое время, с

26,2

[25,2-27,0]

23,5

[20,6- 24,6]

( Δ1 – 10 %)

23,1

[17,7-23,6]

( Δ1 – 12 %)

24,9

[24,2-25,4]

( Δ2 + 6 %)

25,6

[25,2-25,9]

( Δ2 + 9 %)

Тромбиновое

время, с

44,9

[43,1-46,2]

35,2

[33,1-39,5]

( Δ1 – 22 %)

 

45,5

[39,2-48,6]

( Δ2 + 29 %)

42,5

[39,0-45,0]

( Δ2 + 21 %)

 

41,0

[38,5-41,1]

( Δ1 – 9 %)

( Δ2 + 16 %)

РФМК, мг %

3,5

[3,5-3,9]

11,5

[11,5-12,5]

( Δ1 + 229 %)

 

6,5

[4,5-16,5]

( Δ1 + 86 %)

 

3,8

[3,5-4,9]

( Δ2 – 65 %)

 

5,5

[4,0-7,5]

( Δ1 + 57 %)

( Δ2 – 52 %)

Содержание фибриногена, г/л

2,2

[1,9-2,6]

1,3

[1,1-1,5]

( Δ1 – 41 %)

2,1

[1,7-2,1]

( Δ2 + 86 %)

1,8

[1,8-2,1]

( Δ2 + 39 %)

2,0

[1,9-2,2]

( Δ2 + 54 %)

АТ III, %

95,7

[94,7-97,3]

57,8

[48,9-73,9]

( Δ1 – 40 %)

67,0

[64,0-68,7]

( Δ1 – 30 %)

93,8

[91,6-96,2]

( Δ2 + 62 %)

 

91,8

[90,6-93,7]

( Δ1 – 4 %)

( Δ2 + 59 %)

Спонтанный эуглобулиновый фибринлиз, мин

530,0

[506,3-560,0]

742,5

[726,3-773,8

( Δ1 + 40 %)

630,0

[580,0-690,0]

( Δ1 + 19 %)

( Δ2 – 15 %)

547,5

[533,8-565,0]

( Δ2 – 26 %)

560,0

[541,3-575,0]

( Δ2 – 25 %)

Примечания: РФМК – растворимые фибрин-мономерные комплексы; АПТВ – активированное парциальное тромбопластиновое время; АТ III – антитромбин III; † - из 10 крыс, подвергавшихся однократной 8-часовой физической нагрузке, 1 особь в ходе эксперимента погибла; Δ1 – статистически значимая разница экспериментальных и контрольной групп с интактными животными; Δ2 – статистически значимая разница экспериментальных групп с контрольной.

 

Отметим, что прирост массы тела экспериментальных животных за 30-дневный период приёма пантогематогена был больше, чем прирост массы тела у контрольной группы (таблица 2). Так, у группы, принимавшей по 3 мл пантогематогена в сутки – прирост массы тела составил на 137 % больше, чем прирост в контрольной группе; 6 мл в сутки – на 298 %, 9 мл в сутки – на 233 %. Возможно, это связано с качественным составом препарата, в составе которого выделяют большое количество аминокислот [5].

Таблица 2

Показатели массы тела до и после эксперимента, прирост массы тела у контрольной и экспериментальных групп за 30 дней эксперимента (m [25–75 %])

 

Показатели

Контрольная группа

(n=9)

Опыт 1

(n=10,

3 мл/сут)

Опыт 2

(n=10,

6 мл/сут)

Опыт 3

(n=10,

9 мл/сут)

Масса крыс до начала эксперимента, г

208,5

[198,5-218,0]

182,5

[171,8-196,5]

184,5

[174,0-193,0]

192,0

[176,5-198,8]

Масса крыс на 30 день эксперимента, г

234,0

[223,0-238,0]

251,0

[245,0-254,0]

279,5

[260,3-307,5]

265,0

[253,5-288,0]

Прирост массы тела крыс за время эксперимента, г

25,5

[14,8-31,8]

60,5

[56,0-82,0]

( Δ1 + 137 %)

101,5

[81,8-125,3]

( Δ1 + 298 %)

85,0

[70,3-95,3]

( Δ1 + 233 %)

 

Примечания: Δ1 – статистически значимая разница прироста массы тела крыс экспериментальных групп с контрольной.

Первоначально было исследовано влияние однократной 8-часовой физической нагрузки на состояние системы гемостаза без предварительного приема пантогематогена (таблица 1, контрольная группа).

Как видно из таблицы, у контрольной группы животных 8-часовая физическая нагрузка вызывала со стороны сосудисто-тромбоцитарного гемостаза активацию агрегационной функции тромбоцитов на 89 % (p < 0,05) по сравнению с интактными животными. Плазменный гемостаз характеризовался активацией контактной фазы свертывания (силиконовое время), а также гиперкоагуляцией по внутреннему, внешнему пути (укорочение АПТВ и протромбинового времени) и на конечном этапе образования фибринового сгустка (тромбиновое время). Также, на 229 % (p < 0,05) повышалась концентрация растворимых фибрин-мономерных комплексов (РФМК) по сравнению с интактными крысами на фоне снижения на 41 % концентрации фибриногена, отмечалось угнетение антикоагулянтной активности плазмы (снижение АТ III) и снижение активности фибринолиза (удлинение времени спонтанного эуглобулинового сгустка). Эти лабораторные данные показывали, что у экспериментальных животных развивалось состояние тромботической готовности. Кроме того, во время эксперимента 10 % крыс погибло. Патоморфологическое обследование выявило отчетливые признаки прижизненного внутрисосудистого свертывания крови.

Известно, что лимфоцитопения, наравне с инволюцией тимуса и гипертрофией надпочечников, является универсальной реакцией организма на стресс [10]. Как видно из таблицы 3, у группы контрольных животных, подверженных 8-часовой физической нагрузке без предварительного приёма пантогематогена, в периферической крови отмечалось снижение абсолютного и относительного содержания лимфоцитов на 25 % и 9 % соответственно (p < 0,05). Таким образом, уменьшение количества лимфоцитов в периферической крови может служить ещё одним показателем развития дистресса у крыс после действия сверхпорогового раздражителя.

Таблица 3

Количество лейкоцитов, абсолютное и относительное содержание лимфоцитов в периферической крови интактных животных. Количество лейкоцитов, абсолютное и относительное содержание лимфоцитов в крови крыс экспериментальных и контрольной групп после 8-часовой физической нагрузки

 

Показатели

Интактные животные (n=20)

Однократная 8-часовая физическая нагрузка на 31 день

30 дней – Н2О

30 дней - пантогематоген

Контрольная группа

(n=9)

Опыт 1

(n=10,

3 мл/сут)

Опыт 1

(n=10,

6 мл/сут)

Опыт 1

(n=10,

9 мл/сут)

WBC, 109

14,9

[14,1-16,2]

12,1

[9,5-14,3]

( Δ1 – 19 %)

11,7

[11,1-12,8]

14,3

[14,0-15,0]

 

14,6

[12,8-15,3]

 

Lym%

93,7

[93,2-94,1]

85,0

[84,4-85,5]

( Δ1 – 9 %)

86,6

[85,5-89,3]

( Δ1 – 7 %)

93,0

[91,1-94,0]

( Δ2 + 9 %)

93,0

[92,2-94,6]

( Δ2 + 9 %)

Lym#, 109

13,8

[13,2-15,2]

10,4

[8,1-12,1]

( Δ1 – 25 %)

10,4

[9,5-11,1]

( Δ1 – 25 %)

13,3

[12,9-13,6]

( Δ2 + 28 %)

13,9

[11,7-14,2]

( Δ2 + 34 %)

 

Примечания: WBC – количество лейкоцитов в абсолютных числах; Lym% – относительное содержание лимфоцитов; Lym# – количество лимфоцитов в абсолютных числах; Δ1 – статистически значимая разница показателей экспериментальных и контрольной групп с интактными животными; Δ2 – статистически значимая разница показателей экспериментальных групп с контрольной.

Предварительный курсовой прием пантогематогена в первой экспериментальной группе в дозировке 3 мл в сутки (Опыт 1) на уровне сосудисто-тромбоцитарного гемостаза не давал достоверно значимых различий как с контрольной группой, так и с показателями, зарегистрированными у интактных животных. Сохранялась значительная гиперкоагуляция по внутреннему и внешнему пути активации плазменного гемостаза, а также увеличивалась концентрация РФМК по сравнению с интактными животными. Антикоагулянтная активность плазмы и состояние фибринолиза были угнетены по сравнению с показателями интактных животных и приближались к значениям контрольной группы. Исходя из этого, можно утверждать, что предварительный 30-дневный курсовой прием пантогематогена в дозировке 3 мл в сутки не устранял риск развития у экспериментальных животных состояния тромботической готовности после 8-часовой физической нагрузки. Однако такие показатели, как тромбиновое время и концентрация фибриногена, приближались к значениям интактных животных, что свидетельствует о положительном, хоть и незначительном, влиянии такой дозировки пантогематогена на состояние системы гемостаза.

Абсолютное и относительное содержание лимфоцитов в периферической крови первой экспериментальной группы (Опыт 1) не отличались от показателей контрольной группы животных и характеризовались снижением этих показателей на 25 % и 7 % (p < 0,05) соответственно по сравнению с интактными животными. Всё это подтверждает, что предварительный приём пантогематогена в дозировке 3 мл в сутки не предотвращает развитие состояния дистресса у крыс после 8-часовой физической нагрузки.

Оценивая изменения в системе гемостаза у крыс, подвергавшихся аналогичной восьмичасовой физической нагрузке после предварительного курсового приёма пантогематогена в дозировке 6 и 9 мл в сутки (Опыт 2 и Опыт 3), можно отметить значительное уменьшение реактивности системы гемостаза на сверхпороговую физическую нагрузку по сравнению с контрольной группой животных. Это проявлялось в снижении в 9 раз активации агрегационной функции тромбоцитов по сравнению с контрольной группой и приближении значений этого показателя к показателям интактных животных. Время активации плазменного гемостаза по внешнему пути, концентрация фибриногена и уровень активности фибринолитической системы также достоверно не отличались от показателей, зарегистрированных у интактных животных. Внутренний путь и конечный этап активации гемостаза, концентрация РФМК и антикоагулянтная система отличались от показателей в контрольной группе. Так, АПТВ удлинялось на 8 % в Опыте 2 и на 18 % – в Опыте 3 (p < 0,05) по сравнению с контрольной группой, тромбиновое время удлинялось на 21 % и на 16 %, концентрация РФМК уменьшалась на 65 % и на 52 % (p < 0,05) соответственно, вплотную приближаясь к уровню интактных животных. Таким образом, предварительный прием пантогематогена в дозировках 6 и 9 мл в течение 30 дней значительно уменьшал риск тромбообразования после сверхпорогового стрессового воздействия. Абсолютное и относительное содержание лимфоцитов в периферической крови крыс у экспериментальных групп Опыт 2 и Опыт 3 достоверно не отличалось от показателей интактных животных. Совокупность полученных данных может служить косвенным признаком перехода состояния дистресс в эустресс после однократной 8-часовой физической нагрузки при увеличении дозировки предварительного приема пантогематогена от 3 мл до 6 и 9 мл в сутки.

При подробном рассмотрении результатов исследований в экспериментальных группах «Опыт 2» и «Опыт 3» можно найти различия. Так, время активации плазменного гемостаза по внутреннему пути у экспериментальной группы «Опыт 2» всё ещё отличалось от соответствующего показателя у интактных животных на 8 % (p < 0,05) в сторону гиперкоагуляции. У группы «Опыт 3» время конечного этапа свертывания отличалось от интактных животных на 9 % в сторону гиперкоагуляции, концентрация РФМК на 57 % превышала таковую у интактных крыс, антикоагулянтная активность плазмы была снижена на 4 %.

Заключение

Полученные результаты позволяют предположить, что предварительное применение пантогематогена, помимо обеспечения сбалансированной работы энергосберегающих механизмов организма, поддерживания стабильности липидного обмена, поддержания баланса в системе «прооксиданты — антиоксиданты», также позитивно влияет и на состояние системы гемостаза, снижая риск развития состояния тромботической готовности, которое развивается у крыс при воздействии однократного сверхпорогового стрессора.

Установлено, что наименьшие гемостазиологические сдвиги при стрессорном воздействии наблюдаются при предварительном 30-дневном курсовом приеме пантогематогена в дозировке 6 мл в сутки.

Данная работы выполнена на средства «Гранта Ректора АГМУ», при поддержке ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт пантового оленеводства» ФАНО России, г. Барнаул.


Библиографическая ссылка

Блажко А.А., Шахматов И.И., Лычева Н.А., Москаленко С.В. СНИЖЕНИЕ РИСКА РАЗВИТИЯ СОСТОЯНИЯ ТРОМБОТИЧЕСКОЙ ГОТОВНОСТИ ПРИ ВОЗДЕЙСТВИИ СВЕРХПОРОГОВОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ НАГРУЗКИ У КРЫС НА ФОНЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ПРИЕМА ПАНТОГЕМАТОГЕНА // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 2.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=24255 (дата обращения: 21.11.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074