Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

АНТИТЕЗА: ОПЫТ ИСТОРИКО-ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭМЫ XIII ВЕКА "КЫССА-И ЙУСУФ" КУЛ ГАЛИ

Кузьмина Х.Х. 1
1 Институт филологии и межкультурной коммуникации ФГАО ФПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»
¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬Статья посвящена изучению употребления антитез в средневековой поэме Кул Гали "Кысса-и Йусуф" (XIII в.). Данная поэма отличается от остальных памятников старотюркской письменности своеобразным употреблением возможностей разговорной и письменной речи, удивительным слиянием тюркских и восточных средств поэтического изображения, в которых антитеза занимает особое место. В данной статье анализируются лексемы с противоположными значениями и их использование в языке поэмы, представляющей художественный стиль старотюркской поэзии. Предметом особого рассмотрения являются антитезы, находящиеся в составе пословиц, поговорок и афоризмов. Как стилистический прием, антитеза использовалась в течении всего времени функционирования литературных языков, в том числе и тюрко-татарского. Антитезы, употребленные в стилистической системе поэмы Кул Гали "Кысса-и Йусуф" (XIII в.) отличаются убедительностью и яркостью. Обязательным условием антитез является их симметричность и аналитический характер.
стилистические фигуры речи.
художественный стиль
история литературного языка
поэмы Кул Гали "Кысса-и Йусуф"
старотюркские письменные памятники
антитеза
1. Барабанова М.А., Нуриева Ф.Ш. Языковой портрет внутреннего мира человека в поэме Кул Гали "Кысса-и Йусуф" (1233) // Международный журнал экспериментального образования. – 2010. – № 4 – С. 78-79.
2. Кол Гали. Кыйссаи Йосыф (на арабском шрифте). - Казань: Типография Казанского университета, 1839. - 89 с.
3. Кузьмина Х.Х. Историческая синонимическая парадигма как показатель художественного стиля произведения // Альманах современной науки и образования. - Тамбов: Грамота, 2011. № 12. - С.153-154.
4. Петровский М. Литературная энциклопедия. Словарь литературных терминов: В 2-х т. /Под ред. Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина и др. - М.-Л.: Изд-во "Л.Д. Френкель", 1925. - 649 с.
5. Поэт-гуманист Кул Гали: сб.статей [под ред. Н.Г. Юзеева]/ Казань: Тат.кн.изд-во, 1987. - 264 с.
6. Хадиева Г.К., Галиуллина Г.Р. Структурно-словообразовательная характеристика тюрко-татарскихойконимов Республики Татарстан // Ученые записки Казанского университета. Серия Гуманитарные науки. Т. 155, книга 5. – Казань, 2013. - С. 154-157.
7. Хисамов Н.Ш. Поэма "Кысса-и Йусуф" Кул Гали. Анализ источников сюжета и авторского творчества. - Москва: Изд-ство"Наука", 1979. - С.21-22.
8. Юсупов А.Ф. XIX йөз татар поэзиясетелендә стилистик фигуралар / А.Ф.Юсупов / Современная тюркология: язык, литература, история и культура тюркских народов: Материалы VII Международной тюркологической конференции (Россия, Республика Татарстан, г. Елабуга, 7 февраля 2014 года). - Елабуга: Изд-во Елабужского института КФУ, 2014. - С. 94-96.

Поэма Кул Гали "Кысса-и Йусуф" относится к памятникам старотюркской письменности. По мнению ряда ученых, "Кысса-и Йусуф" - это первое крупное поэтическое произведение, написанное в Поволжье в первой половине XIII века - в период расцвета феодального государства Волжской Булгарии, сохранившее нам и будущим поколениям ауру булгарского народа и его языковые особенности[5, с. 225]К сожалению, исторические сведения о булгарах весьма скудны, а некоторые языковые данные булгар сохранились лишь в немногочисленных фольклорных, эпиграфических и ономастических материалах Республики Татарстан[6, с.155].Мы считаем, что поэма "Кысса-и Йусуф" написана на одном из вариантов литературного языка поволжского тюрки - на огузcко-кыпчакском языке, выполнявшем функцию литературного языка в Волжской Булгарии в период написания поэмы и наиболее близком к общенародному койне булгарского государства[3, с. 154]."Кысса-и Йусуф" Кул Гали отличается от остальных памятников старотюркской письменности своеобразным употреблением возможностей разговорной и письменной речи, удивительным слиянием тюркских и восточных средств поэтического изображения, в которых антитеза занимает особое место.

Целью исследования в данной статье является изучение употребления антитез в средневековой поэме Кул Гали "Кысса-Йусуф" (XIII в.) 

Материалом исследования стал язык поэмы XIII в. "Кысса-и Йусуф" Кул Гали.

Методы исследования. При исследовании применялись метод функционально-семантического анализа, описательный метод, комплексные приемы лингвистического анализа: описательно-аналитический, семантико-стилистический, прием лингвистической выборки, сравнительный анализ.

Результаты исследования.В филологической науке антитеза понимается как стилистическая фигура, которая основывается на логическом сопоставлении контрастных или противоположных понятий,образов, предметов, явлений и др.. Являясь средством усиления выразительности, антитеза обычно строится на антонимах, но далеко не всегда. Существенным условием построения антитезы является соподчинение противоположностей объединяющему их общему понятию, или общая на них точка зрения [4, с. 459].Как стилистический прием, антитеза использовалась в течении всего времени функционирования литературных языков, в том числе и тюрко-татарского [8, с. 94].Не удивительно, что автор "Кысса-и Йусуф" также с особой почтительностью относится к данному виду художественной изобразительности. При детальном изучении лексем с противоположными значениями и их использования в ткани  поэмы нами было выявлены следующие особенности:

1) в языке поэмы широко использованы лексические антонимы;

2) на основе антонимов либо на основе противопоставления логически контрастных лексем создана целая галерея антитез;

3) на основе антитез построены фразеологические обороты, пословицы, поговорки.

Таким образом, в поэме "Кысса-и Йусуф" выстроена трехступенчатая система художественного изображения с использованием семантического различия лексем. Рассмотрим это на некоторых примерах.

Первую ступень представляют лексические антонимы:

tün-kün - "день-ночь"[2, с. 56] , izgü-jawuz -"хороший-плохой" [2, с. 17], az-tälim - "мало-много" [2, с. 23], ajrïlmaq-qushïlmaq - "разлучаться-встречаться" [2, 31], dust-dushman - "друг-враг" [2, с.67], azad-mäkhbüs - "свободный-плененный" [2, с. 72], baj-jukhsul - "богатый-бедный"[2, с. 85] и т.д.

Лексическая антонимия занимает свое достойное место в стилистическом орнаменте произведения. Несмотря на кажущийся на первый взгляд отсутствие образности в данных антонимах, они играют важную функцию в построении сюжета: с их помощью автор создает контрастность ситуации, путем многократного использования противоположных значений слов автор предупреждает о крайностях в судьбе героев. В основе самой поэмы лежат жизненные контрасты. Обратимся к сюжету: Йусуф был любимым ребенком в семье, был окружен заботой и лаской - и стал рабом, униженным и проданным за бесценок; а впоследствии из раба превратился в правителя Египта; Зулейха также была любимой дочерью и достойной женой правителя, спустя время стала нищенкой на дороге, потом из нищенки снова превратилась в жену правителя. Братья Йусуфа были могущественные и всесильные, в конце произведения также потеряли власть и объявили о подчинении Йусуфу. Такие взлеты и падения в судьбе героев не случайны: авторское мировоззрение и его жизненная философиянаходит дорогу к сердцу читателя не через дидактические, нравоучительные наставления, а через красивый слог поэмы, через талант строить художественные образы с помощьюавтологического приема. В этом сила произведения.

Вторая ступень контрастности представлена антитезами, построенными с помощью антонимов или с помощью использования логически противоположных понятий и образов, подчиненных расскрытию одной темы, идеи. Приведем несколько примеров:

adämigä shajtan dushman ulur imdi - "дьявол есть враг человека" [2, с. 5].

Лексемы adäm "человек"и shajtan "дьявол" в татарском языке не являются антонимами. Образ дьявола изначально существует в повествовании как скрытый антигерой, каждый раз противопоставляясь разуму: братья покушаются на жизнь Йусуфа, поддавшись уговорам дьявола; Зулейха толкает Йусуфа на грехопадение, поддавшись на искушение дьявола и т.д. Читатель понимает: надо остерегаться неверных побуждений, обращаться к помощи бога, ибо дьявол всегда может сбить нас с пути истинной. В то же время в поэме образ дьяволапреподносится не только как религиозный персонаж, совративший Еву съесть запретный плод, но и как абстрактное понятие - зло к ближнему. Именно в таком ракурсе лексемы adäm-shajtan, не являющиеся прямыми антонимами,приобретают переносный смысл и становятся основой антитезы.

sizdïnlağïzolsüzläsündirlärimdi - "Вы слушайте, а он пусть расскажет" [2, с. 7].

Способность Йусуфа говорить красиво в поэме отмечается несколько раз. Братья добиваются разрешения отца отпустить младшего брата с ними, а отец им не разрешает, и они вынуждены прибегнуть к хитрости: прельщают отца возможностью слушать красивую речьЙусуфа, когда он вернется домой после прогулки с братьями.  Таким образом, противопоставляя слова dïnlağïz"слушайте", süzläsün"расскажет", автор строит антитезу, создавая контрастность с помощью логического соподчинения разных понятий одной цели.

Третья ступень использования лексем с противоположными значениями выражена в следующих примерах:

sabïrsïzlïq ğazizlärniqïjlurzälil- "нетерпимость делает великих жалким" [2, с. 30];

sabïrberlä muradkhasilulurimdi- "при помощи терпения достигается цель"[2, с. 30]

То, что отличает Йусуфа от других героев - это умение терпеть и ждать, "ждать во имя цели"[7, с. 188].В современном татарском языке широко используется пословица "сабыриткән морадынаҗиткән" ("умеющий терпеть достигает цели").Исследователь поэмы "Кысса-и Йусуф" литературовед Н. Хисамов подчеркивает, что "совпадение арабизмов в пословице и в афористической строке Кул Гали "sabïrberlä muradkhasilulurimdi"дает основание предполагать в качестве источника пословицы поэму "Кысса-и Йусуф" [7, с. 189].Полностью соглашаясь с ученым, отметим, что в приведенных выше примерах использована антонимия ğaziz"великий" -zälil "жалкий, низкий", которые имеют обратное соотношение с пословицей: отсутствие терпимости делает великих людей жалкими, низкими.Семантика понятия "sabïrlïq" "терпимость" наиболее полно раскрывается в статье Барабановой М.А., Нуриевой Ф.Ш.[1].Надо отметить, что в современном татарском языке в значении "терпимость" употребляется также индоевропейское заимствование "толерантность", однако как социологический термин, данная лексема обозначает терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям, тогда как арабское заимствование "sabïrlïq", также широко употребляемое в современном татарском языке, имеет значение "терпеть до определенного предела, иметь выдержку в жизненных ситуациях"

Таким образом, употребленная автором антитеза, построенная на противопоставлении понятий "терпимость - нетерпимость", в дальнейшем легла в основу татарской пословицы "сабыриткән морадынаҗиткән" ("умеющий терпеть достигает цели").

säninküshikfani, baqïjsarajandaimdi - "твой дворец - светский, вечный дворец - там теперь"[2, с.59].

dünjafaniakhirätbaqïjimdi - "мир - тленен, другой мир - вечный теперь" [2, с. 79].

Кул Гали устами своего героя противопоставляет миры, в котором мы живем, и в котором, по его мнению, мы будем жить после смерти. Словосочетания "fanidönja"("бренный, тленный, невечный мир") и "baqïjakhirät" ("вечный загробный мир") строят антитезу, которая впоследствии ляжет в основу татарской пословицы"fanidönjaräkhäte - akhiridönjamikhnäte" ("удовольствия тленного мира - страдания загробной жизни").

Поэт Кул Гали в поэме "Кысса-и Йусуф" часто обращается к антонимии räkhät-mikhnät("удовольствие-страдание") для передачи значения решающих перемен в судьбах героев. Построенные на основе использования данной антонимии афоризмы очень устойчивы в татарском языке.

Таким образом, изучив стилистические фигуры, построенные на резком сопоставлении связанных между собой общим внутренним смыслом представлений и понятий, мы приходим к выводу, что в поэме "Кысса-и Йусуф" они имеют трехступенчатое положение:

1) лексические антонимы в прямом значении;

2) антитезы, построенные на антонимии либо на противопоставлении нетождественных понятий, представлений;

3) построенные на основе антитезы фразеологические обороты, пословицы, поговорки.

Антитезы, употребленные в стилистической системе поэмы Кул Гали "Кысса-и Йусуф" (XIII в.) отличаются убедительностью и яркостью, служат для подтверждения основной идеи поэмы - путь к счастью и благополучию лежит через тернии. Обязательным условием антитез является их симметричность и аналитический характер.

Рецензенты:

Нуриева Ф.Ш., д.фил.н., профессор кафедры татарского языка и методики преподавания отделения татарской филологии и  межкультурной коммуникации Института филологии и межкультурной коммуникации К(П)ФУ, г. Казань;

Юсупов Ф.Ю.,  д.фил.н., профессор кафедры татарского языка и методики преподавания отделения татарской филологии и  межкультурной коммуникации Института филологии и межкультурной коммуникации К(П)ФУ,г. Казань.


Библиографическая ссылка

Кузьмина Х.Х. АНТИТЕЗА: ОПЫТ ИСТОРИКО-ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭМЫ XIII ВЕКА "КЫССА-И ЙУСУФ" КУЛ ГАЛИ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=16986 (дата обращения: 08.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074